МА́ЙЯ (по са­мо­наз­ва­нию юка­те­ков)

0 комментариев

МАЙЯ (по са­мо­наз­ва­нию юка­те­ков) - груп­па индейских на­ро­дов, го­во­ря­щих на майя язы­ках, в Ме­зо­аме­ри­ке. 

Жи­вут в основном в восточных и южных шта­тах Мек­си­ки (около 2 миллионов человек на во­сто­ке Та­бас­ко и Чьяпа­са и на полуострове Юка­тан), в Гва­те­ма­ле (3,7 миллионов челеловек), на юге и се­ве­ре Бе­ли­за (свыше 30 тысяч человек), на за­па­де Гон­дура­са и Саль­ва­до­ра (около 30 тысяч человек). Де­лят­ся на западную и восточную вет­ви. Из Майя западные вет­ви в низ­мен­но­стях жи­вут: 1) уа­сте­ки (юг шта­та Та­мау­ли­пас, се­вер Идаль­го и Ве­рак­ру­са, вос­ток Сан-Лу­ис-По­то­си в Мек­си­ке); 2) юка­те­ки, ица, мо­пан и ла­кан­до­ны (шта­ты Кам­пе­че, Юка­тан, Кин­та­на-Роо, а так­же гор­ные об­лас­ти на вос­то­ке шта­та Чья­пас в Мек­си­ке, центр и вос­ток департамента Эль- Пе­тен в Гва­те­ма­ле, юг Бе­ли­за); 3) чо­ли (се­вер и вос­ток Чья­па­са), чон­та­ли (вос­ток шта­та Та­ба­ско и юг Кам­пе­че) и чор­ти (вос­ток Гва­те­ма­лы и за­пад Гон­ду­ра­са). Гор­ные Майя западные вет­ви: 1) цель­та­ли и цо­ци­ли (центральная часть и вос­ток Чья­па­са); 2) то­хо­ла­ба­ли и мо­чо (юго-вос­ток Чья­па­са), чу­хи, ха­каль­те­ки и кан­хо­ба­ли (се­вер департамента Уэу­эте­нан­го в Гва­те­ма­ле). Майя восточные вет­ви (ки­че-мам) рас­се­ле­ны в основном в го­рах и пред­горь­ях: 1) ма­ме, иши­ли и агуа­ка­те­ки (Западная Гва­те­ма­ла); 2) ки­че, как­чи­ке­ли, цу­ту­хи­ли, са­ка­пуль­те­ки, ус­пан­те­ки, ра­би­на­ли, си­па­ка­па (Сьер­ра-де-лос-Ку­чу­ма­та­нес и Западная Сьер­ра-Мадре в Центральной и Западной Гва­те­ма­ле); 3) кек­чи (се­вер департамета Ки­че, а так­же низ­мен­но­сти департамента Эль-Пе­тен в Гва­те­ма­ле, юго-за­пад Бе­ли­за, се­ве­ро-за­пад Саль­ва­до­ра) и по­ком (по­ко­мам и по­ком­чи) (центр и вос­ток Гва­те­ма­лы).

Пред­ки Майя, по-видимому, при­шли в Мек­си­ку не по­зд­нее III-го тысячелетия до нашей эры, ско­рее все­го, из об­лас­ти Боль­шо­го Бас­сей­на на за­па­де Северной Аме­ри­ки и пе­ре­дви­га­лись вниз по Рио-Гран­де и за­тем вдоль по­бе­ре­жья Мек­си­кан­ско­го залива на юг, осе­дая по хо­ду ми­гра­ции (на во­сто­ке Та­мау­ли­па­са и по по­бе­ре­жью ещё в XVII веке тя­ну­лась це­поч­ка майя­языч­ных групп, по­зд­нее пол­но­стью ас­си­ми­ли­ро­ван­ных); след этой ми­гра­ции на се­ве­ре - уа­сте­ки. В Ве­ра­кру­се и Та­бас­ко пред­ки Майя за­им­ст­во­ва­ли тех­ни­ку пойменного и под­сеч­но-ог­не­во­го зем­ле­де­лия (бла­го­да­ря по­след­ней ста­ла воз­мож­ной ко­ло­ни­за­ция тро­пических ле­сов) и при­ня­ли уча­стие в се­лек­ции «триа­ды» зем­ле­дельческих куль­тур - ку­ку­ру­зы, фа­со­ли и ты­к­вы. В середине II-го тысячелетия до нашей эры племена Майя из Та­ба­ско расселились вверх по рекам Гри­халь­ва и Усу­ма­син­та по Чья­па­су, полуострову Юкатан и Гва­те­ма­ле. По дру­гой ги­по­те­зе, про­то­об­щи­на Майя сло­жи­лась в го­рах Северно-Западной Гва­те­ма­лы в III-м тысячелетии до нашей эры, от­ку­да они рас­се­ля­лись в течение I-го тысячелетия до нашей эры на се­вер (пред­ки юка­те­ков) и се­ве­ро-за­пад (пред­ки уасте­ков). Сто­рон­ни­ки тре­ть­ей ги­по­те­зы свя­зы­ва­ют с Майя са­мую ран­нюю (XII век до нашей эры) зем­ле­дельческую куль­ту­ру на се­ве­ре Бе­ли­за с це­нт­ром в Ку­эльо и счи­та­ют, что от­сю­да Майя ста­ли дви­гать­ся на за­пад, вы­тес­няя на­се­ле­ние, род­ст­вен­ное оль­ме­кам (что край­не ма­ло­ве­ро­ят­но). В конце II-го - середине I-го тысячелетия до нашей эры Майя при­ня­ли уча­стие в соз­да­нии на тер­ри­то­рии Ве­рак­ру­са и Та­ба­ско пер­вой ци­ви­ли­за­ции Ме­зо­аме­ри­ки - оль­ме­ков (со­глас­но Ю.В. Кно­ро­зо­ву, Майя со­став­ля­ли, по край­ней ме­ре, часть эли­ты оль­ме­ков; об­щий для всех ци­ви­ли­за­ций Ме­зо­аме­ри­ки ка­лен­дарь и ие­ро­г­ли­фической пись­мен­ность оль­ме­ков соз­да­на на­ро­дом, го­во­рив­шим на язы­ке западной вет­ви Майя; эта точ­ка зре­ния не при­ни­ма­ет­ся боль­шин­ст­вом современных ис­сле­до­ва­те­лей, свя­зы­ваю­щих оль­ме­ков с груп­пой ми­хе-со­ке). Как и науа, Майя в до­испанский пе­ри­од воз­во­ди­ли се­бя к на­ро­дам «Се­ми пе­щер» - ми­фическая об­лас­ти в Та­бас­ко, где на­хо­ди­лись це­нт­ры оль­мек­ской ци­ви­ли­за­ции. Од­ной из при­чин па­де­ния оль­мек­ской ци­ви­ли­за­ции были втор­же­ния пле­мён (ско­рее все­го, пред­ков ми­хе-со­ке), ра­зо­рвав­ших связь уа­сте­ков с основным ре­гио­ном рас­се­ле­ния Майя.

На­след­ни­ка­ми ци­ви­ли­за­ции оль­ме­ков ста­ли пер­вые во­ж­де­ст­ва и го­су­дар­ст­ва Майя, сло­жив­шие­ся в VI-II века до нашей эры: Абах-Та­ка­лик и Ка­ми­нальхую в ти­хо­оке­ан­ских пред­горь­ях и в центральном районе Сьер­ра-Мад­ре (Южная Гва­те­ма­ла), Сан-Бар­то­ло, Эль-Ми­ра­дор, Ти­каль и Нак­бе в низ­мен­но­стях на се­вере Пе­те­на, Ци­биль­чаль­тун на се­ве­ре Юка­та­на и других. Сво­его апо­гея ци­ви­ли­за­ция майя дос­тиг­ла в клас­сическую эпо­ху (I-е тысячелетие нашей эры) в ис­то­рической области Центральных низ­мен­но­стей майя. В рам­ках государства в клас­сические эпо­хи про­ис­хо­ди­ло сло­же­ние многих современных на­ро­дов Майя; на западной гра­ни­цах го­су­дарств в Табаско и Чьяпасе су­ще­ст­во­ва­ли не­за­ви­си­мые «вар­вар­ские» пле­ме­на (к ним восходят современные ла­кан­до­ны). Во II-VI веках Майя ис­пы­та­ли влия­ние ци­ви­ли­за­ции Тео­тиу­а­ка­на. В VIII - начале X веков клас­сическая ци­ви­ли­за­ция Майя по­ги­ба­ет от внутренних кри­зи­сов и на­ше­ст­вий пле­мён с за­па­да. Со­глас­но тра­ди­ци­он­ной точ­ке зре­ния, в X веке сю­да втор­га­ют­ся при­шед­шие из северо-восточного Чья­па­са, восточного Та­ба­ско и юго-западного Кам­пе­че пле­ме­на Майя - со­юз­ни­ки толь­тек­ско­го государства Ту­ла­пан-Чи­ко­на­ухт­лан (устье Гри­халь­вы-Усу­ма­синты и области Ла­гу­ны-де-Тер­ми­нос): род­ст­вен­ные юка­те­кам ица и ту­туль-шиу за­воё­вы­ва­ют города Юка­тана (Уш­маль, Ош­кин­ток, Ка­бах, Сайиль, Чичен-Ицу и другие), пле­ме­на ки­че - не­боль­шие государства Гор­ной Гва­те­ма­лы. За­вое­ва­те­ли на­хо­ди­лись под силь­ным куль­тур­ным влия­ни­ем толь­те­ков, к ко­то­рым воз­во­ди­ли свою го­су­дар­ст­вен­ность. В пост­клас­сическое вре­мя (X  - середина XVI веков) куль­ту­ра Майя раз­ви­ва­лась под зна­чительным влия­ни­ем на­уа (с X века - толь­те­ков и куль­ту­ры Миш­те­ка-Пу­эб­ла, с XV века - ац­те­ков). В конца XIII - начала XV веков в Табаско и Кампече воз­ник­ло государство чонталей, в горах - государства ки­че, как­чи­ке­лей, цутухилей, по­ком и ма­ме. Бе­жав­шие в XII веке с северного Юка­та­на (пос­ле раз­гро­ма Чи­чен-Ицы коа­ли­ци­ей го­ро­дов, воз­глав­ляе­мой ди­на­сти­ей Шиу) ица и род­ст­вен­ные им ко­вох ос­но­ва­ли государства на бе­ре­гах озёр в центр. Пе­те­не. В XV веке на на­го­рье и ти­хо­оке­ан­ском по­бе­ре­жье Гва­те­ма­лы до­ми­ни­ро­ва­ли ки­че. В 1524-1580 годы многие на­ро­ды Майя ста­ли дан­ни­ка­ми ац­те­ков. В XVI - конце XVII веков Майя бы­ли под­чи­не­ны ис­пан­ца­ми; по­след­нее не­за­ви­си­мое государство ица в Пе­те­не (Тах-ица) па­ло в 1697 году. Майя не­од­но­крат­но вос­ста­ва­ли про­тив бе­лых; во вре­мя «Вой­ны каст» на Юка­та­не (1847-1901 годы) на ос­во­бож­дён­ной тер­ри­то­рии в шта­те Кин­та­на-Роо Майя вер­ну­лись к до­ис­пан­ской струк­ту­ре вла­сти и ри­туа­лу; по­ра­же­ние Майя при­ве­ло к мас­со­вым реп­рес­си­ям. При пра­ви­тель­ст­ве Л. Кар­де­на­са мек­си­кан­ским Майя бы­ли ча­стич­но воз­вра­ще­ны об­щин­ные зем­ли в фор­ме эхидо. Майя Чья­па­са при­ня­ли уча­стие в дви­же­нии са­па­ти­стов (во­оруженном вос­ста­нии 1994 года, с 1996 года - в ле­галь­ном Са­па­ти­ст­ском фрон­те национального ос­во­бож­де­ния).

Майя со­хра­ня­ют тра­диционную куль­ту­ру, ти­пич­ную для ин­дей­цев Ме­зо­аме­ри­ки. Основное тра­диционное за­ня­тие - под­сеч­но-ог­не­вое зем­ле­де­лие. Со­хра­ня­ют­ся при­ми­тив­ные зем­ле­дельческие ору­дия - пал­ка, ко­то­рой де­лают лун­ки для се­мян, нож-ма­че­те для руб­ки де­ревь­ев. Раз­ви­ты тра­диционное пче­ло­вод­ст­во (осо­бен­но у юка­те­ков), раз­ве­де­ние до­маш­ней пти­цы (ин­дей­ки, по­сле испанского за­вое­ва­ния - ку­ры), охо­та (в том числе на птиц и обезь­ян со стре­ло­ме­тательной труб­кой, кол­лек­тив­ная охо­та на оле­ней и пе­ка­ри), со­би­ра­тель­ст­во, ры­бо­лов­ст­во; ре­мёс­ла - гон­чар­ст­во, узор­ное тка­че­ст­во на вер­ти­каль­ном стан­ке, вы­шив­ка и другие. Ха­рак­тер­ны де­ле­ние по­се­ле­ний на 4 ав­то­ном­ных, ино­гда эн­до- или эк­зо­гам­ных квар­та­ла, ар­ха­ичное оваль­ное в пла­не жи­ли­ще, па­ро­вые ба­ни. В до­ме - боль­шой гли­ня­ный со­суд для во­ды, ка­мен­ная зер­но­тёр­ка, в уг­лу - очаг из 3 кам­ней с гли­ня­ной ско­во­ро­дой, ал­тарь. Оде­ж­да (уи­пи­ли, се­ра­пе, жен­ские за­паш­ные юб­ки) на Юка­та­не и в Чья­па­се в основном свет­лая с крас­ной вы­шив­кой, в Гор­ной Гва­те­ма­ле - со сплош­ным тка­ным ор­на­мен­том.

Ха­рак­тер­ны об­щин­ная эн­до­га­мия, в горах - пат­ри­ли­нид­жи и боль­шие се­мьи, по­все­ме­ст­но - от­ра­бот­ки за не­вес­ту и временная мат­ри­ло­каль­ность брач­но­го по­се­ле­ния, кросс­ку­зен­ный брак, ку­мов­ст­во-ком­пад­рас­го. Для ор­га­ни­за­ции по­се­ле­ний, вла­сти, куль­та и ри­туа­ла Майя до испанского за­вое­ва­ния бы­ло ха­рак­тер­но де­ле­ние на сим­во­личные «по­ло­ви­ны» и «чет­вер­ти», ко­то­рое ны­не со­хра­ня­ет­ся в гор­ных ра­йо­нах в ви­де де­ле­ния по­се­ле­ний на 4 ав­то­ном­ных в административном, хо­зяйственном и ри­ту­аль­ном от­но­ше­нии пре­имущественно эндо- или эк­зо­гам­ных квар­та­ла. У Майя из­ве­ст­ны все эта­пы эво­лю­ции си­стем тер­ми­нов род­ст­ва: тран­с­фор­ма­ция древ­ней­шей «тет­ра­ид­ной» струк­ту­ры (ре­кон­ст­ру­и­ру­ет­ся для про­то­си­сте­мы род­ст­ва Майя) сна­ча­ла в один из ва­ри­ан­тов «ав­ст­ра­лий­ской» би­фур­ка­тив­ной мо­де­ли (её чер­ты - у майя Юка­та­на XVI века, со­хра­ня­ет­ся у ла­кан­до­нов), да­лее в уни­ли­ней­ные тер­ми­но­ло­гии ти­па «ома­ха» (цель­та­ли и цо­ци­ли XVI века - един­ствен­ные в Ме­зо­аме­ри­ке об­ла­да­те­ли это­го ти­па) и ме­ст­ной его раз­но­вид­но­сти - ти­па «би­ла­те­раль­ный-цель­таль», или, ми­нуя их, че­рез чер­ты «га­вай­ско­го» ге­не­рационального ти­па (яр­ко вы­ра­же­ны у по­ко­мам и по­комчи) к раз­ным ва­ри­ан­там «ан­г­лий­ско­го» линейного типа. У многих горных групп в раз­ных по­колениях сочетаются черты «араб­ско­го» (бифуркативно-ли­нейного), «английского» и «га­вай­ско­го» ти­пов. Во всех язы­ках Майя на­блю­да­ет­ся тен­ден­ция к боль­ше­му ис­поль­зо­ва­нию опи­сательных тер­ми­нов - к ко­пи­ро­ва­нию использованной си­сте­мы тер­ми­нов род­ст­ва, что от­ра­жа­ет про­цесс дроб­ле­ния об­щин Майя на ма­лые се­мьи.

Со­хра­ня­ют­ся до­ис­пан­ский фольк­лор (ми­фы о тво­ре­нии, сказ­ки, пес­ни, ис­то­рические ле­ген­ды), куль­ты гор, пе­щер, ко­лод­цев, Кре­ста и свя­щен­ных де­ревь­ев (в низ­мен­но­стях - сей­ба, в го­рах - кедр) в цен­тре по­се­ле­ния, пред­ков, нагуалей (ваай, вайхел, науаль), бо­гов до­ж­дя, аг­рар­ная и по­ми­наль­ная об­ряд­ность (в том числе ма­гические об­ря­ды вы­зы­ва­ния дож­дя ими­та­ци­ей ква­ка­нья ля­гуш­ки и вто­рич­ное по­гре­бе­ние), ша­ма­низм, кол­дов­ст­во, зна­хар­ст­во, тех­ни­ка га­да­ний и про­ри­ца­ний по ли­ни­ям на по­лу­проз­рач­ных ми­не­ра­лах (сас­тун), раз­но­цвет­ным зёр­нам маи­са и крас­ным се­менам де­ре­ва ци­те (Eryt­hrina); в ри­туа­лах поль­зу­ют­ся древ­не­май­я­ским 260-днев­ным ка­лен­да­рём. Кол­ду­ны (бру­хос), про­ри­ца­те­ли и зна­ха­ри (ку­ран­де­рос) при­бе­га­ют к приё­му нар­ко­ти­ков (на­пи­ток из ко­ры бал­че - Loncho­carpus - на Юка­та­не, гри­бы-гал­лю­ци­но­ге­ны - в го­рах). В боль­ших се­ле­ни­ях (му­ни­ци­паль­ных це­нт­рах-ка­бе­се­рах) силь­но влия­ние ри­ту­аль­но-гражданских братств (коф­ра­дий), ос­но­ван­ных на иерар­хии долж­но­стей (кар­го) и еже­год­ной сме­няе­мо­сти кар­го­до­ров, а так­же про­фес­сио­наль­но-ре­лигиозных братств (гре­мио и гиль­дии).

Пра­зд­ни­ки «Та­нец Сви­ньи» на Юка­та­не и «Та­нец Бы­ка» в Гор­ной Гва­те­ма­ле - пе­ре­жи­ток древнего но­во­год­не­го ри­туа­ла, во вре­мя ко­то­ро­го у свя­щен­но­го де­ре­ва или за­ме­щаю­ще­го его стол­ба при­но­си­лась че­ло­ве­чес­кая же­рт­ва или олень (ны­не сви­нья или бык) и во всех об­щи­нах про­ис­хо­ди­ли вы­бо­ры дол­ж­но­ст­ных лиц (ны­не кар­го­до­ров). Во вре­мя пра­зд­ни­ков в честь ка­то­лических пат­ро­нов се­ле­ний, на Стра­ст­ную не­де­лю, в дни Свя­то­го Кре­ста и Гва­да­луп­ской Бо­го­ма­те­ри устраи­ва­ют­ся ко­стю­ми­ро­ван­ные пред­став­ле­ния. В День Всех Свя­тых ук­ра­ша­ют цве­та­ми и со­вер­ша­ют под­но­ше­ния кре­стам в до­мах и на мо­ги­лах. Свя­щен­ны­ми ре­лик­вия­ми счи­та­ют­ся древ­ние ру­ко­пи­си с ка­лен­дар­ны­ми и про­рочными тек­ста­ми, ко­то­рые тай­но хра­нят­ся в не­ко­то­рых об­щи­нах. В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия на­блю­да­ет­ся рас­цвет ли­те­ра­ту­ры на язы­ках Майя.

Уст­ная куль­ту­ра.

О раз­ви­тых фор­мах уст­ной куль­ту­ры (пе­ние, та­нец, иг­ра на ин­ст­ру­мен­тах, по­эзия, дра­ма­тическая иг­ра со­став­ля­ли син­кре­тическое един­ст­во) в клас­сический пе­ри­од ци­ви­ли­за­ции Майя сви­де­тель­ст­ву­ют на­стен­ные рос­пи­си зда­ния В-13 в Ва­шак­ту­не, двор­ца в Бо­нам­па­ке и другие. Сре­ди музыкальных ин­ст­ру­мен­тов это­го пе­рио­да: ще­ле­вой ба­ра­бан (тун); идио­фон из пан­ци­ря че­ре­па­хи, по ко­то­ро­му бьют ко­ло­туш­ка­ми из олень­их ро­гов (кай­яб); тру­бы, флей­ты, бу­бен­чи­ки, тре­щот­ки, по­гре­муш­ки. Ак­тё­ры и му­зы­кан­ты вы­сту­па­ли в кос­тю­мах и мас­ках, изо­бра­жав­ших жи­вот­ных и птиц.

В пост­клас­сический пе­ри­од му­зы­ка и та­нец со­хра­ня­ли важ­ное государственное, об­щественное и ре­лигиозное зна­че­ние; со­чи­ни­те­ли и ис­пол­ни­те­ли му­зы­ки поль­зо­ва­лись вы­со­ким об­ществ. по­ло­же­ни­ем. Осо­бое вни­ма­ние уде­ля­лось тем­бро­вой и рит­мической сто­ро­не му­зы­ки. Боль­шое зна­че­ние име­ли ду­хо­вые ин­ст­ру­мен­ты, в осо­бен­но­сти флей­ты, зву­ча­ние ко­то­рых сим­во­ли­зи­ро­ва­ло го­ло­са бо­жеств. Сборник тек­стов «Кни­га тан­цев из Цит­баль­че», со­став­лен­ный в 1440 году вну­ком рас­по­ря­ди­те­ля це­ре­мо­ний Ах Ба­мом из се­ле­ния Цит­баль­че, со­дер­жит пе­сен­ные тек­сты к тан­цам и упо­ми­на­ния музыкальных ин­ст­ру­мен­тов; со­глас­но опи­са­нию об­ря­до­вой пес­ни-тан­ца стрел­ков из лу­ка, её со­про­во­ж­да­ла иг­ра на идио­фо­нах кай­яб и тун.

Со 2-й половины XVI - начала XVII веков про­ис­хо­ди­ло сме­ше­ние музыкальных тра­ди­ций Майя с ис­пан­ски­ми, в ан­самб­ли ста­ли объ­е­динять­ся ин­дей­ские идио­фо­ны и мем­бра­но­фо­ны и ев­ропейские струн­ные ин­ст­ру­мен­ты. На Юка­та­не со­хра­ня­лись фор­мы ко­ме­дий­но­го те­ат­ра Майя; ко­ме­дии бы­то­во­го ха­рак­те­ра с му­зы­кой («Про­да­вец пер­ца», «Про­давец ди­ких ин­дю­ков», «Не­бес­ная ска­мья», «Про­да­вец кув­ши­нов») вклю­ча­лись в тан­це­валь­ные дра­ма­тические дей­ст­ва ли­бо ис­пол­ня­лись от­дель­но. По­ны­не со­хра­ни­лись (во фраг­мен­тах) вос­хо­дя­щие к до­ис­пан­ской куль­ту­ре тан­це­валь­ные дра­мы «Тун» («Ша­хох тун»): «Та­нец плен­но­го» («Ша­хох тум-те­ле­че»), «Во­ин из Ра­би­на­ля» («Ра­би­наль-ачи»), «Та­нец лю­дей ки­че» («Ша­хох ки­че-ви­нак»), «Та­нец кор­зин» («Ка­на­стас») и другие. В ко­лони­аль­ное вре­мя рас­про­стра­ни­лись те­ат­рально-тан­це­валь­ные пред­став­ле­ния «Кор­тес», «Мав­ры» и другие. В музыкальные ан­самб­ли вхо­дят ин­дей­ские тро­ст­ни­ко­вые флей­ты, ба­ра­ба­ны, бу­бен­чи­ки, мед­ные тру­бы испанского про­ис­хо­ж­де­ния, ги­та­ры, ар­фы (17-20-струн­ные), скрип­ки.

Дополнительная литература:

Fuentes y Guzmán F. A. Historia de Gua­temala... Madrid, 1882. Vol. 1;

Cruz S. P. Usos, costumbres, religión y supersticiones de los mayas. 2nd ed. Mérida, 1960;

Redfield R., Villa Rojas A. Chan Kom: a Maya village. Chi., 1962; 

Borrera Vasques. El libro de los can­tares de Dzit­balche. Méx., 1965;

Vogt E. Z. The Maya: introduction // Handbook of Mid­dle American Indians. Austin, 1969. Vol. 7/8;

Mar­tí S. Alt-Ame­rika. Lpz., 1970 (Musik­ges­chichte in Bildern. Bd 2. Lfg 7);

Desarrollo cultural de los mayas. Méx.,1971;

Кин­жа­лов Р.В. Куль­ту­ра древ­них майя. Л., 1971;

Bricker V. R. Ritual humor in highland Chia­pas. Austin, 1973;

Castillo J. La musica maya quiché. 2 ed. Guatemala, 1977.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Villa Rojas A. Estudios etno­lógicos: los mayas. Méx., 1985
  • Antropología de la eternidad: la muerte en la cultura maya. Méx., 2003
Статью разместил(а)

Ручкина Александра Юрьевна (модератор Дробышев)

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты