КРЕСТЬЯ́НСТВО

0 комментариев

КРЕСТЬЯНСТВО - социальный слой, занятый производством сельско-хозяйственной продукции и, как правило, связанными с ним промыслами и проживающий в деревне.

Основной про­из­во­дя­щий класс в аг­рар­ном об­ще­ст­ве; со­сло­вие. Трак­тов­ка по­ня­тия «Крестьянство» в раз­ные ис­то­рические пе­рио­ды и в различных стра­нах ме­ня­лась, что на­шло от­ра­же­ние в ис­то­рио­гра­фии.

Кре­сть­ян­ст­во в ан­тич­ном ми­ре.

По от­но­ше­нию к на­се­ле­нию древ­них го­су­дарств, за­ня­то­му в сельскохозяйственном про­изводстве, не­од­но­род­но­му по про­ис­хо­ж­де­нию и со­ци­аль­но­му по­ло­же­нию, в ис­точ­ни­ках и ис­то­рио­гра­фической литературе ис­поль­зу­ют­ся раз­ные об­щие тер­ми­ны (зем­ле­дель­цы, об­щин­ни­ки, сель­ское на­се­ле­ние) или специальные тер­ми­ны, ха­рак­тер­ные для различных стран и пе­рио­дов их ис­то­рии.

В по­ли­сах Древ­ней Гре­ции ста­тус гра­ж­да­ни­на был тес­но свя­зан с пра­вом на зем­ле­вла­де­ние, в си­лу че­го кре­сть­ян­ский труд поль­зо­вал­ся ува­же­ни­ем в об­ще­стве. В ус­ло­ви­ях пре­об­ла­да­ния мел­кой и сред­ней зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти в V-IV веков до н. э. при­ме­не­ние раб­ско­го тру­да в с. х-ве бы­ло ог­ра­ни­че­но. В то же вре­мя в не­ко­то­рых по­ли­сах су­ще­ст­во­ва­ли ка­те­го­рии за­ви­си­мо­го на­се­ле­ния, за­ни­мав­ше­го­ся пре­им. кре­сть­ян­ским тру­дом и обя­зан­но­го от­да­вать часть про­из­ве­дён­ной про­дук­ции по­ли­сам (ило­ты в Спар­те, пе­не­сты в Фес­са­лии, ма­ри­ан­ди­ны в Ге­рак­лее Пон­тий­ской). В эпо­ху эл­линиз­ма (в го­су­дар­ст­вах Пто­ле­ме­ев, Се­лев­ки­дов и др.) зна­чит. часть ме­ст­но­го кре­сть­ян­ско­го на­се­ле­ния (цар­ские зем­ле­дель­цы), ли­шён­ная собств. зе­мель­ных уча­ст­ков, а ино­гда и средств про­из-ва (в Егип­те), ока­за­лась в силь­ной за­ви­си­мо­сти от центр. вла­сти.

В Древ­нем Ри­ме при пер­вых ца­рях, в т. н. цар­ский пе­ри­од (ко­гда осн. за­няти­ем бы­ло зем­ле­де­лие), ав­то­хтон­ные пат­ри­ции, или рим. на­род (Populus Ro­manus), со­став­ля­ли К. и од­но­вре­мен­но во­ин­ст­во. Ря­ды сво­бод­ных зем­ле­дель­цев рас­ши­ри­лись с сер. 7 в. до н. э. за счёт пле­бе­ев. При Сер­вии Тул­лии плебс, вклю­чая сель­ский, на­рав­не с пат­ри­ция­ми об­рёл ста­тус рим. гра­ж­дан (cives). В пе­ри­од Ран­ней рес­пуб­ли­ки в про­цес­се об­ра­зо­ва­ния рим. по­ли­са (ci­vi­tas) и раз­ви­тия со­ци­аль­ной диф­фе­рен­циа­ции плебс вхо­дил в рим. гражд. об­щи­ну и стал наи­бо­лее мно­го­чис­лен­ным, но не пол­но­прав­ным клас­сом-со­сло­ви­ем.

Сель­ский плебс пред­став­лял со­бой сво­бод­ных мел­ких про­из­во­ди­те­лей ма­те­ри­аль­ных благ и вме­сте с тем мел­ких соб­ст­вен­ни­ков. Не­пол­но­прав­ное по­ло­же­ние сель­ско­го плеб­са обу­сло­ви­ло его по­ли­тич. ак­тив­ность в борь­бе за свои пра­ва с пат­ри­ция­ми. Из сель­ских пле­бе­ев ком­плек­то­ва­лись ко­ло­ни­сты, с раз­ви­ти­ем ра­бо­вла­дельч. от­но­ше­ний в пе­ри­од Позд­ней рес­пуб­ли­ки кре­сть­ян­ский труд стал так­же уде­лом фак­ти­че­ски бес­прав­ной мас­сы ра­бов (familia rustica). В со­став со­сед­ских кре­сть­ян­ских об­щин вхо­ди­ли воль­но­от­пу­щен­ни­ки, а так­же сво­бод­ные арен­да­то­ры зем­ли (ко­ло­ны) из чис­ла гра­ж­дан и со­юз­ни­ков. Они из-за дол­гов по­сте­пен­но пре­вра­ща­лись в за­ви­си­мое от круп­ных зе­мель­ных соб­ст­вен­ни­ков на­се­ле­ние и в один из ис­точ­ни­ков ко­ло­нат­ных от­но­ше­ний (см. в ст. Ко­ло­нат). Ве­те­ран­ское зем­ле­вла­де­ние в из­вест­ной ме­ре ук­ре­п­ля­ло в пе­ри­од Позд­ней рес­пуб­ли­ки кре­сть­ян, фер­ме­ров, об­щи­ны. Од­на­ко то­вар­ность ра­бо­вла­дельч. эко­но­ми­ки обу­слов­ли­ва­ла диф­фе­рен­циа­цию сель­ских тру­же­ни­ков, в ре­зуль­та­те ко­то­рой в эпо­ху Им­пе­рии уве­ли­чи­ва­лись ря­ды не­со­стоя­тель­ных долж­ни­ков, ад­дик­тов, пре­ка­ри­стов, арен­да­то­ров, бат­ра­ков и др.

Бес­прав­ной ча­стью на­се­ле­ния в вост. про­вин­ци­ях им­пе­рии ста­но­ви­лись чле­ны сво­бод­ных и за­ви­си­мых сель­ских об­щин, а в се­ве­ро­аф­ри­кан­ских (осо­бен­но в имп. име­ни­ях) – за­ви­си­мые об­щин­ни­ки, то­же со­став­ляв­шие ис­точ­ник ко­ло­нат­ных от­но­ше­ний. На­чи­ная со вре­ме­ни прав­ле­ния Мар­ка Ав­ре­лия из при­гра­нич­ных вар­ва­ров (на Ду­нае) фор­ми­ро­вал­ся слой кре­сть­ян-во­инов, не вклю­чён­ный в рим. гра­ж­дан­ст­во. Они за­щи­ща­ли за пла­ту (в ви­де зем­ли) рим. ру­бе­жи, что то­же яв­ля­лось ис­точ­ни­ком ко­ло­нат­ных от­но­ше­ний.

Кре­сть­ян­ст­во в Ви­зан­тии. Кри­зис 4–5 вв. на вос­то­ке Рим. им­пе­рии был ме­нее тя­жё­лым, чем на за­па­де. Здесь мень­ше бы­ло раз­ви­то раб­ст­во и ши­ре слой сво­бод­но­го К., объ­е­ди­нён­но­го в со­сед­ские об­щи­ны. Ча­ст­ная соб­ст­вен­ность на па­хот­ную зем­лю со­че­та­лась в них с кол­лек­тив­ным вла­де­ни­ем угодь­я­ми.

В эпо­ху вар­вар­ских на­ше­ст­вий кон. 6–7 вв. зна­чит. часть зе­мель им­пе­рии, осо­бен­но на Бал­ка­нах, бы­ла за­се­ле­на сла­вя­на­ми и бол­га­ра­ми. Круп­ные име­ния со­хра­ни­лись спо­ра­ди­че­ски – они при­над­ле­жа­ли в осн. ко­ро­не, Церк­ви и мо­на­сты­рям. Мел­кое кре­сть­ян­ское зем­ле­вла­де­ние ста­ло в 7–8 вв. осн. фор­мой зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти и с.-х. про­из-ва. Ме­ст­ная со­сед­ская об­щи­на ук­ре­пи­лась под влия­ни­ем ар­ха­ич­но­го со­ци­аль­но­го строя но­вых по­се­лен­цев.

Наи­бо­лее важ­ные све­де­ния о жиз­ни ви­зант. де­рев­ни этой эпо­хи со­дер­жит па­мят­ник нач. 8 в. – Зем­ле­дель­че­ский за­кон. По­доб­но зап. вар­вар­ским прав­дам, он был за­пи­сью обыч­но­го пра­ва в Ви­зан­тии – с учё­том и под влия­ни­ем норм рим­ско­го пра­ва. Текст Зем­ле­дельч. за­ко­на сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что со­сед­ская об­щи­на пе­ре­жи­ва­ла пе­ри­од ин­тен­сив­ной иму­ществ. диф­фе­рен­циа­ции. К сер. 9 в. был пре­одо­лён кри­зис, вы­зван­ный упад­ком эко­но­ми­ки и вар­вар­ски­ми на­ше­ст­вия­ми, но ус­ко­ри­лись раз­ло­же­ние об­щи­ны и про­цесс обез­зе­ме­ли­ва­ния час­ти об­щин­ни­ков.

Со­ци­аль­ное по­ло­же­ние кре­сть­я­ни­на за­ви­се­ло от его прав на об­ра­ба­ты­вае­мую им зем­лю. Сво­бод­ные соб­ст­вен­ни­ки сво­их уча­ст­ков (их раз­мер ред­ко пре­вы­шал 3 га) пла­ти­ли на­ло­ги в каз­ну и не­сли во­ин­скую по­вин­ность. Стро­го со­блю­дал­ся древ­ний прин­цип «со­ли­дар­ной от­вет­ст­вен­но­сти» об­щин и со­се­дей пе­ред фис­ком за уп­ла­ту на­ло­гов за ра­зо­рив­ших­ся по­се­лян. По­ми­мо кру­го­вой по­ру­ки, всё бо­лее гу­би­тель­но (в ус­ло­ви­ях поч­ти не­пре­рыв­ных войн, ко­то­рые ве­ла Ви­зан­тия) от­ра­жа­лась на со­стоя­нии кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва во­ен. служ­ба в фем­ном опол­че­нии.

Рос­ло чис­ло за­ви­си­мых кре­сть­ян. Важ­ней­шей сре­ди них в 10–12 вв. ста­ла ка­те­го­рия па­ри­ков (при­сель­ни­ков). Ут­ра­тив собств. зем­лю, они се­ли­лись в име­нии круп­но­го зем­ле­вла­дель­ца, по­лу­чив от не­го уча­сток и уп­ла­чи­вая ему рен­ту ча­стью уро­жая, день­га­ми или от­ра­бот­ка­ми на гос­под­ском до­ме­не. Рен­та бо­лее чем вдвое пре­вос­хо­ди­ла раз­ме­ры на­ло­га со сво­бод­но­го кре­сть­я­ни­на. Ес­ли же гос­по­дин по­лу­чал от им­пе­ра­то­ра ос­во­бо­ж­де­ние сво­его име­ния от на­ло­гов, он при­об­ре­тал и пра­во на при­свое­ние по­да­тей, вно­си­мых ра­нее его па­ри­ка­ми го­су­дар­ст­ву. Ка­зён­ный на­лог ста­но­вил­ся так­же по со­ци­аль­но­му со­дер­жа­нию феод. рен­той.

Ви­зан­тия не зна­ла кре­по­ст­ни­че­ст­ва в его клас­сич. фор­ме: со­глас­но дей­ст­во­вав­ше­му здесь рим­ско­му пра­ву, не­пра­во­спо­соб­ны­ми жи­те­ля­ми Ви­зан­тии счи­та­лись толь­ко ра­бы. Од­на­ко юри­ди­че­ски сво­бод­ный па­рик, ока­зав­шись в сфе­ре ча­ст­но­го пра­ва, не был пол­но­стью сво­бо­ден и от лич­ной за­ви­си­мо­сти от гос­по­ди­на. Он мог уй­ти от гос­по­ди­на (в ка­нун зи­мы), но, сно­ва став без­зе­мель­ным, ред­ко об­ре­тал хо­зяйств. са­мо­стоя­тель­ность.

В хо­де вос­ста­нов­ле­ния вла­сти им­пе­рии на тер­ри­то­ри­ях, ут­ра­чен­ных в пе­ри­од на­ше­ст­вия вар­ва­ров, им­пе­ра­то­ры ут­вер­ди­ли пра­во соб­ст­вен­но­сти каз­ны на зем­ли, не вхо­див­шие в со­став об­щинных и круп­ных ча­ст­ных име­ний. Бы­строе рас­про­стра­не­ние па­ри­кии на ру­бе­же 9–10 вв. при­ве­ло к со­кра­ще­нию на­ло­го­вых взно­сов в каз­ну, к па­де­нию чис­лен­но­сти и бое­спо­соб­но­сти опол­че­ния. Зе­мель­ный фонд об­щи­ны та­ял, сла­бе­ли узы кре­сть­ян­ской со­ли­дар­но­сти. Им­пера­то­ры Ма­ке­дон­ской ди­на­стии в те­че­ние сто­ле­тия (с 920-х до 1020-х гг.) из­да­ли се­рию за­ко­нов, пы­та­ясь по­ме­шать ди­на­там за­хва­ты­вать зем­ли сель­ских об­щин. Кре­сть­я­не по­лу­ча­ли пра­во на пре­иму­ще­ст­вен­ную по­куп­ку зем­ли од­но­сель­чан, а за­тем и зем­ли ди­на­тов. Кре­сть­ян­скую зем­лю, про­дан­ную ди­на­там ме­нее 30 лет на­зад, без­воз­мезд­но воз­вра­ща­ли преж­не­му соб­ст­вен­ни­ку. Уча­ст­ки стра­тио­тов (во­ен­но­обя­зан­ных кре­сть­ян) бы­ли объ­яв­ле­ны не­от­чу­ж­дае­мы­ми. В слу­чае дли­тель­но­го пре­бы­ва­ния зе­мель­но­го уча­ст­ка в за­пус­те­нии фиск кон­фи­ско­вы­вал его в каз­ну.

Кон­тро­ли­руя рост круп­но­го зем­ле­вла­де­ния, им­пе­ра­то­ры ус­та­нав­ли­ва­ли для вот­чин­ни­ков пра­во на при­се­ле­ние в сво­их име­ни­ях лишь фик­си­ро­ван­но­го чис­ла без­зе­мель­ных кре­сть­ян, не яв­ляв­ших­ся на­ло­го­пла­тель­щи­ка­ми каз­ны. «Ан­ти­ди­нат­ские» но­вел­лы, не­со­мнен­но, за­мед­ли­ли про­цесс фор­ми­ро­ва­ния круп­но­го ча­ст­но­го зем­ле­владе­ния, но они бы­ли не­спо­соб­ны его ос­та­но­вить. В ко­неч­ном счё­те они со­дей­ст­во­ва­ли ум­но­же­нию име­ний им­пе­ра­то­ра и ве­домств ап­па­ра­та центр. вла­сти, в ос­но­ве ко­то­рых так­же ле­жал труд па­ри­ков. Им­пе­ра­то­ры раз­да­ри­ва­ли быв. кре­сть­ян­ские зем­ли сво­им знат­ным сто­рон­ни­кам или жа­ло­ва­ли их в дер­жа­ние от ко­ро­ны (в про­нию) с ус­ло­ви­ем не­се­ния во­ен. служ­бы. На пер­вых по­рах про­нии пред­став­ля­ли со­бой да­ро­ва­ние прав на при­свое­ние на­ло­го­вых сумм с то­го или ино­го по­дат­но­го ок­ру­га. В 11–12 вв. они пре­дос­тав­ля­лись по­жиз­нен­но. Од­на­ко всё ча­ще по­лу­ча­те­лю про­нии да­ва­лось од­но­вре­мен­но и ос­во­бо­ж­де­ние от мно­гих (или важ­ней­ших) ка­зён­ных на­ло­гов. В ре­зуль­та­те про­нии бы­ст­ро при­об­ре­та­ли ста­тус на­следств. вла­де­ний. К 12 в. они прак­ти­че­ски не от­ли­ча­лись от ро­до­вых име­ний зна­ти, а сво­бод­ные на­ло­го­пла­тель­щи­ки каз­ны на зем­ле про­ний – от па­ри­ков. Боль­шин­ст­во ви­зант. кре­сть­ян ока­за­лось в феод. за­ви­си­мо­сти.

С кон. 11 в. до па­де­ния им­пе­рии в её аг­рар­ном хо­зяй­ст­ве поя­ви­лись две про­ти­во­по­лож­ные тен­ден­ции: про­ис­хо­дил подъ­ём с.-х. про­из-ва (это вре­мя счи­та­ют «эпо­хой эко­но­мич. экс­пан­сии») и од­но­вре­мен­но упа­док мел­ко­го кре­сть­ян­ско­го зем­ле­вла­де­ния. Об­щи­на бы­ла под­чи­не­на и по­гло­ще­на вот­чи­ной, её на­ли­чие оче­вид­но и в позд­ней Ви­зан­тии. Ус­ко­ри­лось сбли­же­ние со­ци­аль­ной струк­ту­ры ви­зант. об­ще­ст­ва с за­пад­но­ев­ро­пей­ской.

В 13–14 вв. сель­ское (в осн. вот­чин­ное) хо­зяй­ст­во про­дол­жа­ло на­хо­дить­ся на подъ­ё­ме, сти­му­ли­руе­мое вы­со­ким спро­сом итал. рес­пуб­лик на с.-х. про­дук­цию и уве­ли­че­ни­ем чис­ла сво­бод­ных ра­бо­чих рук в ре­зуль­та­те бег­ст­ва тес­ни­мо­го ос­ма­на­ми на­се­ле­ния из вост. про­вин­ций. Рас­ши­ря­лась до­ме­ни­аль­ная за­паш­ка и со­кра­ща­лись раз­ме­ры па­хот­ных уча­ст­ков па­ри­ков. Их за­ви­си­мость от соб­ст­вен­ни­ков зем­ли ещё бо­лее воз­рос­ла. Вот­чин­ни­ки ста­ли ши­ре прак­ти­ко­вать сво­бод­ную арен­ду. Воз­ник­ли осо­бые фор­мы суб­арен­ды, об­на­ру­жив­шие тен­ден­цию к раз­ви­тию бо­лее про­грес­сив­ной ор­га­ни­за­ции с.-х. про­из-ва, свя­зан­ные с де­неж­ны­ми за­тра­та­ми круп­ных арен­да­то­ров на ир­ри­га­цию, ор­га­ни­за­цию пе­ре­ра­бот­ки про­дук­тов с. х-ва. Впер­вые в Ви­зан­тии поя­ви­лись круп­ные име­ния, об­ла­дав­шие ши­ро­ки­ми льго­та­ми и ох­ваты­вав­шие ог­ром­ные мас­си­вы зе­мель с мно­го­от­рас­ле­вым зем­ле­дельч. и ско­то­водч. хо­зяй­ст­вом. Од­на­ко обо­зна­чив­ший­ся про­гресс в жиз­ни ви­зант. се­ла был пре­рван ос­ман­ским за­вое­ва­ни­ем.

Кре­сть­ян­ст­во в За­пад­ной Ев­ро­пе в сред­ние ве­ка и ран­нее Но­вое вре­мя. Под по­ня­тие ср.-век. К. под­па­да­ют раз­ные ка­те­го­рии сель­ско­го на­се­ле­ния: от сво­бод­ных об­щин­ни­ков раз­ла­гав­ше­го­ся ро­до-пле­мен­но­го об­ще­ст­ва до ис­по­ме­щён­ных на зем­лю ра­бов и ма­ло­зе­мель­ных кре­сть­ян позд­не­го Сред­не­ве­ко­вья. Наи­бо­лее ха­рак­тер­на для сред­них ве­ков фи­гу­ра фео­даль­но-за­ви­си­мо­го кре­сть­я­ни­на (см. в ст. Фео­да­лизм), яв­ляв­ше­го­ся на­след­ст­вен­ным дер­жа­те­лем воз­де­лы­вае­мой им зем­ли и соб­ст­вен­ни­ком ос­таль­ных средств про­из-ва: се­мян, ра­бо­че­го ско­та, ору­дий тру­да. Бу­ду­чи са­мо­стоя­тель­но хо­зяй­ст­вую­щим субъ­ек­том и ор­га­ни­за­то­ром про­из-ва, он вы­ну­ж­ден (в ре­зуль­та­те вне­эко­но­ми­че­ско­го при­ну­ж­де­ния) от­да­вать соб­ст­вен­ни­ку зем­ли – сень­о­ру не­ко­то­рую часть про­из­ве­дён­ных про­дук­тов. Об­ществ. по­ло­же­ние кре­сть­я­ни­на оп­ре­де­ля­лось той или иной фор­мой (или фор­ма­ми) за­ви­си­мо­сти от сень­о­ра и со­слов­ным не­рав­но­пра­ви­ем. К. – низ­шее со­сло­вие феод. об­щест­ва, од­на­ко ста­тус его чле­нов был за­мет­но вы­ше ста­ту­са сто­яв­ших вне со­сло­вий, напр. ра­бот­ни­ков по най­му.

Сред­не­ве­ко­вое К. воз­ник­ло в ре­зуль­та­те взаи­мо­дей­ст­вия бо­лее ран­них об­ществ: с од­ной сто­ро­ны, по­са­жен­ные на зем­лю ра­бы и воль­но­от­пу­щен­ни­ки, ко­ло­ны, пре­ка­ри­сты, др. за­ви­си­мые ка­те­го­рии сель­ско­го на­се­ле­ния Рим. им­пе­рии, сво­бод­ные зем­ле­дель­цы по­лис­но­го ти­па, объ­е­ди­нён­ные в об­щи­ны зем­ле­дель­цев и ско­то­во­дов из чис­ла по­ко­рён­ных рим­ля­на­ми ибе­ров, кель­тов, брит­тов, ил­ли­рий­цев и др. на­ро­дов, не знав­ших по­лис­но­го строя, с дру­гой – сво­бод­ные об­щин­ни­ки и за­ви­си­мые от них лю­ди (ра­бы, ли­ты) из чис­ла вар­вар­ских на­ро­дов (пре­ж­де все­го гер­ман­цев и сла­вян), обос­но­вав­ших­ся на тер­ри­то­рии им­пе­рии или за её пре­де­ла­ми в хо­де Ве­ли­ко­го пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов. Боль­шую роль в фор­ми­ро­ва­нии ср.-век. К. сыг­ра­ло за­ка­ба­ле­ние по­ко­рён­ных на­ро­дов (брит­тов – анг­ло­сак­са­ми, по­лаб­ских и по­мор­ских сла­вян, позд­нее при­бал­тов – нем­ца­ми и т. д.).

Во­вле­че­ние сво­бод­ных об­щин­ни­ков в феод. за­ви­си­мость обыч­но про­ис­хо­ди­ло пу­тём пе­ре­да­чи го­су­дар­ст­вом до­ли сво­их пол­но­мо­чий ча­ст­ным ли­цам из чис­ла эли­ты, ре­же – в ре­зуль­та­те за­ка­ба­ле­ния отд. об­щин­ни­ков. Этот про­цесс не­от­де­лим от про­цес­са раз­ло­же­ния со­сед­ской об­щи­ны и ста­нов­ле­ния от­но­си­тель­но сво­бод­ной фор­мы се­мей­но­го иму­ще­ст­ва – ал­ло­да. Од­на­ко с ут­ра­той соб­ст­вен­но­сти на зем­лю кре­сть­я­не ос­та­ва­лись на­след­ст­вен­ны­ми дер­жа­те­ля­ми и поль­зо­ва­те­ля­ми сво­их на­де­лов. Од­ним из след­ст­вий это­го про­цес­са бы­ло пре­вра­ще­ние не­ко­гда пол­но­прав­ных лю­дей (не толь­ко зем­ле­дель­цев, но и вои­нов, чле­нов нар. со­б­ра­ния и су­деб­ных за­се­да­те­лей) в со­слов­ную груп­пу, за­ня­тую ис­клю­чи­тель­но с.-х. тру­дом; др. след­ст­вие – воз­ник­но­ве­ние, вза­мен от­дель­но сто­яв­ших ху­то­ров, де­рев­ни – ку­че­во­го по­се­ле­ния с ус­той­чи­вы­ми аг­рар­ны­ми рас­по­ряд­ка­ми и ины­ми обы­чая­ми.

Сред­не­ве­ко­вое К. бы­ло очень не­од­но­род­но в эко­но­мич., со­ци­аль­ном и пра­во­вом от­но­ше­нии. В пре­де­лах стра­ны, об­лас­ти и да­же де­рев­ни кре­сть­я­не име­ли раз­ный дос­та­ток и ста­тус. Со­ци­аль­ная диф­фе­рен­циа­ция К. при­ня­ла фор­му иму­ществ. рас­слое­ния лишь в позд­нем Сред­не­ве­ко­вье и в ран­нее Но­вое вре­мя под воз­дей­ст­ви­ем рын­ка и раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма. До это­го она за­ви­се­ла во мно­гом от др. фак­то­ров: ро­до­слов­ной кон­крет­ной се­мьи, её чис­лен­но­сти и т. д. В ран­нем Сред­не­ве­ко­вье оп­ре­де­ляю­щим бы­ло про­ис­хо­ж­де­ние кре­сть­я­ни­на: ста­тус кре­сть­я­ни­на, про­ис­хо­див­ше­го от ра­бов, был ущер­бен, а по­вин­но­сти, как пра­вило, бо­лее тя­жё­лы­ми (итал. и франц. сер­вы, англ. вил­ла­ны и т. д.). По­том­ки сво­бод­ных об­щин­ни­ков-вар­ва­ров и кре­сть­ян ан­тич­но­го ти­па обыч­но на­хо­ди­лись в луч­шем по­ло­же­нии, в ча­ст­но­сти ре­же и в мень­шем объ­ё­ме не­сли бар­щи­ну. Позд­нее на пер­вый план вы­дви­ну­лись от­но­ше­ния кон­крет­но­го кре­сть­я­ни­на с его сень­о­ром или сень­о­ра­ми, а имен­но объ­ём по­вин­но­стей, ко­то­рые он нёс. Об­щая тен­ден­ция ис­то­рии К. со­стоя­ла в по­сте­пен­ном улуч­ше­нии его по­ло­же­ния в ре­зуль­та­те об­ре­те­ния лич­ной сво­бо­ды и умень­ше­ния экс­плуа­та­ции. Ча­ще все­го это дос­ти­га­лось вы­ку­пом отд. по­вин­но­стей (кре­сть­я­ни­ном или це­лой об­щи­ной), ре­же – пу­тём за­ко­но­дат. ог­ра­ни­че­ния вла­сти сень­о­ров, что ха­рак­тер­но для кон­та­до (ок­ру­ги) го­ро­дов Ср. Ита­лии в 18 в. Важ­ную роль в ог­ра­ниче­нии экс­плуа­та­ции иг­ра­ла аг­рар­ная ко­ло­ни­за­ция но­вых зе­мель (Кас­ти­лия, Пор­ту­га­лия, нем. по­се­ле­ния в Венг­рии, Прус­сии, слав. стра­нах), а так­же со­про­тив­ле­ние К., вы­ли­вав­шее­ся ино­гда в круп­ные вос­ста­ния (см. Жа­ке­рия, Уо­та Тай­ле­ра вос­ста­ние 1381). Од­на­ко Ев­ро­па зна­ла и об­рат­ную тен­ден­цию со­ци­аль­но­го раз­ви­тия. В ча­ст­но­сти, в Центр. Ев­ро­пе в позд­нем Сред­не­ве­ко­вье по­ло­же­ние за­ви­си­мых кре­сть­ян ухуд­ши­лось, в не­ко­то­рых стра­нах они бы­ли при­кре­п­ле­ны к зем­ле.

Раз­ли­ча­ют­ся три фор­мы феод. за­ви­си­мо­сти: лич­ная, по­зе­мель­ная и су­деб­но-ад­ми­ни­ст­ра­тив­ная. По­сколь­ку все они бы­ли свя­за­ны с рен­той, ко­то­рая дро­би­лась ме­ж­ду сень­о­ра­ми в ре­зуль­та­те по­жа­ло­ва­ний, пе­реда­чи по на­след­ст­ву, брач­ных сою­зов и т. д., кре­сть­я­нин не­ред­ко на­хо­дил­ся од­но­вре­мен­но в за­ви­си­мо­сти от не­сколь­ких сень­о­ров. Рен­та мог­ла де­лить­ся как по до­лям, так и по на­име­но­ва­нию по­вин­но­стей. По­ня­тие «кре­по­ст­ной» не­при­ме­ни­мо к фор­мам феод. за­ви­си­мо­сти ран­не­го, тем более клас­си­че­ско­го Сред­не­ве­ко­вья, по­сколь­ку кре­по­ст­ни­че­ст­во пред­по­ла­га­ет на­ли­чие силь­ной цен­тра­ли­зов. вла­сти и вы­со­кую од­но­род­ность са­мо­го К. Ни тот ни дру­гой фе­но­мен не су­ще­ст­во­вал в сред­ние ве­ка. Сво­бод­ные кре­сть­я­не (сканд. бон­ды, англ. фри­голь­де­ры) име­ли дос­та­точ­но вы­со­кий об­ществ. ста­тус (вплоть до пред­ста­ви­тель­ст­ва в пар­ла­мен­те, как это бы­ло в Нор­ве­гии и Шве­ции), они не не­сли по­вин­но­сти в поль­зу ча­ст­ных лиц, но экс­плуа­ти­ро­ва­лись го­су­дар­ст­вом (в не­ко­то­рых слу­ча­ях эта экс­плуа­та­ция не от­ли­ча­лась по тя­же­сти от ча­ст­но­вла­дель­че­ской).

Феод. по­вин­но­сти (от­ра­бот­ки и пла­те­жи), при­ни­мав­шие са­мые разл. эко­но­мич. и пра­во­вые фор­мы, яв­ля­лись на прак­ти­ке мо­ди­фи­ка­ция­ми феод. зе­мель­ной рен­ты. Её осн. фор­ма­ми бы­ли бар­щи­на (от­ра­бо­точ­ная рен­та) и об­рок (про­дук­то­вая и де­неж­ная рен­ты). Они со­су­ще­ст­во­ва­ли на про­тя­же­нии всей феод. эпо­хи, при­чём кре­сть­я­нин, как пра­ви­ло, был свя­зан со сво­им гос­по­ди­ном все­ми фор­ма­ми рен­ты. Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ной бы­ла про­дук­то­вая рен­та. Бар­щи­на ха­рак­тер­на в це­лом для двух ис­то­рич. си­туа­ций: для ран­него Сред­не­веко­вья – в тех стра­нах, где феод. строй вы­рос на ос­но­ве ра­бо­вла­дельч. об­ще­ст­ва и круп­ных цен­тра­ли­зов. хо­зяйств, и для позд­не­го Сред­не­ве­ко­вья и ран­не­го Но­во­го вре­ме­ни – для тех стран и об­лас­тей, раз­ви­тие ко­то­рых оп­ре­де­ля­лось рын­ком (ре­гио­наль­ным и ме­ж­ду­на­род­ным). На­чи­ная с 16 в. Центр. и Вост. Ев­ро­па (Вост. Гер­ма­ния, Поль­ша, Венг­рия, позд­нее При­бал­ти­ка) ока­за­лась аг­рар­ным при­дат­ком всё бо­лее ур­ба­ни­зи­ро­вав­ших­ся стран Зап. Ев­ро­пы, где всё бо́ль­шую роль иг­ра­ла пром-сть и где уже раз­ви­вал­ся ка­пи­та­лизм. Бар­щи­на за­фик­си­ро­ва­на так­же в ря­де от­ста­лых об­лас­тей Зап. Ев­ро­пы (Бре­тань, Сев. Анг­лия), ко­то­рые и в сред­ние ве­ка по­став­ля­ли зер­но, др. на­ту­раль­ные про­дук­ты на ме­ж­ду­нар. ры­нок. Она наи­более за­мет­на в зем­ле­де­лии, осо­бен­но в хле­бо­па­ше­ст­ве, и не иг­ра­ла сколь­ко-ни­будь зна­чит. ро­ли в ско­то­водч., ры­бо­ло­вец­ких, а так­же по­ли­куль­тур­ных хо­зяй­ст­вах (с упо­ром на са­до­вод­ст­во, ви­но­гра­дар­ст­во, про­мыс­лы). Кро­ме то­го, бар­щи­на не­ха­рак­тер­на для райо­нов с вы­со­кой кон­цен­тра­ци­ей сво­бод­но­го К. (Скан­ди­на­вия, Швей­ца­рия, Ни­дер­лан­ды, Кас­ти­лия), как и для силь­но ур­ба­ни­зи­ров. ре­гио­нов (Сев. и Ср. Ита­лия, Рейн­ская Гер­ма­ния, сре­ди­зем­но­мор­ская Фран­ция). Де­неж­ная рен­та встре­ча­ет­ся поч­ти по­все­ме­ст­но, но осо­бен­но важ­ную роль она иг­ра­ла в стра­нах с раз­витым рын­ком и де­неж­ным хо­зяй­ст­вом (в Ита­лии да­же в ран­нем Сред­не­ве­ковье). В боль­шин­ст­ве стран Зап. Ев­ропы де­неж­ная рен­та вы­шла на пер­вый план в позд­нем Сред­не­ве­ко­вье (поч­ти все­гда в со­че­та­нии с про­дук­то­вой рен­той). Сме­на форм феод. рен­ты бы­ла мно­го­ли­ней­ной. Ис­точ­ни­ки не под­твер­жда­ют ги­по­те­зу о по­сле­до­ват. сме­не от­ра­бо­точ­ной рен­ты про­дук­то­вой, а по­след­ней – де­неж­ной рен­той. С од­ной сто­ро­ны, в кон­крет­ных при­род­но-гео­гра­фич. и ис­то­рич. ус­ло­ви­ях от­ра­бо­точ­ная рен­та мог­ла во­об­ще не иметь ме­ста, а с дру­гой – мог­ла вы­зы­вать­ся к жиз­ни но­вы­ми об­стоя­тель­ства­ми и сме­нять как про­дук­то­вую, так и де­неж­ную рен­ту. Ино­гда объ­ём и фор­ма по­вин­но­стей бы­ли пред­ме­том письм. до­го­во­ра ме­ж­ду кре­сть­я­ни­ном и сень­о­ром (итал. ли­бе­ля­рии, англ. ко­пи­голь­де­ры). Од­на­ко в боль­шин­ст­ве стран феод. сень­о­ри­аль­ные по­вин­но­сти бы­ли оп­ре­де­ле­ны обы­чая­ми вот­чи­ны (ино­гда и це­лой ме­ст­но­сти) и фик­си­ро­ва­ны. Пра­во­вой ста­тус К. так­же не­ред­ко оформ­лял­ся как па­мят­ни­ка­ми обыч­но­го пра­ва (ку­тю­мы, фу­эрос, вай­стю­мер), так и за­ко­но­дат. ак­та­ми.

Кре­сть­ян­ст­во в За­пад­ной Ев­ро­пе в Но­вое и Но­вей­шее вре­мя. В 17–18 вв. К. по-преж­не­му со­став­ля­ло боль­шин­ст­во на­се­ле­ния (от 70 до 90%) Зап. Ев­ропы, что оп­ре­де­ля­ло её как сель­ское, аг­рар­ное об­ще­ст­во. С ут­вер­жде­ни­ем аб­со­лют­ных мо­нар­хий на К. – фео­даль­но-за­ви­си­мое, не­пол­но­прав­ное со­сло­вие – лег­ло осн. бре­мя гос. на­ло­гов и рек­ру­ти­ро­ва­ния сол­дат для ар­мий. Ра­нее воз­ник­шие раз­ли­чия в аг­рар­ном строе и по­ло­же­нии К. отд. ре­гио­нов Ев­ро­пы при­ня­ли фор­му аг­рар­но­го дуа­лиз­ма: воз­ник­ли два тер­ри­то­ри­аль­но раз­гра­ни­чен­ных ти­па аг­рар­ных от­но­ше­ний, ус­лов­ным ру­бе­жом ме­ж­ду ко­то­ры­ми яв­ля­лась р. Эль­ба. В ареа­ле к за­па­ду от Эль­бы (Фран­ция, зап.-герм. зем­ли, Анг­лия, Ни­дер­лан­ды, австр. об­лас­ти мо­нар­хии Габс­бур­гов, Ис­па­ния, Пор­ту­га­лия) в де­рев­не шёл про­цесс раз­ло­же­ния феод. от­но­ше­ний и по­сте­пен­но­го фор­ми­ро­ва­ния ка­пи­та­ли­стич. от­но­ше­ний. Аг­рар­ный строй этих стран ха­рак­те­ри­зо­ва­ли лич­ная сво­бо­да кре­сть­ян и рас­про­стра­не­ние мел­ко­го кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва при гос­под­стве дво­рян­ско­го и цер­ков­но­го зем­ле­вла­де­ния. Де­неж­ные и на­ту­раль­ные пла­те­жи кре­сть­ян-дер­жа­те­лей или арен­да­то­ров в це­лом вы­тес­ни­ли бар­щи­ну. В сень­о­ри­ях во Фран­ции и центр. об­лас­тях Ис­па­нии, на за­па­де Гер­ма­нии обыч­ны­ми бы­ли бес­сроч­ные на­следств. дер­жа­ния. Кре­сть­я­не мог­ли за­кла­ды­вать, да­рить и про­да­вать свои зе­мель­ные уча­ст­ки, но они по-преж­не­му не­сли разл. феод. по­вин­но­сти – по­зе­мель­ные и свя­зан­ные с хо­зяйств. при­ви­ле­гия­ми сень­о­ров. С кре­сть­ян взи­ма­лись боль­шие де­неж­ные взно­сы при вво­де в на­след­ст­во и про­да­же зе­мель­ного уча­ст­ка. Сень­о­ри­аль­ные пла­те­жи, цер­ков­ная де­ся­ти­на и гос. на­ло­ги по­гло­ща­ли до по­ло­ви­ны все­го до­хо­да кре­сть­ян, что, как пра­ви­ло, ли­ша­ло их воз­мож­ности улуч­шать хо­зяй­ст­во. Хо­тя в об­лас­тях с сис­те­мой на­следств. бес­сроч­но­го дер­жа­ния кре­сть­я­нам при­над­ле­жа­ла зна­чит. часть зем­ли (во Фран­ции 35–40% в кон. 18 в.), ост­рей­шей про­бле­мой зап.-ев­роп. ареа­ла бы­ло ма­ло­зе­ме­лье и без­зе­ме­лье кре­сть­ян и, как след­ст­вие, по­все­ме­ст­ное рас­про­стра­не­ние мел­кой, ча­ще все­го крат­ко­сроч­ной, кре­сть­ян­ской арен­ды, при ко­то­рой зем­ле­дель­цы так­же бы­ли обя­за­ны не­сти в раз­ном объ­ё­ме феод. по­вин­но­сти.

Втя­ги­ва­ние де­рев­ни в то­вар­но-де­неж­ные, ры­ноч­ные от­но­ше­ния по­влек­ло за со­бой раз­ви­тие ка­пи­та­ли­стич. ук­ла­да. Этот про­цесс при­нял осо­бен­но боль­шие раз­ме­ры в Анг­лии. На­чав­шее­ся ра­нее вы­тес­не­ние кре­сть­ян-дер­жа­те­лей (ко­пи­голь­де­ров) с их уча­ст­ков круп­ны­ми зем­ле­вла­дель­ца­ми уси­ли­лось в 17 в. и при­ня­ло фор­си­ро­ван­ный ха­рак­тер в 18 в. в ви­де «пар­ла­мент­ских ого­ра­жи­ва­ний». Ос­во­бо­див­шие­ся зем­ли и при­сво­ен­ные об­щин­ные уго­дья лор­ды ма­но­ров ого­ражи­ва­ли и сда­ва­ли в арен­ду пред­при­ни­ма­те­лям, ко­то­рые за­во­ди­ли собств. хо­зяй­ст­во на ка­пи­та­ли­стич. ос­но­ве с ис­поль­зо­ва­ни­ем на­ём­но­го тру­да. Длив­шие­ся неск. сто­ле­тий ого­ра­жи­ва­ния при­ве­ли в нач. 19 в. к экс­про­приа­ции К. и глу­бо­кой пе­ре­строй­ке аг­рар­но­го строя в Анг­лии: его тра­диц. струк­ту­ра «зем­ле­вла­делец – кре­сть­я­нин» сме­ни­лась триа­дой «зем­ле­вла­де­лец – ка­пи­та­ли­стич. арен­да­тор – на­ём­ный с.-х. ра­бо­чий». В 18 в. капи­та­ли­стич. арен­да по­лу­чи­ла зна­чит. рас­про­стра­не­ние так­же на зем­лях дво­рян и Церк­ви в сев. рай­онах Фран­ции, Ита­лии и Гол­лан­дии.

С 17 в. ка­пи­та­ли­стич. от­но­ше­ния вне­дря­лись в де­рев­не так­же вслед­ст­вие пе­ре­рас­та­ния тра­диц. кре­сть­ян­ско­го ре­мес­ла в на­дом­ную кус­тар­ную пром-сть. Мно­же­ст­во кре­сть­ян, имев­ших собств. сред­ст­ва про­из-ва (прял­ки, ткац­кие стан­ки и др.) или по­лу­чив­шие их от куп­цов-пред­при­ни­ма­те­лей, втя­ги­ва­лись в соз­дан­ную ими сис­те­му рас­се­ян­ной ма­ну­фак­ту­ры. В 18 в. это про­из-во (осо­бен­но тек­стиль­ное) дос­тиг­ло та­ких раз­ме­ров, что в Анг­лии, Фран­ции, герм. зем­лях, Сев. Ита­лии в сель­ской ме­ст­но­сти сло­жи­лись пром. зо­ны, ох­ва­ты­вав­шие де­сят­ки и сот­ни де­ре­вень. За­ня­тие пром. тру­дом пре­вра­ща­лось для де­сят­ков и со­тен ты­сяч ма­ло­иму­щих кре­сть­ян и пау­пе­ров в гл. ис­точ­ник су­ще­ст­во­ва­ния, а са­ми они ока­зы­ва­лись на по­ло­же­нии на­ём­ных ра­бот­ни­ков с кро­шеч­ны­ми уча­ст­ка­ми зем­ли.

Уси­ле­ние иму­ществ. рас­слое­ния К., по­ля­ри­за­ция де­рев­ни, вы­ра­жав­шая­ся в вы­де­ле­нии за­жи­точ­ной кре­сть­ян­ской вер­хуш­ки, ко­то­рая при­об­ща­лась к экс­плуа­та­ции ма­ло­иму­щих од­но­сель­чан, ну­ж­дав­ших­ся в до­пол­нит. за­ра­бот­ке, ста­ло в Но­вое вре­мя об­щей тен­ден­ци­ей аг­рар­ной эво­лю­ции во всех стра­нах зап.-ев­роп. ареа­ла.

Ина­че скла­ды­ва­лись в 17–18 вв. судь­бы кре­сть­ян на тер­ри­то­ри­ях к вос­то­ку от р. Эль­ба, в вост.-герм. зем­лях, вост. час­ти им­пе­рии Габс­бур­гов (в Че­хии, Венг­рии, Си­ле­зии) и Да­нии. Здесь дво­рян­ст­во, ис­поль­зуя свою су­деб­ную и по­ли­тич. власть и под­держ­ку го­су­дар­ст­ва, до­би­лось при­кре­п­ле­ния к зем­ле ра­нее сво­бод­ных кре­сть­ян. В ре­зуль­та­те за­хва­тов мел­ких кре­сть­ян­ских на­де­лов и пус­то­шей об­ра­зо­ва­лись круп­ные дво­рян­ские име­ния, все ра­бо­ты в ко­то­рых вы­пол­нялись с по­мо­щью бар­щин­но­го тру­да кре­по­ст­ных кре­сть­ян, вла­дев­ших собств. ра­бо­чим ско­том и ин­вен­та­рём. Дво­ря­не бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны в су­ще­ст­во­ва­нии та­ких креп­ких кре­сть­ян­ских дво­ров, т. к. они яв­ля­лись не­об­хо­ди­мым при­дат­ком гос­под­ско­го хо­зяй­ст­ва. Ма­ло­зе­мель­ные и без­зе­мель­ные кре­сть­я­не, пре­вра­щён­ные в кре­по­ст­ных бат­ра­ков и по­дён­щи­ков, так­же от­бы­ва­ли бар­щи­ну на зем­ле по­ме­щи­ка. В дво­рян­ских име­ни­ях бар­щи­на дос­ти­га­ла 3–6 дней в не­де­лю, в Прус­сии и Да­нии она бы­ла вве­де­на и на ко­рон­ных зем­лях.

Кре­по­ст­ные кре­сть­я­не на­хо­ди­лись в пол­ном лич­ном под­чи­не­нии по­ме­щи­ка: он кон­тро­ли­ро­вал их се­мей­ную жизнь, вер­шил суд (до­пус­ка­лись те­лес­ные на­ка­за­ния), со­би­рал с них гос. по­да­ти, на­зна­чал сель­ских ста­рост, без его со­гла­сия кре­сть­я­не не мог­ли за­ни­мать­ся к.-л. про­мыс­лом. Бес­пра­вие кре­сть­ян на­хо­ди­ло своё край­нее вы­ра­же­ние в слу­ча­ях про­да­жи кре­по­ст­ных (с зем­лёй или без зем­ли). Бар­щин­но-кре­по­ст­нич. сис­те­ма, по­лу­чив­шая в ис­то­рич. лит-ре назв. «вто­ричное за­кре­по­ще­ние», дос­тиг­ла сво­его наи­боль­ше­го раз­ви­тия во 2-й пол. 18 в.

В 17 в. кре­сть­ян­ские дви­же­ния пред­став­ля­ли со­бой осн. фор­му со­ци­аль­но­го про­тес­та нар. масс. Наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли ан­ти­фео­даль­ные и ан­ти­на­ло­го­вые вос­ста­ния, при­чём эти ви­ды про­тес­та час­то сли­ва­лись во­еди­но и по­лу­ча­ли под­держ­ку гор. ни­зов. Са­мые круп­ные из та­ких вы­сту­п­ле­ний – во­оруж. вос­ста­ния в Ис­па­нии (в Ка­тало­нии в 1640–52 и 1688–89 и в Ва­лен­сии в 1692) и в Ита­лии (кре­сть­ян­ская вой­на во вре­мя ре­во­лю­ции 1647–48 на не­апо­ли­тан­ском юге). В Анг­лии про­ис­хо­ди­ли мно­го­числ. вы­сту­п­ле­ния кре­сть­ян, бо­ров­ших­ся с ого­ра­жи­ва­ни­ем об­щин­ных зе­мель. В 18 в. боль­шин­ст­во уча­ст­ни­ков про­до­воль­ст­вен­ных (хлеб­ных) бун­тов при­над­ле­жа­ло к тем сло­ям де­рев­ни, ко­то­рые бы­ли вы­ну­ж­де­ны по­ку­пать хлеб.

В 18 в. в Зап. Ев­ро­пе на­ча­лись ан­тифео­даль­ные пре­об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рые осу­ще­ст­в­ля­лись по­сред­ст­вом ре­форм или ре­во­люц. пу­тём. Наи­бо­лее зна­чит. ре­фор­мы бы­ли про­ве­де­ны в Да­нии: от­ме­не­но кре­по­ст­ное пра­во и рез­ко со­кра­ще­на бар­щи­на, про­из­ве­дён раз­дел об­щин­ных зе­мель ме­ж­ду кре­сть­я­на­ми-дер­жа­те­ля­ми, без­зе­мель­ные кре­сть­я­не по­лу­чи­ли не­боль­шие уча­ст­ки зем­ли (час­тич­но за счёт по­ме­щичь­их вла­де­ний). Об­ра­зо­ва­ние слоя креп­ких кре­сть­ян-се­ред­ня­ков спо­соб­ст­во­ва­ло ка­пи­та­ли­стич. эво­лю­ции сель­ско­го хо­зяй­ст­ва.

Наи­бо­лее ра­ди­каль­ные ан­ти­фео­даль­ные пре­об­ра­зо­ва­ния име­ли ме­сто во вре­мя Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции 18 в. Под на­по­ром мощ­но­го кре­сть­ян­ско­го дви­же­ния бы­ли без­воз­мезд­но уп­разд­не­ны все феод. по­вин­но­сти и пла­те­жи, а зе­мель­ные на­де­лы кре­сть­ян-цен­зи­та­ри­ев пе­ре­шли в их пол­ную соб­ст­вен­ность. Бы­ла ли­к­ви­ди­ро­ва­на не­пол­но­прав­ность кре­сть­ян. В боль­шин­ст­ве же ев­роп. стран ли­к­ви­да­ция феод. от­но­ше­ний рас­тя­ну­лась на де­ся­ти­ле­тия и осу­ще­ст­в­ля­лась на ус­ло­ви­ях, мак­си­маль­но вы­год­ных для зем­ле­вла­дель­цев-дво­рян, в ущерб ин­те­ре­сам кре­сть­ян. В Ис­па­нии феод. сень­о­ры ста­ли соб­ст­вен­ни­ка­ми зе­мель кре­сть­ян-дер­жа­те­лей, пе­ре­ве­дён­ных на по­ло­же­ние арен­да­то­ров, обя­зан­ных вно­сить аренд­ную пла­ту в объ­ё­ме преж­них феод. пла­те­жей. В др. стра­нах вво­дил­ся вы­куп феод. по­вин­но­стей и пла­те­жей. Осо­бен­но тя­жё­лой эта опе­ра­ция ока­за­лась для кре­сть­ян Прус­сии, ко­то­рым при­шлось вы­пла­тить ог­ром­ные де­неж­ные сум­мы по­ме­щи­кам и пе­ре­дать им сот­ни ты­сяч гек­та­ров зем­ли. За­клю­че­ние со­гла­ше­ний о вы­ку­пе про­дол­жа­лось до нач. 20 в., а взнос вы­куп­ных пла­те­жей за­кон­чил­ся в 1932. В Прус­сии, Ис­па­нии, вост. зем­лях Австр. им­пе­рии кре­сть­я­не не­сли феод. по­вин­но­сти, вклю­чая бар­щи­ну, до сер. 19 в.; пе­ре­жит­ки фео­да­лиз­ма, разл. фор­мы лич­ной за­ви­си­мо­сти со­хра­ня­лись в не­ко­то­рых стра­нах в пер­вые де­ся­ти­ле­тия 20 в.

В 19 в. рас­про­стра­не­ние в де­рев­не ка­пи­та­ли­стич. от­но­ше­ний уси­ли­ло со­ци­аль­ную диф­фе­рен­циа­цию К. Хо­зяй­ст­ва верх­не­го, за­жи­точ­но­го слоя кре­сть­ян пре­вра­ща­лись в ка­пи­та­ли­стич. фер­мы, от­ли­чав­шие­ся вы­со­ким уров­нем то­вар­но­сти и по­сто­ян­ным ис­поль­зо­ва­ни­ем на­ём­но­го тру­да (по­ми­мо тру­да се­мьи вла­дель­ца фер­мы). Сред­ние слои К. ве­ли своё хо­зяй­ст­во, опи­ра­ясь на се­мей­ный труд, а по­дав­ляю­щая часть про­из­во­ди­мой про­дук­ции пред­на­зна­ча­лась для собств. по­треб­ле­ния. Са­мая боль­шая и по­сто­ян­но уве­ли­чи­вав­шая­ся часть К. вклю­ча­ла в се­бя соб­ст­вен­ни­ков или арен­да­то­ров мел­ких и мель­чай­ших уча­ст­ков зем­ли, ко­то­рые вы­жи­ва­ли толь­ко при ус­ло­вии по­сто­ян­ной или пе­рио­дич. ра­бо­ты по най­му. В Гер­ма­нии в кон. 19 – нач. 20 вв. в рас­по­ря­же­нии бо­лее чем по­ло­ви­ны всех кре­сть­ян­ских хо­зяйств на­хо­ди­лось ме­нее 6% всей зем­ли, 80% этих хо­зяйств не име­ли ло­ша­дей. Во Фран­ции уже в нач. 1860-х гг. бо­лее по­ло­ви­ны все­го са­мо­де­ят. на­се­ле­ния, за­ня­то­го в с. х-ве, со­став­ля­ли по­сто­ян­ные или врем. на­ём­ные ра­бо­чие. Чис­лен­ность с.-х. про­ле­та­риа­та по­сто­ян­но уве­ли­чи­ва­лась.

Ма­ло­зе­ме­лье, хро­нич. за­дол­жен­ность го­су­дар­ст­ву и ча­ст­ным ли­цам (осо­бен­но дол­ги по ипо­те­ке) ос­лаб­ля­ли кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва, де­ла­ли их лег­ко уяз­ви­мы­ми в ус­ло­ви­ях ко­ле­ба­ний ры­ноч­ной конъ­юнк­ту­ры. За­тяж­ной аг­рар­ный кри­зис 1880–90-х гг. по­влёк за со­бой ра­зо­ре­ние со­тен ты­сяч кре­сть­ян. Воз­рас­тав­шая пе­ре­на­се­лён­ность и скры­тая без­ра­бо­ти­ца в де­рев­не лишь час­тич­но смяг­ча­лись от­то­ком сель­ско­го на­се­ле­ния в гор. пром-сть. На ру­бе­же ве­ков раз­ви­лась мас­со­вая эмиг­ра­ция де­ре­вен­ско­го на­се­ле­ния, при­няв­шая осо­бен­но боль­шие раз­ме­ры на юге Ита­лии.

Не­смот­ря на со­кра­ще­ние чис­лен­но­сти К., оно ос­та­ва­лось осн. тру­до­вой мас­сой на­се­ле­ния в боль­шин­ст­ве зап.-ев­роп. стран. Во мно­гом со­хра­нял­ся тра­диц. кре­сть­ян­ский бы­то­вой ук­лад, а тру­до­лю­бие и глу­бо­кая при­вя­зан­ность к зем­ле по­зво­ля­ли мн. кре­сть­я­нам вы­дер­жи­вать на­тиск круп­но­го про­из-ва. Бла­го­да­ря пра­во­во­му урав­не­нию на­се­ле­ния в Зап. Ев­ро­пе К. в ря­де стран (пре­ж­де все­го во Фран­ции, а так­же в Скан­ди­нав­ских го­су­дар­ст­вах) ста­ло ока­зы­вать зна­чит. влия­ние на по­ли­тич. жизнь.

В Но­вей­шее вре­мя на судь­бы К. Зап. Ев­ро­пы ог­ром­ное воз­дей­ст­вие ока­зал тех­нич. пе­ре­во­рот в с. х-ве, на­чав­ший­ся в 1950–60-е гг. Ши­ро­ко­мас­штаб­ная элек­три­фи­ка­ция, ме­ха­ни­за­ция и хи­ми­за­ция с.-х. про­из-ва, его пе­ре­строй­ка на ин­ду­ст­ри­аль­ной ос­но­ве – эти ра­ди­каль­ные пре­об­ра­зо­ва­ния по­влек­ли за со­бой кон­цен­тра­цию про­из-ва, уве­ли­че­ние его ка­пи­та­ло­ём­ко­сти, рез­кий рост про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да и па­де­ние спро­са на рабо­чую си­лу. Уже к кон. 1960-х гг. вслед­ст­вие этих сдви­гов рез­ко со­кра­ти­лась чис­лен­ность за­ня­тых в с. х-ве (от тре­ти до по­ло­ви­ны в отд. стра­нах). Де­сят­ки и сот­ни ты­сяч мел­ких и мель­чай­ших кре­сть­ян­ских хо­зяйств бы­ли ли­к­ви­ди­ро­ва­ны, не вы­дер­жав кон­ку­рен­ции с круп­ны­ми ка­пи­та­ли­стич. фер­ма­ми. И хо­тя со­хра­нив­шие­ся кар­ли­ко­вые хо­зяй­ст­ва (пло­ща­дью от 1 до 5 га) всё ещё ко­ли­че­ст­вен­но пре­об­ла­да­ли, они в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев пре­вра­ща­лись в под­соб­ные (под­час при­уса­деб­ные) хо­зяй­ст­ва, т. к. осн. до­ход их вла­дель­цев скла­ды­вал­ся из разл. до­пол­нит. за­ра­бот­ков. В то же вре­мя час­ти мел­ких се­мей­ных ферм уда­лось со­хра­нить­ся бла­го­да­ря их тех­нич. пе­ре­ос­на­ще­нию.

В ус­ло­ви­ях раз­вер­нув­ше­го­ся в с. х-ве аг­рар­но­го пе­ре­во­ро­та, ко­то­рый со­про­во­ж­дал­ся на­сту­п­ле­ни­ем круп­ных аг­рар­но-пром. ком­плек­сов и фи­нан­со­во­го ка­пи­та­ла, важ­ным сред­ст­вом вы­жи­ва­ния мел­ких и час­ти сред­них кре­сть­ян­ских и фер­мер­ских се­мей­ных хо­зяйств ста­ла коо­пе­ра­ция, по­лу­чив­шая в 1960–70-е гг. ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние прак­ти­че­ски во всех стра­нах Зап. Ев­ро­пы. Воз­ник­ли сот­ни и ты­ся­чи про­из­вод­ст­вен­ных и сбы­то­вых коо­пе­ра­ти­вов раз­ных ти­пов: по со­вме­ст­но­му ве­де­нию хо­зяй­ст­ва, по со­вме­ст­ной арен­де и об­ра­бот­ке зем­ли, по со­вме­ст­но­му ис­поль­зо­ва­нию с.-х. тех­ни­ки, пти­це­водч., мо­лоч­ные, по пе­ре­ра­бот­ке с.-х. про­дук­ции и др. Коо­пе­ра­ти­вы, ох­ва­ты­вав­шие де­сят­ки и сот­ни ты­сяч мел­ких кре­сть­ян­ских и фер­мер­ских хо­зяйств, по­зво­ля­ли до­би­вать­ся рен­та­бель­но­сти про­из-ва и вы­дер­жи­вать кон­ку­рен­цию. Од­на­ко это не мог­ло из­ме­нить осн. тен­ден­ции аг­рар­но­го раз­ви­тия стран Зап. Ев­ро­пы, от­чёт­ли­во вы­явив­шие­ся во 2-й пол. 20 в.: про­грес­си­рую­щее со­кра­ще­ние чис­лен­но­сти кре­сть­ян, вер­ных тра­диц. ме­то­дам хо­зяйств. дея­тель­но­сти, и их не­ук­лон­ное вы­тес­не­ние разл. груп­па­ми с.-х. про­из­во­ди­те­лей пред­при­ни­ма­тель­ско­го ти­па.

Кре­сть­ян­ст­во в Цен­траль­ной и Вос­точ­ной Ев­ро­пе. В зем­лях, за­се­лён­ных сла­вя­на­ми, к 6 в. на­блю­дал­ся про­цесс раз­ло­же­ния ро­до­во­го строя и пе­ре­хо­да к ве­де­нию хо­зяй­ст­ва си­ла­ми од­ной се­мьи в рам­ках тер­ри­то­ри­аль­ной об­щи­ны. По­сто­ян­ные зе­мель­ные на­де­лы кре­сть­ян, как пра­ви­ло, не под­ле­жа­ли по­куп­ке или про­да­же, но их мож­но бы­ло взять в арен­ду за до­лю уро­жая, чем поль­зо­ва­лись обед­нев­шие об­щин­ни­ки. К 10 в. б. ч. кре­сть­ян ос­та­ва­лась сво­бод­ны­ми людь­ми, од­на­ко по­сте­пен­но вы­де­ля­лись, с од­ной сто­ро­ны, ма­ло­зе­мель­ные и без­зе­мель­ные, а с дру­гой – круп­ные соб­ст­вен­ни­ки, ко­то­рые се­ли­ли в сво­их вла­де­ни­ях не­сво­бод­ных лю­дей, гл. обр. из чис­ла во­ен­но­плен­ных. В польск., чеш., хор­ват. зем­лях ста­нов­ле­ние феод. от­но­ше­ний про­ис­хо­ди­ло в осн. под влия­ни­ем внутр. фак­то­ров, в болг. и серб. зем­лях оно бы­ло ус­ко­ре­но ви­зант. за­вое­вани­ем в 11 в. По ме­ре рос­та круп­ной соб­ст­вен­но­сти в за­ви­си­мость от свет­ских (мож­нов­лад­цы, па­ны, ба­ро­ны, бо­ля­ры, вла­сте­ли, кне­зы и др.) и ду­хов­ных фео­да­лов по­па­да­ли бед­ные кре­сть­я­не, ис­кав­шие у сво­их бо­га­тых со­се­дей эко­но­мич. по­мо­щи за от­ра­бот­ки и пл­ате­жи – на­ту­раль­ные и час­тич­но день­га­ми. Оп­ре­де­лён­ные обя­зан­но­сти на сво­бод­ное кре­сть­ян­ское на­се­ле­ние (по­чин­ка до­рог и мос­тов, обо­ро­нит. со­ору­же­ний, со­дер­жа­ние дво­ра, войск и чи­нов­ни­ков и т. д.) на­ла­га­ла и ук­ре­п­ляв­шая­ся гос. власть. В те­че­ние 11–12 вв. боль­шин­ст­во кре­сть­ян по­па­ли в разл. фор­мы феод. за­ви­си­мо­сти, о чём сви­де­тель­ст­ву­ет упо­ми­на­ние в ис­точ­ни­ках та­ких ка­те­го­рий, как па­ри­ки, от­ро­ки, ме­ро­па­хи, сер­вы, за­ку­пы, де­ди­чи, ра­таи и др. Вер­хов­ное пра­во соб­ст­вен­но­сти на зем­лю они бы­ли вы­ну­ж­де­ны ус­ту­пить фео­да­лу (кня­зю, Церк­ви, маг­на­ту) и обя­зы­ва­лись пла­тить феод. рен­ту (ре­же от­ра­бо­точ­ную, ча­ще на­ту­раль­ную). Кре­сть­я­не, про­жи­вав­шие на гос. зем­лях, бы­ли об­ре­ме­нены мно­го­числ. на­ту­раль­ны­ми по­вин­но­стя­ми, пла­ти­ли день­га­ми и на­ту­рой на­ло­ги и по­да­ти; так­же на них бы­ла воз­ло­же­на обя­зан­ность уп­ла­ты цер­ков­ной де­ся­ти­ны. Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ны­ми фор­ма­ми про­тес­та про­тив феод. экс­плуа­та­ции бы­ли вос­ста­ния (в 1037–1038 в Поль­ше, во 2-й пол. 12 в. в хорв. По­ли­це, в Бол­га­рии – Ивай­ла вос­ста­ние 1277–80 и др.), а так­же бег­ст­во кре­сть­ян на сво­бод­ные зем­ли, что спо­соб­ст­во­ва­ло ус­ко­рен­ной ко­ло­ни­за­ции этих зе­мель. С кон. 12 в. на по­ло­же­нии кре­сть­ян ска­зы­ва­лись пре­дос­тав­ляе­мые маг­на­там и ры­ца­рям им­му­ни­те­ты: кре­сть­я­не по­па­да­ли не толь­ко в лич­ную, но и в су­деб­ную за­ви­си­мость от фео­далов. С 13 в. сти­хий­ная ко­ло­ни­за­ция в зап.-слав. и сло­вен. зем­лях ста­ла сме­нять­ся ко­ло­ни­за­ци­ей на не­мец­ком пра­ве, в пер­вое вре­мя су­ще­ст­вен­но об­лег­чив­шей по­ло­же­ние кре­сть­ян. Они бы­ли обя­за­ны пла­тить ус­та­нов­лен­ный до­го­во­ром чинш (об­рок), по ме­ре раз­ви­тия то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний – всё ча­ще день­га­ми, их зем­ли не под­ле­жа­ли от­чуж­де­нию, им пре­дос­тав­ля­лось пра­во на са­мо­управ­ле­ние, на пе­ре­ход к др. фео­да­лу по­сле вы­пол­не­ния сво­их до­го­вор­ных обя­за­тельств на преж­нем мес­те. Од­на­ко этот про­цесс не по­лу­чил рас­про­стра­не­ния в боль­шин­ст­ве сёл в Поль­ше и Че­хии.

Улуч­ше­ние по­ло­же­ния кре­сть­ян не бы­ло дли­тель­ным. В Поль­ше на­ча­ло пе­ре­ме­нам к худ­ше­му бы­ло по­ло­же­но ста­ту­та­ми Ка­зи­ми­ра III Ве­ли­ко­го (1346–47), ог­ра­ни­чив­ши­ми пра­во сво­бод­но­го пе­ре­се­ле­ния кре­сть­ян, а Пет­рков­ским ста­ту­том (1496) и сей­мо­вы­ми кон­сти­ту­ция­ми нач. 16 в. они прак­ти­че­ски бы­ли при­креп­ле­ны к зем­ле. В Че­хии с кон. 14 в. на­ря­ду с рос­том на­ло­гов и де­неж­но­го чин­ша на­блю­да­лось уве­ли­че­ние бар­щи­ны в отд. круп­ных вла­де­ни­ях, за­труд­нял­ся сво­бод­ный пе­ре­ход кре­сть­ян. Этот про­цесс был за­мед­лен гу­сит­ским дви­же­ни­ем, су­ще­ст­вен­но ог­ра­ни­чив­шим цер­ков­но-мо­на­стыр­ское зем­ле­вла­де­ние в поль­зу свет­ских фео­да­лов, в т. ч. сред­ней и мел­кой шлях­ты. В сло­вац. зем­лях сво­бод­ное пе­ре­се­ле­ние кре­сть­ян за­ко­но­да­тель­но бы­ло за­труд­не­но уже в 15 в.

В 15 в. про­ис­хо­ди­ли су­ще­ст­вен­ные пе­ре­ме­ны в по­ло­же­нии К. в слав. зем­лях Бал­кан­ско­го п-ова, ока­зав­ших­ся под вла­стью Ос­ман­ской им­пе­рии. Бы­ла вве­де­на во­ен­но-лен­ная сис­те­ма, слав. на­се­ление (райя) обя­за­ли вы­пол­нять феод. по­вин­но­сти и пла­тить на­ло­ги в поль­зу го­су­дар­ст­ва, став­ше­го вер­хов­ным соб­ствен­ни­ком большей час­ти с.-х. уго­дий. Су­ще­ст­вен­но умень­ши­лись воз­мож­но­сти со­ци­аль­ной мо­биль­но­сти кре­сть­ян, их не до­пус­ка­ли к во­ен. и гос. служ­бе без пере­хо­да в ис­лам. Фак­ти­че­ски пе­ре­стал су­ще­ст­во­вать класс круп­ных зе­мель­ных соб­ст­вен­ни­ков. Со 2-й пол. 16 в. во­ен­но-лен­ная сис­те­ма ста­ла при­хо­дить в упа­док, рез­ко уве­ли­чи­лись гос. на­ло­ги, осо­бен­но чрез­вы­чай­ные, а так­же от­ра­бо­точ­ные по­вин­но­сти кре­сть­ян. На­рас­тав­ший за­стой в с. х-ве при­вёл к кри­зи­су ос­ман­ской во­ен.-феод. сис­те­мы и за­мет­но­му эко­но­мич. от­ста­ва­нию ре­гио­на от Зап. Ев­ро­пы.

В слав. зем­лях, ле­жа­щих к вос­то­ку от Эль­бы, на­блю­дал­ся про­цесс т. н. вто­рич­но­го за­кре­по­ще­ния кре­сть­ян. В свя­зи с рас­ту­щей за­ин­те­ре­со­ван­но­стью шлях­ты в то­вар­ном про­из-ве зер­на в собств. име­ни­ях (фоль­вар­ках) про­ис­хо­ди­ло ог­ра­ни­че­ние раз­ме­ра кре­сть­ян­ских на­де­лов, пе­ре­се­ле­ние кре­сть­ян на худ­шие зем­ли и да­же их сгон с зем­ли. Ес­ли ср. раз­мер кре­сть­янских вла­де­ний в Поль­ше в 16 в. со­став­лял око­ло по­ло­ви­ны ла­на (1 лан – 16–24 га), то в 1-й пол. 17 в. – чет­верть лана, а во 2-й пол. 17 в. уже пре­об­ла­дали кар­ли­ко­вые хо­зяй­ст­ва. Од­но­вре­мен­но уве­ли­чи­ва­лись феод. по­вин­но­сти, про­ис­хо­дил воз­врат к от­ра­бо­точ­ной рен­те. В Поль­ше уже в 1520 бы­ла ус­та­нов­ле­на нор­ма бар­щи­ны – не ме­нее 1 дня в не­де­лю для хо­зяй­ст­ва в 1 лан. Со вре­ме­нем она со­став­ля­ла да­же 6 дней в не­де­лю с 1 ла­на. Ана­ло­гич­ный про­цесс на­блю­дал­ся в хорв. зем­лях, где бар­щи­на с 30–40 дней в год в 14 в. воз­рос­ла в 16 в. до 3–6 дней в не­де­лю. В 16 в. фоль­вар­ки (вель­ко­стат­ки) воз­ни­ка­ли в Че­хии, но рост бар­щи­ны на­блю­дал­ся лишь с 17 в., по­сле бит­вы при Бе­лой Го­ре (1620) она дос­тиг­ла да­же 5–6 дней в не­де­лю. В Сло­ва­кии кре­сть­я­не долж­ны бы­ли ра­бо­тать на па­на 3–4 дня в не­де­лю. Ог­ра­ни­чи­ва­лось пра­во сво­бод­но­го пе­ре­хо­да кре­сть­ян. В сё­лах, уст­роен­ных на не­мец­ком пра­ве, ли­к­ви­ди­ро­ва­лось кре­сть­ян­ское са­мо­управ­ле­ние, су­деб­ная власть над кре­сть­я­на­ми пе­ре­да­ва­лась по­ме­щи­кам. В Поль­ше Си­гиз­мунд I Ста­рый в 1519 от­ка­зал­ся от пра­ва вме­ши­вать­ся в спо­ры ме­ж­ду кре­сть­я­на­ми и по­ме­щи­ка­ми. Лишь в ко­ро­лев­ских вла­де­ни­ях кре­сть­я­не со­хра­ни­ли пра­во жа­ло­вать­ся на ста­рост и арен­да­то­ров в спец. су­ды. Кре­по­ст­ная за­ви­си­мость кре­сть­ян всё боль­ше по­хо­ди­ла на раб­ст­во, поя­ви­лась прак­ти­ка их про­да­жи или за­ло­га без зем­ли. Ре­ак­ци­ей кре­сть­ян, по­ми­мо бег­ст­ва, ста­ли вос­ста­ния. В 1573 и 1755 мощ­ные кре­сть­ян­ские вос­ста­ния по­тряс­ли Хор­ва­тию, в 1573 – Сло­ве­нию. Кре­сть­ян­ские вы­сту­п­ле­ния, воз­глав­лен­ные П. Гжи­бов­ским и Ко­ст­кой На­пер­ским, вспых­ну­ли в 17 в. в Поль­ше. В 1680 кре­сть­ян­ское вос­ста­ние ох­ва­ти­ло боль­ше по­ло­ви­ны тер­ри­то­рии Че­хии и часть Мо­ра­вии. Не пре­кра­ща­лись вос­ста­ния и в 18 в., осо­бен­но мощ­ным бы­ло вы­сту­п­ле­ние в 1775.

В 18 в. на­блю­да­лись при­зна­ки осоз­на­ния пра­вя­щим клас­сом не­эф­фек­тив­но­сти бар­щин­но-фоль­ва­роч­но­го хо­зяй­ст­ва. В Поль­ше наи­бо­лее про­грес­сив­ные маг­на­ты, а так­же часть ср. шлях­ты про­ве­ли пол­ную или час­тич­ную от­ме­ну бар­щи­ны в сво­их име­ни­ях, за­ме­няя её де­неж­ны­ми пла­те­жа­ми. С сер. 18 в. ак­тив­но об­су­ж­да­лись про­грам­мы ре­форм, на­прав­лен­ных на об­лег­че­ние по­ло­же­ния кре­сть­ян, од­на­ко они так и не бы­ли осу­ще­ст­в­ле­ны до па­де­ния Ре­чи По­спо­ли­той. Рег­ла­мен­та­ция по­зе­мель­ных от­но­ше­ний в Че­хии на­ча­лась в 1680, ко­гда Ле­о­польд I сво­им па­тен­том юри­ди­че­ски офор­мил от­но­ше­ния ме­ж­ду кре­по­ст­ны­ми и фео­да­ла­ми и ог­ра­ни­чил бар­щи­ну 3 дня­ми в не­де­лю. В Сла­во­нии Ма­рия Те­ре­зия в 1755 ус­та­но­ви­ла тяг­лую бар­щи­ну в 24 дня в год с хо­зяй­ст­ва. В Хор­ва­тии по­доб­ная рег­ла­мен­та­ция бы­ла про­ве­де­на в 1780, но го­до­вой раз­мер бар­щи­ны был оп­ре­де­лён в 52 дня. В Че­хии в 1775 ли­к­види­ро­ва­ли гос­под­скую паш­ню, а зем­лю пе­ре­да­ли кре­сть­я­нам в арен­ду, т. е. от­ра­бо­точ­ную рен­ту за­ме­ни­ли де­неж­ной, в 1781 Ио­сиф II Габ­сбург от­ме­нил лич­ную за­ви­си­мость кре­сть­ян, а так­же про­вёл на­ло­го­вую ре­фор­му. В 1767 бы­ла рег­ла­мен­ти­ро­ва­на бар­щи­на разл. ка­те­го­рий кре­сть­ян в Сло­ва­кии.

Ре­аль­ное из­ме­не­ние по­ло­же­ния кре­сть­ян в слав. зем­лях про­изош­ло толь­ко в 19 в. В отд. час­тях Поль­ши сна­ча­ла ли­к­ви­ди­ро­ва­ли лич­ную за­ви­си­мость, а за­тем про­ве­ли аг­рар­ные ре­фор­мы (в прус. час­ти в 1823, в австр. час­ти в 1848, в Цар­ст­ве Поль­ском в 1864). На­де­ле­ние кре­сть­ян зем­лёй об­лег­чи­ло раз­ви­тие то­вар­ных от­но­ше­ний в с. х-ве. От­ве­том кре­сть­ян на вы­зо­вы ка­пи­та­ли­стич. хо­зяй­ст­ва ста­ло раз­ви­тие разл. форм сбы­то­вой и по­тре­бит. коо­пе­ра­ции, ссуд­но-сбе­ре­га­тель­ных касс, а с 1890-х гг. и кре­сть­ян­ских по­ли­тич. пар­тий. Уси­ли­лись про­цес­сы кон­цен­тра­ции кре­сть­ян­ской соб­ст­вен­но­сти, из­бы­точ­ное на­се­ле­ние ухо­ди­ло в го­ро­да или эмиг­ри­ро­ва­ло (в осн. в США, Ка­на­ду, Лат. Аме­ри­ку, Ав­ст­ра­лию). Од­на­ко круп­ное зем­ле­вла­де­ние не бы­ло унич­то­же­но, что по­ро­ж­да­ло по­сто­ян­ные кон­флик­ты ме­ж­ду кре­сть­я­на­ми и по­ме­щи­ка­ми.

У сла­вян вост. и центр. час­ти Бал­кан аг­рар­ный пе­ре­во­рот был свя­зан с ос­во­бо­ж­де­ни­ем из-под ос­ман­ско­го гос­под­ства в по­след­ней четв. 19 – нач. 20 вв. В этом ре­гио­не вся зем­ля ока­за­лась в соб­ст­вен­но­сти кре­сть­ян и го­су­дар­ст­ва, а низ­кий уро­вень ка­пи­та­ли­стич. раз­ви­тия не спо­соб­ст­во­вал про­цес­сам её кон­цен­тра­ции.

Аг­рар­ные ре­фор­мы, про­ве­дён­ные в Поль­ше, Че­хо­сло­ва­кии и в зап. об­лас­тях Ко­ро­лев­ст­ва сер­бов, хор­ва­тов и сло­вен­цев в пе­ри­од ме­ж­ду дву­мя ми­ро­вы­ми вой­на­ми, не по­кон­чи­ли с круп­ным зем­ле­вла­де­ни­ем феод. про­ис­хо­ж­де­ния, хо­тя и су­ще­ст­вен­но ог­ра­ни­чи­ли его, осо­бен­но ино­на­цио­наль­ное. Это со­хра­ня­ло поч­ву для со­ци­аль­ных кон­флик­тов на се­ле вплоть до кон­ца Вто­рой ми­ро­вой вой­ны 1939–45. Окон­ча­тель­но во­прос о зем­ле в поль­зу кре­сть­ян был ре­шён ре­фор­ма­ми 1940-х гг., ко­гда б. ч. зе­мель пе­ре­шла в ру­ки кре­сть­ян, а мень­шая часть – в гос. соб­ст­вен­ность. На ру­бе­же 1940–50-х гг. в слав. го­су­дар­ст­вах на­ча­лась кол­лек­ти­ви­за­ция по сов. об­раз­цу. В пол­ном объ­ё­ме она бы­ла про­ве­де­на в Че­хо­сло­ва­кии и Бол­га­рии. В Поль­ше и Юго­сла­вии б. ч. зем­ли ос­та­лась в соб­ст­вен­но­сти се­мей­ных кре­сть­ян­ских хо­зяйств. По­сле раз­ру­ше­ния «ре­аль­но­го со­циа­лиз­ма» в Че­хо­сло­ва­кии и Бол­га­рии зем­лю вновь пе­ре­да­ли в ча­ст­ные ру­ки. Тем са­мым про­изош­ла ре­ге­не­ра­ция К. как со­ци­аль­ной груп­пы, вла­дею­щей собств. сред­ст­ва­ми про­из-ва. С кон. 20 в. на­блю­да­ет­ся про­цесс транс­фор­ма­ции се­мей­ных кре­сть­ян­ских хо­зяйств в фер­мер­ские, осо­бен­но ус­пеш­ный в при­ня­тых в Ев­ро­пей­ский со­юз Че­хии, Сло­ва­кии, Поль­ше, Бол­га­рии и Сло­ве­нии.

Кре­сть­ян­ст­во в Ла­тин­ской Аме­ри­ке. В Аме­ри­ке до при­хо­да ев­ро­пей­цев су­ще­ст­во­ва­ло раз­ви­тое зем­ле­де­лие (в рай­оне Анд к не­му при­бав­ля­лось и ско­то­вод­ст­во), ос­но­ван­ное на тру­де кре­сть­ян-об­щин­ни­ков. Про­из-во в зна­чит. ко­ли­че­ст­вах с.-х. про­дук­ции (пре­ж­де все­го маи­са) по­зво­ли­ло раз­вить­ся древ­ним ци­ви­ли­за­ци­ям (майя, ац­те­ков, ин­ков, чиб­ча-муи­сков и др.). С при­хо­дом ев­ро­пей­цев, унич­то­жив­ших го­су­дар­ст­вен­ность ин­дей­ских на­ро­дов, кре­сть­ян­ская об­щи­на со­хра­ни­лась, но её про­из­водств. дея­тель­ность бы­ла пол­но­стью под­чи­не­на ин­те­ре­сам ко­ло­ни­за­то­ров, ко­то­рые при­нес­ли на амер. зем­лю ин­сти­ту­ты, со­от­вет­ст­во­вав­шие нор­мам феод. от­но­ше­ний (эн­комь­ен­да, ре­пар­тимь­ен­то и др.). На ха­рак­тер этих от­но­ше­ний ока­за­ла влия­ние и ра­со­во-эт­нич. ис­то­рия кон­ти­нен­та. Ин­дей­цы всег­да ос­та­ва­лись кре­сть­я­на­ми, а кре­олы, впо­след­ст­вии и ме­тисы – ча­ст­ны­ми зем­ле­вла­дель­ца­ми. В ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од сфор­ми­ро­ва­лась круп­ная зе­мель­ная соб­ст­вен­ность, ко­то­рая при­но­си­ла её вла­дель­цам до­ход в ре­зуль­та­те экс­плуа­та­ции ли­бо ра­бов, вы­ве­зен­ных из Аф­ри­ки, ли­бо кре­сть­ян-ин­дей­цев, на­хо­див­ших­ся в кре­по­ст­ной или по­лу­кре­по­ст­ной за­ви­си­мо­сти от ла­ти­фун­ди­стов. Вой­на за не­за­ви­си­мость в Ла­тин­ской Аме­ри­ке при­ве­ла к пе­ре­рас­пре­де­ле­нию соб­ст­вен­но­сти, но не из­ме­ни­ла со­ци­аль­ных от­но­ше­ний в де­рев­не: кре­сть­я­нин-ин­де­ец по-преж­не­му был ли­шён зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти и на­хо­дил­ся на по­ло­же­нии бес­прав­но­го арен­да­то­ра у зе­мель­но­го маг­на­та. В 19 в. аг­рар­ный сек­тор ря­да лат.-амер. стран (Ар­ген­ти­на, Уруг­вай, Па­ра­гвай) по­пол­нил­ся эмиг­ран­та­ми из Ев­ро­пы, б. ч. ко­то­рых ста­ла соб­ст­вен­ни­ка­ми фер­мер­ских хо­зяйств, спо­соб­ст­во­вав­ших на­пол­не­нию внут­рен­не­го и внеш­не­го рын­ка сво­ей про­дук­цией. Се­ло в Лат. Аме­ри­ке в 20 в. зна­чи­тель­но от­ста­ва­ло от го­ро­да в про­цес­се мо­дер­ни­за­ции. В пер­вую оче­редь это бы­ло свя­за­но с кре­сть­ян­ским без­зе­мель­ем и ма­ло­зе­мель­ем. По­это­му ог­ром­ную ост­ро­ту при­об­рёл в этих стра­нах аг­рар­ный во­прос. Зна­чит. пе­ре­ме­ны в по­ло­же­нии К. про­изош­ли в ре­зуль­та­те Мек­си­кан­ской ре­во­лю­ции 1910–17, Гва­те­маль­ской ре­во­лю­ции 1944–54, Ку­бин­ской ре­во­лю­ции, ока­зав­ших влия­ние и на др. стра­ны, где бы­ли про­ве­де­ны аг­рар­ные ре­фор­мы в поль­зу кре­сть­ян­ско­го клас­са. Од­на­ко до сих пор К. в боль­шин­ст­ве стран Лат. Аме­ри­ки ос­та­ёт­ся са­мой обез­до­лен­ной ча­стью на­се­ле­ния.

Кре­сть­ян­ст­во на Древ­нем Вос­то­ке. В Ме­со­по­та­мии о К. как осо­бой со­ци­аль­ной груп­пе мож­но оп­ре­де­лён­но го­во­рить с кон. 3-го тыс. до н. э., ко­гда в свя­зи с кри­зи­сом эко­но­мич. ба­зи­са древ­не­го об­ще­ст­ва – двор­цо­во-хра­мо­вых хо­зяйств ут­вер­ди­лась арен­да цар­ской или хра­мо­вой зем­ли зем­ле­дель­ца­ми-об­щин­ни­ка­ми. Эти из­доль­щи­ки об­ла­да­ли от­но­сит. хо­зяйств. са­мо­стоя­тель­но­стью, и труд их был бо­лее эф­фек­тив­ным, чем при­ну­дит. ра­бо­та лю­дей в ог­ром­ных цар­ских хо­зяй­ст­вах. Фор­ми­ро­ва­лись круп­ные ча­ст­ные зе­мель­ные вла­де­ния, соб­ст­вен­ни­ки ко­то­рых так­же при­бе­га­ли к арен­де. Даль­ней­шая эво­лю­ция аг­рар­ных от­но­ше­ний в этом ре­гио­не при­во­ди­ла, не­смот­ря на раз­но­го ро­да от­сту­п­ле­ния, свя­зан­ные пре­ж­де все­го с за­вое­ва­ния­ми од­них гос. об­ра­зо­ва­ний дру­ги­ми, к ут­вер­жде­нию кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва как осн. про­из­во­дя­щей ячей­ки в де­рев­не, обя­зан­ной со­дер­жать вер­хов­ную власть и чи­нов­ни­че­ст­во пу­тём вы­пла­ты на­ло­гов и вы­пол­не­ния разл. по­вин­но­стей.

В Древ­нем Егип­те сель­ское на­селе­ние так­же за­ви­се­ло от вер­хов­ной вла­сти, и гл. фи­гу­рой, осу­ще­ст­в­ляв­шей жё­ст­кую связь ме­ж­ду ни­ми, был сбор­щик на­ло­гов. Кре­сть­ян­ское хо­зяй­ст­во не бы­ло са­мо­стоя­тель­ным на про­тя­же­нии всей ис­то­рии стра­ны, вклю­чая пто­ле­ме­ев­ский Еги­пет (в это вре­мя во­шёл в прак­ти­ку та­кой по­лу­эко­но­ми­че­ский, по­лу­ад­ми­ни­ст­ра­тив­ный спо­соб под­чи­не­ния кре­сть­ян вла­сти, как гос. кре­ди­то­ва­ние зем­ле­дель­цев се­ме­на­ми). Экс­плуа­та­ция кре­сть­ян го­су­дар­ст­вом со вре­ме­нем до­пол­ни­лась их экс­плуа­та­ци­ей сфор­ми­ро­вав­шим­ся сло­ем круп­ных зе­мель­ных соб­ст­вен­ни­ков, за­ни­мав­ших зна­чит. по­зи­ции в бю­ро­кра­тич. сис­те­ме управ­ле­ния. Этот слой су­ще­ст­во­вал как за счёт пе­ре­рас­пре­де­ле­ния цен­тра­ли­зов. зе­мель­ной рен­ты, так и за счёт при­свое­ния при­ба­воч­но­го про­дук­та, соз­дан­но­го в мел­ком кре­сть­ян­ском хо­зяй­ст­ве, поль­зо­вав­шем­ся из­вест­ной хо­зяйств. са­мо­стоя­тель­ностью. Од­на­ко не­за­ви­си­мое ча­ст­но­соб­ствен­нич. кре­сть­ян­ское хо­зяй­ст­во здесь так и не воз­ник­ло.

Фор­ми­ро­ва­ние К. в Древ­нем Ки­тае в ис­то­рио­гра­фии от­но­сят обыч­но к эпо­хе Инь (Шан) (1766–1122 или 1600–1027 до н. э.). В это вре­мя в аг­рар­ных от­но­ше­ни­ях ут­вер­ди­лась сис­те­ма цзин-тянь («ко­ло­дез­ные по­ля»), ко­то­рая как не­кая ис­ход­ная мо­дель про­су­ще­ст­во­ва­ла с разл. мо­ди­фи­ка­ция­ми неск. со­тен лет. Это бы­ла по су­ти на­дель­ная сис­те­ма, при ко­то­рой, по­ми­мо уча­ст­ков кре­сть­ян-об­щин­ни­ков, су­ще­ст­во­ва­ла и соб­ст­вен­но зем­ля ва­на (пра­ви­те­ля), об­ра­ба­ты­вав­шая­ся бар­щин­ным спо­со­бом. В пе­ри­од Вос­точ­ной Чжоу (770–256/249 до н. э.) на­блю­да­ет­ся иму­ществ. рас­слое­ние сре­ди кре­сть­ян, что, ве­ро­ят­но, свя­за­но с по­яв­ле­ни­ем ча­ст­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю. Рост влия­ния «силь­ных до­мов», до­би­вав­ших­ся при­зна­ния лич­ной за­ви­си­мо­сти кре­сть­ян, на фо­не об­ще­го ухуд­ше­ния эко­но­мич. по­ло­же­ния стра­ны при­вёл к ши­ро­ко­му уча­стию К. в «жёл­тых по­вя­зок» вос­ста­нии 184–205.

В це­лом эво­лю­ция аг­рар­ных от­но­ше­ний на Древ­нем Вос­то­ке ха­рак­те­ри­зо­ва­лась от­хо­дом от из­на­чаль­но­го гос­под­ст­ва двор­цо­во-хра­мо­во­го хо­зяй­ст­ва, об­ре­кав­ше­го зем­ле­дель­цев-об­щин­ни­ков на при­ну­дит. труд. По­яв­ле­ние круп­ной зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти оз­на­ме­но­ва­ло пе­ре­ход к арен­де, при­вед­шей к уко­ре­не­нию мел­ко­го кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва. При этом не ис­чез­ла за­ви­си­мость кре­сть­я­ни­на ни от круп­но­го ча­ст­но­го зем­ле­вла­дель­ца (об­рок), ни от го­су­дар­ст­ва (стро­ит. и ир­ри­гац. ра­бо­ты, на­ло­ги), по­сто­ян­но при­бе­гав­ше­го к при­ну­ж­де­нию. В др.-вост. го­су­дар­ст­вах ча­ст­ная зе­мель­ная соб­ст­вен­ность рас­про­стра­ни­лась лишь на выс­шие слои об­ще­ст­ва, в от­ли­чие от сре­ди­зем­но­мор­ско­го ми­ра, где ох­ва­ти­ла и мел­кие кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва, ак­тив­но уча­ст­во­вав­шие в ста­нов­ле­нии тор­го­во­го об­ме­на с го­ро­дом и да­лё­ки­ми края­ми. Пре­вра­ще­ние мел­ко­го кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва на Вос­то­ке в осн. эле­мент эко­но­мич. сис­те­мы аг­рар­но­го об­ще­ст­ва обес­пе­чило за­вер­ше­ние фор­ми­ро­ва­ния К. как со­ци­аль­но­го клас­са и ис­то­рич. пе­ре­ход к Сред­не­ве­ко­вью.

Кре­сть­ян­ст­во на сред­не­ве­ко­вом Вос­то­ке. Су­ще­ст­вен­ным фак­то­ром ук­ре­п­ле­ния мел­ко­го кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва и рос­та его про­из­во­ди­тель­но­сти при пе­ре­хо­де к Сред­не­ве­ко­вью на Вос­то­ке ста­ло ис­поль­зо­ва­ние же­лез­ных ору­дий. Цик­лы аг­рар­но­го про­из-ва, при­ме­няе­мая аг­ро­тех­ни­ка, со­став воз­де­лы­вае­мых куль­тур ста­ли за­ви­сеть гл. обр. от вы­бо­ра кре­сть­я­ни­на, ско­ван­но­го в то же вре­мя в хо­зяйств. ини­циа­ти­ве тре­бо­ва­ния­ми зем­ле­вла­дель­ца и го­су­дар­ст­ва. Уве­ли­че­ние мас­сы при­ба­воч­но­го про­дук­та, про­из­во­див­ше­го­ся в ин­ди­ви­ду­аль­ном кре­сть­ян­ском хо­зяй­ст­ве, не со­про­во­ж­да­лось раз­ви­ти­ем то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний, а вы­ли­ва­лось в рост ча­ст­ной и гос. рен­ты, соз­да­вав­ший ма­те­ри­аль­ные пред­по­сыл­ки для по­яв­ле­ния зна­чи­тель­ных по мо­щи и за­ни­мае­мо­му про­стран­ст­ву го­су­дарств – им­пе­рий. К. яви­лось и со­ци­аль­ной ба­зой для рас­про­стра­не­ния и уко­ре­не­ния осн. ми­ро­вых ре­ли­гий на Вос­то­ке. В са­мой об­щи­не про­ис­хо­ди­ла внутр. диф­фе­рен­циа­ция: из кре­сть­ян­ской мас­сы вы­де­ля­лась вер­хуш­ка, за­ка­ба­ляв­шая ос­таль­ных об­щин­ни­ков; в то же вре­мя в об­щи­не дол­го со­хра­нял­ся и обы­чай ис­поль­зо­ва­ния раб­ско­го тру­да. Наи­бо­лее ак­тив­но в ср.-век. пе­ри­од раз­ви­ва­лась ара­бо-му­сульм. ци­ви­ли­за­ция. Важ­ная осо­бен­ность аг­рар­ных от­но­ше­ний в этом ми­ре за­клю­ча­лась в рас­про­стра­не­нии пра­ва мульк, фак­ти­че­ски уза­ко­ни­вав­ше­го на­ло­го­об­ла­гае­мую ча­ст­ную соб­ст­вен­ность на зем­лю (час­то и на во­ду), ко­то­рой мог­ли вла­деть как круп­ные зе­мель­ные соб­ст­вен­ни­ки, име­нуе­мые час­то в ис­то­рио­гра­фии фео­да­ла­ми, так и кре­сть­я­не-об­щин­ни­ки. Мульк сти­му­ли­ро­вал со­ци­аль­ную диф­фе­рен­циа­цию и со­ци­аль­ную мо­биль­ность в му­сульм. стра­нах, в сво­ём раз­ви­тии об­го­няв­ших в этот пе­ри­од го­су­дар­ст­ва не толь­ко Вос­то­ка, но и За­па­да.

В ср.-век. Ин­дии, где ещё в древ­ности об­ра­зо­ва­лась сис­те­ма варн – со­слов­но-кас­то­вых групп, из ко­то­рых по­на­ча­лу вай­шьи со­став­ля­ли здеш­нее К., про­изо­шёл су­ще­ст­вен­ный сдвиг в со­ци­аль­ной на­пол­няе­мо­сти варн, и кре­сть­ян­ский труд был за­кре­п­лён за низ­шей из них – шуд­ра­ми. В 4–5 вв. н. э. в им­пе­рии Гуп­тов сло­жи­лась сис­те­ма, ко­торую при­ня­то на­зы­вать фео­даль­ной: про­ис­хо­ди­ли да­ре­ния зе­мель вме­сте с их оби­та­те­ля­ми, кре­сть­я­не ока­зы­ва­лись в за­ви­си­мо­сти от круп­ных зем­ле­вла­дель­цев, а об­щи­на дро­би­лась. Эта сис­те­ма в це­лом со­хра­ни­лась по­зд­нее, при гос­под­стве рад­ж­путов. Од­на­ко, не­смот­ря на из­ме­не­ние раз­ме­ров об­щи­ны, её внутр. струк­ту­ра ока­за­лась очень ус­той­чи­вой, что ус­пеш­но ис­поль­зо­ва­лось вла­стью в фис­каль­ных це­лях и в эпо­ху Мо­голь­ской им­пе­рии.

В Ки­тае феод. от­но­ше­ния про­смат­ри­ва­ют­ся во 2–3 вв., ко­гда стра­на пе­ре­жи­ва­ла эко­но­мич. и де­мо­гра­фич. спад, мас­сы кре­сть­ян пе­ре­хо­ди­ли под опе­ку круп­ных зем­ле­вла­дель­цев и при­бли­жа­лись по сво­ему ста­ту­су к кре­по­ст­но­му со­стоя­нию. Воз­вра­ще­ние к на­дель­ной сис­те­ме в гос-ве Цзинь (265–419) и рас­про­стра­не­ние её в бо­лее позд­ние пе­рио­ды не ли­к­ви­ди­ро­ва­ло за­ви­си­мость кре­сть­ян­ской мас­сы от фео­да­лов, но спо­соб­ст­во­ва­ло рос­ту этой мас­сы, по­сколь­ку на­де­лы от го­су­дар­ст­ва по­лу­ча­ли но­вые лю­ди, а в эпо­ху ди­на­стии Тан (618–907) – и гос. ра­бы, фак­ти­че­ски пре­вра­щав­шие­ся в кре­сть­ян, что оз­на­ча­ло окон­чат. за­вер­ше­ние эпо­хи су­ще­ст­во­ва­ния гос. хо­зяй­ст­ва как гл. про­из­во­ди­те­ля с.-х. про­дук­ции. В эту эпо­ху на­дель­ная сис­те­ма ста­ла за­ме­нять­ся ча­ст­ным зем­ле­вла­де­ни­ем, что при­ве­ло в эпо­ху Сун (960–1279) к зна­чит. со­ци­аль­но­му рас­слое­нию и рас­ту­ще­му не­до­воль­ст­ву ра­зо­ряв­ших­ся зем­ле­дель­цев, вы­лив­ше­му­ся в кре­сть­ян­ское вос­ста­ние в Сы­чуа­ни в 990-х гг. Даль­ней­шая бю­ро­кра­ти­за­ция сис­те­мы управ­ле­ния в Ки­тае в сред­ние ве­ка от­ра­зи­лась и на де­рев­не, ис­пы­ты­вав­шей рас­ту­щий на­ло­го­вый гнёт. В эпо­ху Мин (1368–1644) со­став К. ус­лож­нил­ся в свя­зи с ши­ро­ким рас­про­стра­не­ни­ем арен­ды и да­же суб­арен­ды зем­ли у ча­ст­ных лиц, что по­влек­ло за со­бой уве­ли­че­ние слоя ча­ст­но­за­ви­си­мых кре­сть­ян. В свя­зи с вне­дре­ни­ем мел­кой кре­сть­ян­ской арен­ды на пус­тую­щих зем­лях, объ­яв­лен­ных го­су­дар­ст­вен­ны­ми, воз­ро­ди­лась на­дель­ная сис­те­ма. В кон­це этой эпо­хи чи­нов­ни­че­ст­во ста­ло уси­лен­но об­за­во­дить­ся зе­мель­ной соб­ст­вен­но­стью, до­бив­шись для се­бя на­ло­го­во­го им­му­ни­те­та. Это при­ве­ло к то­му, что од­на часть кре­сть­ян, что­бы из­бе­жать не­по­мер­но­го на­ло­го­во­го гнё­та, ста­ла ли­бо пе­ре­би­рать­ся на зем­ли та­ко­го ро­да соб­ст­вен­ни­ков, ока­зы­ва­ясь в за­ви­си­мом по­ло­же­нии от них, ли­бо по­ки­да­ла де­рев­ню и пе­ре­се­ля­лась в го­ро­да. Дру­гая часть кре­сть­ян пре­бы­ва­ла в ста­ту­се во­ен. по­се­лен­цев – дер­жа­те­лей уча­ст­ков гос. зем­ли на ус­ло­ви­ях на­следств. во­ен. служ­бы. Гл. тя­го­ты кит. К. не­сло от по­сто­ян­но уве­ли­чи­вав­ших­ся на­ло­гов, что при­ве­ло к мощ­ной Кре­сть­ян­ской вой­не 1628–45, «по­хо­ро­нив­шей» власть ди­на­стии Мин. На сме­ну ей в 1644 при­шла маньч. ди­на­стия Цин, на­чав­шая вла­ст­во­вать с по­дав­ле­ния кре­сть­ян­ских вы­сту­п­ле­ний. Фи­скаль­ный гнёт вос­ста­но­вил­ся, но но­вая власть по­на­ча­лу не­сколь­ко смяг­чи­ла его, т. к. стре­ми­лась к ук­ре­п­ле­нию сво­его по­ло­же­ния в чу­жой стра­не пу­тём пре­дос­тав­ле­ния на­ло­го­вых льгот на­се­ле­нию, в т. ч. и К. В 18 в. си­туа­ция в де­рев­не ста­би­ли­зи­ро­ва­лась, но кре­сть­ян­ское хо­зяй­ст­во по-преж­не­му ос­та­ва­лось на­ту­раль­ным, че­му спо­соб­ст­во­ва­ли вла­сти, тре­бо­вав­шие с кре­сть­ян на­лог, вы­пла­чи­вае­мый ри­сом, а не обес­це­ни­вав­шим­ся се­реб­ром.

Раз­ви­тие бю­ро­кра­тич. сис­те­мы, гл. стерж­нем ко­то­рой был сбор на­ло­гов, тяж­ким бре­ме­нем ло­жив­ших­ся на К., ха­рак­тер­но и для стран Юго-Вос­точ­ной Азии (в ча­ст­но­сти, Кам­бод­жи и Вьет­на­ма, при­чём в Сев. Вьет­на­ме вла­сти при­бе­га­ли и к на­зна­че­нию чи­нов­ни­ков, управ­ляв­ших кре­сть­ян­ски­ми об­щи­на­ми). В сер. 15 в. в гос-ве Аю­тия (Сиам) бы­ла вве­де­на ори­ги­наль­ная сис­те­ма ран­гов, ос­но­ван­ная на раз­ме­рах тер­ри­то­рии, при­над­ле­жа­щей зем­ле­вла­дель­цу. Эта ие­рар­хич. сис­те­ма управ­ле­ния и зем­ле­вла­де­ния, в це­лом ха­рак­тер­ная для Вос­то­ка, но в наи­бо­лее це­ло­ст­ном ви­де раз­вёр­ну­тая в Аю­тии, за­кре­п­ля­ла за К. ме­сто вни­зу со­ци­аль­ной струк­ту­ры, к ко­то­рой мож­но при­ме­нить по­ня­тие «фео­да­лизм».

На­дель­ная сис­те­ма по­на­ча­лу сло­жи­лась и в ср.-век. Япо­нии. Пре­ду­смот­рен­ное за­ко­на­ми пе­рио­дич. пе­ре­рас­пре­де­ле­ние зем­ли по­сте­пен­но под­ме­ня­лось за­кре­п­ле­ни­ем на­де­лов в дол­го­вре­мен­ное, прак­ти­че­ски по­жиз­нен­ное, поль­зо­ва­ние. Даль­ней­шее раз­ви­тие аг­рар­ных от­но­ше­ний в этой стра­не ха­рак­те­ри­зо­ва­лось ис­чез­но­ве­ни­ем на­дель­ной сис­те­мы (к нач. 10 в.) и за­ме­ще­ни­ем её хо­зяй­ства­ми, функ­цио­ни­ро­вав­ши­ми на прин­ци­пах ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти. Круп­ной зе­мель­ной соб­ст­вен­но­стью об­за­во­ди­лись ари­сто­кра­ты и чи­нов­ни­ки, на зем­лях ко­то­рых тру­ди­лись за­ви­си­мые от них кре­сть­я­не. Эти про­цес­сы не­из­беж­но при­во­ди­ли к иму­ществ. диф­фе­рен­циа­ции в де­рев­не. Ус­лож­ня­лась на­ло­го­вая сис­те­ма, с ко­то­рой свя­за­но по­яв­ле­ние осо­бо­го бю­ро­кра­тич. слоя в са­мой де­рев­не (за сбор на­ло­гов от­ве­чал один из хо­зя­ев, от­чи­ты­вав­ший­ся пе­ред гор. вла­стя­ми за вы­пла­ту на­ло­гов кре­сть­я­на­ми ок­ре­ст­ных се­ле­ний и по­сте­пен­но под­чи­няв­ший их эко­но­мич. и адм. ме­то­да­ми). К сер. 16 в. феод. зе­мель­ная соб­ст­вен­ность ук­ре­п­илась ли­бо за счёт экс­про­приа­ции за дол­ги уча­ст­ков мел­ких кре­сть­ян ари­сто­кра­ти­ей, ли­бо пу­тём вы­год­ной сда­чи в арен­ду зем­ли раз­бо­га­тев­ши­ми кре­сть­я­на­ми сво­им ра­зо­рив­шим­ся од­но­сель­ча­нам. За­жи­точ­ные кре­сть­я­не за­вла­де­ли управ­ле­ни­ем об­щи­ной и пре­вра­тились во влия­тель­ную со­ци­аль­ную си­лу, свя­зан­ную с рын­ком и спо­соб­ную да­же про­ти­во­сто­ять на­ло­го­вой аг­рес­сии чи­нов­ни­че­ст­ва.

Осо­бым об­ра­зом про­ис­хо­ди­ло фор­ми­ро­ва­ние со­ци­аль­но-клас­со­вой струк­ту­ры в Ос­ман­ской им­пе­рии, где скла­ды­ва­лась со­слов­ная сис­те­ма. Кре­сть­я­не в этой сис­те­ме от­но­си­лись к мно­го­числ. по­дат­но­му со­сло­вию – рай­ятам (в 19 в. этот тер­мин от­но­сил­ся толь­ко к не­му­суль­ма­нам) при со­хра­не­нии внутр. об­щин­ной ор­га­ни­за­ции. В 17–18 вв. воз­ни­ка­ет на­след­ст­вен­ное ча­ст­но­фео­даль­ное по­ме­стье (чифт­лик), од­ним из осн. ис­точ­ни­ков фор­ми­ро­ва­ния ко­то­ро­го ста­ло при­свое­ние кре­сть­ян­ских зе­мель чи­нов­ни­ка­ми и раз­бо­га­тев­ши­ми зем­ле­вла­дель­ца­ми.

Кре­сть­ян­ст­во на Вос­то­ке в Но­вое вре­мя. Но­вое вре­мя для стран Вос­то­ка оз­на­ча­ет в пер­вую оче­редь вве­де­ние ко­ло­ни­аль­но­го ре­жи­ма, ко­то­рый под­чи­нил эко­но­ми­ку это­го ре­гио­на ин­те­ре­сам ев­ро­пей­цев и в то же вре­мя спо­соб­ст­во­вал мо­дер­ни­за­ции со­ци­аль­ных и эко­но­мич. от­но­ше­ний. С нач. 17 в. ев­ро­пей­цы на­чи­на­ют ак­тив­ное про­ник­но­ве­ние в Азию. Вме­сте с то­ва­ра­ми на кон­ти­нент при­хо­дят но­вые ре­лиг. идеи, от­ра­зив­шие­ся на соз­на­нии разл. сло­ёв об­ще­ст­ва, в т. ч. К. (влия­ни­ем хри­сти­ан­ско­го уче­ния от­ме­че­ны кре­сть­ян­ские вос­ста­ния в Япо­нии в 1-й пол. 17 в. и др.). Со­став про­из­во­ди­мой с.-х. про­дук­ции всё боль­ше под­чи­нял­ся ин­те­ре­сам ко­ло­ни­аль­ной тор­гов­ли, поч­ти це­ли­ком на­хо­див­шей­ся в ру­ках ев­ро­пей­цев. Со­кра­ща­лась до­ля тра­диц. куль­тур, ко­то­рые про­из­во­ди­лись в осн. в ин­ди­ви­ду­аль­ных кре­сть­ян­ских хо­зяй­ст­вах. Кре­сть­я­нин ста­но­вил­ся объ­ек­том экс­плуа­та­ции не толь­ко ме­ст­ных круп­ных зем­ле­вла­дель­цев, но и ев­ро­пей­цев. Ус­ко­рил­ся про­цесс пре­вра­ще­ния кре­сть­я­ни­на в соб­ст­вен­ни­ка.

Сель­ское хо­зяй­ст­во Ин­дии и в ус­ло­ви­ях англ. ко­ло­ни­аль­но­го гос­под­ства ос­та­ва­лось ма­ло­про­дук­тив­ным, что в не­ма­лой сте­пе­ни объ­яс­ня­лось не­под­виж­ной со­ци­аль­но-кас­то­вой струк­ту­рой инд. де­рев­ни. Не­ко­то­рые из­ме­не­ния в неё вне­сла сис­те­ма зем­ле­вла­де­ния за­мин­да­ри, ко­то­рая де­ла­ла всех зем­ле­вла­дель­цев рав­ны­ми пе­ред ли­цом сбор­щи­ка на­ло­гов. Од­на­ко да­же в Сев. Ин­дии, где зе­мель­ная соб­ст­вен­ность за­мин­да­ров по сво­им раз­ме­рам ма­ло от­ли­ча­лась от уча­ст­ков кре­сть­ян, ста­тус по­след­них из-за кас­товых раз­ли­чий все­гда был не­срав­ни­мо ни­же ста­ту­са рад­жпу­тов и брах­ма­нов, из ко­то­рых со­стоя­ли в осн. за­мин­да­ры. Поль­зо­ва­те­ли зем­ли рав­но об­ла­га­лись на­ло­га­ми и по сис­те­ме рай­ят­ва­ри, но и она не по­ко­ле­ба­ла кас­то­вые барь­е­ры. Не раз­ру­ши­ло их в инд. де­рев­не и Ин­дий­ское на­род­ное вос­ста­ние 1857–59, объ­е­ди­нив­шее про­тив брит. ко­ло­ни­аль­ных вла­стей пред­ста­ви­те­лей всех со­ци­аль­ных сло­ёв, ре­ли­гий и каст, но не по­ста­вив­шее под сомне­ние под­чи­не­ние ниж­них сло­ёв де­рев­ни верх­ним. Эта тра­ди­ция су­ще­ст­во­ва­ла на про­тя­же­нии все­го ко­ло­ни­аль­но­го пе­рио­да и де­ла­ла не­раз­ре­ши­мой осн. аг­рар­ную про­бле­му – со­хра­не­ние зем­ли в осн. во вла­де­нии за­мин­да­ров и де­фи­цит зем­ли у кре­сть­ян-рай­ятов. Прин­ци­пи­аль­но не из­ме­ни­ли си­туа­цию и за­ко­ны, при­ня­тые ко­ло­ни­аль­ны­ми вла­стя­ми, за­щи­щав­шие не­ко­то­рые ка­те­го­рии арен­да­то­ров от про­из­во­ла зем­ле­вла­дель­цев.

Гос­под­ство гол­ланд­цев на Яве при­ве­ло к не­ко­то­рым из­ме­не­ни­ям в де­рев­не. Здесь бы­ла осу­ще­ст­в­ле­на зе­мель­но-на­ло­го­вая ре­фор­ма, на­по­ми­нав­шая сис­те­му рай­ят­ва­ри в Брит. Ин­дии: кре­сть­я­не ста­ли по­сто­ян­ны­ми на­следств. арен­да­то­ра­ми гос. зе­мель, ос­во­бо­ж­дён­ны­ми от на­ту­раль­ных пла­те­жей и тру­до­вой по­вин­но­сти и пла­тив­ши­ми вла­стям на­лог.

Аг­рар­ные от­но­ше­ния в Ки­тае 19 в. ха­рак­те­ри­зу­ют­ся рос­том со­ци­аль­ной на­пря­жён­но­сти, при­вед­шей к Тай­пин­ско­му вос­ста­нию 1851–64, от­ли­чи­тель­ная осо­бен­ность ко­то­ро­го – ис­поль­зо­ва­ние вос­став­ши­ми син­те­за хри­сти­ан­ских и кон­фу­ци­ан­ских идей под об­щим ло­зун­гом со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти. Др. спе­ци­фич. осо­бен­ность это­го кре­сть­ян­ско­го дви­же­ния – свой­ст­вен­ная его ру­ко­во­ди­те­лям и уча­ст­ни­кам тен­ден­ция вос­про­из­во­дить от­но­ше­ния, ти­пич­ные для уко­ре­нив­шей­ся бю­ро­кра­тич. тра­ди­ции.

В Османской империи, на про­тя­же­нии всей её ис­то­рии не те­ряв­шей су­ве­ре­ни­те­та, мо­дер­ни­за­ция по­ли­тич. и хо­зяйств. жиз­ни в сер. 19 в. (см. в ст. Тан­зи­мат) за­тро­ну­ла аг­рар­ные от­но­ше­ния в кос­вен­ной фор­ме – че­рез пре­об­ра­зо­ва­ние на­ло­го­вой сфе­ры (от­ме­на иль­ти­за­ма, ра­зо­ряв­ше­го К.), но не от­ра­зи­лась на ос­но­вах феод. строя.

Кре­сть­ян­ст­во на Вос­то­ке в Но­вей­шее вре­мя. За­стой в аг­рар­ных от­но­шени­ях на Вос­то­ке с тру­дом из­жи­вал­ся в 20 в. Ко­ло­ни­аль­ный ре­жим в из­вест­ной сте­пе­ни спо­соб­ст­во­вал их мо­дер­ни­за­ции, но не из­ме­нил их сущ­но­сти. Бо­лее то­го, своё бед­ст­вен­ное по­ло­же­ние К. в ко­ло­ни­аль­ных и за­ви­си­мых стра­нах свя­зы­ва­ло с при­сут­ст­ви­ем во вла­сти ино­зем­цев. По­это­му кре­сть­ян­ское дви­же­ние ста­ло од­ним из важ­ных фак­то­ров нац. ос­во­бо­ж­де­ния. Са­мо это дви­же­ние, со­ци­аль­ное по сво­ему со­дер­жа­нию, ис­пы­ты­ва­ло воз­дей­ст­вие разл. по­ли­тич. сил: от на­цио­нал-ре­фор­ми­ст­ских до ком­му­ни­сти­че­ских.

В Ин­дии толь­ко с про­воз­гла­ше­ни­ем не­за­ви­си­мо­сти в 1947 и с при­хо­дом к вла­сти пар­тии Инд. нац. кон­гресс, в про­грам­ме ко­то­рой со­дер­жа­лись по­ло­же­ния о про­ве­де­нии аг­рар­ной ре­фор­мы и при­ня­тии аг­рар­но­го за­ко­но­да­тель­ст­ва, про­изо­шёл оп­ре­де­лён­ный сдвиг. Од­на­ко меж­кас­то­вое про­ти­во­стоя­ние ока­за­лось весь­ма жи­ву­чим, а раз­дел быв. Брит. Ин­дии на два го­су­дар­ст­ва при­вёл к обо­ст­ре­нию ме­жэт­ни­че­ских и меж­кон­фес­сио­наль­ных про­ти­во­ре­чий, со­про­во­ж­дав­ших­ся мас­со­вым пе­ре­се­ле­ни­ем сель­ско­го на­се­ле­ния. Зна­чи­тель­но ук­ре­пи­лось фер­мер­ское зем­ле­вла­де­ние, од­на­ко осн. мас­су сель­ско­го тру­дя­ще­го­ся на­се­ле­ния со­став­ля­ют ма­ло­зе­мель­ные и без­зе­мель­ные кре­сть­я­не, а так­же с.-х. ра­бо­чие.

В Тур­ции про­цесс мо­дер­ни­за­ции, поч­ти све­дён­ный на нет в го­ды ти­ра­нич. прав­ле­ния Аб­дул-Ха­ми­да II, ак­ти­ви­зи­ро­вал­ся по­сле Мла­до­ту­рец­кой ре­во­лю­ции 1908 и вы­ра­зил­ся пре­ж­де все­го в от­ме­не феод. на­ту­раль­но­го на­ло­га (ашар) в 1925.

Операции над абзацем:  
Ли­к­ви­да­ция по­ме­щичь­е­го зем­ле­вла­де­ния в стра­нах, где про­изош­ли со­циа­ли­стич. ре­во­лю­ции (Ки­тай, Вьет­нам, Сев. Ко­рея, Мон­го­лия), со­про­во­ж­да­лась со­з­да­ни­ем с.-х. коо­пе­ра­ти­вов, од­на­ко кре­сть­я­не не по­лу­чи­ли всех прав на при­ба­воч­ный про­дукт, ко­то­рый в разл. фор­ме изы­мал­ся в поль­зу го­су­дар­ст­ва. До­ны­не К. в этих стра­нах, хо­тя его тру­до­вая дея­тель­ность и за­тро­ну­та на­уч.-тех­нич. про­грес­сом (совр. аг­ро­тех­ни­ка, ис­поль­зо­ва­ние ма­шин и т. д.), ос­та­ёт­ся са­мой бед­ной ча­стью на­се­ле­ния.

Кре­сть­ян­ст­во в Рос­сии

Сер. 1-го тыс. – сер. 13 в. Сель­ское на­се­ле­ние со­став­ля­ло по­дав­ляю­щую часть вост. сла­вян. Его за­ня­тия к сер. 1-го тыс. – зем­ле­де­лие, ско­то­вод­ст­во, ры­бо­лов­ст­во, охо­та, борт­ни­че­ст­во, а так­же др. про­мыс­лы и де­ре­вен­ские ре­мёс­ла. Это под­твер­жде­но ар­хео­ло­гич. рас­коп­ка­ми на тер­ри­то­рии со­вре­мен­ных Бе­ло­рус­сии, Рос­сии и Ук­раи­ны. С ши­ро­ким рас­про­стра­не­ни­ем под­сеч­но­го, а так­же пе­ре­лож­но­го зем­ле­де­лия бы­ло свя­за­но про­дви­же­ние в лес­ные рай­оны сло­вен, кри­ви­чей, вя­ти­чей, ра­ди­ми­чей и др. Пер­вые при­зна­ки пе­ре­хо­да от под­се­ки и пе­ре­лога к па­ро­вой сис­те­ме (с 2–3-поль­ным се­во­обо­ро­том), пре­ж­де все­го на ра­нее ос­во­ен­ных зем­лях, за­мет­ны в пе­ри­од ста­нов­ле­ния Древ­не­рус­ско­го гос-ва.

Сель­ские по­се­ле­ния вост. сла­вян в ле­со­степ­ной по­ло­се, по ар­хео­ло­гич. дан­ным, пер­во­на­чаль­но рас­по­ла­га­лись «гнёз­да­ми» (по 3–4 по­се­ле­ния в ка­ж­дом «гнез­де», на рас­стоя­нии от 1 до 5 км од­но от дру­го­го). Рас­стоя­ния ме­ж­ду «гнёз­да­ми» дос­ти­га­ли в ср. 30–40 км, но ино­гда до­хо­ди­ли до 100 км и бо­лее. В 12–13 вв. про­ис­хо­ди­ло ук­руп­не­ние по­се­ле­ний в ле­со­сте­пи, а так­же в ополь­ях и на близ­ких по ланд­шаф­ту тер­ри­то­ри­ях Сев.-Вост. Ру­си. При ар­хео­ло­гич. рас­коп­ках об­на­ру­же­ны сле­ды мно­го­двор­ных (в неск. де­сят­ков дво­ров) по­се­ле­ний. В жи­ли­щах ма­лых се­мей пл. 10–20 м2 про­жи­ва­ло, ви­ди­мо, 4–5 чел. В сев.-зап. и сев.-вост. рай­онах Древ­не­рус­ско­го гос-ва за­строй­ка бы­ла по пре­иму­ще­ст­ву при­бреж­но-ря­до­вой, боль­шин­ст­во по­се­ле­ний име­ло от 1–3 до 7–9 дво­ров. Сель­ские по­се­ле­ния до 14 в. на­зы­ва­лись ве­ся­ми, сё­ла­ми. Сё­ла в письм. ис­точ­ни­ках ча­ще все­го упо­ми­на­ют­ся как кня­же­ские вла­де­ния и ред­ко как бо­яр­ские или цер­ков­ные. Мес­та­ми сбо­ра да­ни во вре­мя по­лю­дья, а так­же кня­же­ско­го су­да бы­ли по­гос­ты – цен­тры во­лос­тей-об­щин (мно­гие из них воз­ник­ли как об­щин­ные цен­тры ещё в до­го­су­дарств. пе­ри­од).

Об­щи­на (вервь в Рус­ской прав­де), ос­но­ван­ная пер­во­на­чаль­но на кров­но­род­ст­вен­ных свя­зях, по­сте­пен­но транс­фор­ми­ро­ва­лась в со­сед­скую тер­ри­то­ри­аль­ную об­щи­ну. Воз­ник­но­ве­ние в 9–10 вв. го­су­дар­ст­ва во гла­ве с князь­я­ми, скла­ды­ва­ние со­ци­аль­ных вер­хов (бо­яр, дру­жи­ны), с по­мо­щью ко­то­рых кня­зья взи­ма­ли дань и др. по­сту­п­ле­ния со сво­бод­ных кре­сть­ян-об­щин­ни­ков, ста­нов­ле­ние ин­сти­ту­тов управ­ле­ния и су­да (в т. ч. по зе­мель­ным кон­флик­там), прак­ти­ка кня­же­ских по­жа­ло­ва­ний по­сте­пен­но сфор­ми­ро­ва­ли вер­хов­ное пра­во соб­ст­вен­но­сти кня­зей-пра­ви­те­лей на зем­лю и в зна­чит. ме­ре на ре­зуль­та­ты тру­да по­дат­но­го на­се­ле­ния, пре­ж­де все­го сель­ско­го. В хо­де дис­кус­сий 1950–80-х гг. од­ни учё­ные счи­та­ли, что эти про­цес­сы сви­де­тель­ст­во­ва­ли о фор­ми­ро­ва­нии гос. (фео­даль­ной) соб­ст­вен­но­сти на зем­лю и от­час­ти на кре­сть­ян, дру­гие ви­де­ли в них раз­де­ле­ние соб­ст­вен­но­сти го­су­дар­ст­ва и во­лос­тей-об­щин.

Осн. мас­са К. в 10–13 вв. бы­ла лич­но сво­бод­ной и обо­зна­ча­лась в ис­точ­ни­ках тер­ми­ном «лю­ди». Их пред­ста­ви­те­ли в раз­ных со­ци­аль­ных и юри­дич. си­туа­ци­ях мог­ли име­но­вать­ся «му­жа­ми». Од­но­вре­мен­но фор­ми­ро­ва­лись ка­те­го­рии зем­ле­дель­цев, лич­но за­ви­си­мых и по­лу­за­ви­си­мых от кня­зей, с 12 в. – так­же от бояр и цер­ков­ных зем­ле­вла­дель­цев: че­лядь, ра­бы, хо­ло­пы (с 10 в.), смер­ды (с 11 в.), за­ку­пы и др. Че­лядь – од­на из са­мых ран­них в вост.-слав. сре­де ка­те­го­рий пат­ри­ар­халь­ных ра­бов – вы­пол­ня­ла разл. функ­ции и в сель­ской жиз­ни, и в гор. оби­хо­де. В свя­зи с пе­ре­хо­дом оп­ре­де­лён­ной час­ти та­ких ра­бов на по­ло­же­ние зем­ле­дель­цев тер­мин «ра­бота» по­сте­пен­но стал обо­зна­чать по­вин­ность бар­щин­но­го ти­па (см. Бар­щи­на). За­ку­пы как юри­ди­че­ски зна­чи­мая груп­па офор­ми­лись к нач. 12 в. Ими ста­но­ви­лись лю­ди, по­пав­шие в дол­го­вую ка­ба­лу и обя­зан­ные сво­ей ра­бо­той, в т. ч. и на гос­под­ской паш­не, вер­нуть долг заи­мо­дав­цу. По­след­ний пре­дос­тав­лял за­ку­пу в ка­че­ст­ве ссу­ды на­дел зем­ли, с.-х. ору­дия, ра­бо­чий скот. Лю­бой уход за­ку­па от гос­по­ди­на, кро­ме осо­бо ого­во­рён­ных слу­ча­ев, ква­ли­фи­ци­ро­вал­ся за­ко­ном как «бег­ст­во» и пре­вра­щал за­ку­па в пол­но­го хо­ло­па. Сви­де­тель­ст­ва ис­точ­ни­ков о по­вин­но­стях сель­ско­го на­се­ле­ния край­не скуд­ны. Глав­ны­ми из них бы­ли на­ту­раль­ные и от­час­ти де­неж­ные пла­те­жи в поль­зу го­су­дар­ст­ва.

В кон. 12 – 13 вв. про­изош­ла су­ще­ст­вен­ная пе­ре­ме­на со­ци­аль­но-по­ли­тич. ус­ло­вий су­ще­ст­во­ва­ния К.: по­лю­дье по­сте­пен­но пре­об­ра­зо­ва­лось в сис­те­му корм­ле­ний. В обя­зан­но­сти кре­сть­ян вхо­ди­ли транс­порт­ные, строи­тель­ные и др. от­ра­бот­ки. Сво­бод­ные кре­сть­я­не вы­де­ля­ли сво­их пред­ста­ви­те­лей в кня­же­ское опол­че­ние. Бар­щи­на на гос­под­ских зем­лях прак­ти­ко­ва­лась сре­ди сель­ских хо­ло­пов, че­ля­ди и за­ку­пов. Раз­вёр­ст­ка пла­те­жей, об­ро­ков и др. по­вин­но­стей про­ис­хо­ди­ла, ве­ро­ят­но, в рам­ках во­лос­тей, об­щин, а цен­тра­ми сбо­ра ста­но­вились (на­ря­ду с по­гос­та­ми) ста­но­ви­ща и го­ро­да.

Вы­тес­не­ние язы­че­ских ве­ро­ва­ний хри­сти­ан­ст­вом в сель­ской ме­ст­но­сти про­ис­хо­ди­ло мед­лен­нее, чем в го­ро­дах. Ут­вер­жде­ние вла­сти Церк­ви над сель­ски­ми при­хо­жа­на­ми со­про­во­ж­да­лось вы­сту­п­ле­ния­ми во гла­ве с языч. жре­ца­ми-вол­хва­ми (11–12 вв.). Цер­ковь за­кла­ды­ва­ла в кре­сть­ян­ской сре­де пред­став­ле­ния о бо­же­ст­вен­ном ха­рак­те­ре вла­сти кня­зей-пра­ви­те­лей, их ав­то­ри­те­те как «ми­ло­сти­вых» и спра­вед­ли­вых су­дей.

Сер. 13 – сер. 16 вв. По­сле мон­го­ло-та­тар­ско­го на­ше­ст­вия, рез­ко ос­ла­бив­ше­го эко­но­мич. по­тен­ци­ал всех др.-рус. кня­жеств, из­ме­ни­лась по­ли­тич. кар­та Вост. Ев­ро­пы в ре­зуль­та­те экс­пан­сии Поль­ши, Венг­рии, Вел. кн-ва Ли­тов­ско­го (ВКЛ) и др. Это пря­мо по­влия­ло и на судь­бы К. Сель­ское на­се­ле­ние ле­со­сте­пи в по­дав­ляю­щем боль­шин­ст­ве ухо­ди­ло в ме­ж­ду­ре­чье Оки и Вол­ги, а из опо­лий ме­ж­ду­ре­чья – гл. обр. в сев.-зап., се­вер­ные и сев.-вост. райо­ны Ру­си. Ос­ваи­ва­лись тре­бо­вав­шие боль­ших на­чаль­ных за­трат тру­да зем­ли в лес­ных мас­си­вах и на во­до­раз­де­лах рек. Но­вая вол­на кре­сть­ян­ской внутр. ко­ло­ни­за­ции (зем­ле­де­лие во­зоб­нов­ля­лось на за­бро­шен­ных паш­нях, по­бли­зости за­кла­ды­ва­лись но­вые рос­чи­сти) и внеш­ней ко­ло­ни­за­ции (про­дви­же­ние в Сред­нее По­вол­жье, Вят­скую зем­лю, Пред­ура­лье и час­тич­но в За­ура­лье; к югу от сред­не­го и ниж­не­го те­че­ния Оки) от­но­си­лась в осн. ко 2-й пол. 15 – сер. 16 вв. Про­дви­же­ние К. на юг и юго-вос­ток за­труд­ня­лось час­ты­ми ор­дын­ски­ми на­бе­га­ми 13–15 вв., ка­зан­ских ха­нов на­бе­га­ми и крым­ских ха­нов на­бе­га­ми.

Ак­тив­но воз­де­лы­вав­шие­ся зем­ли рас­по­ла­га­лись при­мер­но ме­ж­ду 54° и 60°, от­час­ти 61° с. ш.; с при­сое­ди­не­ни­ем Се­вер­щи­ны в кон. 15 в. ру­беж паш­ни ото­двинул­ся к 51° с. ш. Се­вер­нее 60-й па­рал­ле­ли вы­зре­ва­ли лишь ско­ро­спе­лые сор­та яч­ме­ня и не­ко­то­рые ого­род­ные куль­ту­ры. Кли­мат Рус­ской рав­ни­ны был уме­рен­но кон­ти­нен­таль­ным с дос­та­точ­ным уров­нем осад­ков, ред­ки­ми за­су­ха­ми. С 15 в. и осо­бен­но с 16 в. на­ча­лось из­ме­не­ние кли­ма­та, со­про­во­ж­дав­шее­ся бо­лее час­ты­ми и силь­ны­ми за­мо­роз­ка­ми в кон­це вес­ны – на­ча­ле ле­та и в на­ча­ле осе­ни. Про­ис­хо­ди­ло по­ни­жение темп-ры в ве­ге­тац. пе­ри­од, уве­ли­че­ние осад­ков осе­нью и т. п. Эти из­ме­не­ния кли­ма­та от­ри­ца­тель­но ска­зы­ва­лись на уро­жа­ях. Го­до­вой цикл с.-х. ра­бот (не счи­тая мо­лоть­бы) со­став­лял не бо­лее 5–6 мес (2-я пол. ап­ре­ля – се­ре­ди­на сен­тяб­ря). На осн. тер­ри­то­рии Рос­сии пре­об­ла­да­ли тя­жё­лые поч­вы с по­ни­жен­ной био­ло­гич. ак­тив­но­стью. К югу от сред­не­го те­че­ния Оки кли­мат, рель­еф и поч­вы бла­го­при­ят­ст­во­ва­ли зем­ле­де­лию.

Ис­точ­ни­ки фик­си­ру­ют тер­ми­ны, обо­зна­чав­шие ти­пы по­се­ле­ний, ко­то­рые воз­ник­ли бла­го­да­ря ко­ло­ни­за­ции 13–15 вв. По­яв­ле­ние сло­ва «де­рев­ня» (от «драть») свя­за­но с рас­кор­чёв­кой но­ви кре­сть­я­на­ми. От гла­го­ла «по­чи­нать» про­изош­ло сло­во «по­чи­нок», сви­де­тель­ст­во­вав­шее о пер­вых ша­гах по окуль­ту­ри­ва­нию под паш­ню не­ос­во­ен­ных или за­бро­шен­ных зе­мель. По ини­циа­ти­ве гос. вла­сти и круп­ных вот­чин­ни­ков скла­ды­вал­ся но­вый тип по­се­ле­ний – сло­бо­ды, для ко­то­рых вво­ди­лась адм.-су­деб­ная обо­соб­лен­ность и ус­та­нав­ли­ва­лись на­ло­го­вые льго­ты. Де­рев­ни и по­чин­ки бы­ли ма­ло­двор­ны­ми по­се­ле­ния­ми: от 1–3 до 6–9 дво­ров в за­ви­си­мо­сти от ре­гио­на, дав­но­сти ос­вое­ния, ти­па вла­де­ния. Они рас­по­ла­га­лись на рас­стоя­нии 1–5 км и бо­лее друг от дру­га в гра­ни­цах во­лос­тей. Цен­тра­ми кня­же­ских (с нач. 16 в. двор­цо­вых), цер­ков­ных и др. вла­де­ний бы­ли сё­ла (ре­же сель­ца), в ко­то­рых обыч­но на­хо­ди­лись гос­под­ский и при­каз­чи­чий дво­ры, цер­ковь, дво­ры при­чта с цер­ков­ной паш­ней, неск. де­сят­ков кре­сть­ян­ских дво­ров (в свет­ских вот­чи­нах так­же хо­лоп­ские дво­ры). К сё­лам тя­го­те­ли де­рев­ни, по­чин­ки, пус­то­ши. На зем­лях лич­но сво­бод­ных кре­сть­ян цен­тра­ми чёр­ных во­лос­тей обыч­но бы­ли по­гос­ты с при­ход­ски­ми церк­ва­ми или иные пунк­ты, объ­е­ди­няв­шие де­сят­ки и да­же сот­ни де­ре­вень. Ряд тер­ми­нов («пус­то­ши», «се­ли­ща», «дво­ри­ща», «пе­чи­ща») сви­де­тель­ст­во­вал о сте­пе­ни и дли­тель­но­сти за­пус­те­ния зе­мель в ре­зуль­та­те войн, эпи­де­мий и т. п. в осн. в сер. 14 – сер. 15 вв.

В 13–16 вв. па­ро­вая сис­те­ма с 3-поль­ным се­во­обо­ро­том ста­ла пре­об­ла­даю­щей. При этом она не­ред­ко со­че­та­лась с при­ме­не­ни­ем под­се­ки (при ос­вое­нии лес­ных уча­ст­ков) и пе­ре­ло­га. Ста­ро­ос­во­ен­ные и близ­ко рас­по­ло­жен­ные к де­рев­не по­ля не­ред­ко до­пол­ня­лись «паш­ней на­ез­дом» и рос­чи­стью, ко­гда по­сле­до­ва­тель­ность се­во­обо­ро­та не со­блю­да­лась. Со­от­но­ше­ние яро­во­го и ози­мо­го клинь­ев, раз­ме­ры па­ро­во­го по­ля за­ви­се­ли от по­год­ных ус­ло­вий и за­мет­но варь­и­ро­ва­лись.

Осн. про­мыс­ла­ми К. в сер. 13 – сер. 16 вв. бы­ли ры­бо­лов­ст­во и борт­ни­че­ст­во (с 16 в. – пче­ло­вод­ст­во), под­соб­ное зна­че­ние име­ли охо­та, со­би­ра­ние ягод, гри­бов и т. п. На се­ве­ре и се­ве­ро-вос­токе гл. за­ня­тия­ми К. яв­ля­лись охо­та на пуш­но­го зве­ря, лов­ля охот­ничь­их птиц, мор. про­мы­сел тю­ле­ней, мор­жей и др. Со­ле­ва­ре­ние на се­ве­ре, се­ве­ро-вос­то­ке и в отд. рай­онах Цен­тра со­че­та­лось с зем­ле­де­ли­ем или др. про­мыс­ла­ми. Про­из­во­ди­лось сы­ро­дут­ное же­ле­зо (Ус­тюж­на-Же­ле­зо­поль­ская, сев.-зап. рай­оны Нов­го­род­ской зем­ли и др.). Кре­сть­я­не по­все­ме­ст­но за­ни­ма­лись об­ра­бот­кой де­ре­ва, спе­циа­ли­зи­ру­ясь на про­из-ве кре­по­ст­ных и жи­лых сру­бов, де­рев. ут­ва­ри, лап­тей и по­су­ды. В ка­ж­дом дво­ре жен­щи­ны пря­ли и тка­ли, с 16 в. из­вест­но про­из-во гру­бо­шёр­ст­ных су­кон. По за­ка­зам од­но­сель­чан и на ры­нок ра­бо­та­ли куз­не­цы, гон­ча­ры и др.

Про­дол­жа­лось со­вер­шен­ст­во­ва­ние ору­дий тру­да, уве­ли­чил­ся на­бор с.-х. куль­тур, ста­ла бо­лее со­вер­шен­ной тех­ни­ка зем­ле­де­лия, в кре­сть­ян­ском хо­зяй­ст­ве рас­ши­рил­ся круг про­мы­сло­вых и до­маш­них ре­мес­лен­ных за­ня­тий. Ис­поль­зо­ва­лось неск. ти­пов рал в за­виси­мо­сти от ка­че­ст­ва почв и ха­рак­те­ра вспаш­ки. По­яви­лись ра­ла с тя­жё­лы­ми на­раль­ни­ка­ми, 2–3-зу­бые со­хи с мас­сив­ны­ми сош­ни­ка­ми. Не позд­нее 14 в. на со­хе ста­ли кре­пить пе­ре­клад­ную, а за­тем и не­под­виж­ную по­ли­цу, что при­ве­ло в 16 в. к соз­да­нию со­хи-ко­су­ли, т. е. ору­дия плуж­но­го ти­па, со­хра­нив­ше­го при этом все пре­иму­ще­ст­ва со­хи. Усо­вер­шен­ст­во­ва­лись так­же плу­ги, бо­ро­ны, ко­сы (гор­бу­ши и ли­тов­ки) и др.

В ус­ло­ви­ях пре­об­ла­да­ния па­ро­вой сис­те­мы с 3-поль­ным се­во­обо­ро­том осн. зер­но­вы­ми куль­ту­ра­ми бы­ли ози­мая рожь и яро­вой овёс, со­став­ляв­шие до 75–95% объ­ё­ма зер­но­вых в об­ро­ке кре­сть­ян. Рез­ко со­кра­ти­лись по­се­вы пол­бы, умень­ши­лось про­из-во пше­ни­цы и яро­вой ржи. Про­дол­жа­ли се­ять яч­мень, про­со, гре­чи­ху. Воз­рос­ла в кре­сть­ян­ском хо­зяй­ст­ве роль ово­щей, осо­бен­но ка­пус­ты, ре­пы, редь­ки, мор­ко­ви, уве­ли­чи­лось про­из-во тех­нич. куль­тур (лён, ко­но­п­ля). Вы­ра­щи­ва­ли пло­до­вые де­ре­вья (яб­ло­ни, гру­ши, виш­ни) и т. п. Кон­ское по­го­ло­вье с по­след­ней четв. 15 в. ре­гу­ляр­но по­пол­ня­лось та­бу­на­ми из Но­гай­ской Ор­ды и др. В ка­ж­дой кре­сть­ян­ской се­мье бы­ло в ср. по од­ной ло­ша­ди на взрос­ло­го ра­бот­ни­ка, 1–2 ма­ло­рос­лые ко­ро­вы, ов­цы, пти­ца.

Про­ис­хо­ди­ла даль­ней­шая эво­лю­ция сис­те­мы по­вин­но­стей К. В пе­ри­од за­ви­си­мо­сти рус. зе­мель и кня­жеств от Зо­ло­той Ор­ды все сель­ские тру­же­ни­ки вы­пол­ня­ли не толь­ко гос. и ча­ст­но­вла­дельч. по­вин­но­сти, но и вы­пла­чи­ва­ли зна­чит. часть ор­дын­ско­го вы­хо­да, ряд ка­те­го­рий сель­ско­го на­се­ле­ния нёс спец. транс­порт­ные, на­ту­раль­ные и иные по­вин­но­сти в поль­зу хан­ских пред­ста­ви­те­лей.

В кон. 15 – сер. 16 вв. сис­те­ма кре­сть­ян­ских по­вин­но­стей су­ще­ст­вен­но ви­до­из­ме­ни­лась бла­го­да­ря от­ме­не ор­дын­ско­го вы­хо­да по­сле Стоя­ния на Уг­ре 1480, а так­же в свя­зи с на­ча­лом пис­цо­вых опи­са­ний, ко­то­рые вво­ди­ли но­вую еди­ни­цу об­ло­же­ния кре­сть­ян гос. на­лога­ми – со­ху, и ли­к­ви­да­ци­ей корм­ле­ний в хо­де ре­форм пра­ви­тель­ст­ва Из­бран­ной ра­ды (сер. 16 в.). Воз­рос­ла роль цен­тра­ли­зов. со­во­куп­ных сбо­ров (на­ло­гов и по­шлин), пе­ре­во­див­ших­ся с сер. 16 в. пре­им. в де­неж­ную фор­му, при сохра­не­нии отд. на­ту­раль­ных по­ста­вок и при уве­ли­че­нии объ­ё­ма транс­порт­ных, во­ен., стро­ит. и др. ра­бот бар­щин­но­го ти­па. Сбо­ры уп­ла­чи­ва­лись в каз­ну, со­от­вет­ст­вую­щие двор­цы, при­ка­зы. У чер­но­сош­ных и вла­дельч. кре­сть­ян, по при­бли­зит. под­счё­там, изы­ма­лось ок. 25–30% со­во­куп­но­го про­дук­та (у пер­вых в поль­зу го­су­дар­ст­ва, у вто­рых – го­су­дар­ст­ва и соб­ст­вен­ни­ков зем­ли). К кон. 15 в. офор­ми­лось раз­де­ле­ние гос. чёр­ных и двор­цо­вых зе­мель, за­се­лён­ных со­от­вет­ст­вен­но чер­но­сош­ны­ми и двор­цо­вы­ми кре­сть­я­на­ми.

Срав­ни­тель­но бы­ст­рый рост в кон. 14 – 15 вв. цер­ков­но­го зем­ле­вла­де­ния и кон­тин­ген­та за­ви­си­мых от Церк­ви кре­сть­ян к сер. 16 в. не­сколь­ко за­мед­лил­ся. При всех ви­до­вых и ре­гио­наль­ных от­ли­чи­ях в по­вин­но­стях К. пре­об­ла­дал на­ту­раль­ный об­рок, фик­си­ро­ван­ный или рас­счи­тан­ный из до­ли уро­жая (т. н. из­до­лье); по­сто­ян­но про­из­во­ди­лись де­неж­ные взи­ма­ния при по­сте­пен­ном уве­ли­че­нии от­ра­бо­ток (се­но­ко­ше­ние, за­го­тов­ка дров, стро­ит. ра­бо­ты).

В свя­зи с от­сут­ст­ви­ем (до кон. 15 в.) ста­ти­стич. ис­точ­ни­ков пе­ре­ме­ны в со­ци­аль­но-эко­но­мич. и юри­дич. по­ло­же­нии К. ус­та­нав­ли­ва­ют­ся по кос­вен­ным дан­ным и, пре­ж­де все­го, по­сред­ст­вом со­во­куп­но­сти тер­ми­нов, опи­сы­вав­ших сель­ское по­дат­ное на­се­ле­ние. В 14 – нач. 16 вв. из­вест­но неск. де­сят­ков тер­ми­нов, от­но­сив­ших­ся к сель­ским про­из­во­ди­те­лям, не яв­ляв­шим­ся хо­ло­па­ми (к хо­ло­пам, ес­ли они тру­ди­лись на бар­щи­не в хо­зяй­ст­вах поч­ти ис­клю­чи­тель­но свет­ских фео­да­лов, прак­ти­че­ски все­гда от­но­си­лись тер­ми­ны «па­шен­ные», «страд­ные» лю­ди). Од­ни из них ука­зыва­ли на ме­сто про­жи­ва­ния кре­сть­ян [«сель­ча­не», «де­ре­вен­щи­ки», «сло­бод­ча­не» («сло­бо­жа­не») и т. п.], дру­гие – на гос.-адм., а так­же вла­дельч. при­над­леж­ность [лю­ди «ве­ли­ко­го кня­зя», «кня­же­ские» (в т. ч. ве­ли­ко­го и удель­ных кня­зей), «ино­княж­цы», «во­ло­ст­ные», «ста­но­вые», «по­го­ст­ные» (Нов­го­род­ская зем­ля), «чёр­ные», «по­сад­ни­чьи» (Нов­го­род­ская зем­ля), «ми­тро­по­ли­чьи», «вла­дыч­ни» («до­мо­вые»), «мо­на­стыр­ские», «цер­ков­ные» («по­по­вы») и т. п.]. Иму­ществ. раз­ли­чия от­ра­зи­лись в тер­ми­нах «до­б­рые», «луч­шие», «боль­шие», «мень­шие», «ху­дые» («ху­дя­ки») лю­ди и др. Осн. за­ня­тия К. (гл. обр. про­мыс­лы) от­ра­же­ны в на­зва­ни­ях «борт­ни­ки», «ры­бо­ло­вы», «ого­род­ни­ки» и т. п., при этом в круп­ных хо­зяй­ст­вах, пре­ж­де все­го кня­же­ских, эти и не­ко­то­рые др. груп­пы тру­до­во­го на­се­ле­ния на­хо­ди­лись в осо­бых фор­мах за­ви­си­мо­сти и об­ла­да­ли спе­ци­фич. ста­ту­сом (см. в ст. Путь). Дли­тель­ность про­жи­ва­ния кре­сть­я­ни­на в дан­ном мес­те от­ра­зи­лась в по­ня­ти­ях «ста­ро­жиль­цы», лю­ди «ста­рин­ные», «дав­ние» или, на­обо­рот, «при­зван­ные», «при­шлые», «при­ход­цы» и т. п., при­чём эти ха­рак­те­ри­сти­ки бы­ли свя­за­ны с раз­ным от­но­ше­ни­ем ука­зан­ных групп к гос. фис­ку.

С го­су­да­ре­вым тяг­лом свя­за­ны так­же тер­ми­ны «тяг­лые», «тяг­ле­цы», «пись­мен­ные» и «не­пись­мен­ные», «дан­ские» лю­ди и т. п. О ви­дах рен­ты, её раз­ме­рах сви­де­тель­ст­ву­ют тер­ми­ны «по­лов­ни­ки» («ис­по­лов­ни­ки»), «трет­ни­ки», «об­роч­ни­ки», «се­реб­ря­ни­ки» и т. п. Их но­си­те­ли по­лу­ча­ли боль­шие ссу­ды от зем­левла­дель­ца день­га­ми, ра­бо­чим ско­том, ору­дия­ми тру­да; гос­по­дин мог вы­ку­пить их из хо­лоп­ст­ва или пле­на и предо­ста­вить им зем­лю и ссу­ду. Ис­точ­ни­ки со­хра­ни­ли так­же сви­де­тель­ст­ва их са­мо­про­да­жи с зе­мель­ным на­де­лом. В ре­зуль­та­те по­доб­ных сде­лок лич­ная за­ви­си­мость кре­сть­я­ни­на пре­об­ла­да­ла над по­зе­мель­ной. Су­ще­ст­во­ва­ли ог­ра­ни­че­ния на лю­бой его уход от гос­по­ди­на, со­блю­да­лись пра­ва соб­ст­вен­ни­ка зем­ли и заи­мо­дав­ца на на­дел и иму­ще­ст­во та­ко­го кре­сть­я­ни­на [ср. так­же на­зва­ния: «не­по­хо­жие», «не­от­хо­жие», «юрь­ев­ские ря­до­вые», «оку­п­лен­ные» лю­ди; «изор­ни­ки» (Псков­ская рес­пуб­ли­ка); «за­куп­ные най­ми­ты», «за­клад­ни» и т. п.].

В 14 в. поя­вил­ся тер­мин «хри­стиа­нин» в зна­че­нии «кре­сть­я­нин», ко­то­рый с ру­бе­жа 15 и 16 вв. по­все­ме­ст­но при­ме­нял­ся к осн. мас­се сель­ско­го тру­до­во­го лю­да (ис­клю­чая хо­ло­пов) и упот­реб­лял­ся гл. обр. в со­че­та­нии с оп­ре­де­ле­ния­ми, ука­зы­вав­ши­ми на вла­дельч. при­над­леж­ность или иму­ществ. по­ло­же­ние той или иной ка­те­го­рии: кре­сть­я­не чёр­ные, го­су­да­ре­вы об­роч­ные, двор­цо­вые и др.; кре­сть­я­не «до­б­рые», «луч­шие», «се­ред­ние» и т. д.

Уни­фи­ка­ция тер­ми­но­ло­гии от­ра­зи­ла слож­ные со­ци­аль­но-эко­но­мич., по­ли­тич. и об­ществ. пе­ре­ме­ны, про­изо­шед­шие в стра­не и в по­ло­же­нии К., в т. ч. рас­про­стра­не­ние хри­сти­ан­ст­ва в сель­ских ме­ст­но­стях в про­цес­се ста­нов­ле­ния Рус. гос-ва. Осн. со­ци­аль­ные и юри­дич. фак­то­ры, оп­ре­де­ляю­щие по­ло­же­ние К., бы­ли за­кре­п­ле­ны пра­во­вы­ми ак­та­ми Моск. вел. кн-ва и Рус. гос-ва (см. в ст. Су­деб­ни­ки 15–16 вв.). По­зе­мель­ная и лич­ная за­виси­мость кре­сть­ян за­кре­п­ля­лась юри­ди­че­ски по­сред­ст­вом гос. ог­ра­ни­чений кре­сть­ян­ских пе­ре­хо­дов (толь­ко в от­но­ше­нии дво­ро­хо­зя­ев) от од­но­го вла­дель­ца к дру­го­му по сро­кам и при ус­ло­вии уп­ла­ты спец. по­шлин («по­жи­ло­го»). Это за­ло­жи­ло фун­да­мент для на­чаль­но­го эта­па фор­ми­ро­ва­ния кре­по­ст­но­го пра­ва (кон. 16 – сер. 17 вв.; тра­ди­ци­он­но ис­сле­до­ва­те­ли от­но­сят на­ча­ло его фор­ми­ро­ва­ния к сер. – кон. 15 в.). Вме­сте с тем кре­сть­я­не ещё ос­та­ва­лись в зна­чит. ме­ре субъ­ек­та­ми пра­ва, от­ве­чая лич­но и сво­им иму­ще­ст­вом за те или иные на­ру­ше­ния за­ко­на. Они об­ла­да­ли со­во­куп­но­стью прав и обя­зан­но­стей пре­ж­де все­го в рам­ках об­щи­ны и в сфе­ре взаи­мо­от­но­ше­ний с го­су­дар­ст­вом, свет­ски­ми и цер­ков­ны­ми фео­да­ла­ми.

С по­след­ней тре­ти 15 в. на­блю­дал­ся бы­ст­рый рост чис­лен­но­сти К. В ста­ро­ос­во­ен­ных рай­онах Нов­го­род­ской зем­ли и в ме­ж­ду­ре­чье Оки и Вол­ги в кон. 15 в. плот­ность на­се­ле­ния дос­ти­га­ла 3–7 чел. на 1 км2. Пре­об­ла­да­ли сред­не- и мно­го­по­сев­ные дво­ры с за­паш­кой от 8–10 дес. (8,74–10,9 га) в 3 по­лях до 15–20 дес. (16,4–21,8 га). В Нов­го­род­ской зем­ле в кон. 15 в., по разл. ис­точ­ни­кам, сред­не- и мно­го­по­сев­ные дво­ры име­ли за­паш­ку от 7–9 дес. (7,6–9,8 га) до 15–20 дес. (16,4–21,8 га). По под­счё­там ис­сле­до­ва­те­лей, уро­жай­ность ржи на еди­ни­цу по­се­ва со­став­ля­ла сам-3, ре­же сам-4, что обес­пе­чи­ва­ло вос­про­из­вод­ст­во кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва и се­мьи да­же без учё­та про­мы­слов и не­зем­ле­дельч. за­ня­тий. На Ря­зан­щи­не, наи­бо­лее пло­до­род­ной тер­ри­то­рии Рус. гос-ва нач. 16 в., по отд. све­де­ни­ям, уро­жай­ность ржи со­став­ля­ла сам-4–5, ов­са – сам-4–6, яч­ме­ня – сам-8–16.

Сер. 16 – 17 вв. С сер. 16 в. рез­ко воз­рос­ли раз­ме­ры тер­ри­то­рии Рус. гос-ва, а со­от­вет­ст­вен­но и пло­ща­ди с.-х. уго­дий. По под­счё­там учё­ных, в сер. 16 в. на­се­ле­ние стра­ны со­став­ля­ло ок. 6,5 млн. чел., на ру­бе­же 16 и 17 вв. – ок. 7 млн. чел., столь­ко же – в 1648, ок. 9,4 млн. чел. – в 1678.

В Не­чер­но­зём­ном цен­тре кре­стья­не воз­де­лы­ва­ли гл. обр. рожь (ози­мую), овёс (яро­вой), а так­же яч­мень и гре­чи­ху. В юж. рай­онах Чер­но­зём­но­го цен­тра и в Ср. По­вол­жье пре­об­ла­да­ли пло­до­род­ные поч­вы и кли­ма­тич. ус­ло­вия бы­ли бо­лее бла­го­при­ят­ными для зем­ле­де­лия, здесь с.-х. ра­бо­ты про­дол­жа­лись 7–7,5 мес, рас­ши­рял­ся на­бор куль­тур (пше­ни­ца, яч­мень и др.), со­кра­щал­ся объ­ём тру­до­вых за­трат на еди­ни­цу про­дук­ции. В 17 в. на­счи­ты­ва­лось ок. 20 пло­до­во-ягод­ных куль­тур, раз­во­див­ших­ся кре­сть­я­на­ми, вы­во­ди­лись ме­ст­ные сор­та яб­лонь, ви­шен, слив. Гос­под­ство­вав­шее трёх­по­лье до­пол­ня­лось в лес­ных рай­онах под­се­кой с пе­ре­ло­гом, в ле­со­сте­пи и сте­пи – степ­ным и лу­го­вым пе­ре­ло­гом. Да­же в ста­ро­ос­во­ен­ных зем­лях Ря­зан­щи­ны, Не­чер­но­зём­ного цен­тра, Се­ве­ра пе­ре­лог по­сто­ян­но ис­поль­зо­вал­ся для вос­ста­нов­ле­ния пло­до­ро­дия почв. На отд. двор­цо­вых зем­лях кре­сть­я­не при­ме­ня­ли 5-поль­ный се­во­обо­рот с кор­мо­вы­ми куль­ту­ра­ми. На­бор па­хот­ных и др. с.-х. ору­дий про­дол­жал со­вер­шен­ст­во­вать­ся. Про­дви­же­ние К. на юг и вос­ток со­про­во­ж­да­лось рас­ши­ре­ни­ем сфе­ры при­ме­не­ния плу­га, тя­жё­лых рал; ис­поль­зо­ва­лись со­ха с по­ли­цей, со­ха-ко­су­ля, ко­са-ли­тов­ка и т. п. При при­спо­соб­ле­нии ору­дий к но­вым ус­ло­ви­ям учи­ты­вал­ся опыт ме­ст­но­го на­се­ле­ния По­вол­жья, Пре­ду­ра­лья и т. д. Кре­сть­ян­ское хо­зяй­ст­во ос­та­ва­лось в це­лом экс­тен­сив­ным и на­ту­раль­ным. От­но­си­тель­но вы­со­кая уро­жай­ность зер­но­вых от­ме­че­на в юж. рай­онах, пре­ж­де все­го в уро­жай­ные го­ды. Напр., в Ко­зель­ском у. в по­след­ней тре­ти 16 в. уро­жаи ржи бы­ли сам-4,5 и вы­ше, ов­са и пше­ни­цы – сам-5. Та­кие же уро­жаи из­вест­ны в Чер­но­зе­мье (сер. – 2-я пол. 17 в.) и на хо­ро­шо воз­де­лан­ных не­боль­ших уча­ст­ках паш­ни в сев. уез­дах.

В этот пе­ри­од прин­ци­пи­аль­но из­ме­ни­лись со­ци­аль­но-по­ли­тич. и юри­дич. ус­ло­вия жиз­ни К. С 1545 на про­тя­же­нии поч­ти 100 лет в Ев­роп. час­ти Рус. гос-ва прак­ти­че­ски не­пре­рыв­но ве­лись во­ен. дей­ст­вия в хо­де внеш­них войн (Ка­зан­ские по­хо­ды, Ли­вон­ская вой­на 1558–1583, Ре­чи По­спо­ли­той ин­тер­вен­ция на­ча­ла 17 в., Швед­ская ин­тер­вен­ция на­ча­ла 17 в., рус­ско-поль­ские вой­ны 17 в.), а так­же мас­штаб­ных внутр. со­ци­аль­ных кон­флик­тов (оп­рич­ни­на, Хлоп­ка вос­ста­ние 1603, Бо­лот­ни­ко­ва вос­ста­ние 1606–1607 и др.). В ре­зуль­та­те бы­ли опус­то­ше­ны мн. ре­гио­ны, от­ме­че­ны пан­де­мии и дли­тель­ные не­уро­жаи. Не­сколь­ко раз (кон. 1570-х – сер. 1580-х гг., 1601–03, 1610–20-е гг., кон. 1650-х – нач. 1660-х гг., кон. 1680-х гг.) стра­на пе­ре­жи­ва­ла тя­же­лей­шие хо­зяйств. кри­зи­сы. При этом го­су­дар­ст­во по­сто­ян­но уже­сто­ча­ло фис­каль­ную по­ли­ти­ку. В кон. 16 в. в боль­шин­ст­ве нов­го­род­ских пя­тин за­пус­те­ние паш­ни, по­ложен­ной в тяг­ло, дос­ти­га­ло 90–95%, кре­сть­ян­ское на­се­ле­ние по срав­не­нию с нач. 16 в. умень­ши­лось в 4–5 раз, в 7 раз и бо­лее со­кра­ти­лось чис­ло по­се­ле­ний. Ана­ло­гич­ной бы­ла кар­ти­на во мно­гих центр. уез­дах стра­ны. Раз­ру­ха мень­ше по­влия­ла на по­ло­же­ние К. Ср. По­вол­жья, За­вол­жья, Вят­ского края, отд. юж. и сев. уез­дов. В Смут­ное вре­мя не­ма­ло кре­сть­ян пе­ре­шло в воль­ное ка­за­че­ст­во, на по­са­ды, в стре­лец­кие сло­бо­ды, в отд. слу­ча­ях – в со­став ку­пе­че­ст­ва. На ра­зо­рён­ных сель­ских зем­лях в осн. на­хо­ди­лись се­ли­ща и пус­то­ши, б. ч. ко­то­рых позд­нее не во­зоб­нов­ля­лась. При рас­паш­ке ста­ро­ос­во­ен­ных зе­мель к 1660–1670-м гг. чис­ло по­се­ле­ний со­кра­ти­лось на 35–60%. Рас­стоя­ния ме­ж­ду сё­ла­ми и де­рев­ня­ми уве­ли­чи­лись. При этом на­се­лён­ные пунк­ты ста­но­ви­лись мно­го­двор­нее, дво­ры ук­руп­ня­лись в свя­зи с пе­ре­ме­на­ми в на­ло­го­вой по­ли­ти­ке и из­ме­не­ния­ми в спо­со­бах взи­ма­ния по­да­тей и т. п.

Во 2-й пол. 16 в. в центр., юж. и зап. рай­онах стра­ны поч­ти пол­но­стью был ис­чер­пан фонд чёр­ных зе­мель, пе­ре­шед­ших в со­став по­ме­щичь­их или двор­цо­вых вла­де­ний. Чёр­ные во­лос­ти и уез­ды со­хра­ни­лись в По­мо­рье и При­ка­мье, Вят­ском крае, от­час­ти в За­вол­жье. Офиц. до­ку­мен­ты сер. 16 – 17 вв. де­ли­ли кре­сть­ян на вла­дель­че­ских (по­ме­щичь­их, вот­чин­ных, а так­же ино­зем­це­вых – при­над­ле­жав­ших ино­стран­цам на рус. служ­бе; двор­цо­вых; ду­хов­ных – пат­ри­ар­ших, ми­тро­по­личь­их, вла­дыч­ных, мо­на­стыр­ских, цер­ков­ных) и го­су­дар­ст­вен­ных (чер­но­сош­ных, од­но­двор­цев, ясач­ных лю­дей). С кон. 16 в. в до­ку­мен­тах упо­ми­на­ют­ся бо­бы­ли, гл. от­ли­чи­ем ко­то­рых от кре­сть­ян бы­ла, как пра­ви­ло, их хо­зяйств. ма­ло­мощ­ность. Они об­ла­га­лись гос. и вла­дельч. по­вин­но­стя­ми и пла­те­жа­ми в по­ло­вин­ном раз­ме­ре. Во 2-й четв. 17 в. во мно­гих уез­дах бо­бы­ли со­став­ля­ли 30–40% все­го К. По ме­ре пре­одо­ле­ния хо­зяйств. раз­ру­хи до­ля бо­бы­лей в К. умень­ша­лась. По дан­ным за 1678, в свет­ских име­ни­ях бо­бы­лей бы­ло от 11–12 до 31–32% по уез­дам, в ду­хов­ных вла­де­ни­ях – от 17 до 29–30%. В по­след­ней тре­ти 17 в. в свет­ских вла­де­ни­ях в свя­зи с под­вор­ным об­ло­же­ни­ем за­фик­си­ро­ва­ны «за­двор­ные и де­ло­вые лю­ди», по про­ис­хо­ж­де­нию хо­ло­пы, по­са­жен­ные на кре­сть­ян­ский на­дел и имев­шие свой двор. Они фак­ти­че­ски сли­лись с осн. мас­сой К. и со­став­ля­ли ок. 5%. Вла­дельч. кре­сть­я­не (6,8 млн. чел.) со­став­ля­ли ок. 79% все­го К. (8,6 млн. чел.), из них ок. 4,6 млн. чел. при­над­ле­жа­ло свет­ским фео­да­лам, 1,4 млн. чел. – ду­хов­ным фео­да­лам, св. 0,8 млн. чел. от­но­си­лось к двор­цо­во­му хо­зяй­ст­ву. В со­ста­ве гос. кре­сть­ян (св. 1,8 млн. чел.) пре­об­ла­да­ли чер­но­сош­ные кре­сть­я­не и ясач­ные лю­ди. Дос­тиг­ну­тый к кон. 1560-х гг. уро­вень на­ло­гов, др. сбо­ров и по­вин­но­стей (в де­неж­ном вы­ра­же­нии) со­хра­нил­ся и во 2-й тре­ти 17 в. Од­на­ко в 17 в. преж­ние на­ло­ги соби­ра­лись уже с ме­нее со­стоя­тель­ных кре­сть­ян. К. пла­ти­ло и но­вые на­ло­ги с вы­со­ки­ми и бы­ст­ро рас­ту­щи­ми став­ка­ми. «Стре­лец­кий хлеб», взи­мав­ший­ся на­ту­рой или день­га­ми, к 1680-м гг. уве­ли­чил­ся в неск. раз. Кре­сть­я­не под­вер­га­лись и экс­т­ра­ор­ди­нар­ным по­бо­рам («за­прос», «пя­тая день­га», за­тем «де­ся­тая день­га» – 1610-е гг., 1632–34, 1654–67) и кос­вен­но­му об­ло­же­нию. Во 2-й тре­ти 17 в. пра­ви­тель­ст­во пе­ре­шло к взи­ма­нию не­ко­то­рых чрез­вы­чай­ных сбо­ров не по сош­но­му ок­ла­ду, а по дво­рам, за­тем вве­ло под­вор­ную раз­вёр­ст­ку всех гос. на­ло­гов и др. сбо­ров (ука­зы 1679 и 1681). У мо­на­стыр­ских кре­сть­ян пла­те­жи в поль­зу го­су­дар­ст­ва вы­рос­ли в по­след­ней тре­ти 17 в. по от­но­ше­нию к 1630-м гг. в 2 раза и про­дол­жа­ли рас­ти до кон. 17 в. Са­мые вы­со­кие став­ки ста­рых и но­вых на­ло­гов при­хо­ди­лись на гос. кре­сть­ян, в пер­вую оче­редь на чер­но­сош­ных. Де­неж­ные пла­те­жи и по­вин­но­сти (транс­порт­ная, во­ен­ная, строи­тель­ная, «по­сош­ная служ­ба» в ар­мии и т. п.) ог­ра­ни­чи­ва­ли рост вла­дельч. рен­ты, т. к. гос­по­дин от­ве­чал пе­ред го­су­дар­ст­вом за не­до­им­ки сво­их кре­сть­ян. Ещё в 16 в. от­ме­чен по­сто­ян­ный рост гос­под­ской за­паш­ки в свет­ских и ду­хов­ных име­ни­ях с бо­лее ак­тив­ным при­вле­че­ни­ем кре­сть­ян к разл. от­ра­бот­кам. При этом осн. роль в по­ле­вой бар­щи­не на свет­ских зем­лях при­над­ле­жа­ла хо­ло­пам, в ду­хов­ных вла­де­ни­ях – в осн. «де­тё­ны­шам» (кре­сть­ян­ским си­ро­там, вы­рос­шим в мо­на­сты­рях и ка­баль­но от них за­ви­сев­шим) и мо­на­стыр­ским слу­гам. На­ту­раль­ные по­бо­ры от­ли­ча­лись раз­но­об­ра­зи­ем и вклю­ча­ли прак­ти­че­ски всю про­дук­цию про­мы­слов и до­маш­них за­ня­тий К., по­кры­вая осн. по­треб­но­сти вла­дель­цев в пи­ще, на­пит­ках, оде­ж­де, ут­ва­ри и т. п. Ис­сле­до­ва­те­ли ус­та­но­ви­ли, что вы­пла­ты мо­на­стыр­ских кре­сть­ян сво­им вла­дель­цам ко­ле­ба­лись в раз­ме­рах 0,75–1 руб. в год (при на­ли­чии др. ви­дов рен­ты). Уве­ли­че­ние де­неж­ной рен­ты дос­ти­га­лось пе­ре­во­дом на день­ги разл. мел­ких по­вин­но­стей, по­шлин от вот­чин­ного су­да и т. п. В це­лом эво­лю­ция гос. и вла­дельч. рен­ты от­ра­жа­ла на­ту­раль­но-по­тре­би­тель­ский ха­рак­тер по­ме­ст­но-вот­чин­ных и кре­сть­ян­ских хо­зяйств и ук­ре­п­ля­ла по­зе­мель­ную, а с кон. 16 в. – и лич­ную за­ви­си­мость кре­сть­ян­ст­ва.

Хо­зяйств. кри­зи­сы 16–17 вв. при­ве­ли к не­ви­дан­ным ра­нее пе­ре­ме­ще­ни­ям рус. К. Во 2-й пол. 16 в. К. центр., сев.-зап., от­час­ти зап. уез­дов дви­ну­лось в осн. на се­ве­ро-вос­ток и юг. Вол­но­об­раз­ная кре­сть­ян­ская ко­ло­ни­за­ция по­этап­но ох­ва­ты­ва­ла зем­ли в вер­ховь­ях Оки, Ни­же­го­род­ско-Ар­за­мас­ский ре­ги­он (3-я четв. 16 в.), в кон. 16 в. – юж. по­гра­ни­чье (Елец­кий, Кур­ский, Бел­го­род­ский, Ос­коль­ский, Во­ро­неж­ский и др. уез­ды). Го­су­дар­ст­во га­ран­ти­ро­ва­ло безо­пас­ность пе­ре­се­лен­цев на юг стра­ны со­ору­же­ни­ем за­сеч­ных черт. Юж. ре­гио­ны в сер. – 2-й пол. 17 в. за­се­ля­лись кре­сть­я­на­ми центр. уез­дов, из По­очья, а так­же ук­раин­ца­ми. Кре­сть­я­не за­пад­ных и час­тич­но центр. рай­онов По­мо­рья пе­ре­се­ля­лись в Вост. По­мо­рье и Си­бирь. Ко­ло­ни­за­ция Ср. По­вол­жья осу­ще­ст­в­ля­лась вы­ход­ца­ми из Ря­зан­щи­ны и др. уез­дов.

В по­след­ней четв. 16 – сер. 17 вв. пре­об­ла­да­ли ма­ло- или сред­не­по­сев­ные кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва (вот­чин­ные, по­ме­ст­ные, двор­цо­вые). Рез­ко умень­ши­лись и раз­ме­ры на­де­ла. В кон. 16 в. в мо­на­стыр­ских вот­чи­нах он со­став­лял от 3–4 дес. (3,3–4,37 га) до 6–7 дес. (6,6–7,6 га) и лишь в ма­ло­ра­зо­рён­ных рай­онах – 9–10 дес. В тех же мо­на­стырях в 1620–30-х гг. на­дел рав­нял­ся 2–3 дес. (2,05–3,3 га), в ред­ких слу­ча­ях – 5–6 дес. (5,4–6,6 га) и вы­ше. Вос­ста­нов­ле­ние куль­ту­ры зем­ле­де­лия во 2-й пол. 17 в. при­ве­ло к рос­ту на­де­ла в мо­на­стыр­ских вот­чи­нах в центр. уез­дах от 3–3,8 дес. (3,3–4,15 га) до 6,5–7 дес. (7,1–7,6 га), а в юж. уез­дах ино­гда до 9–12 дес. (9,8–13,11 га). В свет­ских вла­де­ни­ях в хо­де вос­ста­нов­ле­ния хо­зяй­ст­ва ср. на­дел со­став­лял 5–6 дес. (5,5–6,6 га).

Фис­каль­ная по­ли­ти­ка рус. пра­ви­тель­ст­ва ещё во 2-й пол. 16 в. по­бу­ди­ла К. при­бе­гать к арен­де за­пус­тев­ших зе­мель, а так­же к их не­за­кон­но­му ис­поль­зо­ва­нию. Арен­до­ва­лись зем­ли гл. обр. под зер­но­вые куль­ту­ры, а от­час­ти под се­но­кос­ные уго­дья. Кре­сть­я­не арен­до­ва­ли зем­ли и у сво­их гос­под (до 25–30% и бо­лее от на­дель­ной за­паш­ки), что спо­соб­ст­во­ва­ло бо­лее эф­фек­тив­но­му ис­поль­зо­ва­нию тру­до­во­го по­тен­циа­ла и по­зво­ля­ло скры­вать часть до­хо­дов от гос. обло­же­ния. Лишь в ис­клю­чит. слу­ча­ях (по пре­иму­ще­ст­ву в кон. 16 в.) та­кая арен­да ско­рее все­го име­ла то­вар­ную на­прав­лен­ность. Для вы­пол­не­ния де­неж­ных обя­за­тельств пе­ред го­су­дар­ст­вом и вла­дель­ца­ми кре­сть­я­не от­прав­ля­ли на ры­нок в пер­вую оче­редь про­дук­цию про­мы­слов, до­маш­них за­ня­тий и ре­мё­сел; за­ни­ма­лись от­ход­ни­че­ст­вом (с сер. 17 в.) и весь­ма ред­ко вы­во­зи­ли хлеб на про­дажу.

В кон. 16 – 1-й тре­ти 17 вв. в свет­ских име­ни­ях в од­ном дво­ре на­хо­ди­лось в ср. от 1,7–1,8 до 2,4–2,5 взрос­лых муж­чин. В 1678 на один кре­сть­ян­ский двор (в т. ч. бо­быль­ский и за­двор­ных лю­дей) в ср. при­хо­ди­лось ок. 3,7 душ муж­ско­го по­ла, а в соб­ст­вен­но кре­сть­ян­ских дво­рах – в ср. до 4,25 душ муж­ско­го по­ла.

В кре­сть­ян­ском хо­зяй­ст­ве обыч­но дер­жа­ли 3–6 ло­ша­дей (вклю­чая мо­лод­няк), круп­ный ро­га­тый скот, овец, пти­цу. На юге и в ополь­ях на­ря­ду с ло­шадь­ми па­ха­ли на во­лах. Ис­точ­ни­ки сви­де­тель­ст­ву­ют о про­стом вос­про­из­вод­ст­ве хо­зяйств. по­тен­циа­ла кре­сть­ян­ско­го дво­ра. Воз­мож­но­сти иму­ществ. диф­фе­рен­циа­ции бы­ли ог­ра­ни­че­ны фис­каль­ной по­ли­ти­кой пра­ви­тель­ст­ва и урав­ни­тель­ной прак­ти­кой по­ме­щи­ков, вот­чин­ни­ков и об­щи­ны. Рас­слое­ние сре­ди К. от­ме­че­но ис­сле­до­ва­те­ля­ми в тор­го­вых и пром. сё­лах (вла­де­ния кня­зей Чер­кас­ских и др.). С кон. 16 в. из­вест­ны час­тич­ные по­рав­не­ния на­де­лов и выт­но­го тяг­ла, с сер. 17 в. про­из­во­ди­лись пол­ные зе­мель­ные пе­ре­де­лы в двор­цо­вых вла­де­ни­ях и мо­на­стыр­ских вот­чи­нах.

С кон. 16 в. ус­ко­рил­ся про­цесс юри­дич. оформ­ле­ния кре­по­ст­но­го пра­ва. При этом ещё в сер. 17 в. кре­по­ст­ные кре­сть­я­не ос­та­ва­лись в не­ма­лой сте­пе­ни субъ­ек­та­ми в отд. сфе­рах дей­ст­вия пра­ва: они всту­па­ли в сдел­ки внут­ри име­ний и за их пре­де­ла­ми, бы­ли ма­те­ри­аль­но от­вет­ст­вен­ны по су­ду за свои дей­ст­вия, мог­ли вы­сту­пать сви­де­те­ля­ми, ист­ца­ми, от­вет­чи­ка­ми в вот­чин­ном, зем­ском, а от­час­ти и в гос. су­де. Их убий­ст­во или уве­чье в ря­де слу­ча­ев под­па­да­ло под уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние, за их «бес­че­стье» по­ла­гал­ся штраф. В 1680–90-х гг. кре­сть­я­не фак­ти­че­ски сли­лись в пра­во­вом ста­ту­се с «за­двор­ны­ми и де­ло­вы­ми людь­ми» (хо­ло­па­ми по про­ис­хо­ж­де­нию). Во 2-й пол. 17 в. рас­ши­ри­лась прак­ти­ка пря­мых об­ме­нов кре­по­ст­ных кре­сть­ян (она из­вест­на с кон. 16 в.) и про­даж кре­сть­ян­ских се­мей.

Ухуд­ше­ние эко­но­мич. и пра­во­во­го по­ло­же­ния кре­сть­ян с кон. 16 в. при­ве­ло к спе­ци­фич. из­ме­не­ни­ям в их ми­ро­воз­зре­нии. На ру­бе­же 16 и 17 вв. воз­ник­ли со­ци­аль­но-уто­пич. пред­став­ле­ния о пра­вед­ном «ца­ре­ви­че(ца­ре)-из­ба­ви­те­ле» и о «не­за­кон­ном» пра­ви­те­ле, борь­ба с ко­то­рым, по мне­нию час­ти К., име­ла свя­щен­ный ха­рак­тер. Кре­сть­я­не меч­та­ли о пря­мом дос­ту­пе к но­во­му, «ис­тин­но­му», ца­рю без по­сред­ни­ков в ли­це бо­яр и при­каз­ных. Эта идея ох­ва­ти­ла ши­ро­кие слои К. в Смут­ное вре­мя. Со­ци­аль­ные по­тря­се­ния 3-й четв. 17 в. (в ча­ст­но­сти, Ра­зи­на вос­ста­ние 1670–71 и его позд­ней­шие от­зву­ки в юж. рай­онах го­су­дар­ст­ва) со­про­во­ж­да­лись мас­со­вым бег­ст­вом кре­сть­ян, что в т. ч. спо­соб­ст­во­ва­ло ро­ж­де­нию в кре­сть­ян­ской сре­де идеи о «пра­вед­ной зем­ле – Бе­ло­во­дье». По­иск этой стра­ны по­вли­ял на рост ко­ло­ни­зац. дви­же­ния К. на вос­ток (в За­ура­лье, на Ал­тай, в Вост. Си­бирь и да­лее).

18 в. – 1861. В те­че­ние 18 – 1-й пол. 19 вв. К. про­дол­жа­ло ос­та­вать­ся пре­об­ла­даю­щей со­слов­ной ка­те­го­ри­ей на­се­ле­ния стра­ны. Про­изош­ли су­ще­ст­вен­ные из­ме­не­ния в со­ста­ве и чис­лен­но­сти разл. раз­ря­дов кре­сть­ян.

Раз­ряд гос. кре­сть­ян (ка­зён­ных) юри­ди­че­ски оформ­лен ука­за­ми имп. Пет­ра I 1719–24. «Го­су­дар­ст­вен­ны­ми кре­сть­я­на­ми» они впер­вые на­зва­ны в «пла­ка­те» 26.6(7.7).1724 о сбо­ре по­душ­ных де­нег. В этот раз­ряд во­шли и позд­нее вклю­чались разл. груп­пы сель­ско­го на­се­ле­ния как ко­рен­ных рус. тер­ри­то­рий, так и при­сое­ди­нён­ных зе­мель: быв. чер­но­сош­ные, «эко­но­ми­че­ские» (при осу­ще­ст­в­ле­нии се­ку­ля­ри­за­ции 1764 от мо­на­сты­рей пе­ре­да­ны в Кол­ле­гию эко­но­мии си­но­даль­но­го прав­ле­ния, от­сю­да их на­з­ва­ние), не­за­кре­по­щён­ные кре­сть­я­не зап., сев.-зап. и укр. гу­бер­ний, За­кав­ка­зья, По­вол­жья и Си­би­ри, а так­же од­но­двор­цы, по­лов­ни­ки и т. н. по­ие­зу­ит­ские кре­сть­я­не (на­хо­ди­лись на зем­лях, ото­шед­ших к Рос. им­пе­рии по­сле раз­де­лов Ре­чи По­спо­ли­той, при­над­ле­жа­ли ор­де­ну ие­зуи­тов, пе­ре­да­ны в каз­ну по­сле уда­ле­ния в 1820 ие­зуи­тов из стра­ны). В 1830-х гг. у польск. по­ме­щи­ков, уча­ст­ни­ков Поль­ско­го вос­ста­ния 1830–31, кон­фи­ско­ва­но св. 200 тыс. ре­виз­ских душ при­над­ле­жав­ших им кре­сть­ян, ко­то­рые так­же по­сту­пи­ли в ве­де­ние каз­ны.

Осн. мас­са гос. кре­сть­ян бы­ла со­средо­то­че­на в сев. и центр. гу­бер­ни­ях, Сред­нем и Ниж­нем По­вол­жье, в При­ура­лье, Ма­ло­рос­сии и от­час­ти в бе­ло­рус. гу­берни­ях. Офи­ци­аль­но они име­но­ва­лись «сво­бод­ны­ми сель­ски­ми обы­ва­те­ля­ми»; го­су­дар­ст­во пре­дос­тав­ля­ло им в поль­зова­ние на­де­лы, за ко­то­рые они бы­ли обя­за­ны не­сти фик­си­ро­ван­ные за­ко­ном по­вин­но­сти – об­рок, а в Ар­хан­гель­ской, Оло­нец­кой и Во­ло­год­ской гу­бер­ни­ях (вплоть до 19 в.) – бар­щи­ну. Кро­ме то­го, гос. кре­сть­я­не, как и др. по­дат­ные со­сло­вия, пла­ти­ли по­душ­ную по­дать и не­сли про­чие де­неж­ные и на­ту­раль­ные по­вин­но­сти. По­ло­же­ние гос. кре­сть­ян бы­ло не­ус­той­чи­вым, т. к. они мог­ли быть под­верг­ну­ты разл. фор­мам за­кре­по­ще­ния. При Пет­ре I вве­де­на прак­ти­ка при­пис­ки гос. кре­сть­ян к гос. за­во­дам или ча­ст­ным за­во­дам, вы­пол­няв­шим ка­зён­ные за­ка­зы: к 1765 чис­ли­лось 142 572 ду­ши муж­ско­го по­ла при­пис­ных кре­сть­ян, в 1795 – 312218 душ муж­ско­го по­ла. В 18 в. ши­ро­ко прак­ти­ко­ва­лась раз­да­ча ка­зён­ных кре­сть­ян в ча­ст­ные ру­ки пу­тём «по­жа­ло­ва­ний». При имп. Алек­сан­д­ре I раз­да­ча кре­сть­ян в ча­ст­ные ру­ки пре­кра­тилась, од­на­ко со­хра­ня­лись др. фор­мы за­кре­по­ще­ния: пе­ре­да­ча в во­ен. по­се­ле­ния, пе­ре­вод в удель­ное ве­дом­ст­во, про­да­жа ча­ст­ным ли­цам. В зап. гу­бер­ни­ях и на Пра­во­бе­реж­ной Ук­раи­не сот­ни ты­сяч гос. кре­сть­ян бы­ли сда­ны в арен­ду (по­сес­сию) ча­ст­ным ли­цам. По «По­ло­же­нию о люс­т­ра­ции» от 28.12.1839 (9.1.1840), пре­ду­смат­ри­вав­ше­му про­ве­де­ние опи­сей иму­ществ для ис­чис­ле­ния до­ход­но­сти ка­зён­ных име­ний в этих ре­гио­нах, в те­че­ние 1842–56 с бар­щи­ны на де­неж­ный об­рок пе­ре­ве­де­но 680920 ре­виз­ских душ гос. кре­сть­ян, на бар­щин­ной по­вин­но­сти ос­та­ва­лось 26937 душ (ок. 4% об­ще­го чис­ла ка­зён­ных кре­сть­ян в зап. гу­бер­ни­ях).

Ста­тус ча­ст­но­вла­дель­че­ских по­ме­щи­чь­их (кре­по­ст­ных) кре­сть­ян окон­ча­тель­но оп­ре­де­лил­ся при Пет­ре I в ре­зуль­та­те слия­ния двух форм фео­даль­но­го зем­ле- и ду­ше­вла­де­ния (по­ме­стья и вот­чи­ны), а так­же с ли­к­ви­да­ци­ей в нач. 18 в. ка­баль­но­го хо­лоп­ст­ва. В 18 в. уве­ли­чи­лась чис­лен­ность кре­по­ст­ных кре­сть­ян за счёт за­кре­по­ще­ния разл. групп по­дат­но­го на­се­ле­ния, за вре­мя ме­ж­ду 1-й (1719–1724) и 10-й (1858) ре­ви­зия­ми она воз­рос­ла в 3,6 раза, од­на­ко до­ля кре­по­ст­ных кре­сть­ян по от­но­ше­нию ко все­му К. со­крати­лась с 58,2 до 52,4%. При аб­со­лют­ном при­рос­те кре­по­ст­но­го К. его от­но­си­тель­ное со­кра­ще­ние про­ис­хо­ди­ло за счёт пе­ре­хо­да в др. со­сло­вия (1017,4 тыс. душ муж­ско­го по­ла кре­по­ст­ных кре­сть­ян в 1816–58), бег­ст­ва на ок­раи­ны стра­ны, а так­же вслед­ст­вие рек­рут­ских на­бо­ров. Осн. мас­са кре­по­ст­ных кре­сть­ян при­хо­ди­лась на центр., зап. и укр. гу­бер­нии (кре­по­ст­ни­че­ст­во на Ук­раи­не ус­та­но­ви­лось в сер. – 2-й пол. 18 в. в ре­зуль­та­те за­хва­та вой­ско­вой стар­ши­ной осн. мас­сы зе­мель с по­сле­до­вав­шим в 1783–85 рас­про­стра­не­ни­ем на стар­ши­ну прав рос. дво­рян­ст­ва), где они со­став­ля­ли от 50 до 70% на­се­ле­ния. В сев. и юж. (степ­ных) гу­бер­ни­ях кре­по­ст­ные кре­сть­я­не со­став­ля­ли от 2 до 12%. Кре­по­ст­ных кре­сть­ян не бы­ло в Ар­хан­гель­ской губ.; в Си­би­ри их на­счи­ты­ва­лось все­го 4,3 тыс. душ муж­ско­го по­ла.

С сер. 18 в. в со­ста­ве кре­по­ст­ных кре­сть­ян за­мет­но воз­рас­та­ла чис­лен­ность дво­ро­вых: 362 тыс. душ обое­го по­ла (1737), 915 тыс. душ (1835), 1467 тыс. душ (1858). Они ис­поль­зо­ва­лись в по­ме­щичь­их име­ни­ях не толь­ко в ка­че­ст­ве при­слу­ги, но и при­вле­ка­лись к зем­ле­де­лию, тор­гов­ле, про­мыс­лам. Ино­гда им вы­де­ля­лись зе­мель­ные уго­дья и ого­ро­ды, скот, хо­зяйств. и жи­лые по­строй­ки, вы­да­ва­лось де­неж­ное жа­ло­ва­нье. Пре­им. из дво­ро­вых фор­ми­ро­ва­лась «кре­по­ст­ная ин­тел­ли­ген­ция»: кре­по­ст­ные ак­тёры, му­зы­кан­ты, ху­дож­ни­ки.

Осо­бую (хо­тя и не­боль­шую по чис­лен­но­сти) ка­те­го­рию в по­ме­щичь­их име­ни­ях со­став­ля­ли кре­по­ст­ные кре­по­ст­ных кре­сть­ян (ку­п­лен­ные за­жи­точ­ны­ми кре­сть­я­на­ми на имя сво­его по­ме­щи­ка). Кре­по­ст­ные кре­по­ст­ных ис­поль­зо­ва­лись на с.-х. и др. ра­бо­тах ку­пив­ших их кре­сть­ян, ис­пол­ня­ли за них бар­щи­ну, по­сы­ла­лись на за­ра­бот­ки. Так, из­вест­ные фаб­ри­кан­ты с. Ива­но­во Шуй­ско­го у. Вла­ди­мир­ской губ. Гра­чё­вы в 1835 име­ли 210 душ муж­ско­го и 214 душ жен­ско­го по­ла, ку­п­лен­ных ещё в кон. 18 в. на имя по­ме­щи­ка. Гра­чё­вы ис­поль­зо­ва­ли их труд на сво­их фаб­ри­ках. За ку­п­лен­ных на имя по­ме­щи­ка кре­по­ст­ных их но­вый вла­де­лец обя­зан был не­сти все гос. повин­но­сти. В слу­чае на­ру­ше­ния это­го обя­за­тель­ст­ва или из­де­ва­тель­ст­ва над ку­п­лен­ны­ми кре­по­ст­ны­ми вот­чин­ная ад­ми­ни­ст­ра­ция или сель­ский мир мог­ли ото­брать у вла­дель­ца этих кре­сть­ян.

Раз­ряд удель­ных кре­сть­ян об­ра­зо­ван «Уч­ре­ж­де­ни­ем об им­пе­ра­тор­ской фа­ми­лии» 1797, ко­то­рое пе­ре­да­ло двор­цо­вых кре­сть­ян в Деп-т уде­лов (с 1826 Мин-во имп. дво­ра и уде­лов). В 1800, по офиц. дан­ным, удель­ных кре­сть­ян на­счи­ты­ва­лось 464 тыс., а в 1858 – 826 тыс. душ муж­ско­го по­ла. Их чис­лен­ность уве­ли­чи­ва­лась как за счёт ес­теств. при­рос­та, так и по­куп­ки кре­сть­ян у по­ме­щи­ков, пе­ре­во­да в удел ка­зён­ных кре­сть­ян. В нач. 19 в. удель­ные кре­сть­я­не на­хо­ди­лись в 37 гу­бер­ни­ях. В 1835 про­ве­дён т. н. сим­бир­ский об­мен – пе­ре­вод 200 тыс. душ муж­ско­го по­ла гос. кре­сть­ян Сим­бир­ской губ. в раз­ряд удель­ных. Од­но­вре­мен­но в раз­ряд гос. кре­сть­ян бы­ло пе­ре­ве­де­но та­кое же чис­ло удель­ных кре­сть­ян в 19 гу­бер­ни­ях. Удель­ные кре­сть­я­не с это­го вре­ме­ни бы­ли со­сре­до­то­че­ны в 18 гу­бер­ни­ях, при­чём поч­ти по­ло­ви­на в Среднем По­волжье. По сво­ему пра­во­во­му ста­ту­су удель­ные кре­сть­я­не за­ни­ма­ли «про­ме­жу­точ­ное» по­ло­же­ние ме­ж­ду по­ме­щичь­и­ми и гос. кре­сть­я­на­ми и на­хо­ди­лись в том же от­но­ше­нии к имп. фа­ми­лии, как и по­ме­щи­чьи к по­ме­щи­кам. В со­ста­ве удель­ных кре­сть­ян бы­ли «го­су­да­ре­вы» (при­над­ле­жав­шие са­мо­му им­пе­ра­то­ру) и «ко­ню­шен­ные» (при­пи­сан­ные к ко­ню­шен­но­му ве­дом­ству имп. дво­ра).

В 18 – 1-й пол. 19 вв. кре­сть­ян­ские на­де­лы как со­кра­ща­лись вслед­ст­вие ес­теств. при­рос­та на­се­ле­ния, на­сту­п­ле­ния на кре­сть­ян­ские на­де­лы по­ме­щи­ков и удель­но­го ве­дом­ст­ва, так и уве­ли­чи­ва­лись за счёт пе­ре­се­ле­ний, ли­к­ви­да­ции бар­ской за­паш­ки при пе­ре­во­де К. на об­рок, рас­ши­ре­ния по­ле­вых уго­дий пу­тём рас­паш­ки пус­то­шей, рас­чи­ст­ки ле­сов, ос­вое­ния це­ли­ны и пр. По дан­ным И. Д. Ко­валь­чен­ко, ис­сле­до­вав­ше­го со­стоя­ние по­ме­щичь­ей де­рев­ни в 32 уез­дах 11 гу­бер­ний, в 11 уез­дах на­де­лы уве­ли­чи­лись на 3–44%, а в 21 уез­де умень­ши­лись на 3,5–48%. По дан­ным опи­са­ний по­ме­щичь­их име­ний 1858, на­дел по­ме­щичь­их кре­сть­ян центр. гу­бер­ний в ср. на од­ну ре­виз­скую ду­шу со­став­лял 3,7 дес. (4,04 га). В удель­ной де­рев­не, по дан­ным Л. Р. Гор­ла­но­ва, за пе­ри­од с 1797 по 1863 сред­не­ду­ше­вой на­дел со­кра­тил­ся с 4,2 до 3,45 дес. (с 4,59 до 3,77 га). В гос. де­рев­не, по дан­ным Н. М. Дру­жи­ни­на, в ре­зуль­та­те про­ве­де­ния Ки­се­лё­ва ре­фор­мы 1837–41 в 8 гу­бер­ни­ях на­де­лы уве­ли­чи­лись, в 8 умень­ши­лись, а в 5 гу­бер­ни­ях ос­та­лись без из­ме­не­ния. Раз­ме­ры на­де­лов гос. кре­сть­ян со­став­ля­ли (в раз­ных гу­бер­ни­ях) 2,3–11,4 дес. (2,51–12,45 га) на од­ну ре­виз­скую ду­шу.

Зем­ля от­во­ди­лась в на­дел, как пра­ви­ло, не под­вор­но, а об­щи­не. За­тем уже ка­ж­до­му дво­ру по ко­ли­че­ст­ву в нём ре­виз­ских душ или тя­гол вы­де­лял­ся при­чи­тав­ший­ся ему на­дел. В свя­зи с из­ме­не­ни­ем со­ста­ва се­мей и со­от­вет­ст­вен­но раз­ме­ров по­вин­но­стей про­ис­хо­ди­ло пе­рио­дич. пе­ре­рас­пре­де­ле­ние на­дель­ной зем­ли. К сер. 19 в. удель­ный вес об­щин­но­го зем­ле­поль­зо­ва­ния со­став­лял в це­лом по Рос­сии 80%, при этом в центр. её гу­бер­ни­ях – 96%, в юж­ных степ­ных – 80–90%. Лишь в зап. гу­бер­ни­ях пре­об­ла­да­ло под­вор­ное зем­ле­поль­зо­ва­ние, до­ля ко­то­ро­го со­став­ля­ла: 61% в бе­ло­рус. гу­бер­ни­ях, 67% на Ле­во­бе­реж­ной Ук­раи­не, 86% на Пра­во­бе­реж­ной Ук­раи­не.

Вла­де­ние зем­лёй дол­гое вре­мя яв­ля­лось мо­но­поль­ным пра­вом дво­рян­ст­ва. Лишь указ имп. Алек­сан­д­ра I от 12(24).12.1801 пре­дос­та­вил пра­во при­об­ре­тать не­за­се­лён­ные зем­ли в соб­ст­вен­ность и не­дво­рян­ским со­сло­ви­ям: куп­цам, ме­ща­нам, гос. кре­сть­я­нам. По­ме­щи­чьи и удель­ные кре­сть­я­не по­лу­чи­ли та­кое пра­во по ука­зу имп. Ни­ко­лая I от 3(15).3.1848. На­ча­ло фор­ми­ро­вать­ся кре­сть­ян­ское ча­ст­ное зем­ле­вла­де­ние. По­куп­ные зем­ли, в от­ли­чие от на­дель­ных, не под­вер­га­лись об­ло­же­нию, на них не рас­про­стра­ня­лись ни пе­ре­дел, ни при­ну­дит. се­во­обо­рот. Од­на­ко за­пи­сан­ные за по­ме­щи­ка­ми ку­п­лен­ные их кре­сть­я­на­ми зем­ли не бы­ли обес­пе­че­ны пра­во­вой за­щи­той. Этим вос­поль­зо­ва­лись мн. по­ме­щи­ки во вре­мя про­ве­де­ния ре­фор­мы 1861, объ­я­вив эти зем­ли свои­ми. В 18 – нач. 19 вв. по-преж­не­му име­ла ме­сто и арен­да кре­сть­я­на­ми зе­мель. Объ­ек­том арен­ды яв­ля­лись ос­тав­шие­ся по­сле на­де­ле­ния кре­сть­ян по­ме­щи­чьи уго­дья, а так­же на­дель­ные и по­куп­ные зем­ли са­мих кре­сть­ян. За­жи­точ­ные кре­сть­я­не стре­ми­лись арен­дой рас­ши­рить своё хо­зяй­ст­во в пред­при­ни­ма­тель­ских це­лях. Арен­да зем­ли бед­ны­ми кре­сть­я­на­ми пре­сле­до­ва­ла все­це­ло про­до­вольств. це­ли, пре­об­ла­да­ла она в ма­ло­зе­мель­ных име­ни­ях и обыч­но со­про­во­ж­да­лась ка­баль­ны­ми ус­ло­вия­ми.

В 18 – 1-й пол. 19 вв. в центр. рай­онах стра­ны гос­под­ство­ва­ла слож­ная сис­те­ма зем­ле­де­лия, в ко­то­рой тра­диц. трёх­по­лье (яро­вое – ози­мое – пар) на ближ­них к де­рев­не удоб­ряе­мых по­лях до­пол­ня­лось пе­рио­дич. за­пус­ком час­ти па­хот­ных зе­мель в за­лежь, ко­гда по­сле сня­тия нес­коль­ких уро­жа­ев зем­лю ос­тав­ля­ли на 10 лет и бо­лее без об­ра­бот­ки для вос­ста­нов­ле­ния её пло­до­ро­дия. При оби­лии лес­ных уго­дий вплоть до нач. 20 в. прак­ти­ко­ва­лась под­сеч­но-ог­не­вая сис­те­ма зем­ле­де­лия в со­еди­не­нии с трёх­поль­ем. По ме­ре рос­та на­се­ле­ния и со­кра­ще­ния ре­зер­вов сво­бод­ной зем­ли се­во­обо­рот всё боль­ше при­бли­жал­ся к пра­виль­но­му трёх­поль­но­му. При вспаш­ке вплоть до нач. 20 в. по­все­ме­ст­но в кре­сть­ян­ском хо­зяй­ст­ве при­ме­ня­лась со­ха, при­спо­соб­лен­ная к раз­ным поч­вам и ви­дам по­ле­вых ра­бот в разл. ме­ст­но­стях. В юж. гу­бер­ни­ях, где в ка­че­ст­ве тяг­ло­вой си­лы ис­поль­зо­ва­лись во­лы, ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чил плуг. Для рых­ле­ния паш­ни при­ме­ня­лись так­же раз­но­го ви­да бо­ро­ны, из­го­тав­ли­вае­мые из твёр­дых по­род де­ре­ва. Тра­диц. ору­дия­ми убор­ки и об­ра­бот­ки уро­жая слу­жи­ли ко­са, серп и цеп. В 1-й пол. 19 в. не толь­ко в по­ме­щичь­ем, но и в кре­сть­ян­ском хо­зяй­ст­ве на­ча­ли при­ме­нять­ся, хо­тя и в ог­ра­ни­чен­ном ко­ли­че­ст­ве, мо­ло­тил­ки, ве­ял­ки, льно­мял­ки, со­ло­мо­рез­ки и др. не­слож­ные ма­ши­ны, ко­то­рые обыч­но из­го­тов­ля­ли са­ми кре­сть­я­не-умель­цы. Сре­ди с.-х. куль­тур пре­об­ла­да­ли «се­рые» хле­ба: ози­мая рожь, овёс, яч­мень. Рожь за­ни­ма­ла бо­лее по­ло­ви­ны по­се­вов зер­но­вых и бы­ла гл. про­до­вольств. куль­ту­рой. Сре­ди яро­вых пер­вен­ст­во­вал овёс (1/3 по­сев­но­го кли­на) – осн. фу­раж­ная куль­ту­ра. За ним сле­до­вал яч­мень. Гре­чи­ха и го­рох вме­сте со­став­ля­ли от 8 до 12% по­се­вов. В 18 в. в цен­траль­но­чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях, Сред­нем По­вол­жье и юж. степ­ной по­ло­се ста­ли вне­дрять­ся по­се­вы пше­ни­цы, ко­то­рая в 1-й пол. 19 в. в этих ре­гио­нах за­ни­ма­ла уже зна­чит. объ­ём. В 18 в. уро­жай­ность в цен­траль­но­не­чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях – сам-2, сам-3, в чер­но­зём­ных – сам-3, сам-4. В 1-й пол. 19 в. ср. уро­жай­ность со­став­ля­ла: сам-3,23 (1802–11), сам-3,2 (1841–50), сам-3,1 (1851–60). Рост про­из-ва хле­бов про­ис­хо­дил не за счёт ин­тен­си­фи­ка­ции с.-х. про­из-ва, а за счёт рас­ши­ре­ния пло­ща­ди по­се­вов: в 1802–60 по­сев­ная пло­щадь уве­ли­чи­лась на 53% – с 38 до 58 млн. дес. (с 41,5 до 63,36 млн. га), а ва­ло­вые сбо­ры хле­бов – со 155 до 220 млн. чет­вер­тей (в ср. по 8 пу­дов в 1 чет­вер­ти), или с 77,5 до 110 тыс. т. В 1840-х гг. в центр. и зап. гу­бер­ни­ях рез­ко уве­ли­чи­лись по­се­вы кар­то­фе­ля, ко­то­рый из ого­род­ной куль­ту­ры пре­вра­тил­ся в по­ле­вую, к кон. 19 в. им бы­ло за­ня­то св. 1,5 млн. га (кар­то­фель из­вес­тен в Рос­сии со 2-й пол. 17 в., ши­ро­ко вне­дрял­ся по­сле ука­за Се­на­та 1765 и за­воза из-за гра­ни­цы пар­тии се­мен­но­го кар­то­фе­ля, ра­зо­слан­но­го по стра­не). На Ук­раи­не су­ще­ст­вен­но вы­рос­ли по­се­вы са­хар­ной свёк­лы. Сред­не­го­до­вые сбо­ры зер­на в Ев­роп. Рос­сии на ду­шу на­се­ле­ния со­став­ля­ли: 22,48 пу­да (ок. 368 кг) (1802–11), 21,44 пуда (ок. 351 кг) (1841–50), 20,64 пуда (ок. 338 кг) (1851–60); кар­то­фе­ля – 2,4 пу­да (св. 39 кг) (1841–50), 2,16 пу­да (св. 35 кг) (1851–60).

В кон. 18 – нач. 19 вв. фор­ми­ро­ва­лись ре­гио­ны, оча­ги и цен­тры то­вар­но­го зем­ле­де­лия. Цен­траль­но­чер­но­зём­ные, степ­ные, сред­не- и ниж­не­волж­ские гу­бер­нии ста­но­ви­лись осн. про­из­во­ди­те­ля­ми то­вар­но­го хле­ба. В цен­траль­но­не­чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях за­мет­но уве­ли­чи­лись пло­ща­ди под тех­нич. и ого­род­ны­ми куль­ту­ра­ми. Во Вла­ди­мир­ской, Ко­ст­ром­ской и Яро­слав­ской гу­бер­ни­ях про­из-во льно­во­лок­на за 1-ю пол. 19 в. воз­рос­ло в 5 раз. Зна­чит. раз­ме­ры при­об­ре­ло тор­го­вое ко­но­п­ле­вод­ст­во в Ка­луж­ской и Ни­же­го­род­ской гу­бер­ни­ях. Круп­ным цен­тром тор­го­во­го ого­род­ни­че­ст­ва был Рос­тов­ский у. Яро­слав­ской губ. (на пло­до­род­ных пой­мен­ных зем­лях близ оз. Не­ро вы­ве­де­ны но­вые сор­та ово­щей, вы­ра­щи­ва­лось до 500 ви­дов ле­кар­ст­вен­ных рас­те­ний). Про­дук­ция рос­тов­ских ого­род­ни­ков шла не толь­ко на внут­рен­ний, но и на внеш­ний ры­нок. В Бо­го­род­ском и Брон­ниц­ком уез­дах Моск. губ. сло­жил­ся рай­он тор­го­во­го хме­ле­вод­ст­ва, ко­то­рым за­ни­ма­лись 142 се­ле­ния. В Мо­с­ков­ской, Яро­слав­ской, Твер­ской и Ни­же­го­род­ской гу­бер­ни­ях воз­ник­ли оча­ги то­вар­но­го лу­ко­вод­ст­ва, пти­це­вод­ст­ва, мя­со-мо­лоч­но­го хо­зяй­ст­ва. Для кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва 18 – 1-й пол. 19 вв. по-преж­не­му бы­ло ха­рак­тер­но со­еди­не­ние зем­ле­де­лия с разл. про­мы­сло­вы­ми за­ня­тия­ми. Наи­бо­лее ши­ро­ко мел­кая кре­сть­ян­ская пром-сть бы­ла рас­про­стра­не­на в цен­траль­но­не­чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях. Зем­ле­де­лие прак­ти­че­ски от­сут­ст­во­ва­ло в круп­ных тор­го­во-пром. сё­лах – Ива­но­ве и Мстё­ре Вла­ди­мир­ской губ., Ви­чу­ге, Се­ре­де, Си­до­ров­ском и Крас­ном Ко­ст­ром­ской губ., Пав­ло­ве, Вор­сме, Боль­шом Му­раш­ки­не и Бо­го­род­ском Ни­же­го­род­ской губ., Ким­рах Твер­ской губ., Уло­ме Нов­го­род­ской губ. Эти сё­ла ста­ли цен­тра­ми тек­стиль­ной, ко­же­вен­ной, ме­тал­ло­об­ра­ба­ты­ваю­щей и де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти. Кре­сть­я­не этих сёл сда­ва­ли свою по­ле­вую зем­лю в арен­ду со­сед­ним се­ле­ни­ям. Ха­рак­тер­но, что кре­сть­ян­ские про­мыс­лы по­лу­чи­ли раз­ви­тие пре­им. в кре­по­ст­ной, а не в гос. де­рев­не. Поч­ти все ука­зан­ные тор­го­во-пром. се­ле­ния при­над­ле­жа­ли круп­ным по­ме­щи­кам (Ше­ре­ме­те­вым, Го­ли­цы­ным, Юсу­по­вым, Па­ни­ным), знат­ность, при­ви­ле­гии и влия­ние ко­то­рых обес­пе­чи­ва­ли их кре­сть­я­нам за­щи­ту от вме­ша­тель­ст­ва го­су­дар­ст­ва и свое­об­раз­ное «по­кро­ви­тель­ст­во» в про­мыс­лах. В кре­по­ст­ной про­мы­сло­вой де­рев­не уже в кон. 18 – нач. 19 вв. вы­де­ли­лись пред­ста­ви­те­ли бу­ду­щей пром. бур­жуа­зии: ди­на­стии фаб­ри­кан­тов Мо­ро­зо­вых, Гуч­ко­вых, Га­рели­ных, Ган­ду­ри­ных и др. вы­шли из кре­по­ст­ных кре­сть­ян. В 1-й четв. 19 в. кре­сть­я­не наи­бо­лее ак­тив­но по­пол­ня­ли со­став бур­жуа­зии.

В про­мы­сло­вый от­ход кре­сть­ян на за­ра­бот­ки в 1760-х гг. в цен­траль­но­не­чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях ухо­ди­ло от 6 до 24% муж­ско­го на­се­ле­ния, в цен­траль­но­чер­но­зём­ных – 2–4%. В кон. 18 в. из Яро­слав­ской, Ко­ст­ром­ской и Моск. гу­бер­ний на за­ра­бот­ки ухо­ди­ло 15–23% муж­ско­го на­се­ле­ния, в сер. 19 в. – до 30–40%. Де­рев­ня яв­ля­лась осн. ис­точ­ни­ком рос­та гор. на­се­ле­ния. В сер. 19 в. к кре­сть­ян­ско­му со­сло­вию от­но­си­лись 52% жи­те­лей С.-Пе­тер­бур­га и 58% жи­те­лей Мо­ск­вы (пре­им. на­хо­див­шие­ся на за­ра­бот­ках от­ход­ни­ки, а так­же мно­го­числ. дво­ро­вые в гос­под­ских до­мах).

В цен­траль­но­не­чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях, с их ме­нее бла­го­при­ят­ны­ми поч­вен­но-кли­ма­тич. ус­ло­вия­ми и раз­ви­ти­ем уже в 18 в. раз­но­об­раз­ных ре­месл. за­ня­тий, по­ме­щи­ки пред­по­чи­та­ли от­пус­кать сво­их кре­сть­ян на об­рок. В то же вре­мя в цен­траль­но­чер­но­зём­ных, бе­ло­рус. и укр. гу­бер­ни­ях по­ме­щи­ки счи­та­ли для се­бя бо­лее вы­год­ным прак­ти­ко­вать бар­щи­ну, рас­ши­ряя бар­скую за­паш­ку для про­из-ва хле­ба на про­да­жу. И в об­роч­ных, и в бар­щин­ных име­ни­ях кре­сть­я­не, как пра­ви­ло, не­сли мно­же­ст­во до­пол­нит. на­ту­раль­ных по­вин­но­стей.

В 1-й пол. 19 в. в це­лом по Рос­сии доля бар­щин­ных кре­сть­ян не толь­ко не умень­ши­лась, но да­же уве­ли­чи­лась с 56% до 71,5%. В цен­траль­но­чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях на бар­щи­не на­хо­ди­лось 73–80% кре­по­ст­ных кре­сть­ян, а в бе­ло­рус. и укр. гу­бер­ни­ях – 92–99%. В то же вре­мя в цен­траль­но­не­чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях 67,5% кре­сть­ян на­хо­ди­лось на об­ро­ке. При этом в гу­бер­ни­ях вы­со­ко­го не­зем­ле­дельч. от­хо­да (Яро­слав­ской и Ко­ст­ром­ской) до­ля об­роч­ных кре­сть­ян со­став­ля­ла ок. 90%. Раз­но­вид­но­стью бар­щи­ны и од­ним из средств её ин­тен­си­фи­ка­ции яв­ля­лась ме­ся­чи­на (пла­та на­ту­рой в ви­де ме­сяч­но­го про­до­вольств. пай­ка, ко­то­рый вы­да­вал­ся кре­по­ст­ным кре­сть­я­нам, ли­шён­ным зе­мель­ных на­де­лов и обя­зан­ным всё ра­бо­чее вре­мя на­хо­дить­ся на бар­щи­не). Раз­ме­ры об­ро­ка по­ме­щичь­их кре­сть­ян воз­рас­та­ли: 1–2 руб. с ре­виз­ской ду­ши (1760-е гг.), 2–3 руб. (1770-е гг.), 4 руб. (1780-е гг.), 5 руб. (1790-е гг.). При имп. Пав­ле I ср. об­рок со­став­лял 6 руб. с ду­ши, к 1805 он воз­рос до 12–15 руб. Это обу­слов­ли­ва­лось не толь­ко раз­ви­ти­ем не­зем­ле­дельч. про­мы­слов кре­сть­ян и, сле­до­ва­тель­но, рос­том до­ход­но­сти кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва, но и рос­том цен, ко­то­рые за ука­зан­ный пе­ри­од под­ня­лись бо­лее чем в 3 раза. Воз­рос­ла и це­на ре­виз­ской ду­ши: в 1760-х гг. она со­став­ля­ла 30 руб., в 1780-х гг. – 80 руб., в 1790-х гг. – 200 руб. В 1813 ка­зён­ная так­са за 1 ду­шу со­ста­ви­ла 200 руб., в 1833 – 300 руб. (це­на жен­ской ду­ши обыч­но со­став­ля­ла по­ло­ви­ну муж­ской). Ещё в нач. 18 в. бы­ло от­ме­че­но раз­ви­тие сме­шан­ной фор­мы по­вин­но­сти – со­еди­не­ние бар­щи­ны с об­ро­ком. Но ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние она по­лу­чи­ла в 1-й пол. 19 в. и пре­им. в цен­траль­но­не­чер­но­зём­ных гу­бер­ни­ях в свя­зи с рос­том в них про­мы­сло­вых за­ня­тий К. К сер. 19 в. до­ля кре­сть­ян, вы­пол­няв­ших сме­шан­ную по­вин­ность, со­став­ля­ла (в %): в Ка­луж­ской губ. – 23, Ни­же­го­род­ской – 25, Ко­ст­ром­ской – 21, Мо­с­ков­ской – 30, Твер­ской – 33, Яро­слав­ской – 32; в не­ко­то­рых уез­дах этих гу­бер­ний на сме­шан­ной по­вин­но­сти на­хо­ди­лось до 2/3 кре­сть­ян: в Ма­карь­ев­ском у. Ко­ст­ром­ской губ. – 61, в Ве­рей­ском и Во­ло­ко­лам­ском уез­дах Моск. губ. – 60 и 61, в Гор­ба­тов­ском у. Ни­же­го­род­ской губ. – 65, в Мо­лог­ском у. Яро­слав­ской губ. – 67. Вплоть до от­ме­ны кре­по­ст­но­го пра­ва в об­роч­ных и бар­щин­ных име­ни­ях су­ще­ст­во­вал и на­ту­раль­ный об­рок, т. н. до­ба­воч­ные сбо­ры: взи­ма­лись хлеб, скот, пти­ца, мас­ло, яй­ца, шерсть, лён, гри­бы, яго­ды, ино­гда ов­чи­ны, а так­же се­но, со­ло­ма, дро­ва, мо­ча­ло, лес. Этот на­ту­раль­ный об­рок пред­на­зна­чал­ся не толь­ко для удов­ле­тво­ре­ния по­все­днев­ных по­треб­но­стей по­ме­щи­ка, но ино­гда и реа­ли­зо­вы­вал­ся им на рын­ке.

Гос. и удель­ные кре­сть­я­не по­ми­мо по­душ­ной по­да­ти пла­ти­ли об­рок. Для гос. кре­сть­ян он был ус­та­нов­лен в раз­ме­ре по­ло­ви­ны по­душ­ной по­да­ти: в 1719 – 40 коп., в 1760 – 1 руб., в 1768 – 2 руб., в 1783 – 3 руб.; в 1797 в за­ви­си­мо­сти от ка­че­ст­ва зем­ли ус­та­нов­ле­но 4 ка­те­го­рии об­ро­ка: 5 руб. 10 коп., 4 руб. 59 коп., 4 руб. 8 коп. и 3 руб. 57 коп. В 1810 об­рок по 4 ка­те­го­ри­ям гос. кре­сть­ян был ус­та­нов­лен со­от­вет­ст­вен­но 8 руб., 7 руб., 6 руб. и 5 руб. 50 коп. В 1810 по всем этим ка­те­го­ри­ям об­рок был уве­ли­чен на 3 руб. В 1839 раз­мер об­ро­ка гос. кре­сть­ян в за­ви­си­мо­сти от ка­те­го­рии пла­тель­щи­ков со­став­лял от 9 руб. 91 коп. до 7 руб. 53 коп. Раз­мер об­ро­ка с ре­виз­ской ду­ши удель­ных кре­сть­ян со­став­лял: в 1800 – 1 руб. 28 коп. се­реб­ром, в 1834 – 2 руб. 58 коп., в 1858 – 3 руб. 54 коп. Все ка­те­го­рии К., кро­ме уп­ла­ты по­душ­ной по­да­ти и об­ро­ка, не­сли мно­го­числ. де­неж­ные и на­ту­раль­ные (до­рож­ная, мо­сто­вая и пр.) по­вин­но­сти. Наи­бо­лее тя­жё­лой бы­ла рек­рут­ская по­вин­ность. Со вре­ме­ни её вве­де­ния до ма­ни­фе­ста о всту­п­ле­нии имп. Алек­сан­д­ра II на пре­стол взя­то со все­го по­дат­но­го на­се­ле­ния, но в осн. с К., 5157,3 тыс. рек­ру­тов. Тя­жё­лым бре­ме­нем на К. ло­жи­лись разл. кос­вен­ные на­ло­ги (в т. ч. на соль и вод­ку), сбор ко­то­рых от­да­вал­ся на от­куп.

1861–1917. От­ме­на кре­по­ст­но­го пра­ва в хо­де реа­ли­за­ции кре­сть­ян­ской ре­фор­мы 1861 и мо­дер­ни­за­ция стра­ны на ка­пи­та­ли­стич. ос­но­ве ко­рен­ным об­ра­зом из­ме­ни­ли по­ло­же­ние К. Быв. по­ме­щи­чьи кре­сть­я­не пе­ре­ста­ли быть соб­ст­вен­но­стью сво­их хо­зя­ев и по­лу­чи­ли гражд. пра­ва: мог­ли по­ку­пать на своё имя зем­лю и др. не­дви­жи­мость, за­клю­чать фи­нан­со­вые и тор­го­вые сдел­ки, от­кры­вать про­мыш­лен­ные и иные за­ве­де­ния, ре­шать об­ществ. во­про­сы на сель­ском схо­де. За­ко­ны о по­зе­мель­ном уст­рой­ст­ве удель­ных [26.6(8.7).1863] и го­су­дар­ст­вен­ных [24.11(6.12).1866] кре­сть­ян, так­же по­лу­чив­ших в соб­ст­вен­ность свои на­де­лы, урав­ня­ли в пра­вах осн. ка­те­го­рии К. Ре­фор­мы 1860-х гг., со­хра­нив об­щи­ну в тех ме­ст­но­стях, где она су­ще­ст­во­ва­ла, вве­ли еди­ную сис­те­му кре­сть­ян­ско­го са­мо­управ­ле­ния для все­го К. (ра­нее бы­ла у гос. и удель­ных кре­сть­ян). С 1864 кре­сть­я­не уча­ст­во­ва­ли в вы­бо­рах глас­ных зем­ских со­б­ра­ний, мог­ли из­би­рать­ся в со­став зем­ских управ.

Вме­сте с тем К. до 1906 ос­та­ва­лось не­пол­но­прав­ным со­сло­ви­ем. Кре­сть­я­не на­хо­ди­лись, с од­ной сто­ро­ны, в эко­но­мич. и юри­дич. за­ви­си­мо­сти от сво­их сель­ских об­ществ, с дру­гой – под жё­ст­кой опе­кой ме­ст­ных адм. вла­стей, ко­то­рые че­рез сель­ских и во­ло­ст­ных долж­но­ст­ных лиц кон­тро­ли­ро­ва­ли всю жизнь де­рев­ни. От­ход кре­сть­ян на за­ра­бот­ки до­пус­кал­ся с со­гла­сия сель­ско­го об­ще­ст­ва и тре­бо­вал оформ­ле­ния пас­пор­та. Внут­ри­об­щин­ные от­но­ше­ния про­дол­жа­ли ре­гу­ли­ро­вать­ся гл. обр. обыч­ным пра­вом. На­де­лы пе­ре­да­ва­лись в об­щин­ную соб­ст­вен­ность, а про­цесс осу­ще­ст­в­ле­ния вы­куп­ной опе­ра­ции, по за­вер­ше­нии ко­то­рой сель­ские об­ще­ст­ва ста­но­ви­лись юри­дич. вла­дель­ца­ми зем­ли, рас­тя­нул­ся до нач. 20 в. К. бы­ло ог­ра­ни­че­но в пра­вах на гос. служ­бу.

В ре­зуль­та­те сни­же­ния смерт­но­сти зна­чи­тель­но ус­ко­рил­ся рост сель­ско­го на­се­ле­ния в стра­не, его сред­не­го­до­вой ес­теств. при­рост в 1860–1910 со­ста­вил 13,9%, са­мым вы­со­ким в нач. 20 в. он был на Сев. Кав­ка­зе и в Зап. Си­би­ри (22,3%), в Но­во­рос­сии (20,3%), нес­коль­ко вы­ше сред­не­го – в Ев­роп. Рос­сии (16,2%). Ни­же при­рост был в Ср. Азии (12,8%), При­бал­ти­ке (6,9%), За­кав­ка­зье (3,8%). Сни­же­ние смерт­но­сти бы­ло обу­слов­ле­но улуч­ше­ни­ем ус­ло­вий жиз­ни К., раз­ви­ти­ем тор­го­вых свя­зей ме­ж­ду ре­гио­на­ми (что умень­ша­ло или сво­ди­ло на нет влия­ние ме­ст­ных не­до­ро­дов хле­ба), ус­пе­ха­ми зем­ской ме­ди­ци­ны и со­кра­ще­ни­ем сро­ков во­ен. служ­бы по­сле вве­дения все­об­щей во­ин­ской по­вин­но­сти (1874) при реа­ли­за­ции во­ен­ных ре­форм 1860–70-х гг. Вы­со­кая ро­ж­дае­мость при низ­кой ср. про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни (34 го­да) при­ве­ла к по­дав­ляю­ще­му пре­об­ла­да­нию в сре­де К. мо­ло­дых лю­дей ра­бо­то­спо­соб­но­го воз­рас­та: де­ти до 14 лет со­став­ля­ли 33% на­се­ле­ния, ли­ца от 14 до 60 лет – 60%, стар­ше 60 лет – 7%.

Смерт­ность и ро­ж­дае­мость в сель­ской ме­ст­но­сти бы­ли зна­чи­тель­но вы­ше, чем в го­ро­дах. По­сколь­ку часть К. пе­ре­се­ля­лась в го­ро­да, до­ля сель­ско­го на­се­ле­ния по­сто­ян­но сни­жа­лась: 90,8% (1860), 87,5% (1897), 85,7% (1914). Но аб­со­лют­ный при­рост сель­ско­го на­се­ле­ния про­ис­хо­дил очень бы­ст­ро. Со 2-й пол. 19 в. раз­ви­ва­лось пе­ре­се­лен­че­ст­во К. из цен­тра Ев­роп. Рос­сии. В 1871–95 ми­гра­ция кре­сть­ян из центр. гу­бер­ний со­ста­ви­ла 3815,4 тыс. чел. (106 тыс. чел. в год), в 1896–1916 – 5227,6 тыс. чел. (248 тыс. чел. в год). Наи­бо­лее вы­со­ки­ми тем­па­ми рос­ло сель­ское на­се­ле­ние Пред­кав­ка­зья и Но­во­рос­сии, ку­да на­прав­лял­ся осн. по­ток пе­ре­се­лен­цев в 1860–80-е гг. В эти же го­ды ак­тив­но, но нес­коль­ко мед­лен­нее шла ми­гра­ция на­се­ле­ния в Бес­са­ра­бию, Ниж­нее По­вол­жье и Юж. При­ура­лье. С 1890-х гг. по­сле вло­же­ния ог­ром­ных гос. средств в строи­тель­ст­во же­лез­ных до­рог (Транс­си­бир­ской ма­ги­ст­ра­ли, Орен­бург – Таш­кент и Крас­но­водск – Таш­кент) гл. на­прав­ле­ни­ями ми­гра­ции ста­ли Си­бирь, Степ­ной край и Ср. Азия. В нач. 20 в. ср. чис­тый при­рост сель­ско­го на­се­ле­ния Ев­роп. Рос­сии пре­вы­шал 2 млн. чел. в год, что бы­ло вы­ше уров­ня пе­ре­се­ле­ния. До­ля К. Ев­роп. Рос­сии в 1858–1914 сни­зи­лась с 85% до 79%, со­от­вет­ст­вен­но уве­ли­чи­лась до­ля сель­ско­го на­се­ле­ния ко­ло­ни­зуе­мых ок­ра­ин (с 15% до 21% от чис­лен­но­сти все­го К. стра­ны).

Мн. ли­ца, по ро­ж­де­нию при­над­ле­жав­шие к со­сло­вию кре­сть­ян, фак­ти­че­ски пе­ре­ста­ва­ли быть ими. В 1897 в го­ро­дах про­жи­ва­ло св. 7 млн. кре­сть­ян (44% всех го­ро­жан), мно­гие со­всем по­те­ря­ли связь с де­рев­ней, по­сто­ян­но ра­бо­та­ли на фаб­ри­ках, за­во­дах, на строи­тель­ст­ве и т. п. Всё воз­рас­тав­шую часть гор. на­се­ле­ния со­став­ля­ли от­ход­ни­ки. В сель­ской мест­но­сти да­ле­ко не все кре­сть­я­не за­ни­ма­лись с. х-вом. По дан­ным пе­ре­пи­си 1897, в Ев­роп. Рос­сии из 82 млн. сель­ских жит. 12 млн. чел. (в 1905 – 17 млн. чел.) на­зы­ва­ли гл. ис­точ­ни­ком сво­его до­хо­да про­мыс­лы, ре­мёс­ла, тор­гов­лю, из­воз и др. дея­тель­ность.

В кон. 19 в. в Рос­сии бы­ло ок. 525 тыс. сёл и де­ре­вень (в 1914 – ок. 548,5 тыс.), в т. ч. в Ев­роп. Рос­сии 511,5 тыс. (93%), в Си­би­ри 14,6 тыс. (3%), в Ср. Азии и Ка­зах­ста­не 9,5 тыс. (1,7%), на Кав­ка­зе 12,6 тыс. (2,3%). На ок­раи­нах сель­ские по­се­ле­ния бы­ли в ср. бо­лее круп­ны­ми: в Ср. Азии по 885 чел., на Кав­ка­зе по 671 чел., в Си­би­ри по 418 чел. В Ев­роп. Рос­сии в ср. на од­но по­се­ле­ние при­хо­дил­ся 171 чел. При этом в Цен­траль­ном Чер­но­зе­мье в по­се­ле­ни­ях в ср. бы­ло по 104 дво­ра (ок. 570 чел.), в Цен­траль­ном Не­чер­но­зе­мье – по 35 дво­ров (190 чел.). На Юге Ев­роп. Рос­сии и в По­вол­жье не­ред­ки­ми бы­ли сё­ла, на­счи­ты­вав­шие 1–5 тыс. чел., на Ев­роп. Се­ве­ре и в При­бал­ти­ке – 10–20 чел.

Кре­сть­ян­ский двор ос­та­вал­ся осн. хо­зяйств. еди­ни­цей как в об­щин­ной, так и в под­вор­ной де­рев­не. На про­тя­жении все­го по­ре­фор­мен­но­го пе­рио­да и осо­бен­но в нач. 20 в. уве­ли­чи­ва­лось чис­ло се­мей­ных раз­де­лов, не­смот­ря на про­ти­во­дей­ст­вие пра­ви­тель­ст­ва (по за­ко­ну 1886 для раз­де­ла тре­бо­ва­лось со­гла­сие 2/3 сель­ско­го схо­да). При­чи­ной бы­ло стрем­ле­ние мо­ло­дых пар, и осо­бен­но не­вес­ток, из­бе­жать раз­до­ров на эко­но­ми­че­ской и бы­то­вой поч­ве, что бы­ло свя­за­но с из­ме­не­ни­ем со­ци­аль­ной пси­хо­ло­гии К., а так­же с ус­лож­не­ни­ем хо­зяйств. жиз­ни. Всё иму­ще­ст­во дво­ра бы­ло об­щим, но про­дол­жа­ла су­ще­ст­во­вать по нор­мам обыч­но­го пра­ва бес­пре­ко­слов­ная власть до­мо­хо­зяи­на над чле­на­ми боль­шой се­мьи. Это ста­ло вы­зы­вать не­до­воль­ст­во мо­ло­дых се­мей и ссо­ры. В 1870-х гг. в Ев­роп. Рос­сии двор на­счи­ты­вал в ср. ок. 7 чел., в 1897 – 6,4 чел., в 1917 – 6,2 чел. (по 38 гу­бер­ни­ям). В цен­тре стра­ны про­цесс де­ле­ния дво­ров шёл бы­ст­рее.

В 1860-е гг. кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва про­из­во­ди­ли 78% хле­бов в Рос­сии, в 1890-е гг. – 85%, в нач. 20 в. – 88%, в 1917 – 92%. В про­из-ве со­во­куп­но­го про­дук­та зем­ле­де­лия и жи­вот­но­вод­ст­ва до­ля кре­сть­ян­ских хо­зяйств в нач. 20 в. со­став­ля­ла 92,4% (по стои­мо­сти). В 1913 с. х-во при­но­си­ло св. 50% нац. до­хо­да Рос­сии: по дан­ным С. Г. Стру­ми­ли­на – 54%, по дан­ным англ. ис­сле­до­ва­те­ля М. Фол­ку­са – 55,7%. По све­де­ни­ям Все­рос. пе­ре­пи­си на­се­ле­ния 1897, 3/4 на­се­ле­ния за­ни­ма­лось с. х-вом. В нач. 20 в. в Рос­сии про­жи­ва­ло ок. 8% нас. ми­ра, она да­ва­ла св. 1/4 ми­ро­во­го про­из-ва хле­бов, в т.ч. пше­ни­цы 24,8% (зна­ме­ни­той бы­ла твёр­дая пше­ни­ца ны­не ут­ра­чен­но­го сор­та «та­ган­рог»), ржи 47,5%, яч­ме­ня 35,4%, кро­ме то­го, св. 80% льна, 17% кар­то­фе­ля. Стра­на за­ни­ма­ла 1-е ме­сто в ми­ре по об­ще­му объ­ё­му с.-х. про­дук­ции.

В 1860-х гг. в осн. рай­онах зем­ле­де­лия (29 гу­бер­ний Ев­роп. Рос­сии) в кре­сть­ян­ских хо­зяй­ст­вах по­се­вы хле­бов уве­ли­чи­лись по срав­не­нию с 1850-ми гг. на 3%, по­сад­ки кар­то­фе­ля – на 31,9% (у по­ме­щи­ков по­се­вы хле­бов со­кра­ти­лись на 11%, по­сад­ки кар­то­фе­ля ос­та­лись на преж­нем уров­не, что при­ве­ло к умень­ше­нию со­во­куп­ных по­се­вов хле­бов по этим гу­бер­ни­ям). Кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва лег­че, чем по­ме­щи­чьи, при­спо­со­би­лись к но­вым ус­ло­ви­ям в пер­вые по­ре­фор­мен­ные го­ды. В 1870-е гг. по­се­вы хле­бов и кар­то­фе­ля вы­рос­ли на 6%, в 1880–90-е гг. – на 10,5%, в т. ч. хле­бов на 6%, кар­то­фе­ля в 2,2 раза, что озна­ча­ло, с од­ной сто­ро­ны, ухуд­ше­ние пи­та­ния К., с дру­гой – улуч­ше­ние аг­ро­тех­ни­ки (вве­де­ние кор­не­пло­дов в по­се­вы). Уве­ли­че­ние паш­ни про­изош­ло за счёт чер­но­зём­ной по­ло­сы, в не­чер­но­зём­ной по­ло­се про­из­вод­ст­во хле­бов со­кра­ти­лось при уве­ли­че­нии до­хо­дов от жи­вот­но­вод­ст­ва. Соз­да­ние се­ти же­лез­ных до­рог, уве­ли­че­ние гор. на­се­ле­ния, рост спро­са на с.-х. про­дук­ты на зап.-ев­роп. рын­ке вы­зва­ли по­вы­ше­ние то­вар­но­сти кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва.

В 1883–94 в свя­зи с па­де­ни­ем хлеб­ных цен на зап.-ев­роп. рын­ке они сни­зи­лись в Рос­сии с 80 до 42 коп. за пуд. С сер. 1890-х гг. рост спро­са на хлеб про­дол­жил­ся, что вы­зва­ло даль­ней­шее рас­ши­ре­ние по­се­вов и сбо­ра хле­бов, но гл. обр. за счёт наи­бо­лее то­вар­ных куль­тур – пше­ни­цы, ов­са, яч­ме­ня. С 1880-х гг. сред­не­го­до­вые сбо­ры зер­но­вых с на­дель­ных зе­мель рос­ли мед­лен­нее, чем с ча­ст­но­вла­дель­че­ских (27% про­тив 48,55%), но до­ля ва­ло­вых сбо­ров хле­бов в кре­сть­янских хо­зяй­ст­вах уве­ли­чи­ва­лась за счёт по­се­вов на арен­до­ван­ных и ку­п­лен­ных кре­сть­я­на­ми зем­лях. Ср. чис­тый сбор зер­но­вых вы­рос за 1880-е гг. на 22%, за 1890-е гг. на 23,2%, чис­тые сбо­ры кар­то­фе­ля – на 22 и 100% со­от­вет­ст­вен­но. По­вы­си­лась про­из­во­ди­тель­ность тру­да в зем­ле­де­лии: за 1860–70-е гг. хлеб­ные по­се­вы рас­ши­ри­лись на 4%, а ва­ло­вое про­из-во хле­бов на 19%; в 1880–90-е гг. эти по­ка­за­те­ли со­ста­ви­ли 6 и 38% со­от­вет­ст­вен­но.

По ре­гио­нам стра­ны по­се­вы и сбо­ры хле­бов рос­ли не­рав­но­мер­но. В чер­но­зём­ной по­ло­се про­ис­хо­ди­ло за­мет­ное сме­ще­ние цен­тра хлеб­но­го про­из-ва. В юж. и юго-зап. гу­бер­ни­ях по­се­вы уве­ли­чи­лись на 69%, а в Цен­траль­но­чер­но­зём­ном р-не со­кра­ти­лись на 15,8%. В не­чер­но­зём­ной по­ло­се в 1870–90-е гг. они уве­ли­чи­лись в При­бал­ти­ке, с 1880-х гг. – так­же в сев., зап. и сев.-зап. рай­онах. В Цен­траль­но­не­чер­но­зём­ном р-не по­се­вы ста­ли мень­ше до­ре­фор­мен­но­го уров­ня. Т. о., со­кра­ще­ние по­се­вов про­изош­ло в обо­их центр. рай­онах, что при­ве­ло к ухуд­ше­нию по­ло­же­ния К. этих рай­о­нов и по­лу­чи­ло в офиц. кру­гах назв. «ос­ку­де­ние цен­тра». По срав­не­нию с кон. 1860-х гг. чис­ло про­из­во­дя­щих гу­бер­ний (от­ку­да хлеб вы­во­зил­ся) уве­ли­чи­лось к кон. 19 в. с 22 до 27, здесь про­жи­ва­ло 60 млн. чел., или 64% нас. Ев­роп. Рос­сии; чис­ло по­треб­ляю­щих гу­бер­ний (ку­да хлеб вво­зил­ся по­сто­ян­но) умень­ши­лось с 16 до 13, а пе­ре­ход­ная груп­па, вво­зив­шая хлеб толь­ко в не­уро­жай­ные го­ды, со­кра­ти­лась с 12 до 10 гу­бер­ний. Сле­до­ва­тель­но, па­де­ние хлеб­ных цен на зап.-ев­роп. и рос. рын­ках в 1880-е – 1-й пол. 1890-х гг. не ос­та­но­ви­ло рост с.-х. про­из-ва в кре­сть­ян­ских хо­зяй­ст­вах, но по­ни­зи­ло их до­ход­ность, что при­ве­ло к ра­зо­ре­нию мн. дво­ров.

Тя­же­ло от­ра­жа­лись на по­ло­же­нии К. не­уро­жай­ные го­ды, осо­бен­но 1872, 1880 и 1891. В 1891 со­б­ран са­мый низ­кий уро­жай: не­до­род кос­нул­ся 17 гу­бер­ний из 50 в Ев­роп. час­ти стра­ны, сбор был в ср. на 25% мень­ше сред­не­го­до­вых сбо­ров. В 1892 смерт­ность в сель­ской ме­ст­но­сти пре­вы­си­ла по­ка­за­те­ли пре­ды­ду­щих лет на 400 тыс. чел. В центр. гу­бер­ни­ях ра­зо­ри­лись сот­ни ты­сяч кре­сть­ян­ских хо­зяйств и да­же це­лые де­рев­ни. В этих рай­онах в 1860–90-е гг. сни­зи­лись по­душ­ные сбо­ры хле­бов с на­дель­ных зе­мель с 26 до 21 пу­да, или с 425,8 до 344 кг. Но за счёт аренд­ных и куп­чих зе­мель, а так­же зе­мель ок­ра­ин­ных гу­бер­ний Ев­роп. час­ти стра­ны про­изо­шёл в ср. рост по­душ­ных сбо­ров на 4% в 1860–1870-е гг. и на 21,5% в 1880–90-е гг.

С сер. 1890-х гг. це­ны на с.-х. про­дук­ты ста­ли не­ук­лон­но рас­ти, что вы­зва­ло рост про­из-ва и бла­го­твор­но ска­за­лось на до­хо­дах кре­сть­ян­ских дво­ров в нач. 20 в. Ва­ло­вые сред­не­го­до­вые сбо­ры хле­бов в 1900–04 со­став­ля­ли 3,5 млрд. пу­дов (57,3 млн. т), в 1909–13 – 4,9 млрд. пу­дов (80,2 млн. т), т. е. уве­ли­чи­лись в 1,4 раза, как за пре­ды­ду­щие 40 лет. Ещё бо­лее вы­со­ки­ми тем­па­ми уве­ли­чи­ва­лись сбо­ры тех­нич. куль­тур: в 1860–1900 в 5 раз, в 1900–13 в 2 раза. Сред­не­го­до­вые сбо­ры хле­бов на ду­шу на­се­ле­ния со­став­ля­ли 28,5 пу­да (455 кг) в 1901–10, 30 пу­дов (480,3 кг) в 1909–13. В 1913 в Рос­сии со­б­ра­но 5636,6 млн. пу­дов (90,2 млн. т), или по 34,4 пу­да (550 кг) на ду­шу на­се­ле­ния, в т. ч. в Ев­роп. Рос­сии ва­ло­вой сбор зер­но­вых дос­тиг 4262 млн. пу­дов [69,8 млн. т; в 1901–10 – 3208 млн. пу­дов (52,5 млн. т)], или 33 пу­да (529,2 кг) на ду­шу на­се­ле­ния.

Бо­лее бы­ст­ры­ми тем­па­ми раз­ви­ва­лось зем­ле­де­лие на юж. и юго-вост. ок­раи­нах и в Ази­ат. час­ти стра­ны. Пред­кав­ка­зье в 1896–99 да­ва­ло 4,65% об­ще­рос­сий­ских ва­ло­вых сбо­ров зер­на, в 1913 – 8,6%. В Си­би­ри, где не бы­ло по­ме­щи­ков и всё с.-х. про­из-во бы­ло кре­сть­янским, ва­ло­вые сред­не­го­до­вые сбо­ры хле­бов со­став­ля­ли 147,8 млн. пу­дов (2,4 млн. т) в 1901–05, 193,6 млн. пу­дов (3,17 млн. т) в 1906–10, 236,6 млн. пу­дов (3,87 млн. т) в 1911–15. В 1893–1913 дей­ст­во­вал че­ля­бин­ский «та­риф­ный пе­ре­лом», уд­ваи­вав­ший ж.-д. та­риф для пе­ре­воз­ки хле­ба из Си­би­ри с це­лью ог­ра­дить то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей Ев­роп. Рос­сии от кон­ку­рен­ции. Не­смот­ря на это, бо­га­тые си­бир­ские кре­сть­я­не вы­во­зи­ли в нач. 20 в. 50 млн. пу­дов (819 тыс. т) вы­со­ко­сорт­ной пше­ни­цы. Вся Ази­ат. часть Рос­сии в 1913 про­из­ве­ла 524 млн. пу­дов (8,58 млн. т), или 9% хле­ба стра­ны.

В зер­но­вом про­из-ве в кон. 19 – нач. 20 вв. про­дол­жал­ся рост удель­но­го ве­са наи­бо­лее то­вар­ных куль­тур. В Ев­роп. Рос­сии и Си­би­ри уве­ли­чи­лась до­ля пше­ни­цы. На Сев. Кав­ка­зе наи­боль­ший удель­ный вес пше­ни­цы от­ме­чал­ся в кон. 19 в. (св. 56%), в нач. 20 в. до­ля пше­ни­цы со­кра­ща­лась из-за рос­та по­се­вов яч­ме­ня, на ко­то­рый предъ­яв­ля­ли спрос зап.-ев­роп. стра­ны. До­ля ржи во всех ре­гио­нах умень­ши­лась, но в Ев­роп. час­ти стра­ны она ос­та­ва­лась гл. хлеб­ной куль­ту­рой (в 1911–15 – 32,1% по­се­вов), в Си­би­ри её до­ля ста­ла в 2 раза мень­ше (15,8%), чем в цен­тре, на Сев. Кав­ка­зе – в 13 раз мень­ше (2,4%). Это объ­яс­ня­лось ма­ло­на­се­лён­но­стью двух по­след­них ре­гио­нов и, сле­до­ва­тель­но, не­боль­шим внутр. спро­сом на рожь (на внеш­ний ры­нок рожь по­сту­па­ла толь­ко из зап. рай­онов). Кро­ме то­го, на ок­раи­нах стра­ны К. бы­ло бо­лее за­жи­точ­ным и боль­ше упот­реб­ля­ло в пи­щу бе­ло­го хле­ба, чем в центр. гу­бер­ни­ях. В этом же бы­ла при­чи­на мень­шей до­ли кар­то­фе­ля на ок­раи­нах (в 1911–1915 в Си­би­ри 2,0%, на Сев. Кав­ка­зе 1,0%, в Ев­роп. Рос­сии 3,7%). Пло­ща­ди, за­ня­тые под овёс, ста­би­ли­зи­ро­ва­лись (в 1911–15 в Си­би­ри 29,5%, на Сев. Кав­ка­зе 6,1%, в Ев­роп. Рос­сии 18,2%). В на­ча­ле по­ре­фор­мен­но­го пе­рио­да ок. 1/3 ов­са в кре­сть­ян­ских хо­зяй­ст­вах шло в пи­щу (кру­па и то­лок­но). В нач. 20 в. в свя­зи с рос­том цен на овёс кре­сть­я­не ста­ли про­да­вать его поч­ти весь. По срав­не­нию с 1870-ми гг. в Ев­роп. Рос­сии в ср. до­ля по­се­вов ржи к 1915 со­кра­ти­лась с 40 до 32%, гре­чи­хи – с 5,9 до 2,4%, уве­ли­чи­лись по­се­вы пше­ни­цы с 16 до 24% и яч­ме­ня с 6,6 до 11%. Поч­ти пре­кра­ти­лись по­се­вы пол­бы, весь­ма рас­про­стра­нён­ные в сер. 19 в. в за­жи­точ­ных кре­сть­ян­ских хо­зяй­ст­вах.

С 1880-х гг. на­ча­лась по­сте­пен­ная сме­на сис­тем зем­ле­де­лия. До это­го вре­ме­ни гос­под­ство­ва­ло трёх­по­лье. Вве­де­ние па­ро­во­го по­ля спо­соб­ст­во­ва­ло унич­то­же­нию сор­ня­ков и на­ко­п­ле­нию в поч­ве удоб­ре­ний. Но к это­му вре­ме­ни в Ев­роп. Рос­сии, за ис­клю­че­ни­ем ок­ра­ин, бы­ли поч­ти ис­чер­па­ны воз­мож­но­сти рас­ши­ре­ния по­сев­ных пло­ща­дей. Не­зна­чи­тель­ный их рост шёл толь­ко в чер­но­зём­ной по­ло­се и очень мед­лен­но, по­сколь­ку вы­руб­ка ле­сов и кус­тар­ни­ков, осу­ше­ние бо­лот тре­бо­ва­ли мно­го тру­да и средств, а рас­паш­ка па­ст­бищ и се­но­ко­сов от­ри­ца­тель­но ска­зы­ва­лась на жи­вот­но­вод­ст­ве. В 1900–1914 по­сев­ная пло­щадь Рос­сии вы­рос­ла на 10,6 млн. дес. (с 74,8 до 85,4 млн. дес., или с 81,7 до 93,3 млн. га), в т. ч. в Ев­роп. Рос­сии на 6%, на Сев. Кав­ка­зе на 47%, в Ази­ат. час­ти Рос­сии на 71%.

Со­кра­ще­ние воз­мож­но­стей экс­тен­сив­но­го зем­ле­де­лия за­став­ля­ло за­жи­точ­ное К. пе­ре­хо­дить к вве­де­нию по­се­вов трав и кор­мо­вых куль­тур, что по­вы­ша­ло уро­жаи. Ини­циа­то­ра­ми пло­дос­ме­на ста­ли зем­ские аг­ро­но­мы и гра­мот­ные кре­сть­яне, чи­тав­шие спец. лит-ру. Сна­ча­ла вво­ди­лось кле­вер­ное по­ле в 3-поль­ную сис­те­му, за­тем ус­та­нав­ли­ва­лась 4-поль­ная и мно­го­поль­ная сис­те­ма зем­ле­де­лия. Пер­во­на­чаль­но аг­ро­но­мич. служ­бы су­ще­ст­во­ва­ли в рам­ках уез­да, в 1901 по ини­циа­ти­ве А. Ф. Фор­ту­на­то­ва на 1-м Все­рос. съез­де дея­те­лей аг­ро­но­мич. по­мо­щи ме­ст­но­му хо­зяй­ст­ву ре­ше­но пе­рей­ти к раз­бив­ке уез­дов на отд. уча­ст­ки в за­ви­си­мо­сти от при­род­ных ус­ло­вий. К 1914 уча­ст­ко­вые аг­ро­но­мы бы­ли во всех гу­бер­ни­ях, за­ве­дуя в ср. 2–3 во­лос­тя­ми. Зем­ст­ва вве­ли в ка­ж­дом уез­де опыт­ные по­ля или уча­ст­ки, за­ку­па­ли зер­но­очи­стит. ма­ши­ны для пе­ре­да­чи в поль­зо­ва­ние кре­сть­я­нам, уст­раи­ва­ли пунк­ты про­ка­та но­вых с.-х. ма­шин, про­во­ди­ли их по­ка­зат. ра­бо­ту, со­дер­жа­ли случ­ные пунк­ты для рас­про­стра­не­ния улуч­шен­ных по­род ско­та, из­да­ва­ли де­шё­вую аг­ро­но­мич. лит-ру. Осо­бен­но эта дея­тель­ность по­лу­чи­ла ши­ро­кий раз­мах и гос. де­неж­ную по­мощь в пе­ри­од про­ве­де­ния сто­лы­пин­ской аг­рар­ной ре­фор­мы.

В кон. 19 – нач. 20 вв. бы­стро уве­ли­чи­ва­лось при­ме­не­ние ма­шин и улуч­шен­ных ору­дий в с.х-ве, их гл. по­ку­па­те­ля­ми ста­ли кре­сть­я­не. В 1870-х гг. еже­год­ный ввоз и про­из-во в Рос­сии с.-х. ма­шин оце­ни­ва­лись в 2,3 млн. руб., в 1890 – в 5 млн., в 1896 – в 19 млн., в 1906 – в 38 млн., в 1912 – в 131,1 млн. руб. (в т. ч. про­из-во со­став­ля­ло 67,5 млн. руб.). В 1890–1912 еже­год­ное при­об­ре­те­ние ма­шин и ору­дий уве­ли­чи­лось в 26 раз, не счи­тая покупки из­де­лий, вы­пу­щен­ных мел­ки­ми и ср. пред­при­ятия­ми, а так­же из­де­лий, из­го­тов­лен­ных в рам­ках про­мы­слов. По­след­ние бы­ли до­воль­но слож­ны­ми ма­ши­на­ми вы­со­ко­го ка­че­ст­ва, что от­ме­ча­лось на мно­гих сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ных вы­став­ках.

Все­рос. пе­ре­пись с.-х. ору­дий 1910, ох­ва­тив­шая 90 гу­бер­ний и об­лас­тей, по­каза­ла, что К. боль­ше все­го (по стои­мости) по­ку­па­ло ма­ши­ны для наи­бо­лее тру­до­ём­ких ра­бот – убор­ки хле­ба, се­но­ко­са (жат­ки, сно­по­вя­зал­ки, кон­ные ко­сил­ки и пр.), ко­то­рые бы­ли до­воль­но до­ро­ги (100–550 руб.). Это объ­яс­ня­лось ко­рот­ки­ми сро­ка­ми с.-х. ра­бот и воз­рас­та­ни­ем цен на ра­бо­чие ру­ки. Пе­ре­пись 1910 по­ка­за­ла, что до­ро­гие ма­ши­ны бы­ли в осн. в хо­зяй­ст­вах за­жи­точ­ных кре­сть­ян, у бед­ня­ков кро­ме сох и де­рев. бо­рон из­ред­ка встре­ча­лись же­лез­ные плу­ги. Не­рав­но­мер­но рас­пре­де­ля­лись ору­дия и по рай­онам. Из ка­ж­дых 100 ору­дий в Ев­роп. Рос­сии 51 бы­ло усо­вер­шен­ст­во­ван­ное, в Си­би­ри – 77. По дан­ным с.-х. пе­ре­пи­си 1917, кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва в ср. на 100 дес. (109,2 га) по­се­ва име­ли 4,2 ору­дия и бы­ли обес­пе­че­ны слож­ны­ми ма­ши­на­ми ху­же по­ме­щичь­их (5,6 ору­дия). Плу­га­ми бы­ли луч­ше обес­пе­че­ны кре­сть­я­не (13,1 про­тив 6,8 у по­ме­щи­ков), но по­ме­щи­ки име­ли боль­ше жа­ток и ко­си­лок.

Уро­жай­ность хле­бов и кар­то­фе­ля в Ев­роп. Рос­сии за 1860–1910 уве­ли­чилась в ср. от сам-3,5 до сам-5. Это бы­ло ре­зуль­та­том по­вы­ше­ния аг­ро­тех­нич. уров­ня с. х-ва, а так­же во­вле­че­ния в обо­рот бо­лее про­из­во­дит. зе­мель на ок­раи­нах. Сред­не­го­до­вые чис­тые уро­жаи на на­дель­ных зем­лях бы­ли ни­же, чем на ча­ст­но­вла­дель­че­ских.

На ча­ст­но­вла­дельч. (кре­сть­ян­ских и по­ме­щичь­их) зем­лях уро­жаи рос­ли бы­ст­рее, чем на на­дель­ных, и раз­рыв в 1861–1910 уве­ли­чил­ся с 4 до 11 пу­дов (с 65,5 до 182,2 кг) с 1 дес. (1,09 га). В 1861 ча­ст­но­вла­дельч. зем­ли бы­ли гл. обр. по­ме­щичь­и­ми, в нач. 20 в. по­ло­же­ние рез­ко из­ме­ни­лось. В 22 центр. гу­бер­ни­ях 47% по­се­вов на ча­ст­но­вла­дельч. зем­лях (ку­п­лен­ных и арен­до­ван­ных) при­над­ле­жа­ло кре­сть­я­нам. В 1917 в 35 гу­бер­ни­ях Ев­роп. Рос­сии 34% по­се­вов на­хо­ди­лось на ча­ст­ных зем­лях, из них 8,4% – на по­ме­щичь­их. Боль­шин­ст­во ча­ст­но­вла­дельч. по­се­вов бы­ли кре­сть­ян­ски­ми, но при­над­ле­жа­ли гл. обр. за­жи­точ­ным кре­сть­я­нам.

Сред­ние уро­жаи в Рос­сии бы­ли близ­ки к уро­жа­ям в стра­нах с экс­тен­сив­ным ха­рак­те­ром зем­ле­де­лия. Уро­жаи в США, где в нач. 20 в. ещё бы­ли сво­бод­ные зем­ли, не­на­мно­го пре­вы­ша­ли рос­сий­ские, а в Ав­ст­ра­лии бы­ли ни­же. В груп­пе осн. про­из­во­ди­те­лей хле­ба с ин­тен­сив­ным ха­рак­те­ром зем­ле­де­лия (Ав­ст­рия, Фран­ция) уро­жаи бы­ли в 1,5 раза, в Гер­ма­нии в 2,5 раза вы­ше, чем в Рос­сии. При этом от­ме­ча­ет­ся пря­мая за­ви­си­мость уро­жа­ев от сте­пе­ни ин­тен­си­фи­ка­ции хо­зяй­ст­ва. В Ев­роп. Рос­сии при­хо­ди­лось 6,9 кг ми­нер. удоб­ре­ний на 1 га по­се­вов, во Фран­ции – 57,6 кг, в Гер­ма­нии – 166 кг.

Боль­шое влия­ние на уро­жай­ность ока­зы­ва­ли при­род­ные ус­ло­вия. В Зап. Ев­ро­пе и США пе­ри­од от се­ва до убор­ки был в 1,5 раза боль­ше, чем в Рос­сии, нор­ма осад­ков в 2–2,5 раза вы­ше, поч­ти не бы­ло за­мо­роз­ков, ред­ки бы­ли за­су­хи. В пре­де­лах Рос­сии за­ви­си­мость уро­жа­ев от при­род­ных ус­ло­вий бы­ла весь­ма за­мет­ной. Ср. уро­жай­ность по ржи в «са­мах» в 1890-х гг. бы­ла в не­чер­но­зём­ной по­ло­се 4,5 (при ко­ле­ба­ни­ях от 4,1 в центр. гу­бер­ни­ях до 6,1 в При­бал­ти­ке), в чер­но­зём­ной по­ло­се – 5,5 (при ко­ле­ба­ни­ях от 5,0 в юго-вост. гу­бер­ни­ях до 6,0 в ниж­не­волж­ских гу­бер­ни­ях). Не­пре­рыв­ное уве­ли­че­ние уро­жай­но­сти по всем куль­ту­рам от­ме­ча­лось с 1880-х гг. по­все­ме­ст­но, что сви­де­тель­ст­во­ва­ло об ог­ром­ном тру­де К. по улуч­ше­нию тех­ни­ки зем­ле­де­лия.

В боль­шин­ст­ве кре­сть­ян­ских хо­зяйств 2-е ме­сто по до­хо­дам за­ни­ма­ло жи­вот­но­вод­ст­во. Чис­то ско­то­водч. хо­зяйств бы­ло ок. 4%, гл. обр. на ок­раи­нах. По­го­ло­вье ско­та с 1860-х гг. по­сто­ян­но воз­рас­та­ло.

Наи­боль­ши­ми тем­па­ми рос­та от­ли­ча­лось по­го­ло­вье круп­но­го ро­га­то­го ско­та, с ним свя­за­но раз­ви­тие мя­со-мо­лоч­но­го жи­вот­но­вод­ст­ва. В 1916 ко­ро­вы со­став­ля­ли 46% все­го ско­та, в мас­ло­дельч. рай­онах – до 60%. Ста­до ло­ша­дей и по­го­ло­вье сви­ней вы­рос­ло в 1,5 раза. Со­глас­но с.-х. пе­ре­пи­си 1916, хо­зяй­ст­вам кре­сть­ян­ско­го ти­па (ве­лись ли­бо са­мим кре­сть­я­ни­ном и чле­на­ми его се­мьи, ли­бо кре­сть­я­ни­ном и чле­на­ми его се­мьи с при­вле­че­ни­ем на­ём­ных ра­бо­чих) Ев­роп. Рос­сии при­над­ле­жа­ло 94,4% об­ще­го ко­ли­че­ст­ва ско­та, ча­ст­но­вла­дельч. хо­зяй­ст­вам (ве­лись ис­клю­чи­тель­но на­ём­ным тру­дом), сре­ди ко­то­рых бы­ли и кре­сть­ян­ские, – 5,6% ско­та. Все­го в Рос­сии на­счи­ты­ва­лось 201,8 млн. го­лов ско­та, из них в Ев­роп. час­ти – 68,6%, в Си­би­ри и Степ­ном крае – 21,9%, на Кав­ка­зе – 9,5%. Обес­пе­чен­ность ско­том на 100 жит. по Ев­роп. Рос­сии в 1894–1913 сни­зи­лась с 52,3 го­лов до 51,8 (в пе­ре­счё­те на круп­ный ро­га­тый скот), что объ­яс­ня­ет­ся со­кра­ще­ни­ем из­во­за и гу­же­вых пе­рево­зок с раз­ви­ти­ем ж.-д. транс­пор­та. По­вы­ша­лась про­дук­тив­ность ско­то­вод­ст­ва. В раз­ных ре­гио­нах бы­ли соз­да­ны гл. обр. в ре­зуль­та­те нар. се­лек­ции по­ро­ды мо­лоч­но­го (хол­мо­гор­ская, яро­слав­ская, та­гиль­ская, крас­ная степ­ная и др.) и мяс­но­го (се­рая ук­ра­ин­ская, сим­мен­таль­ская и др.) ско­та. Од­на­ко про­дук­тив­ность жи­вот­но­вод­ст­ва в Рос­сии бы­ла в 1,5–2 раза ни­же, чем в зап. стра­нах. Ср. на­дои со­став­ля­ли 900–1000 кг (в Да­нии 2,6 т), во мно­гих за­жи­точ­ных хо­зяй­ст­вах – 2–3 т.

На ок­раи­нах обес­пе­чен­ность ско­том бы­ла вы­ше, чем в центр. гу­бер­ни­ях. На 100 жит. Ев­роп. час­ти стра­ны при­хо­ди­лось 18 ло­ша­дей, 26 го­лов круп­но­го ро­га­то­го ско­та, в Си­би­ри 55 и 70 со­от­вет­ст­вен­но. В раз­ных груп­пах К. зна­чи­тель­ной бы­ла раз­ни­ца в обес­пе­чен­но­сти ло­шадь­ми. В кон. 19 в. в Ев­роп. час­ти бы­ло 29% без­ло­шад­ных дво­ров и 30,3% од­но­ло­шад­ных (в 1912 со­от­вет­ст­вен­но 31,3 и 31%). В этот же пе­ри­од до­ля дво­ров с 4 и бо­лее ло­шадь­ми умень­ши­лась с 9,1 до 6%. В 1914 в Ев­роп. Рос­сии было 24% хо­зяйств, не имев­ших ко­ров. В 1917 в 34 центр. гу­бер­ни­ях в кре­сть­ян­ских хо­зяй­ст­вах на 100 дес. (109 га) по­се­ва при­хо­ди­лось 35 го­лов ра­бо­че­го и 55,8 го­лов про­дук­тив­но­го ско­та, у по­ме­щи­ков – на­мно­го мень­ше: 18 и 6,6 го­лов со­от­вет­ст­вен­но. До­ход от жи­вот­но­вод­ст­ва в 50 гу­бер­ни­ях Ев­роп. Рос­сии в 1900–13 вы­рос в 2 раза.

С 1860-х гг. под влия­ни­ем рын­ка воз­рас­та­ла спе­циа­ли­за­ция с.-х. про­из-ва. Зер­но­вое про­из-во кон­цен­три­ро­ва­лось в чер­но­зём­ной по­ло­се с яв­ным пе­ре­ме­ще­ни­ем его цен­тра в юго-вост. гу­бер­нии. К нач. 20 в. Тав­ри­че­ская, Хер­сон­ская, Бес­са­раб­ская, Ека­те­ри­но­слав­ская, Са­ра­тов­ская, Са­мар­ская, Орен­бург­ская гу­бер­нии и Об­ласть вой­ска Дон­ско­го да­ва­ли св. 1/4 сбо­ра зер­но­вых. На се­ве­ре и се­ве­ро-за­па­де вы­де­ли­лись рай­оны льно­вод­ст­ва. В 1913 в Рос­сии был вы­ра­щен 91% льна от все­го, со­б­ран­но­го в Ев­ро­пе (51,5 из 56,4 млн. пу­дов, или 0,84 из 0,92 млн. т.). В Кур­ской губ., укр. гу­бер­ни­ях и Пред­кав­ка­зье бы­ло со­сре­до­то­че­но про­из-во са­хар­ной свёк­лы. При­бал­тий­ские, зап. и сев. гу­бер­нии про­из­во­ди­ли 60% мо­лоч­ных про­дук­тов. Си­бирь да­ва­ла ок. 90% экс­пор­та сли­воч­но­го мас­ла. На Сев. Кав­ка­зе 75% пло­ща­дей за­ни­ма­ли по­се­вы пше­ни­цы и яч­ме­ня (40% об­ще­рос­сий­ско­го сбо­ра), здесь же вы­ра­щи­ва­лось 90% се­мян под­сол­неч­ни­ка, 15% та­ба­ка. Дон и Сев. Кав­каз обес­пе­чи­ва­ли 40% экс­пор­та хле­ба. Сло­жи­лись рай­оны ко­но­п­ле­вод­ст­ва, лу­ко­вод­ст­ва, та­ба­ко­вод­ст­ва, са­до­вод­ст­ва, ого­род­ни­че­ст­ва, кар­то­фе­ле­вод­ст­ва, крах­маль­но­го про­мыс­ла и др. За­кав­ка­зье по­став­ля­ло на ры­нок ви­но­град и фрук­ты, в Ср. Азии с по­мо­щью го­су­дар­ст­ва бы­ло на­ла­же­но в круп­ных раз­ме­рах хлоп­ко­вод­ст­во, в Кры­му и на Чер­но­мор­ском по­бе­ре­жье Кав­ка­за – ви­но­де­лие.

В по­ре­фор­мен­ный пе­ри­од на но­вой ос­но­ве воз­ник и стал всё бо­лее обо­ст­рять­ся зе­мель­ный во­прос, за­клю­чав­ший­ся в том, что для мно­гих кре­сть­ян­ских дво­ров их зе­мель­ный на­дел не обес­пе­чи­вал про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма. Для не­ко­то­рых зе­мель­ный во­прос был обу­слов­лен пер­во­на­чаль­но не­дос­та­точ­ны­ми раз­ме­ра­ми на­де­ла, по­лу­чен­но­го по кре­сть­ян­ской ре­фор­ме 1861. Для боль­шин­ст­ва К. он не­из­беж­но дол­жен был воз­ник­нуть при зна­чит. рос­те сель­ско­го на­се­ле­ния и обы­чае де­лить зем­лю ме­ж­ду все­ми сы­новь­я­ми (в стра­нах Зап. Ев­ро­пы и Япо­нии уча­сток пе­ре­да­вал­ся толь­ко стар­ше­му сы­ну). На­дел де­лил­ся ме­ж­ду 2–3 и бо­лее сы­новь­я­ми в ка­ж­дом по­ко­ле­нии, ко­то­рых в 1860–1917 сме­ни­лось, по край­ней ме­ре, три.

При ог­ром­ных про­стран­ст­вах Рос­сии под с. х-во бы­ла при­год­на да­ле­ко не вся зем­ля. По об­сле­до­ва­нию зем­ле­вла­де­ния, про­ве­дён­но­му в 1905, в Рос­сии (без Цар­ст­ва Поль­ско­го и Вел. кн-ва Фин­лянд­ско­го) бы­ло 1955 млн. дес. (2135,9 млн. га) зем­ли, в т. ч. в Ев­роп. Рос­сии 440 млн. дес. (480,7 млн. га). В с.-х. фонд вхо­ди­ли пол­но­стью кре­сть­ян­ские на­дель­ные зем­ли (138,7 млн. дес., или 151,5 млн. га) и ча­ст­но­вла­дельч. зем­ли (101,8 млн. дес., или 111,2 млн. га). Из ос­таль­ных, гл. обр. ка­зён­ных, зе­мель в с.-х. обо­рот мог­ли быть вклю­че­ны толь­ко те зем­ли, на ос­вое­ние ко­то­рых мож­но бы­ло рас­счи­ты­вать в бли­жай­шее вре­мя: 25 млн. дес. (27,3 млн. га, по под­счё­там А. А. Ка­уф­ма­на) или 40 млн. дес. (43,7 млн. га, по под­счё­там В. И. Ле­нина). Т. о., весь фонд при­год­ных для с. х-ва зе­мель на­счи­ты­вал в 1905 в Ев­роп. Рос­сии ок. 265–280 млн. дес. (289,5–305,9 млн. га). Ос­таль­ные ка­зён­ные зем­ли (110–125 млн. дес., или 120,1–136,5 млн. га) бы­ли за­ня­ты ле­са­ми (69%), бо­ло­та­ми, го­ра­ми и т. п. и для ве­де­ния с.-х. про­из-ва тре­бо­ва­ли ог­ром­ных вло­же­ний средств.

По­лу­чен­ные по ре­фор­ме 1861 ср. на­де­лы рав­ня­лись 4,8 дес. (5,2 га) на ду­шу муж­ско­го по­ла, или по 14,4 дес. (15,7 га) на двор. По дан­ным эко­но­миста Ю. Э. Ян­со­на, в 1870-х гг. для про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма се­мьи в 6 чел. в чер­но­зём­ной по­ло­се не­об­хо­ди­мо бы­ло иметь 10,5 дес. зем­ли (11,4 га), в не­чер­но­зём­ной по­ло­се – 11,5 дес. (12,5 га), т. е. ср. кре­сть­ян­ские на­де­лы в 1860-х гг. бы­ли дос­та­точ­ны, ес­ли не учи­ты­вать их рас­пре­де­ле­ния. По зе­мель­ной пе­ре­пи­си 1877, ср. раз­ме­ры на­де­лов рав­ня­лись 13,2 дес. (14,4 га), в 1905 – 11,1 дес. (12,1 га). Но ср. по­ка­за­те­ли не от­ра­жа­ли ре­аль­но­го рас­пре­де­ле­ния зем­ли. Со­глас­но пе­ре­пи­си зем­ле­вла­де­ния 1905, у быв. по­ме­щичь­их кре­сть­ян (5,7 млн. дво­ров, или 47,7% от всех, имев­ших на­де­лы) ср. на­де­лы со­став­ля­ли 6,7 дес. (7,3 га) на двор, у быв. гос. кре­сть­ян (5,3 млн. дво­ров, или 44,2%) – 12,5 дес. (13,6 га), у быв. удель­ных кре­сть­ян (0,4 млн., или 3,6%) – 9,5 дес. (10,3 га). Ос­таль­ные 4,5% дво­ров при­над­ле­жа­ли сель­ским жи­те­лям, при­рав­нен­ным по пра­вам со­стоя­ния к кре­сть­я­нам: ко­ло­ни­стам раз­ных на­цио­наль­но­стей (на­де­лы в ср. по 20,2 дес., или 22 га), баш­ки­рам и теп­тярям (пе­ре­се­лен­цы в Баш­ки­рию с Ура­ла и По­вол­жья, или но­во­баш­ки­ры; 28,3 дес., или 30,9 га), чин­ше­ви­кам (кре­сть­я­не, пла­тив­шие чинш за бес­сроч­но на­след­ст­вен­ную арен­ду зем­ли её соб­ствен­ни­ку; гл. обр. в При­бал­ти­ке, Зап. Бе­ло­рус­сии и Зап. Ук­раи­не; 3,1 дес., или 3,3 га), при­бал­тий­ским кре­сть­я­нам (36,9 дес., или 40,3 га), ка­за­кам (52,7 дес., или 57,5 га), ца­ра­нам и ре­зешам (мел­кие зе­мель­ные соб­ст­вен­ни­ки в Бес­са­ра­бии; 5,3 дес., или 5,8 га).

Ве­ли­чи­на кре­сть­ян­ских на­де­лов зна­чи­тель­но от­ли­ча­лась в раз­ных ре­гио­нах. В 1905 у быв. по­ме­щичь­их кре­сть­ян в сев. и сев.-зап. рай­онах ср. на­де­лы бы­ли по 10–10,5 дес. (10,9–11,4 га), в Цен­траль­ном и Сред­не­волж­ском рай­онах – по 7 дес. (7,6 га), на Ле­во­бе­реж­ной Ук­раи­не – по 5 дес. (5,4 га). У быв. гос. кре­сть­ян на­де­лы по этим рай­онам со­став­ля­ли со­от­вет­ст­вен­но 26–30, 9–18 и 7–8 дес. (28,4–32,7, 9,8–19,6, 7,6–8,7 га). Внут­ри об­щин зем­ли де­ли­лись по чис­лу душ муж­ско­го по­ла и су­ще­ст­во­ва­ли пе­ре­де­лы, по­это­му рас­пре­де­ле­ние зем­ли бы­ло бо­лее про­пор­цио­наль­но на­се­ле­нию, но мно­го­се­мей­ные дво­ры име­ли на­де­лы в 2–3 раза боль­ше, чем ма­ло­се­мей­ные.

Все­го в де­рев­не в 1905 бы­ло 14,7 млн. дво­ров, из них 12,5 млн. име­ли на­де­лы, 2,2 млн. на­де­лов не име­ли. Из пер­вых по­ло­ви­на (6,2 млн.) вла­де­ла уча­стка­ми ме­нее 8 дес. (8,7 га) на двор, в т. ч. 23% (2,9 млн.) – да­же ме­нее 5 дес. (5,4 га). Т. о., у по­ло­ви­ны дво­ров на­де­лы не по­зво­ля­ли по­лу­чать от зем­ле­де­лия про­жи­точ­ный ми­ни­мум для се­мьи. По дан­ным с.-х. пе­ре­пи­си 1917, в 38 гу­бер­ни­ях Ев­роп. Рос­сии ср. раз­ме­ры на­де­лов умень­ши­лись до 8 дес. (8,7 га) на двор, что ещё бо­лее обо­ст­ри­ло про­бле­му ма­ло­зе­ме­лья.

С др. сто­ро­ны, 2,2 млн. до­мо­хо­зя­ев (18%) в 1905 име­ли св. 15 дес. (16,3 га) зем­ли на двор, в т. ч. 617,7 тыс. (5%) – да­же св. 30 дес. (32,7 га). Им при­над­ле­жа­ло 63,9 млн. дес. (69,8 млн. га), или поч­ти по­ло­ви­на (46,7%) всей на­дель­ной зем­ли, в ср. по 29 дес. (31,6 га) на двор. Они мог­ли не толь­ко про­кор­мить­ся со сво­его на­де­ла, но и по­лу­чить чис­тую при­быль для рас­ши­ре­ния про­из-ва. Ме­ж­ду эти­ми по­ляр­ны­ми груп­па­ми бы­ла про­слой­ка се­ред­ня­ков – ок. 1/3 дво­ров с на­де­ла­ми 8–15 дес. (8,7–16,3 га), ко­то­рые так­же по­зво­ля­ли про­кор­мить­ся.

Мн. кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва (30–50% по раз­ным рай­онам) арен­до­ва­ли по­ме­щи­чью, ка­зён­ную или кре­сть­ян­скую зем­лю. Осн. мас­су арен­да­то­ров со­став­ля­ли бед­ня­ки и се­ред­ня­ки, но они арен­до­ва­ли не­боль­шие уча­ст­ки гл. обр. за обя­за­тель­ст­во от­ра­бо­тать у арен­до­да­те­ля оп­ре­де­лён­ное чис­ло дней (от­ра­бот­ки) или за часть уро­жая (из­доль­щи­на). Та­кая арен­да бы­ла в 2 раза до­ро­же де­неж­ной, при ней кре­сть­я­нин по­лу­чал кре­дит (зем­ля вес­ной, оп­ла­та осе­нью) под ог­ром­ные про­цен­ты. По ме­ре раз­ви­тия сель­ской коо­пе­ра­ции, осо­бен­но кре­дит­ной, и гос. сис­те­мы мел­ко­го кре­ди­та воз­рас­та­ла до­ля де­неж­ной арен­ды. У за­жи­точ­ных кре­сть­ян бы­ло со­сре­до­то­че­но 50–80% арен­до­ван­ной зем­ли. Бед­ня­ки арен­до­ва­ли из ну­ж­ды, за­жи­точ­ные кре­сть­я­не – для пред­при­ни­ма­тель­ст­ва.

По­сле 1861 К. ши­ро­ко поль­зо­ва­лось пра­вом по­ку­пать ча­ст­ные зем­ли. Пер­во­на­чаль­но зем­лю по­ку­па­ли толь­ко бо­га­тые кре­сть­я­не. Воз­мож­ность по­ку­пать зем­ли с рас­сроч­кой пла­те­жа че­рез Кре­сть­ян­ский по­зе­мель­ный банк сде­ла­ла по­куп­ки кре­сть­я­на­ми зем­ли мас­со­вы­ми. К 1915 в 50 гу­бер­ни­ях Ев­роп. Рос­сии К. ку­пи­ло 33,6 млн. дес. (36,7 млн. га) ча­ст­ных зе­мель, в т. ч. 16,6 млн. дес. (18,1 млн. га) бы­ло ку­п­ле­но отд. до­мо­хо­зяе­ва­ми, 17,06 млн. дес. (18,6 млн. га) – об­ще­ст­ва­ми и то­ва­ри­ще­ст­ва­ми (ино­гда всей об­щи­ной). В по­след­нем слу­чае зем­ля де­ли­лась ме­ж­ду дво­ра­ми в за­ви­си­мости от сум­мы вне­сён­ных де­нег и ис­поль­зо­ва­лась еди­но­лич­но, но про­да­вать её мож­но бы­ло толь­ко с раз­ре­ше­ния то­ва­ри­ще­ст­ва. В то­ва­ри­ще­ст­вах про­ис­хо­дил час­тый пе­ре­ход па­ёв от не­бо­га­тых кре­сть­ян к за­жи­точ­ным. У за­жи­точ­но­го К. бы­ло до 80–90% куп­чей зем­ли.

Та­ким об­ра­зом, арен­да и по­куп­ка зе­мель не урав­ни­ва­ли ре­аль­ное зем­ле­поль­зо­ва­ние К., они уве­ли­чи­ва­ли зем­ли за­жи­точ­ных, час­тич­но сред­них и в ни­чтож­но ма­лой сте­пе­ни бед­ных кре­сть­ян. Ма­ло­зе­ме­лье по­ло­ви­ны К. (а сре­ди быв. по­ме­щичь­их кре­сть­ян – боль­шин­ст­ва) чрез­вы­чай­но обо­ст­ри­ло зе­мель­ные от­но­ше­ния. Ес­ли в 1870-х гг. 27,7% дво­ров име­ли на­де­лы, не­дос­та­точ­ные для обес­пе­че­ния про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма се­мьи, то в 1905 их до­ля в Ев­роп. Рос­сии уве­ли­чи­лась в ср. до 50%, а в центр. гу­бер­ни­ях чер­но­зём­ной и не­чер­но­зём­ной по­ло­сы – до 60–70%. Си­туа­ция ос­лож­нялась тем, что пром-сть и тор­гов­ля не мог­ли по­гло­тить весь де­мо­гра­фич. при­рост К., что ве­ло к из­быт­ку «сво­бод­ных ра­бо­чих рук».

По­ло­же­ние К. усу­губ­ля­лось че­рес­по­ло­си­цей, даль­но­зе­мель­ем и мел­ко­по­ло­си­цей. В мень­шей сте­пе­ни эти не­дос­тат­ки бы­ли в сё­лах с под­вор­ным зем­ле­вла­де­ни­ем, рас­про­стра­нён­ным в зап. гу­бер­ни­ях. В Зап. крае са­ми кре­сть­я­не в кон. 19 – нач. 20 вв. по сво­ему по­чи­ну ста­ли соз­да­вать ху­то­ра и от­ру­ба, где все по­ло­сы сво­ди­лись вме­сте. В 1906–17 улуч­ше­ни­ем зем­ле­вла­де­ния и зем­ле­поль­зо­ва­ния кре­сть­ян за­ни­ма­лись зем­ле­уст­рои­тель­ные ко­мис­сии.

Боль­шин­ст­во до­ре­во­люц. ис­сле­до­ва­те­лей и зем­ских ста­ти­сти­ков счи­та­ло ма­ло­зе­ме­лье К. центр. гу­бер­ний не аб­со­лют­ным, а от­но­си­тель­ным. По их мне­нию, при бо­лее ин­тен­сив­ном зем­ле­де­лии с имею­щих­ся у кре­сть­ян на­де­лов мож­но бы­ло по­лу­чать до­ход, дос­та­точ­ный для про­корм­ле­ния се­мей, ве­де­ния хо­зяй­ст­ва. Но это по­тре­бо­ва­ло бы ог­ром­ных гос. суб­си­дий для кре­ди­то­ва­ния К., уси­ле­ния аг­ро­но­мич. по­мо­щи, строи­тель­ст­ва до­рог.

На ок­раи­нах обес­пе­чен­ность К. зем­лёй бы­ла го­раз­до луч­ше, име­лись сво­бод­ные, удоб­ные для с. х-ва зем­ли, хо­тя в за­се­лён­ных рай­онах на ок­раи­нах бы­ли и бед­няц­кие дво­ры из-за не­рав­но­мер­но­го рас­пре­де­ле­ния зе­мель. В Став­ро­поль­ской губ. ср. ду­ше­вые на­де­лы кре­сть­ян со­став­ля­ли 16,7 дес. (18,2 га) в 1881, 8 дес. (8,7 га) в 1903, что бы­ло в 3 раза боль­ше, чем в центр. гу­берни­ях. В Са­мар­ской губ. у быв. гос. кре­сть­ян на двор при­хо­ди­лось 30 дес. (32,7 га) в 1877, 23 дес. (25,1 га) в 1905. На се­ве­ре Ев­роп. Рос­сии ср. на­де­лы рав­ня­лись 22,4 дес. (24,4 га) в 1905, в За­волж­ском р-не – 18,3 дес. (20 га), т. е. бы­ли в 2–1,5 раза боль­ше, чем в центр. гу­бер­ни­ях.

Ср. на­де­лы си­бир­ских кре­сть­ян, по дан­ным с.-х. пе­ре­пи­си 1917, со­став­ля­ли 64 дес. (69,9 га) на двор, в т. ч. 11,6 дес. (12,6 га) паш­ни и 6,6 дес. (7,2 га) се­но­ко­са, ос­таль­ное – па­ст­би­ща, лу­га, лес­ные и пр. уго­дья. Мн. кре­сть­я­не Си­би­ри за­се­ва­ли по 100–300 дес. (109–327 га), име­ли сот­ни го­лов ско­та. Од­на­ко и в Си­би­ри бы­ли ма­ло­зе­мель­ные и без­зе­мель­ные дво­ры, но слой этот был мень­ше и жи­ли они луч­ше, чем в цен­тре. Без­лошад­ные и од­но­ло­шад­ные хо­зяй­ст­ва да­же при оби­лии зем­ли не мог­ли вы­бить­ся в чис­ло се­ред­ня­ков, т. к. не име­ли средств для ве­де­ния хо­зяй­ст­ва.

Рас­слое­ние К. по ко­ли­че­ст­ву зем­ли при­ве­ло к его бы­ст­рой диф­фе­рен­циа­ции по всем по­ка­за­те­лям. У за­жи­точ­ных кре­сть­ян бы­ло боль­ше по­се­вов, ло­ша­дей, ско­та, ин­вен­та­ря, усо­вер­шен­ст­во­ван­ных ма­шин и т. п. Срав­не­ние зем­ских опи­сей 1890–1900-х гг. по 22 чер­но­зём­ным уез­дам Ев­роп. Рос­сии (об­ра­бот­ка И. Д. Ко­валь­чен­ко, Т. Л. Мои­се­ен­ко, Н. Б. Се­лун­ской) с дан­ны­ми 1880-х гг. по этим уез­дам (об­ра­бот­ка В. И. Ле­нина) вы­яви­ло осо­бен­но­сти рас­слое­ния и его ди­на­ми­ку. У 20% за­жи­точ­ных дво­ров, вы­де­лен­ных по раз­ме­ру на­де­ла, в 1880-е гг. бы­ло 47% по­се­вов, в нач. 1900-х гг. – 50,1%. За это же вре­мя до­ля по­се­вов у 50% бед­ных дво­ров по­низи­лась с 21,1 до 17,5%. В 1-й пе­ри­од у за­жи­точ­ных дво­ров по­се­вы на ду­шу на­се­ле­ния бы­ли в 3,1 раза боль­ше, чем у бед­ных, во 2-й пе­ри­од – в 3,9 раза. В кон. 19 – нач. 20 вв. у за­жи­точ­ных кре­сть­ян на двор при­хо­ди­лось 20 дес. (21,8 га) зем­ли, на­хо­див­шей­ся в поль­зо­ва­нии, у бед­ных кре­сть­ян 3,5 дес. (3,8 га), по­се­вы со­от­вет­ст­вен­но бы­ли 21,8 и 3,1 дес. (23,8 и 3,38 га), го­лов ра­бо­че­го ско­та 3,5 и 0,6, го­лов круп­но­го ро­га­то­го ско­та 1,8 и 0,6; дво­ров с куп­чей зем­лёй было со­от­вет­ствен­но 17,9 и 5%. Ра­бо­чих на­ни­ма­ли 36,3% за­жи­точ­ных кре­сть­ян и 2,85% бед­ных кре­сть­ян.

В за­жи­точ­ных хо­зяй­ст­вах бы­ст­рее про­ис­хо­дил рост на­се­ле­ния. В 1858–78 у быв. по­ме­щичь­их кре­сть­ян на­се­ле­ние вы­рос­ло в ср. на 20,8%, в т. ч. в семь­ях с на­де­ла­ми до 4 дес. (4,37 га) – на 18%, с 4–6 дес. (4,37–6,5 га) – на 23,5%, св. 6 дес. – на 29,5%. У об­щин­ни­ков рост со­ста­вил 20,8%, у под­вор­ни­ков – 26,1%. Рас­слое­ние при­ве­ло к из­ме­не­ни­ям в жиз­нен­ном ук­ла­де де­рев­ни. Бед­ня­ки вы­ну­ж­ден­но рас­ши­ря­ли сфе­ры при­ло­же­ния тру­да: на­ни­ма­лись на за­ра­бот­ки, ухо­ди­ли в го­ро­да. В за­жи­точ­ных хо­зяй­ст­вах по­ку­па­лись зем­ля, ма­ши­ны, удоб­ре­ния, из­ме­ня­лись сис­те­мы зем­ле­де­лия, уве­ли­чи­ва­лось при­ме­не­ние на­ём­но­го тру­да. Рос­ло чис­ло бат­ра­ков: 3,5 млн. в 1897; 4 млн. по­сто­ян­ных на­ём­ных ра­бот­ни­ков и 12 млн. сро­ко­вых в 1914.

Ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние К. на ок­раи­нах в це­лом бы­ло го­раз­до луч­ше, чем в центр. гу­бер­ни­ях. Пе­ре­пи­си хо­зяйств пе­ре­се­лен­цев и ста­ро­жи­лов за Ура­лом и вы­бо­роч­ное об­сле­до­ва­ние их бюд­же­тов 1911–15 по­ка­за­ли, что пе­ре­се­лен­цы-но­во­сё­лы жи­ли луч­ше, чем в мес­тах преж­не­го про­жи­ва­ния, но го­раз­до ху­же си­бир­ских ста­ро­жи­лов.

Хо­зяй­ст­ва за­жи­точ­ных кре­сть­ян во всех рай­онах по­лу­ча­ли бо­лее вы­со­кие уро­жаи хле­бов и кар­то­фе­ля (в 1,5–2 ра­за), бы­ли бо­лее то­вар­ны­ми. За­жи­точ­ное К. да­ва­ло по­ло­ви­ну то­вар­но­го хле­ба стра­ны на­ка­ну­не 1-й ми­ро­вой вой­ны. Се­ред­ня­ки и бед­ня­ки про­из­во­ди­ли 28,4% то­вар­но­го хле­ба, но гл. обр. за счёт боль­шо­го чис­ла хо­зяйств, т. к. они про­да­ва­ли все­го 14,7% со­б­ран­но­го хле­ба. Про­да­жа хле­ба у них час­то бы­ла вы­ну­ж­ден­ной (для уп­ла­ты на­ло­гов), в то вре­мя как за­жи­точ­ные хо­зяй­ст­ва про­да­ва­ли хлеб для по­лу­че­ния при­бы­ли. Про­цент то­вар­но­сти в за­жи­точ­ных хо­зяй­ст­вах был в 2,3 раза боль­ше, чем у ос­таль­но­го К. На ок­раи­нах и в Си­би­ри то­вар­ность за­жи­точ­ных кре­сть­ян­ских хо­зяйств дос­ти­га­ла 40%.

Рас­слое­нию К. спо­соб­ст­во­ва­ла и на­ло­го­вая сис­те­ма, т. к. на­ло­ги рас­пре­де­ля­лись не со­от­вет­ст­вен­но до­хо­дам, а рас­кла­ды­ва­лись по чис­лу душ муж­ско­го по­ла. Бед­ные кре­сть­я­не бы­ли не в со­стоя­нии пла­тить на­ло­ги пол­но­стью, о чём сви­де­тель­ст­ву­ет по­сто­ян­ный рост не­дои­мок по пла­те­жам. В нач. 1880-х гг. пра­ви­тель­ст­во про­ве­ло по­дат­ную ре­фор­му, в хо­де ко­то­рой от­ме­нён со­ля­ной на­лог (1880), сни­же­ны вы­куп­ные пла­те­жи (1881); ука­зом от 28.12.1881 (9.1.1882) ус­та­нов­лен обя­зат. пе­ре­вод с 1883 на вы­куп всех быв. поме­щичь­их кре­сть­ян. В 1886–87 в Ев­роп. Рос­сии от­ме­не­на по­душ­ная по­дать. От­ме­на по­душ­ной по­да­ти с быв. гос. кре­сть­ян (19 млн. руб.) со­про­во­ж­да­лась уве­ли­че­ни­ем (на 16 млн. руб.) их об­роч­ной по­да­ти, ко­то­рую пе­ре­име­но­ва­ли в вы­куп­ные пла­те­жи.

Умень­ше­ние пла­те­жей не ос­та­но­ви­ло рос­та не­дои­мок, тем бо­лее что зем­ские и мир­ские сбо­ры на со­дер­жа­ние земств и ме­ст­ных кре­сть­ян­ских уч­ре­ж­де­ний не со­кра­ща­лись. В 1896 по слу­чаю ко­ро­на­ции имп. Ни­ко­лая II гос. по­зе­мель­ный на­лог умень­шен вдвое, да­на от­сроч­ка по вы­куп­ным пла­те­жам. Но зем­ские и мир­ские сбо­ры про­дол­жа­ли рас­ти. В 1891 объ­ём кре­сть­ян­ских пла­те­жей со­ста­вил 1 руб. 33 коп. с 1 дес. (1,09 га) на­де­ла, в 1899 – 1 руб. 57 коп. К 1901 не­до­имки по вы­куп­ным пла­те­жам дос­тиг­ли 120 млн. руб. Ма­ни­фе­стом имп. Ни­ко­лая II от 11(24).8.1904 спи­са­ны все не­до­им­ки по вы­куп­ным пла­те­жам, а в пе­ри­од Ре­во­лю­ции 1905–07 ма­ни­фе­стом от 3(16).11.1905 вы­куп­ные пла­те­жи от­ме­не­ны (с нач. 1906 на­по­ло­ви­ну, с нач. 1907 пол­но­стью). Не­смот­ря на рост зем­ских, мир­ских и стра­хо­вых сбо­ров, пря­мые на­ло­ги с К. в 1900–12 по­ни­зи­лись на 1/5. Но с кон. 19 в., ко­гда бы­ла вве­де­на вин­ная мо­но­по­лия, осн. на­ло­га­ми ста­ли кос­вен­ные, ко­то­рые по­сто­ян­но рос­ли и со­став­ля­ли 60–70% всех на­ло­гов с К. (из них по­ло­ви­на за вод­ку). Всех на­ло­го­вых пла­те­жей на ду­шу сель­ско­го на­се­ле­ния в 1901 при­хо­ди­лось 8,7 руб., в 1912 – 10,18 руб. Од­на­ко до­ля на­ло­гов в про­цен­тах к до­хо­ду за эти го­ды по­ни­зи­лась с 28,7 до 23,7, что сви­де­тель­ст­во­ва­ло о бо­лее бы­ст­ром рос­те до­ход­но­сти кре­сть­ян­ских хо­зяйств.

Зна­чит. из­ме­не­ния в по­ре­фор­мен­ный пе­ри­од про­изош­ли в куль­ту­ре К. Раз­витие ры­ноч­ных от­но­ше­ний под­ры­ва­ло мн. ста­рые ус­тои пат­ри­ар­халь­ной де­рев­ни, ме­ня­ло быт и нра­вы К. Се­мьи за­жи­точ­ных кре­сть­ян име­ли хо­ро­шую оде­ж­ду, бо­лее вы­со­кий уро­вень гра­мот­но­сти, луч­шее уб­ран­ст­во жи­лищ. Мн. бед­ные дво­ры ни­ща­ли, до­ма их вет­ша­ли. Де­рев­ни центр. гу­бер­ний ра­зи­тель­но от­ли­ча­лись от де­ре­вень ок­ра­ин­ных гу­бер­ний сво­им внеш­ним об­ли­ком, не­ка­зи­сто­стью до­мов, со­стоя­ни­ем дво­ров. Боль­шое воз­дей­ст­вие на раз­ру­ше­ние тра­диц. цен­но­стей и мо­де­лей по­ве­де­ния К. ока­зы­ва­ло от­ход­ни­че­ст­во. Это про­яв­ля­лось в па­де­нии в де­рев­не дис­ци­п­ли­ны, в по­ку­ше­нии на по­ме­щи­чью соб­ст­вен­ность, в не­ува­же­нии к стар­шим и др. Сре­ди пра­во­слав­но­го сель­ско­го на­се­ле­ния па­дал пре­стиж Церк­ви, сель­ских свя­щен­ни­ков, но аб­со­лют­ное боль­шин­ст­во кре­сть­ян со­блю­да­ло цер­ков­ные об­ря­ды, хо­тя по сво­ей за­ня­то­сти не мог­ло по­се­щать все цер­ков­ные служ­бы. В по­ре­фор­мен­ный пе­ри­од по­вы­си­лась куль­ту­ра се­мей­но­го бы­та.

Для рас­про­стра­не­ния гра­мот­но­сти боль­шое зна­че­ние име­ло По­ло­же­ние о на­чаль­ных нар. учи­ли­щах 1864, раз­ре­шив­шее от­кры­вать и со­дер­жать их ча­ст­ным ли­цам, ор­га­нам ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния, об­ще­ст­вам и т. п. Во 2-й пол. 19 в. го­су­дар­ст­вом при уча­стии земств бы­ла соз­да­на сис­те­ма на­чаль­но­го об­ра­зо­ва­ния для К. (3–4 го­да обу­че­ния или 5–6 лет обу­че­ния), в ко­то­рую вхо­ди­ли зем­ские учи­ли­ща (см. в ст. Зем­ст­ва), шко­лы гра­мо­ты, цер­ков­но-при­ход­ские шко­лы, а так­же т. н. ми­ни­стер­ские (на­хо­ди­лись в не­по­средств. ве­де­нии Мин-ва нар. про­све­ще­ния), или «об­раз­цо­вые», сель­ские учи­ли­ща. Рас­ши­рил­ся дос­туп К. к сред­не­му об­ра­зо­ва­нию: уве­ли­чи­ва­лась до­ля кре­сть­ян сре­ди уча­щих­ся муж­ских и жен­ских гим­на­зий, ре­аль­ных учи­лищ, от­ку­да мн. вы­ход­цы из кре­сть­ян по­сту­па­ли в ун-ты, выс­шие тех­нич. учеб­ные за­ве­де­ния и на выс­шие жен­ские кур­сы. Ещё боль­ше кре­сть­ян бы­ло в не­пол­ных сред­них учеб­ных за­ве­де­ни­ях – про­гим­на­зи­ях. В нач. 20 в. неск. сред­них и не­пол­ных сред­них учеб­ных за­ве­де­ний бы­ло от­кры­то по ини­циа­ти­ве сель­ских обществ в круп­ных сё­лах. В 1860 гра­мот­но­го на­се­ле­ния в стра­не бы­ло 7%, в 1897 – 21%, к 1914 сре­ди лиц стар­ше 8 лет – 60%; гра­мот­ных сре­ди сель­ско­го на­се­ле­ния в Ев­роп. Рос­сии стар­ше 9 лет в 1897 на­счи­ты­ва­лось 25,9%, в 1917 – 37,4%. В де­рев­не от­кры­ва­лись об­ществ. и нар. биб­лио­те­ки (св. 10 тыс. в 1904), биб­лио­те­ки при зем­ских и др. шко­лах (76 тыс. в 1914). Во мно­гих сё­лах уси­лия­ми ин­тел­ли­ген­ции, коо­пе­ра­ти­вов и земств ве­лись нар. чте­ния, уст­раи­ва­лись вос­крес­ные шко­лы для де­тей и взрос­лых, соз­да­ва­лись нар. до­ма (клу­бы), за­ни­мав­шие­ся раз­но­об­раз­ной про­све­ти­тель­ной дея­тель­но­стью. Всё боль­ше из­да­ва­лось де­шё­вых (по 1–3 коп.) книг спе­ци­аль­но для на­ро­да (из­да­ния И. Д. Сы­ти­на, А. С. Су­во­ри­на, Ф. Ф. Пав­лен­ко­ва и др.) как ре­ли­ги­оз­ных, так и свет­ских. В кре­сть­ян­скую сре­ду про­ни­ка­ла об­ществ.-по­ли­тич. пе­рио­дич. пе­чать. Бы­ст­ро рос­ла до­ля вы­ход­цев из кре­сть­ян в со­ста­ве ин­тел­ли­ген­ции и бур­жуа­зии (в этой груп­пе К. пре­об­ла­да­ло), офи­цер­ст­ва и чи­нов­ни­че­ст­ва.

В 1900–13 до­ход К. от зер­но­вых хлебов и тех­нич. куль­тур вы­рос на 86% (до 3426 млн. руб.), от ско­то­вод­ст­ва – на 108% (до 1729,7 млн. руб.). Мас­со­вым ста­ло уча­стие К. в сель­ской коо­пе­ра­ции, ко­то­рая объ­е­ди­ня­ла 80–90% хо­зяйств за­жи­точ­ных кре­сть­ян, 55–80% се­ред­няц­ких и 20–40% бед­няц­ких хо­зяйств (чис­лен­но пре­об­ла­да­ли две по­след­ние ка­те­го­рии). Об­щее по­ло­же­ние К. в кон. 19 – нач. 20 вв. по­сто­ян­но улуч­ша­лось. До­ход от с. х-ва на ду­шу на­се­ле­ния в де­рев­не вы­рос с 30 до 43 руб., чис­тый до­ход (за вы­че­том на­ло­гов и пла­те­жей) – с 22 до 33 руб. Рас­хо­ды К. на по­тре­битель­ские то­ва­ры в 1900–10 воз­рос­ли в 2 раза. Зна­чи­тель­но вы­рос­ли вкла­ды К. в сбе­ре­гат. кас­сы и др. кре­дит­ные уч­ре­ж­де­ния: ок. 350 тыс. вкла­дов (на сум­му ок. 65,7 млн. руб.) в 1896; 1,2 млн. вкла­дов (на сум­му 228,6 млн. руб.) в 1905; 2,5 млн. вкла­дов (на сум­му 480 млн. руб.) в 1914. Толь­ко уч­ре­ж­де­ния мел­ко­го кре­ди­та, об­слу­жи­вав­шие в осн. кре­сть­ян, мо­би­ли­зо­ва­ли в 1896 вкла­ды на сум­му 19,6 млн. руб., в 1914 – на сум­му 460,1 млн. руб.

Од­на­ко ср. дан­ные скры­ва­ют факт обед­не­ния зна­чит. час­ти К. Рас­чё­ты по ве­ли­чи­не по­се­ва и чис­лу ра­бо­чих ло­ша­дей по­ка­зы­ва­ют, что в центр. гу­бер­ни­ях 30–50%, а на ок­раи­нах 20–40% кре­сть­ян­ских дво­ров не мог­ли обес­пе­чить свои по­треб­но­сти, за­ни­ма­ясь с. х-вом. С учё­том сто­рон­них за­ра­бот­ков, до­хо­дов от жи­вот­но­вод­ст­ва эту до­лю сле­ду­ет по­ни­зить: груп­па бед­ня­ков, по­сто­ян­но жив­ших впро­го­лодь да­же в уро­жай­ные го­ды, по раз­ным ре­гио­нам дос­ти­га­ла 15–30%; са­мой боль­шой она бы­ла в центр. гу­бер­ни­ях. Бед­ня­ки со­став­ля­ли яд­ро кре­сть­ян­ско­го дви­же­ния, хо­тя ло­зунг раз­де­ла по­ме­щичь­их зе­мель под­дер­жи­вал­ся все­ми слоя­ми кре­сть­ян­ст­ва.

В 1861–1917 по­сто­ян­но про­ис­хо­ди­ли кре­сть­ян­ские вол­не­ния – ок. 140 вы­сту­п­ле­ний в год. При на­ли­чии в стра­не св. 500 тыс. сёл ох­ват был не­боль­шим. Но в отд. го­ды в ря­де ре­гио­нов дви­же­ние при­об­ре­та­ло мас­со­вый ха­рак­тер. Са­мый круп­ный всплеск был в 1861–63 (3242 вы­сту­п­ле­ния), сра­зу по­сле кре­сть­ян­ской ре­фор­мы, ко­гда про­изош­ло св. по­ло­ви­ны всех вы­сту­п­ле­ний кре­сть­ян за пе­ри­од 1861–1900 (5502 вы­сту­п­ле­ния). Наи­боль­шую из­вест­ность при­об­ре­ли вол­не­ния в Ка­зан­ской губ. с цен­тром в с. Без­д­на Спас­ско­го у. и вы­сту­п­ле­ние в Пен­зен­ской и Там­бов­ской гу­бер­ни­ях с цен­тром в с. Кан­диев­ка (Кан­дев­ка) Ке­рен­ско­го у. Пен­зен­ской губ. Со 2-й пол. 1860-х гг. на­чал­ся спад дви­же­ния. По­вы­ше­ние ак­тив­но­сти К. в 1880-х гг. от­ра­зи­ло по­ни­же­ние его жиз­нен­но­го уров­ня по­сле па­де­ния хлеб­ных цен. С сер. 1890-х гг. ис­сле­до­ва­те­ли от­ме­ча­ют по­вы­ше­ние влия­ния на К. ре­во­люц. ор­га­ни­за­ций. Наи­бо­лее ак­тив­ны­ми бы­ли быв. по­ме­щи­чьи кре­сть­я­не (51% уча­ст­ни­ков вы­сту­п­ле­ний в 1890–1900), за­тем быв. гос. кре­сть­я­не (28%) (о кре­сть­ян­ском дви­же­нии в 1796–1917 см. сб-ки до­ку­мен­тов «Кре­сть­ян­ское дви­же­ние в Рос­сии…», из­дан­ные в 1959–68).

В 1861–80 осн. фор­мой кре­сть­ян­ско­го дви­же­ния был от­каз под­пи­сать ус­тав­ные гра­мо­ты. У кре­сть­ян бы­ло два гл. тре­бо­ва­ния: уве­ли­че­ние зе­мель­ных на­де­лов (30,7% кре­сть­ян­ских вы­сту­п­ле­ний в 1864–69, 43,1% в 1870–80, 67,5% в 1881–87, 80,8% в 1895–1900) и умень­ше­ние по­да­тей и по­вин­но­стей (со­от­вет­ст­вен­но 42,7, 34,3, 16, 10%). Т. о., пре­об­ла­да­ла борь­ба за зем­лю. В нач. 20 в. по­сле от­ме­ны вы­куп­ных пла­те­жей и всех не­дои­мок эта тен­ден­ция ещё бо­лее уси­ли­лась. Сре­ди ос­таль­ных вы­сту­п­ле­ний наи­бо­лее ак­тив­ной бы­ла борь­ба про­тив дей­ст­вий ме­ст­ных вла­стей.

В нач. 20 в. чис­ло кре­сть­ян­ских вы­сту­п­ле­ний воз­рос­ло. Осо­бен­но мас­со­вым бы­ло дви­же­ние в Пол­тав­ской и Харь­ков­ской гу­бер­ни­ях в 1902, ох­ва­тив­шее 165 сёл с на­се­ле­ни­ем св. 150 тыс. чел. Вол­не­ния пе­ре­ки­ну­лись на ряд со­сед­них гу­бер­ний и про­дол­жа­лись в 1903. В Ре­во­лю­цию 1905–07 кре­сть­ян­ские вы­сту­п­ле­ния про­ис­хо­ди­ли по всей стра­не: ок. 9,5 тыс. за три го­да – по свод­ке Деп-та по­ли­ции, св. 22–25,8 тыс. – по под­счё­там ис­сле­до­ва­те­лей. Час­то вы­сту­п­ле­ния кре­сть­ян про­ис­хо­ди­ли под воз­дей­ст­ви­ем ра­бо­че­го дви­же­ния. Осо­бен­но боль­шое влия­ние на кре­сть­ян­ское дви­же­ние ока­за­ла Ок­тябрь­ская все­об­щая по­ли­ти­че­ская стач­ка 1905. В хо­де Ре­во­лю­ции 1905–07 дей­ст­во­ва­ла по­ли­тич. ор­га­ни­за­ция К. – Кре­сть­ян­ский со­юз. Зна­чит. влия­ни­ем сре­ди К. поль­зо­ва­лась со­циа­ли­стов-ре­во­лю­цио­не­ров пар­тия (эсе­ры). В 1906 кре­сть­я­не по­лу­чи­ли пра­во из­би­рать и быть из­бран­ны­ми в де­пу­та­ты Го­су­дар­ст­вен­ной ду­мы, где мн. де­пу­та­ты-кре­сть­я­не объ­е­ди­ни­лись в Тру­до­вую груп­пу.

Указ имп. Ни­ко­лая II «Об от­ме­не не­ко­то­рых ог­ра­ни­че­ний в пра­вах сель­ских обы­ва­те­лей и лиц дру­гих быв­ших по­дат­ных со­стоя­ний» от 5(18).10.1906 за­вер­шил урав­не­ние К. в пра­вах с др. сосло­вия­ми. Кре­сть­я­нам бы­ли пре­дос­тав­ле­ны рав­ные пра­ва на гос. служ­бу, они ос­во­бо­ж­да­лись от обя­зан­но­сти по­лу­чать со­гла­сие сель­ских об­ществ при по­сту­п­ле­нии в учеб­ные за­ве­де­ния и на гос. служ­бу, по­лу­ча­ли пра­во бес­пре­пят­ст­вен­но уволь­нять­ся из сель­ских об­ществ, сво­бод­но вы­би­рать своё ме­сто­пре­бы­ва­ние и др.

В 1-ю ми­ро­вую вой­ну в ар­мию мо­би­ли­зо­ва­но св. 15 млн. чел., в осн. из де­рев­ни. Жен­щи­ны, под­ро­ст­ки, вер­нув­шие­ся с фрон­та ра­не­ные сол­да­ты и при­вле­кав­шие­ся к ра­бо­те во­ен­но­плен­ные не мог­ли пол­но­стью за­ме­нить мо­би­ли­зо­ван­ных на фронт кре­сть­ян. По­се­вы в це­лом по стра­не со­кра­ти­лись с 82,4 млн. дес. (90 млн. га) в 1914 до 75,9 млн. дес. (82,9 млн. га) в 1916, т. е. на 11,4%, но в Си­би­ри уве­ли­чи­лись на 60%. Не кос­ну­лось со­кра­ще­ние по­се­вов и ок­ра­ин Ев­роп. Рос­сии. Ва­ло­вой сбор хле­бов был мень­ше сред­не­го по срав­не­нию с до­во­ен­ным пе­рио­дом и со­ста­вил за 3 го­да 13,5 млрд. пу­дов (221 млн. т). Од­на­ко это­го бы­ло дос­та­точ­но для удов­ле­тво­ре­ния про­до­вольств. по­треб­но­стей на­се­ле­ния и хо­зяйств. нужд К., вклю­чая корм ско­та, по­сколь­ку в го­ды вой­ны поч­ти пол­но­стью пре­кра­тил­ся экс­порт зер­на и, в свя­зи с вве­де­ни­ем «су­хо­го за­ко­на», ис­поль­зо­ва­ние его для ви­но­ку­ре­ния и пи­во­ва­ре­ния. Все пра­ви­тельств. за­куп­ки хле­ба бы­ли мень­ше до­во­ен­но­го экс­пор­та. Ср. уро­жаи по стра­не со­хра­ни­лись на преж­нем уров­не. По дан­ным с.-х. пе­ре­пи­си 1917, сбор зер­на в стра­не со­ставил 3,777 млрд. пу­дов (61,8 млн. т) и был на 24% мень­ше ср. сбо­ра 1909–13. По ря­ду рай­онов (Си­бирь, центр. зем­ле­дельч. гу­бер­нии и др.) бы­ли от­ме­че­ны из­лиш­ки по­сле удов­ле­тво­ре­ния всех нужд, в то же вре­мя в Сред­нем и Ниж­нем По­вол­жье, в Цен­траль­но­про­мыш­лен­ном ре­гио­не от­ме­чал­ся не­дос­та­ток хле­ба. В це­лом по Ев­роп. Рос­сии из­лиш­ков хле­ба бы­ло 615,5 млн. пу­дов (10 млн. т), не­дос­тат­ков – 318,9 млн. пу­дов (5,2 млн. т). Труд­ность за­клю­ча­лась в пе­ре­рас­пре­де­ле­нии из­лиш­ков, а глав­ное – в слож­но­сти пе­ре­воз­ки ог­ром­но­го ко­ли­че­ст­ва хле­ба с ок­ра­ин в центр при край­не за­гру­жен­ных во­ен. пе­ре­воз­ка­ми же­лез­ных до­ро­гах.

По­ло­же­ние К., как и др. ка­те­го­рий на­се­ле­ния, ухуд­ши­лось в свя­зи с ин­фля­ци­ей. За­жи­точ­ные кре­сть­я­не и по­ме­щи­ки не бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны в про­да­же хле­ба, дер­жа­ли его боль­шие за­па­сы и при­бе­га­ли к на­ту­раль­но­му об­ме­ну. Пра­ви­тель­ст­во по­пы­та­лось в 1916 вве­сти по 31 гу­бер­нии Ев­роп. Рос­сии твёр­дые це­ны на хлеб и с янв. 1917 прод­раз­вёр­ст­ку по­ста­вок хле­ба для ар­мии. В кон. 1916 – нач. 1917 умень­шил­ся под­воз хле­ба в го­ро­да, осо­бен­но в Пет­ро­град и Мо­ск­ву. Зна­чит. часть хле­ба ску­па­ли спе­ку­лян­ты. Не хва­та­ло хле­ба и бед­ным хо­зяй­ст­вам всех рай­онов, т. к. из­лиш­ки хле­ба бы­ли толь­ко у за­жи­точ­ных кре­сть­ян. Го­раз­до ху­же об­стоя­ло де­ло с про­дук­та­ми жи­вот­но­вод­ст­ва, с про­из-вом са­ха­ра, рас­тит. мас­ла. По­го­ло­вье ско­та умень­ши­лось по Ев­роп. Рос­сии на 5–7 млн. го­лов; для ар­мии бы­ло ре­к­ви­зи­ро­ва­но 2 млн. ло­ша­дей. По­сле Февр. ре­во­лю­ции 1917 Врем. пра­ви­тель­ст­во по­пы­та­лось вновь вве­сти поч­ти по­все­ме­ст­но прод­раз­вёр­ст­ку и твёр­дые це­ны, но так­же без­ре­зуль­тат­но.

В на­ча­ле вой­ны кре­сть­ян­ские вы­сту­п­ле­ния поч­ти пре­кра­ти­лись, во­зоб­но­ви­лись в 1916, а по­сле Февр. ре­во­лю­ции 1917 при­ня­ли мас­со­вый ха­рак­тер. По дан­ным Врем. пра­ви­тель­ст­ва, в мар­те – ок­тяб­ре 1917 за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­но 4246 вы­сту­п­ле­ний. По ма­те­риа­лам ме­ст­ных ар­хи­вов, за этот пе­ри­од про­изош­ло не ме­нее 16,3 тыс. вы­сту­п­ле­ний К. Кре­сть­я­не за­хва­ты­ва­ли зем­ли, усадь­бы по­ме­щи­ков, про­из­воль­но за­ни­жа­ли стои­мость арен­ды. Они жгли усадь­бы, но, в от­ли­чие от 1905–06, не унич­то­жа­ли иму­ще­ст­во, зер­но, скот, а де­ли­ли их, счи­тая, что Уч­ре­дит. со­б­ра­ние уза­ко­нит за­хва­ты. Дви­же­ние ох­ва­ты­ва­ло в осн. центр. гу­бер­нии, где бы­ло мно­го ча­ст­но­вла­дельч. име­ний. Кре­сть­я­не втя­ги­ва­лись в по­ли­тич. борь­бу. В мар­те 1917 воз­ро­дил­ся Кре­сть­ян­ский со­юз, по­все­ме­ст­но воз­ни­ка­ли со­ве­ты кре­сть­ян­ских де­пу­та­тов, со­сто­ял­ся 1-й Все­рос. съезд со­ве­тов кре­сть­ян­ских де­пу­та­тов [Пет­ро­град, 4(17).5–28.5(10.6).1917], на ко­то­ром был из­бран его ис­пол­ком, под­дер­жи­вав­ший Врем. пра­ви­тель­ст­во. В кре­сть­ян­ских об­ществ.-по­ли­тич. ор­га­ни­за­ци­ях пре­об­ла­да­ли эсе­ры.

1917–1991. На ре­ше­ние зе­мель­но­го во­про­са бы­ли на­прав­ле­ны пер­вые ме­ро­прия­тия сов. вла­сти по­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917. Дек­ре­том о зем­ле и Ос­нов­ным за­ко­ном о со­циа­ли­за­ции зем­ли от 27.1(9.2).1918, ко­то­рые в це­лом со­от­вет­ст­во­ва­ли аг­рар­ной про­грам­ме эсе­ров, ли­к­ви­ди­ро­ва­лась ча­ст­ная соб­ст­вен­ность на зем­лю, зем­ля пе­ре­да­ва­лась в без­воз­мезд­ное тру­до­вое поль­зо­ва­ние кре­сть­я­нам на прин­ци­пах урав­нит. пе­ре­рас­пре­де­ле­ния. Нор­ма на­де­ле­ния зем­лёй кре­сть­ян­ской се­мьи оп­ре­де­ля­лась её про­до­вольств. по­треб­но­стя­ми и ра­бо­чи­ми си­ла­ми, учи­ты­ва­лись ме­ст­ные ус­ло­вия. Эти ме­ро­прия­тия во мно­гом обес­пе­чи­ли сов. вла­сти ло­яль­ность К., т. к. ос­но­вы­ва­лись на по­пу­ляр­ных в об­щин­ной де­рев­не иде­ях о «чёр­ном пе­ре­де­ле зем­ли». К 1919 в Ев­роп. Рос­сии бы­ло рас­пре­де­ле­но при­бли­зи­тель­но 17215926 дес. (18765359 га) зем­ли, вклю­чая быв. по­ме­щи­чьи, ку­пе­че­ские, мо­на­стыр­ские, цер­ков­ные и на­дель­ные кре­сть­ян­ские зем­ли, а так­же пре­вы­шав­шие ус­та­нов­лен­ную нор­му ча­ст­ные кре­сть­ян­ские зем­ли – куп­чие, от­руб­ные и ху­тор­ские, в не­зна­чит. сте­пе­ни – ка­зён­ные зем­ли. Из всей рас­пре­де­лён­ной зем­ли 16413886 дес. (17891136 га; 95,3%) пе­ре­шли еди­но­лич­ным кре­сть­я­нам, 145736 дес. (158852 га; 0,8%) – ком­му­нам и ар­те­лям и 656755 дес. (715863 га; 3,9%) – сов­хо­зам, фаб­рич­но-за­во­дским кол­лек­ти­вам, боль­ни­цам, шко­лам и пр. В ре­зуль­та­те при­рост кре­сть­ян­ско­го зем­ле­поль­зо­ва­ния со­ста­вил 29,8% и оно дос­тиг­ло в об­щей слож­но­сти 93373190 дес. (101776777 га). По­сле урав­нит. пе­ре­де­ла 1918–19 до­ля не имев­ших по­се­ва кре­сть­ян со­кра­ти­лась поч­ти вдвое: с 11,5 до 6,9%. Чис­ло мало­зе­мель­ных кре­сть­ян­ских хо­зяйств (до 2 дес., или 2,2 га по­се­ва) воз­рос­ло с 6 млн. до 8–9 млн., со­ста­вив 43%. Груп­па ср. хо­зяйств (от 2 до 8 дес., или от 2,2 до 8,8 га) по­ни­зи­лась с 50,7 до 45,8%. До­ля дво­ров, се­яв­ших св. 8 дес. (8,8 га), упа­ла с 9 до 3,8%. Од­на­ко зна­чит. часть без­зе­мель­ных и ма­ло­зе­мель­ных кре­сть­ян, по­лу­чив зем­лю, ока­за­лась не в со­стоя­нии спра­вить­ся с её воз­де­лы­ва­ни­ем, по­сколь­ку эти кре­сть­я­не не име­ли или поч­ти не име­ли ин­вен­та­ря, ско­та, се­мян.

Урав­нит. пе­ре­рас­пре­де­ле­ние зем­ли сгла­ди­ло со­ци­аль­ные раз­ли­чия, по­вы­сив до­лю ср. К., но при­ве­ло к ис­чез­но­ве­нию бо­лее или ме­нее круп­ных хо­зяйств, наи­бо­лее про­из­во­ди­тель­ных и то­вар­ных, и из­мель­ча­нию аг­рар­но­го про­из-ва, на­ту­ра­ли­за­ции и сни­же­нию про­из­во­ди­тель­но­сти кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва. В ус­ло­ви­ях обо­ст­ре­ния про­до­вольств. кри­зи­са вес­ной 1918 вла­сти рас­ши­ри­ли при­ме­не­ние чрез­вы­чай­ных на­силь­ст­вен­ных мер изъ­я­тия хлеб­ных за­па­сов у К., опи­ра­ясь на его не­иму­щие и бед­ней­шие слои. С этой це­лью дек­ре­том ВЦИК и СНК от 11.6.1918 об­ра­зо­ва­ны ко­ми­те­ты бед­но­ты, что при­ве­ло к раз­жи­га­нию клас­со­вой борь­бы в де­рев­не. Осе­нью В. И. Ле­нин, осоз­нав опас­ность уси­лив­ше­го­ся со­ци­аль­но­го рас­ко­ла в кре­сть­ян­ской сре­де, при­звал пар­тию от­ка­зать­ся от став­ки на бед­ную часть К. и ус­та­но­вить со­юз с се­ред­ня­ка­ми. Сме­на по­ли­ти­ки, а так­же ре­ше­ния съез­да РКП(б) 1919 по во­ен. вопро­сам, на­прав­лен­ные на ли­к­ви­да­цию доб­ро­вольч. ме­то­дов строи­тель­ст­ва ар­мии и пе­ре­ход к ре­гу­ляр­ной ар­мии, по­зво­ли­ли в крат­чай­шие сро­ки сфор­ми­ро­вать из К. мно­го­мил­ли­он­ную Крас­ную Ар­мию.

В 1918–20 ре­сур­сы кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва ис­то­щи­лись в ре­зуль­та­те по­ли­ти­ки «во­ен­но­го ком­му­низ­ма» (про­до­вольств. дик­та­ту­ры и рез­ко воз­рос­ших на­ту­раль­ных по­вин­но­стей, пре­ж­де все­го прод­раз­вёр­ст­ки). К 1921 тя­жесть на­лого­об­ло­же­ния со­ста­ви­ла не ме­нее 25% ус­лов­но­го чис­то­го до­хо­да кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва – вдвое боль­ше по срав­не­нию с пе­рио­дом до 1-й ми­ро­вой вой­ны (под­счё­ты А. Л. Вайн­штей­на). В ре­зуль­та­те хо­зяйств. жизнь де­рев­ни при­шла в упа­док. За 1917–21 по­сев­ные пло­ща­ди со­кра­ти­лись в пол­то­ра раза, уро­жай­ность сни­зи­лась на 40%, ва­ло­вые сбо­ры со­ста­ви­ли лишь 1/3 до­во­ен­но­го уров­ня. В 1921 по Рос­сии и Ук­раи­не по­го­ло­вье ло­ша­дей со­кра­ти­лось до 76% от до­во­енно­го уров­ня, круп­но­го ро­га­то­го ско­та – до 76,4%, овец – до 56%, коз – до 78,7%, сви­ней – до 72,7%. Зна­чит. уси­ле­ние на­ло­го­во­го бре­ме­ни, усу­губ­ляе­мо­го ре­прес­сив­ны­ми ме­ра­ми и про­из­волом чрез­вы­чай­ных ор­га­нов, при­ве­ло к во­оруж. со­про­тив­ле­нию кре­сть­ян, дос­тиг­ше­му наи­боль­шей ак­тив­но­сти и мас­шта­бов в гу­бер­ни­ях Центр. Рос­сии (Там­бов­ская, Во­ро­неж­ская), По­вол­жья, Юж­ной и Зап. Ук­раи­ны, Сев. Кав­ка­за, Ура­ла, Зап. Си­би­ри и др. (напр., Там­бов­ское вос­ста­ние 1920–21, За­пад­но­си­бир­ское вос­ста­ние 1921), ко­то­рое со­про­во­ж­да­лось ан­ти­боль­ше­ви­ст­ски­ми вы­сту­п­ле­ния­ми про­ле­та­риа­та и ар­мии. В то же вре­мя осн. став­ку на К. на­чи­на­ют де­лать ан­ти­боль­ше­ви­ст­ские по­ли­тич. си­лы внут­ри стра­ны и за ру­бе­жом.

Уг­ро­за кре­сть­ян­ской вой­ны про­тив сов. вла­сти ста­ла ре­шаю­щей при­чи­ной от­ка­за боль­ше­ви­ст­ско­го ру­ко­во­дства от ре­жи­ма «во­ен­но­го ком­му­низ­ма» и при­ня­тия ре­ше­ния о пе­ре­хо­де в мар­те 1921 к но­вой эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке (НЭП). Од­на­ко фак­ти­че­ски это­го пе­ре­хо­да то­гда не про­изош­ло, а в смяг­чён­ной фор­ме со­хра­ня­лась сис­те­ма во­ен.-ком­му­ни­стич. ре­гу­ли­ро­ва­ния со­ци­аль­но-эко­но­мич. от­но­ше­ний, прод­раз­вёр­ст­ка бы­ла за­ме­не­на на на­ту­раль­ный про­дук­то­об­мен ме­ж­ду го­ро­дом и де­рев­ней, с. х-вом и пром-стью. При­чи­ной бы­ла ка­та­ст­ро­фи­че­ская по мас­шта­бам за­су­ха, по­ра­зив­шая вес­ной – ле­том 1921 (вто­рой год под­ряд) зер­но­вые ре­гио­ны По­вол­жья, а так­же При­ура­лье, часть Сев. Кав­ка­за, Юж. Ук­раи­ны и Кры­ма (все­го 22 гу­бер­нии), она усу­гу­би­ла бед­ст­вен­ное по­ло­же­ние К. и при­ве­ла к мас­со­во­му го­ло­ду. По срав­не­нию с пред­ше­ст­вую­щим го­дом ва­ло­вой сбор хле­бов со­кра­тил­ся с 2,1 млн. пу­дов (ок. 34,4 тыс. т) до 1,7 млн. пу­дов (ок. 28 тыс. т), со­ста­вив ок. 44% от сред­не­го­до­во­го уров­ня 1909–13. Чис­лен­ность го­ло­даю­щих в сель­ской ме­ст­но­сти при­бли­зи­лась к 30 млн. чел., от го­лод­но­го ис­то­ще­ния и свя­зан­ных с ним за­бо­ле­ва­ний по­гиб­ло, по раз­ным оцен­кам, от 1 до 3 млн. чел. Не­смот­ря на про­до­вольств. по­мощь, ока­зан­ную го­су­дар­ст­вом и ме­ж­ду­нар. ор­га­ни­за­ция­ми по­стра­дав­ше­му на­се­ле­нию, го­лод про­длил­ся вплоть до ле­та 1923.

В пер­вые го­ды НЭПа по­сте­пен­но во­зоб­нов­ля­лись ры­ноч­ные от­но­ше­ния. Бы­ли зна­чи­тель­но сни­же­ны и ог­ра­ни­че­ны объ­ё­мы гос. за­го­то­вок. Вве­дён­ный пра­ви­тель­ст­вом прод­на­лог ока­зал­ся ни­же от­ме­нён­ной прод­раз­вёр­ст­ки по зер­ну на 43,3%, мас­лич­ным се­ме­нам – вдвое, мя­су – на 74,5%, мас­лу – на 36,1%, льно­во­лок­ну – в 15 раз. Но для за­жи­точ­ных хо­зяйств пре­ду­смат­ри­ва­лось рез­кое по­вы­ше­ние про­грес­сив­но­сти на­ло­го­об­ло­же­ния, дос­ти­гав­шее 35% до­ход­но­сти. Од­но­вре­мен­но кре­сть­я­нам воз­вра­ща­лось пра­во сво­бод­ной тор­гов­ли сво­ей про­дук­ци­ей. Зе­мель­ный ко­декс 1922 ог­ра­ни­чи­вал урав­нит. функ­ции об­щи­ны и рас­ши­рял воз­мож­но­сти для ин­ди­ви­дуа­ли­за­ции кре­сть­ян­ско­го зем­ле­поль­зо­ва­ния (вы­де­ле­ние ху­то­ров и от­ру­бов из об­щин­ной зем­ли). До­пус­ка­лись арен­да зем­ли в слу­чае «вре­мен­ной ос­лаб­лен­но­сти» хо­зяй­ст­ва и на­ём ра­бо­чей си­лы при ус­ло­вии лич­но­го тру­да на­ни­ма­те­ля «на­рав­не с ра­бо­чи­ми». Из­ме­не­ние аг­рар­ной по­ли­ти­ки соз­да­ло бла­го­при­ят­ные ус­ло­вия для эко­но­мич. воз­ро­ж­де­ния де­рев­ни.

С 1923 на­чал­ся рост по­сев­ных пло­ща­дей, ко­то­рые в 1925 дос­тиг­ли 99,3% от уров­ня 1913, а уро­жай­ность важ­ней­ших куль­тур пре­вы­си­ла сред­не­го­до­вые по­ка­за­те­ли 1901–13 на 10–11%, что во мно­гом объ­яс­ня­лось так­же от­но­си­тель­но бла­го­при­ят­ны­ми по­год­ны­ми ус­ло­вия­ми. По­го­ло­вье круп­но­го и мел­ко­го ро­га­то­го ско­та, сви­ней в 1924 уже су­ще­ст­вен­но пре­взош­ло до­во­ен­ный уро­вень. Но кре­сть­ян­ская аг­ро­тех­ни­ка ос­та­ва­лась при­ми­тив­ной. Аб­со­лют­но пре­об­ла­да­ла кон­сер­ва­тив­ная па­ро­вая 3-поль­ная сис­те­ма зем­ле­де­лия. В 1924 мно­го­по­лье с пло­дос­ме­ном и тра­во­сея­ни­ем ох­ва­ты­ва­ло 3664 тыс. га (7,2% по­сев­ной пло­ща­ди РСФСР), оно поч­ти це­ли­ком бы­ло со­сре­до­то­че­но в гу­бер­ни­ях пром. цен­тра, за­па­да и се­ве­ро-за­па­да Рос­сии. К 1927 пло­щадь под мно­го­поль­ем вы­рос­ла до 17740 тыс. га в РСФСР (17,3% по­се­вов), до 6778 тыс. га в УССР и до 334 тыс. га в БССР.

Ва­ло­вая про­дук­ция с. х-ва стра­ны в 1921–27 уве­ли­чи­лась поч­ти вдвое и со­ста­ви­ла 98,6% от­но­си­тель­но 1913. Но то­вар­ность с.-х. про­из-ва в ус­ло­ви­ях НЭПа ока­за­лась зна­чи­тель­но ни­же, чем в 1913. Со­глас­но дан­ным Гос­пла­на, нор­ма то­вар­но­сти всей с.-х. про­дук­ции (без учё­та внут­ри­де­ре­вен­ско­го обо­ро­та) в 1923/24 дос­тиг­ла 16% от до­во­ен­но­го уров­ня, в 1926/27 под­ня­лась до 18,3%, но всё ещё ус­ту­па­ла до­во­ен­ной поч­ти в пол­то­ра раза. При этом сред­не­ду­ше­вое по­треб­ле­ние хле­бо­про­дук­тов са­мим кре­сть­ян­ским на­се­ле­ни­ем в сер. 1920-х гг. дос­тиг­ло уров­ня 1913, пре­вы­си­ло его по мя­су на 15%, мо­ло­ку – на 43%, яй­цам – на 28%. Рос­ту про­из­во­ди­тель­но­сти и то­вар­но­сти с. х-ва во мно­гом пре­пят­ст­во­ва­ла це­но­вая по­ли­ти­ка гос-ва. По дан­ным Нар­ком­фи­на СССР, про­из­во­ди­те­лю дос­та­ва­лось 50–60% це­ны, уп­ла­чен­ной по­тре­би­те­лем за хлеб (до 1-й ми­ро­вой вой­ны – 70–75%). В 1927 кре­сть­я­не те­ря­ли на не­бла­го­при­ят­ном со­от­но­ше­нии ин­дек­сов пром. и с.-х. цен до 1 млрд. руб. Это сни­жа­ло их по­ку­па­тель­ную спо­соб­ность, к то­му же рез­ко су­жа­ло внутр. ры­нок для гос. про­мыш­лен­но­сти.

Про­ти­во­ре­чи­вость эко­но­мич. кур­са вновь вы­зва­ла рост не­до­воль­ст­ва в де­рев­не. В 1924 раз­ра­зил­ся по­ли­тич. кри­зис во взаи­мо­от­но­ше­ни­ях К. и вла­сти. Его не­по­средств. при­чи­на­ми ста­ли рез­кое (на 25%) по­вы­ше­ние сель­хоз­на­ло­га в ус­ло­ви­ях не­уро­жая в ря­де хле­бо­про­из­во­дя­щих ре­гио­нов, оче­ред­ной ска­чок цен на пром­то­ва­ры и мас­со­вые уволь­не­ния кре­сть­ян-от­ход­ни­ков на пром. пред­при­яти­ях в свя­зи с ог­ра­ни­че­ни­ем бюд­жет­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния. Не­га­тив­ные яв­ле­ния в эко­но­ми­ке усу­гу­би­ла кон­чи­на В. И. Ле­ни­на, по­сле ко­то­рой рас­про­стра­ни­лись слу­хи о раз­но­гла­си­ях в ру­ко­во­дстве стра­ны. Всплеск по­ли­тич. ра­ди­ка­лиз­ма сре­ди кре­сть­ян­ско­го на­се­ле­ния про­явил­ся в ан­ти­со­вет­ских вы­сту­п­ле­ни­ях, по­все­ме­ст­ных при­зы­вах к вос­соз­да­нию Кре­сть­ян­ско­го сою­за (та­кие по­пыт­ки пре­се­ка­лись ор­га­на­ми ВЧК – ГПУ – ОГПУ), к пе­ре­вы­бо­рам «сни­зу до­вер­ху» при все­об­щем, пря­мом, тай­ном го­ло­со­ва­нии и рав­ных из­би­рат. нор­мах пред­ста­ви­тель­ст­ва от го­ро­да и де­рев­ни и др. [не­ра­вен­ст­во прав го­род­ско­го и сель­ско­го на­се­ле­ния бы­ло за­кре­п­ле­но в Кон­сти­ту­ции РСФСР (1918) и Кон­сти­ту­ции СССР (1924)]. В не­ко­то­рых рай­онах (напр., в Зап. Гру­зии) вспых­ну­ли кре­сть­ян­ские вос­ста­ния. На­рас­тав­ший кри­зис вы­ну­дил пра­ви­тель­ст­во про­во­дить аг­рар­ную по­ли­ти­ку под ло­зун­гом «ли­цом к де­рев­не» вес­ной 1925. Был сни­жен поч­ти вдвое (с 470 до 280 млн. руб.) сель­хоз­на­лог, раз­ре­ше­ны дол­го­сроч­ная арен­да и пред­при­ни­ма­тель­ский на­ём ра­бо­чей си­лы в зем­ле­де­лии, пре­дос­тав­ле­ны зна­чит. льго­ты в на­ло­го­об­ло­же­нии и кре­ди­то­вании кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва, ста­ло по­ощ­рять­ся ху­тор­ское и от­руб­ное зем­ле­поль­зо­ва­ние, а так­же рас­ши­ри­лись пол­но­мо­чия сель­со­ве­тов. В ре­зуль­та­те со­ци­аль­но-эко­но­мич. по­ло­же­ние К. су­ще­ст­вен­но улуч­ши­лось.

Вос­ста­нов­ле­ние пром. про­из-ва бла­го­при­ят­ст­во­ва­ло во­зоб­нов­ле­нию кре­сть­я­на­ми от­хо­жих про­мы­слов, тра­ди­ци­он­но иг­рав­ших важ­ную роль в хо­зяйств. жиз­ни се­ла. К сер. 1920-х гг. мас­шта­бы от­ход­ни­че­ст­ва из сель­ской мест­но­сти на за­ра­бот­ки зна­чи­тель­но рас­ши­ри­лись (ок. 1,7 млн. чел. в 1923–24, св. 3,1 млн. чел. в 1926–27), опе­ре­жая спрос на ра­бо­чую си­лу в пром-сти и уси­ли­вая без­ра­бо­ти­цу в го­ро­дах.

Пре­об­ла­даю­щим стал крат­ко­сроч­ный или се­зон­ный от­ход, ср. про­дол­жи­тельность ко­то­ро­го в РСФСР, по дан­ным ста­ти­стич. от­де­ла Нар­ко­ма­та тру­да (1926/27), со­ста­ви­ла 5,03 мес в не­зем­ле­дельч. про­мыс­лах и 4,21 мес в с.-х. про­мыс­лах. Наи­бо­лее ин­тен­сив­но от­ход­ни­че­ст­во раз­ви­ва­лось в гу­бер­ни­ях Цен­траль­но­про­мыш­лен­но­го рай­она и Ев­роп. Се­ве­ра Рос­сии, где до­ход­ность с.-х. про­из-ва бы­ла от­но­си­тель­но низ­кой. К сер. 1920-х гг. на эти ре­гио­ны при­хо­ди­лось свы­ше по­ло­ви­ны всех от­ход­ни­ков в СССР и ок. 60% – в РСФСР. На­прав­ле­ния от­хо­да за­ви­се­ли пре­ж­де все­го от уров­ня оп­ла­ты про­мы­сло­во­го тру­да. На­ря­ду со сто­лич­ны­ми гу­бер­ния­ми, са­мы­ми при­вле­ка­тель­ны­ми для от­ход­ни­ков тра­ди­ци­он­но счи­та­лись ин­ду­ст­ри­аль­но раз­ви­тые рай­оны Центр. Рос­сии (Вла­ди­мир­ская, Ка­луж­ская, Ко­ст­ром­ская, Ни­же­го­род­ская, Там­бов­ская, Твер­ская, Туль­ская, Ря­зан­ская, Яро­слав­ская гу­бер­нии), а так­же се­вер и се­ве­ро-за­пад стра­ны (Ар­хан­гель­ская и Нов­го­род­ская гу­бер­нии, Карельская АССР), где при­шлые кре­сть­я­не тру­ди­лись на ле­со­за­го­тов­ках. Не­зем­ле­дельч. про­мыс­лы, как и в до­ре­во­люц. пе­ри­од, ос­та­ва­лись од­ной из важ­ней­ших от­рас­лей кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва, не­ред­ко оп­ре­де­ляя его со­ци­аль­ный ста­тус во внут­ри­де­ре­вен­ской ие­рар­хии.

В ус­ло­ви­ях НЭПа сло­жи­лась от­но­си­тель­но ста­биль­ная со­ци­аль­ная струк­ту­ра К., в ко­то­рой пре­об­ла­да­ли се­ред­няц­кие слои. Их до­ля за 1924/25 – 1926/27 вы­рос­ла с 61,1 до 62,7%. До­ля наи­бо­лее за­жи­точ­но­го К. за тот же пе­ри­од уве­ли­чи­лась с 3,3 до 3,9%, а ма­ло­иму­ще­го – со­кра­ти­лась с 25,9 до 22,1%. При этом чис­лен­ность с.-х. ра­бо­чих (сель­ско­го про­ле­та­риа­та) по­вы­си­лась с 9,7 до 11,3%. Оп­ре­де­ляю­щую роль в аг­рар­ной сфе­ре ста­ли иг­рать мел­кие на­ту­раль­ные и по­лу­на­ту­раль­ные хо­зяй­ст­ва, ре­сур­сы ко­то­рых не по­зво­ля­ли вес­ти рас­ши­рен­ное то­вар­ное про­из­вод­ст­во.

Низ­кая то­вар­ность как за­ко­но­мер­ное след­ст­вие «осе­ред­ня­чи­ва­ния» кре­сть­ян­ст­ва по­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 и ан­ти­ры­ноч­ных ог­ра­ни­че­ний в аг­рар­ной сфе­ре (клас­со­во диф­фе­рен­ци­ро­ван­ное про­грес­сив­ное на­ло­го­об­ло­же­ние, дис­кри­ми­на­ци­он­ная це­но­вая по­ли­ти­ка, пре­пят­ст­вия, чи­нив­шие­ся за­жи­точ­ным кре­сть­я­нам в по­лу­че­нии кре­ди­тов, при­об­ре­те­нии с.-х. тех­ни­ки, арен­де зем­ли и др.) при­во­ди­ла к сры­ву гос. пла­нов за­го­тов­ки и экс­пор­та с.-х. про­дук­ции. В ус­ло­ви­ях хле­бо­за­го­то­ви­тель­но­го кри­зи­са 1927/28 по­ли­тич. ру­ко­во­дство при­бег­ло к чрез­вы­чай­ным адм.-при­ну­дит. ме­рам, вклю­чая кон­фи­ска­цию зер­на. В от­вет кре­сть­я­не ста­ли со­кра­щать про­из-во. К осе­ни 1928 по­сев­ная пло­щадь в стра­не умень­ши­лась на 6,4%, на­чал­ся мас­со­вый за­бой ско­та и про­цесс са­мо­ли­к­ви­да­ции вы­со­ко­то­вар­ных кре­сть­ян­ских хо­зяйств. По дан­ным ЦСУ, их до­ля умень­ши­лась с 9,5% в 1927 до 5,5% в 1929. Про­дол­жи­лось па­де­ние сов. хлеб­но­го экс­пор­та, ко­то­рый в 1928/29 хо­зяйств. го­ду со­кра­тил­ся в 3,5 раза. Не­воз­мож­ность изъ­ять нуж­ное ко­ли­че­ст­во про­дук­ции у кре­сть­ян ме­то­дом при­ну­ж­де­ния в ус­ло­ви­ях ан­ти­ры­ноч­ных ог­ра­ни­че­ний ста­но­ви­лась пре­пят­ст­ви­ем для гос. кур­са на фор­си­ро­ван­ную со­циа­ли­стич. ин­ду­ст­риа­ли­за­цию, осу­ще­ст­в­ляе­мую за счёт пе­ре­кач­ки средств из сель­ской эко­но­ми­ки в про­мыш­лен­ность.

В кон. 1929, в т. ч. на но­ябрь­ском Пле­ну­ме ЦК ВКП(б), сов. ру­ко­во­дство при­ня­ло ре­ше­ние о сплош­ной кол­лек­ти­ви­за­ции с. х-ва (на­ча­лась с янв. 1930), ко­то­рая со­про­во­ж­да­лась по­ли­ти­кой рас­ку­ла­чи­ва­ния. Ин­ди­ви­ду­аль­ное кре­сть­ян­ское хо­зяй­ст­во как мас­со­вая фор­ма ор­га­ни­за­ции с.-х. про­из-ва бы­ло ли­к­ви­ди­ро­ва­но. Ему на сме­ну при­шло круп­ное обоб­ще­ст­в­лён­ное хо­зяй­ст­во. Бы­ла ли­к­ви­ди­ро­ва­на с.-х. ко­о­пе­ра­ция, иг­рав­шая боль­шую роль в эко­но­ми­ке кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва. Со­зда­ние кол­хо­зов по­зво­ли­ло ус­та­но­вить жё­ст­кий кон­троль над про­из-вом и рас­пре­де­ле­ни­ем с.-х. про­дук­ции, об­лег­чив её изъ­я­тие го­су­дар­ст­вом. Сло­жив­ший­ся кол­хоз­ный строй стал со­став­ной ча­стью сов. об­ще­ст­ва. Кре­сть­ян­ская об­щи­на как адм. еди­ни­ца (зе­мель­ное об­ще­ст­во) в 1930 уп­разд­не­на, а все её пра­ва и обя­зан­но­сти пол­но­стью пе­ре­да­ны сель­ским со­ве­там.

Чис­лен­ность кре­сть­ян вслед­ст­вие ре­прес­сив­ных кон­фи­ска­ци­он­ных мер про­ве­де­ния кол­лек­ти­ви­за­ции и рас­ку­ла­чи­ва­ния, а так­же по­ли­ти­ки ин­ду­ст­риа­ли­за­ции, под­ры­ва про­из­водств. по­тен­циа­ла де­рев­ни и вме­сте с тем рос­та гос. за­го­то­вок и на­сту­пив­ше­го из-за это­го го­ло­да 1932/33 со­кра­ти­лась при­мер­но на 25 млн. чел.: 5 млн. чел., по под­твер­ждён­ным дан­ным, по­гиб­ли, 15–20 млн. чел. миг­ри­ро­ва­ли в го­род (под­счё­ты В. В. Кон­д­ра­ши­на). До­ля сель­ско­го на­се­ле­ния в стра­не по­ни­зи­лась с 82,1% в 1926 до 66,5% в 1939 (с это­го вре­ме­ни ста­ти­сти­кой учи­ты­ва­лись и коо­пе­ри­ро­ван­ные кус­та­ри), а соб­ст­вен­но К. – с 75 до 49,8% (со 110 до 85 млн. чел.). Вве­дён­ная в дек. 1932 пас­порт­ная сис­те­ма (не рас­про­стра­ня­лась на сель­ское на­се­ле­ние) пре­пят­ст­во­ва­ла мас­со­во­му на­плы­ву в го­ро­да го­ло­дав­ших кре­сть­ян, ко­то­рые фак­ти­че­ски при­кре­п­ля­лись к кол­хо­зам.

Осн. ис­точ­ни­ком су­ще­ст­во­ва­ния кре­сть­ян ос­та­ва­лось лич­ное под­соб­ное хо­зяй­ст­во. Кол­хоз­ни­ку раз­ре­ша­лось иметь в поль­зо­ва­нии от 0,25 до 0,5 га (в отд. рай­онах – до 1 га) при­уса­деб­ной зем­ли и в лич­ной соб­ст­вен­но­сти 1–3 го­ло­вы круп­но­го ро­га­то­го ско­та, не­ог­ра­ни­чен­ное ко­ли­че­ст­во пти­цы, кро­ли­ков и т. д. В 1940 лич­ное при­уса­деб­ное хо­зяй­ст­во обес­пе­чи­ва­ло кре­сть­ян­ской се­мье 48,3% её со­во­куп­но­го до­хо­да (ра­бо­та в кол­хозе – 39,7%). Ещё ок. 1/8 по­сту­п­ле­ний в се­мей­ный бюд­жет при­но­си­ли разл. за­ра­бот­ки на сто­ро­не. Не­смот­ря на ог­ра­ни­чен­ные ре­сур­сы (до 1% по­сев­ных пло­ща­дей), при­уса­деб­ное хо­зяй­ст­во иг­ра­ло важ­ную роль в об­щем про­из-ве ря­да важ­ней­ших ви­дов с.-х. про­дук­ции. В 1940 лич­ные при­уса­деб­ные хо­зяй­ст­ва про­из­во­ди­ли 77% мо­ло­ка, 72% мя­са, 65% кар­то­фе­ля, 48% ово­щей, 12% зер­на.

Воз­рос­шая в ус­ло­ви­ях ин­ду­ст­риа­ли­за­ции по­треб­ность в ква­ли­фи­цир. кад­рах обу­сло­ви­ла рас­ши­ре­ние сис­те­мы об­ще­об­ра­зо­ват. уч­ре­ж­де­ний и ак­ти­ви­за­цию ме­ро­прия­тий го­су­дар­ст­ва по ли­к­ви­да­ции не­гра­мот­но­сти в де­рев­не, при­вле­че­ние её жи­те­лей к по­лу­че­нию спец. об­ра­зо­ва­ния (см. в ст. Куль­тур­ная ре­во­люция). Сель­ских школ в 1928/29 бы­ло 112541, учи­те­лей – 227,6 тыс. чел., уч-ся – 8667,3 тыс. чел., в 1938/39 – со­от­вет­ст­вен­но 153209 школ, 715,3 тыс. учи­те­лей, 22087,8 тыс. уч-ся (в 1914/15 – 93770 школ; 152,4 тыс. учи­те­лей, 6117,2 тыс. уч-ся). В 1917 сре­ди сель­ско­го на­се­ле­ния в воз­рас­те от 9 до 49 лет до­ля гра­мот­ных со­став­ля­ла 38% (рез­ко сни­зи­лась по срав­не­нию с 1914 из-за по­терь в 1-ю ми­ро­вую вой­ну, а так­же в свя­зи с тем, что с 1915 пре­сек­лась прак­ти­ка обу­че­ния гра­мо­те но­во­бран­цев в ар­мии; на раз­ность по­ка­за­те­лей, воз­мож­но, так­же влия­ет не­со­пос­та­ви­мость ста­ти­сти­ки – раз­ли­чия в диа­па­зо­не воз­рас­тов, в ме­то­ди­ке под­счё­та, учёт ли­бо не­учёт отд. ка­те­го­рий на­се­ле­ния), в 1926 – 50,6%, в 1938 по­вы­си­лась до 84%. Од­на­ко ка­че­ст­во обу­че­ния ос­та­ва­лось не­вы­со­ким вслед­ст­вие сла­бо­сти ма­те­ри­аль­ной и проф. ба­зы.

Вел. Отеч. вой­на име­ла са­мые тя­жё­лые по­след­ст­вия для со­ци­аль­но­го и эко­но­мич. по­ло­же­ния К. Тру­до­спо­соб­ное на­се­ле­ние де­рев­ни со­кра­ти­лось с 35,5 млн. чел. в 1940 до 23,9 млн. чел. в 1945 (вклю­чая вер­нув­ших­ся с фрон­та). При­чём до­ля муж­чин сни­зи­лась с 47,6% до 27%. Осн. рабо­чей си­лой в кол­хо­зах ста­ли жен­щи­ны и под­ро­ст­ки. В де­рев­не от­сут­ст­во­ва­ли ми­ним. со­ци­аль­ные бла­га: кол­хоз­ни­кам не по­ла­га­лись пен­сии, от­пус­ка, по­со­бия по не­тру­до­спо­соб­но­сти, на них не рас­про­стра­ня­лось нор­ми­ро­ван­ное гос. снаб­же­ние про­до­воль­ст­ви­ем. Это уси­ли­ва­ло ми­гра­цию кре­сть­ян (пре­ж­де все­го мо­ло­дё­жи) в го­ро­да.

В ус­ло­ви­ях ухуд­ше­ния эко­но­мич. по­ло­же­ния и по­вы­шен­ных объ­ё­мов за­го­то­вок лич­ное хо­зяй­ст­во ста­но­ви­лось не толь­ко глав­ным, но за­час­тую и един­ст­вен­ным ис­точ­ни­ком вы­жи­ва­ния кре­сть­ян (в 1950 ка­ж­дый чет­вёр­тый кол­хоз не вы­да­вал де­нег по тру­до­дням). Од­на­ко не­по­мер­ное уве­ли­че­ние на­ло­го­во­го бре­ме­ни про­во­ци­ро­ва­ло са­мо­ог­ра­ни­че­ние ин­ди­ви­ду­аль­но­го про­из-ва – за­бой лич­но­го ско­та, вы­руб­ку пло­до­вых де­ревь­ев и кус­тар­ни­ков на при­уса­деб­ных уча­ст­ках. В це­лом за го­ды 1-й по­сле­во­ен­ной пя­ти­лет­ки (1946–50) с.-х. на­лог вы­рос в 2,5 раза; об­щая сум­ма на­ло­гов и сбо­ров со­став­ля­ла пя­тую часть де­неж­ных до­хо­дов кол­хоз­ной се­мьи. В 1946 поч­ти все зер­но­вые об­лас­ти стра­ны (Ук­раи­ну, пра­во­бе­ре­жье Ниж­ней и Сред­ней Вол­ги, Рос­тов­скую обл., Цен­траль­ное Чер­но­зе­мье), а так­же Мол­да­вию по­ра­зи­ла силь­ная за­су­ха. Уро­жай­ность зер­но­вых в ср. по стра­не со­ста­ви­ла вдвое мень­ше в срав­не­нии с 1940, ва­ло­вый сбор – в 2,2 ра­за мень­ше. Но объ­ём гос. по­ста­вок с.-х. про­дук­ции су­ще­ст­вен­но не из­ме­нил­ся, ре­прес­сив­ные ме­ры в хо­де за­гото­вок рез­ко уси­ли­лись, что при­ве­ло к изъ­я­тию б. ч. про­до­вольств. фон­да кол­хо­зов. Раз­ра­зив­ший­ся в 1946–47 но­вый го­лод унёс жиз­ни 770,7 тыс. чел. (под­счё­ты В. П. По­по­ва), вы­звал рост за­бо­ле­ва­ний и ещё бо­лее уси­лил мас­со­вую ми­гра­цию К. в го­ро­да. Пре­одо­леть пас­порт­ные ог­ра­ни­че­ния по­зво­ля­ли орг­на­бор на вос­ста­нов­ле­ние го­ро­дов и пром-сти, но­вые про­из­вод­ст­ва и про­мыс­лы, отъ­езд на учё­бу, служ­ба в ар­мии, за­му­же­ст­во и пр. По­сле за­вер­ше­ния де­мо­би­ли­за­ции в сер. 1948 на­ча­лось бы­строе со­кра­ще­ние сель­ско­го на­се­ле­ния. В кол­хо­зах оно умень­ши­лось с 65,9 млн. чел. в 1947 до 62,3 млн. чел. к кон. 1950 (без учё­та Молд. ССР, при­бал­тий­ских рес­пуб­лик и зап. об­лас­тей УССР и БССР).

Смерть И. В. Ста­ли­на (1953) и пе­ре­ме­ны в по­ли­тич. ру­ко­во­дстве СССР обу­сло­ви­ли ли­бе­ра­ли­за­цию аг­рар­но­го кур­са го­су­дар­ст­ва. Со­кра­ти­лись (в 1958 пол­но­стью от­ме­не­ны) обя­зат. по­став­ки с.-х. про­дук­тов го­су­дар­ст­ву кре­сть­ян­ски­ми под­соб­ны­ми хо­зяй­ст­ва­ми, преж­няя за­дол­жен­ность по ним бы­ла спи­са­на. В 2–5 раз по­вы­си­ли за­ку­поч­ные це­ны на мо­ло­ко, мас­ло, кар­то­фель, скот, пти­цу. Но­вый за­кон о с.-х. на­ло­ге, при­ня­тый в авг. 1953, пре­ду­смат­ри­вал дву­крат­ное сни­же­ние на­ло­го­во­го бре­ме­ни, де­на­ту­ра­ли­за­цию и уни­фи­ка­цию на­ло­го­об­ло­же­ния (в 1958 с.-х. на­лог с при­уса­деб­ных хо­зяйств кре­сть­ян от­ме­нён). Уве­ли­чи­ва­лось гос. фи­нан­си­ро­ва­ние с. х-ва, про­ве­де­ны др. ме­ро­прия­тия.

Зна­чи­тель­но улуч­ши­лось со­ци­аль­ное по­ло­же­ние кре­сть­ян­ст­ва. В мар­те 1956 в Ус­тав с.-х. ар­те­ли вне­се­ны из­ме­не­ния, раз­ре­шав­шие кол­хо­зам ус­та­нав­ли­вать раз­ме­ры при­уса­деб­ных уча­ст­ков и ко­ли­че­ст­во до­маш­них жи­вот­ных в лич­ном поль­зо­ва­нии, а так­же оп­ре­де­лять обя­зат. ми­ни­мум тру­до­дней для чле­нов хо­зяй­ст­ва. За 1954–58 вы­да­ча де­нег кол­хоз­ни­кам на тру­до­день уве­ли­чи­лась втрое. К сер. 1950-х гг. был дос­тиг­нут до­во­ен­ный (1940) уро­вень пи­та­ния К. по наи­бо­лее ка­ло­рий­ным про­дук­там, а в 1958 по­треб­ле­ние са­ха­ра по срав­не­нию с 1940 вы­рос­ло в 6 раз, мя­са – вдвое, кон­ди­тер­ских из­де­лий и рыб­ных про­дук­тов – в 3 раза. С февр. 1958 на­ча­лась по­степен­ная пас­пор­ти­за­ция жи­те­лей се­ла, в т. ч. кре­сть­ян. Кол­хоз­ни­кам, вы­ез­жав­шим из де­рев­ни на ра­бо­ту или учё­бу в го­ро­да и др. ре­гио­ны, ста­ли вы­да­вать врем. пас­пор­та. Это спо­соб­ст­во­ва­ло уси­ле­нию сти­хий­ной ми­гра­ции из де­рев­ни в го­род, где уро­вень жиз­ни ос­та­вал­ся зна­чи­тель­но вы­ше. Толь­ко за 1960–64 7 млн. сель­ских жи­те­лей ста­ли го­ро­жана­ми (из них 6 млн. в воз­рас­те до 29 лет). К нач. 1960-х гг. до­ля сель­ско­го на­се­ле­ния сос­та­ви­ла 52%, соб­ст­вен­но кре­сть­ян – 31,7%. ВС СССР при­нял за­кон о пен­сиях и по­со­би­ях чле­нам кол­хо­зов от 15.7.1964, ко­то­рый впер­вые ус­та­нав­ли­вал в сов. де­рев­не гос. сис­те­му со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния кол­хоз­ни­ков. Вво­ди­лись пен­сии по ста­рос­ти, для муж­чин – с 65 лет, для жен­щин – с 60 лет. Вы­пла­ты про­из­во­ди­лись из Центр. фон­да, соз­дан­но­го за счёт от­чис­ле­ний от до­хо­дов кол­хо­зов и ас­сиг­но­ва­ний по гос­бюд­же­ту.

В кон. 1950-х – нач. 1960-х гг. ру­ко­вод­ство стра­ны ини­ции­ро­ва­ло ме­ро­при­я­тия по со­кра­ще­нию раз­ме­ров при­уса­деб­ных уча­ст­ков и чис­лен­но­сти ин­ди­виду­аль­ного ско­та кре­сть­ян. Осо­бен­но ши­ро­кий раз­мах при­тес­не­ние вла­дель­цев лич­ных при­уса­деб­ных хо­зяйств при­об­ре­ло в Ка­ли­нин­ской, Ка­луж­ской, Кур­ской, Ки­ров­ской, Мо­с­ков­ской и Ря­зан­ской об­лас­тях и Крас­но­дар­ском крае. По­ста­нов­ле­ние Пре­зи­диу­ма ВС РСФСР, при­ня­тое в мае 1963, ог­ра­ни­чи­ва­ло про­из-во мя­са и мо­ло­ка в ин­ди­ви­ду­аль­ном сек­торе: на од­ну се­мью раз­ре­ша­лось иметь не бо­лее од­ной ко­ро­вы, ов­цы или сви­ньи. В ре­зуль­та­те по­го­ло­вье ко­ров в кре­сть­ян­ских лич­ных при­уса­деб­ных хо­зяй­ст­вах со­кра­ти­лось бо­лее чем втрое: с 19 млн. (1959) до 6 млн. (1964). Но ин­ди­ви­ду­аль­ные хо­зяй­ст­ва кре­сть­ян ос­та­ва­лись осн. про­из­во­ди­те­ля­ми кар­то­фе­ля, ово­щей и яиц; да­ва­ли око­ло по­ло­ви­ны мо­лоч­ной и мяс­ной про­дук­ции: в 1961–64 со­от­вет­ст­вен­но 42–45% и 42–44% (под­счё­ты И. Е. Зе­ле­ни­на). Вме­сте с тем до­ля то­вар­ной про­дук­ции лич­ных при­уса­деб­ных хо­зяйств в 1964 умень­ши­лась в 2,5 раза (до 19% с.-х. про­из-ва). Обо­ст­ри­лись про­бле­мы со снаб­же­ни­ем гор. на­се­ле­ния жи­вот­но­водч. про­дук­ци­ей. В мае 1962 пра­ви­тель­ст­во по­вы­си­ло за­ку­поч­ные це­ны на 35% (уже в сер. 1950-х гг. в ре­зуль­та­те мно­го­крат­но­го по­вы­ше­ния за­ку­поч­ные це­ны бы­ли при­ве­де­ны в со­от­вет­ст­вие с се­бе­стои­мо­стью жи­вот­но­водч. про­дук­ции и да­же в не­кото­рой сте­пе­ни пре­вы­си­ли её). За счёт это­го и др. мер го­су­дар­ст­ву уда­лось не­сколь­ко улуч­шить си­туа­цию в жи­вот­но­вод­ст­ве и ста­би­ли­зи­ро­вать по­ло­же­ние в зем­ле­де­лии. Но в свя­зи с не­уро­жа­ем 1963 впер­вые по­сле вой­ны при­шлось при­бег­нуть к им­пор­ту зер­на.

След­ст­ви­ем кур­са на кон­цен­тра­цию с.-х. про­из-ва во 2-й пол. 1960-х – нач. 1980-х гг. ста­ла по­ли­ти­ка ли­к­ви­да­ции «не­пер­спек­тив­ных» сёл и де­ре­вень. Та­ко­вы­ми ещё с кон. 1950-х гг. счи­та­лись се­ле­ния, ко­то­рые по раз­ме­рам и ме­сто­по­ло­же­нию не от­ве­ча­ли на­ме­чен­ным вла­стя­ми прин­ци­пам ор­га­ни­за­ции аг­рар­но­го хо­зяй­ст­ва. В 1974 к «не­пер­спек­тив­ным» бы­ло от­не­се­но 114 тыс. (св. 80%) на­се­лён­ных пунк­тов в сель­ской ме­ст­ности РСФСР. Пред­по­ла­га­лось, что их жи­те­ли в ре­зуль­та­те свёр­ты­ва­ния со­ци­аль­ной ин­фра­струк­ту­ры и ком­му­ни­ка­ций бу­дут пе­ре­се­ле­ны в круп­ные сё­ла и центр. усадь­бы. Но, в ко­неч­ном счё­те, пред­при­ня­тые ме­ро­прия­тия лишь усу­гу­би­ли от­ток сель­ско­го на­се­ле­ния, пре­ж­де все­го мо­ло­дё­жи, в го­ро­да. Это при­ве­ло к бы­ст­ро­му «ста­ре­нию» де­рев­ни: в 1959–1979 чис­ло лиц в воз­рас­те 20–54 лет в сель­ской ме­ст­но­сти со­кра­ти­лось с 49 до 29%, а до­ля 55-лет­них и лиц бо­лее стар­ше­го воз­рас­та уд­вои­лась с 16 до 34%. Умень­ше­ние до­ли мо­ло­дё­жи в по­ло­воз­ра­ст­ной струк­ту­ре на­се­ле­ния под­ры­ва­ло про­из­водств. по­тен­ци­ал се­ла.

Стре­мясь при­ос­та­но­вить на­рас­та­ние не­га­тив­ных тен­ден­ций в раз­ви­тии аг­рар­ной сфе­ры, ру­ко­во­дство стра­ны во 2-й пол. 1960-х – нач. 1980-х гг. при­ня­ло за­по­зда­лые ме­ры к улуч­ше­нию со­ци­аль­но­го по­ло­же­ния К. С ию­ля 1966 вве­де­на га­ран­ти­ро­ван­ная оп­ла­та тру­да кол­хоз­ни­ков (день­га­ми и на­ту­рой на ос­но­ве та­риф­ных ста­вок для ра­бот­ни­ков сов­хо­зов). Т. о., кол­хоз­ни­ки, на­ря­ду с ра­бот­ни­ка­ми сов­хо­зов и пром. ра­бо­чи­ми, ста­ли по­лу­чать зар­пла­ту из гос. бюд­жета. Уро­вень оп­ла­ты тру­да К. с кон. 1960-х гг. сис­те­ма­ти­че­ски по­вы­шал­ся. В 1970–80 в ср. на од­но­го ра­бот­ни­ка он вы­рос в пол­то­ра раза – со 101 руб. до 149 руб. 20 коп. В сер. 1970-х гг. до­ля за­ра­бот­ной пла­ты впер­вые ста­ла аб­со­лют­но пре­об­ла­дать в со­во­куп­ном де­неж­ном до­хо­де кол­хоз­ни­ков и ра­бо­чих сов­хо­зов, со­ста­вив 52,2%, а в 1985 уже – 57,3%. До­ля до­хо­дов от лич­ных при­уса­деб­ных хо­зяйств, на­про­тив, рез­ко упа­ла: до 26,1% в 1980, 21,8% в 1985, 20,0% в 1988. При этом рост за­ра­бот­ной пла­ты не от­ве­чал ди­на­ми­ке про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да в с. х-ве, т. к. уже не за­висел от его кон­крет­ных ре­зуль­та­тов, а ус­та­нав­ли­вал­ся в со­от­вет­ст­вии с дей­ст­вую­щей та­риф­ной сет­кой. Да­же в не­рен­та­бель­ных кол­хо­зах труд кре­сть­ян час­то оп­ла­чи­вал­ся срав­ни­тель­но вы­со­ко. В 1965 зар­пла­та кол­хоз­ни­ка со­став­ля­ла 64% ва­ло­во­го до­хо­да кол­хо­зов, в 1970 – 66%, в 1978 – 77%, в 1980 – 96%. Но в ус­ло­ви­ях то­вар­но­го де­фи­ци­та воз­мож­но­сти су­ще­ст­вен­но­го улуч­ше­ния ма­те­ри­аль­но­го бла­го­сос­тоя­ния кре­сть­ян за счёт рас­ту­щих до­хо­дов бы­ли край­не ог­ра­ни­че­ны. По­это­му уве­ли­че­ние оп­ла­ты тру­да, не свя­зан­ное с его про­из­во­ди­тель­но­стью, са­мо по се­бе не мог­ло ос­та­но­вить кре­сть­ян­скую ми­гра­цию в го­ро­да. За 1959–89 до­ля сель­ско­го на­се­ле­ния СССР сни­зи­лась вдвое – с 52 до 26,4%, чис­лен­ность кол­хоз­но­го К. со­кра­ти­лась на 40% (с 64 до 38,2 млн. чел.). Низ­кий уро­вень ме­ха­ни­за­ции с. х-ва (60–70% ра­бот в 1970–80-е гг. при­хо­ди­лось на руч­ной труд) не по­зво­лял ком­пен­си­ро­вать опе­ре­жаю­щее со­кра­ще­ние тру­до­вых ре­сур­сов се­ла. С.-х. про­из-во от­ста­ва­ло от по­треб­но­стей стра­ны. В ре­зуль­та­те им­порт наи­бо­лее де­фи­цит­ных ви­дов про­до­воль­ст­вия (мя­со, ры­ба, мас­ло) в де­неж­ном вы­ра­же­нии вы­рос поч­ти в 10 раз. Им­порт­ное зер­но со­ста­ви­ло при­мер­но пя­тую часть по­треб­ляе­мо­го в стра­не хле­ба.

Пер­вые по­пыт­ки ре­фор­ми­ро­ва­ния ос­нов аг­рар­но­го строя в стра­не бы­ли пред­при­ня­ты лишь в кон. 1980-х гг. и на­прав­ле­ны на де­цен­тра­ли­за­цию и раз­бю­ро­кра­чи­ва­ние управ­ле­ния, по­ощ­ре­ние ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва и вне­дре­ние аренд­но­го под­ря­да в с. х-ве. На ос­но­ва­нии Ука­за Пре­зи­диу­ма ВС СССР «Об арен­де и аренд­ных от­но­ше­ни­ях в СССР» (апр. 1989) вновь ста­ли воз­ро­ж­дать­ся мел­ко­то­вар­ные кре­сть­ян­ские хо­зяй­ст­ва, ли­к­ви­ди­ро­ван­ные в нач. 1930-х гг. в хо­де кол­лек­ти­ви­за­ции: в 1990 об­ра­зо­ва­лось 4,4 тыс. се­мей­ных ферм на арен­до­ван­ной зем­ле, в 1991 воз­ник­ло ещё 45 тыс. ферм. Од­на­ко их роль в раз­ви­тии с. х-ва стра­ны бы­ла не­зна­чи­тель­на (ок. 2% воз­де­лы­вае­мых уго­дий, 3% по­го­ло­вья ско­та и ме­нее 1% об­ще­го объ­ё­ма с.-х. про­дук­ции). От­чу­ж­де­ние кре­сть­я­ни­на от зем­ли в ре­зуль­та­те ого­су­дар­ст­вле­ния с.-х. про­из-ва и «рас­кре­сть­я­ни­ва­ния» де­рев­ни в пред­ше­ст­вую­щие де­ся­ти­ле­тия де­ла­ли не­воз­мож­ным бы­строе раз­ви­тие фер­мер­ст­ва в мас­со­вых мас­шта­бах.

1991–2008. Бо­лее ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние фер­мер­ские хо­зяй­ст­ва по­лу­чи­ли в пост­со­вет­ской Рос­сии, осо­бен­но в пер­вые го­ды её су­ще­ст­во­ва­ния. Указ Пре­зи­ден­та Рос­сии «О не­от­лож­ных ме­рах по осу­ще­ст­в­ле­нию зе­мель­ной ре­фор­мы в РСФСР» от 27.12.1991 пре­дос­та­вил кре­сть­я­нам пра­во вы­де­лить свою зе­мель­ную до­лю из об­ще­го вла­де­ния и соз­дать са­мо­стоя­тель­ное (фер­мер­ское) хо­зяй­ст­во. Вос­поль­зо­ва­лись та­кой воз­мож­но­стью 5% лиц, по­лу­чив­ших зе­мель­ные паи. В 1995 чис­лен­ность фер­мер­ских хо­зяйств до­стиг­ла 280,1 тыс., но к нач. 2000-х гг. гл. обр. по при­чи­не ра­зо­ре­ния она со­кра­ти­лась до 261,7 тыс., в 2005 – до 257,4 тыс. При этом раз­мер зем­ле­вла­де­ния и зем­ле­поль­зо­ва­ния в ср. на хо­зяй­ст­во уве­ли­чил­ся с 43 га до 58 га и 75 га со­от­вет­ствен­но, до­ля в об­щем объ­ё­ме про­из-ва с.-х. про­дук­ции в 2005 со­ста­ви­ла 5,7%. Но по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во кре­сть­ян (2,6 млн.) ос­та­ёт­ся в со­ста­ве тру­до­вых кол­лек­ти­вов с.-х. пред­при­ятий и объ­еди­не­ний (ак­цио­нер­ных об­ществ, то­ва­ри­ществ, коо­пе­ра­ти­вов, кол­хо­зов и др.), ко­то­рым на пра­вах арен­ды или поль­зо­ва­ния пе­ре­да­на осн. часть зе­мель­ных до­лей кре­сть­ян­ст­ва.

Рез­кое ог­ра­ни­че­ние гос. под­держ­ки в ус­ло­ви­ях об­ще­го эко­но­мич. кри­зи­са 1990-х гг. по­ста­ви­ло рос. с.-х. про­из­во­ди­те­лей в край­не тя­жё­лое по­ло­же­ние и при­ве­ло к упад­ку с. х-ва. Ва­ло­вой объ­ём с.-х. про­дук­ции в 1990-х гг. со­кра­тил­ся на 41,7%. Пло­щадь по­се­вов за 1990–1995 умень­ши­лась с 117705 тыс. га до 102540 тыс. га, а к кон. 1990-х гг. – до 85419 тыс. га. Сред­не­го­до­вой сбор зер­но­вых сни­зил­ся со 104,3 млн. т в 1986–90 до 87,9 млн. т в 1991–95 и 65,5 млн. т в 1996–2000. За тот же пе­ри­од сбор льно­во­лок­на упал бо­лее чем втрое – со­от­вет­ст­вен­но со 124 тыс. т до 72 тыс. т и 38 тыс. т, са­хар­ной свёк­лы – с 33,2 млн. т до 21,7 млн. т и 14 млн. т. На­сту­пил спад в жи­вот­но­водч. от­рас­лях (см. табл.).

Ста­би­ли­за­ция и улуч­ше­ние мак­ро­эко­но­мич. по­ло­же­ния в нач. 2000-х гг., а так­же при­вле­че­ние зна­чит. го­су­дар­ствен­ных и ча­ст­ных ин­ве­сти­ций в аг­рар­ный сек­тор по­зво­ли­ли при­ос­та­но­вить па­де­ние с.-х. про­из-ва. В ря­де от­рас­лей на­ме­тил­ся не­ко­то­рый рост (пти­це­вод­ст­во, ов­це­вод­ст­во, про­из-во зер­но­вых и тех­нич. куль­тур, ово­ще­вод­ст­во). Од­на­ко по­след­ст­вия кри­зи­са в с. х-ве не пре­одо­ле­ны в пол­ной ме­ре, не обес­пе­че­ны дос­та­точ­ные ус­ло­вия для мо­дер­ни­за­ции и даль­ней­ше­го про­грес­са аг­ро­про­мыш­лен­но­го ком­плек­са стра­ны. Ре­ше­ние этих про­блем пред­по­ла­га­ет ка­че­ст­вен­ные из­ме­не­ния в со­ци­аль­но-эко­но­мич. по­ло­же­нии К. как ос­нов­но­го про­из­во­ди­те­ля сель­хоз­про­дук­ции.

Литература
  • Weulersse J. Pay­sans de Syrie et du Proche-Orient. P., 1946
  • King F.H. Farmers of forty centuries, or Per­manent agriculture in China, Korea and Japan. [3rd ed.]. Emmaus, 1973
  • Ру­бин­штейн Н.Л. Сель­ское хо­зяй­ст­во Рос­сии во 2-й по­ло­ви­не XVIII в. М., 1957
  • Ко­релин А.П. Сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ный кре­дит в Рос­сии в кон­це XIX – на­ча­ле XX в. М., 1988
  • Ра­зу­мов­ская Л.В. Очер­ки по ис­то­рии поль­ских кре­сть­ян. От древ­них вре­мен до XV в. М.; Л., 1958
  • Лав­ров­ский В.М. Пар­ла­мент­ские ого­ра­жи­ва­ния об­щин­ных зе­мель в Анг­лии кон­ца XVIII – нача­ла XIX вв. М., 1940
Статью разместил(а)

Попцов Александр Сергеевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты