ИГНА́ТЬЕВ НИКОЛА́Й ПА́ВЛОВИЧ

0 комментариев

ИГНАТЬЕВ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ - граф, государственный деятель, дипломат.

Принадлежал к дворянскому роду, происходившему от черниговского боярина Федора Бяконта, отца святого Алексия, митрополита Киевского и всея Руси. В 1849 году окончил Пажеский корпус первым по выпуску, в 1851 году- императорскую Военную академию с серебряной медалью. С 28 ноября 1852 года состоял при штабе главнокомандующего Гвардейским и Гренадерским корпусами, в феврале 1854 года был командирован в Эстляндию. В начале Крымской войны находился в войсках, охранявших побережье Балтийского моря. В крепости Динамюнде попал под бомбардировку английского флота. С марта 1855 года обер-квартирмейстер Балтийского корпуса. 7 июня 1856 года назначен военным агентом в Лондоне. Участвуя в работе Парижской конференции (31 декабря 1856 - 6 января 1857), настоял на том, чтобы за Россией сохранили ряд территорий в Бессарабии, дающих ей доступ к Дунаю и Пруту. 16 октября 1857 года Игнатьев назначен главой дипломатической миссии в Хиве и Бухаре.

Деятельность Игнатьева в Хиве не принесла ожидаемых результатов, а в Бухаре он в августе 1858 года заключил с местным эмиром соглашение об установлении дипломатических и торговых отношений на выгодных для России условиях. 25 декабря 1858 года Игнатьев получил чин генерал-майора. Еще более успешной была его поездка в 1859 году в Китай, где шла Вторая опиумная война. Умело посредничая между Китаем, Англией и Францией, Игнатьев добился от китайского правительства заключения Пекинского договора (2 ноября 1860 года), закрепившего за Россией Уссурийский край и левый берег реки Амур. 8 декабря 1860 года получил придворное звание генерал-адъютанта.

21 августа 1861 года Игнатьев стал директором Азиатского департамента Министерства иностранных дел, деятельность которого распространялась на территории Османской империи, стран Центральной Азии и Дальнего Востока. Игнатьев сформулировал свой план решения восточного вопроса, его основной идеей было установление контроля России над черноморскими проливами путем разрушения Османской империи и образования на Балканах блока славянских государств пророссийской ориентации.

Игнатьев выступал за поддержку Россией освободительных стремлений христиан, но не находил понимания у министра иностранных дел А.М. Горчакова, опасавшегося, что слишком активная политика России на Балканах вызовет создание против нее европейской коалиции. Чтобы усилить влияние России на славян, Игнатьев активно занимался благотворительностью. По его распоряжению на Балканы отправлялось продовольствие, в церкви и школы высылались пособия, богослужебные и учебные книги, облачения, церковная утварь. В 1860-1863 годах для болгарских храмов было отправлено 152 ящика вещей и книг. В 1864 году было выделено 15 тысяч рублей на устройство школ и поддержание православных церквей в славянских провинциях Османской империи. Игнатьев был сторонником переселения православных славян в Россию, доказывая, что они «отличаются повиновением законам, самою чистою нравственностью, неподражаемым трудолюбием и несомненной преданностью России». В 1862 году в Россию переселилась 1 тысяча болгарских семей. Было увеличено количество мест для славянских студентов, обучавшихся в России на казенный счет.

14 июля 1864 года Игнатьев был назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Османской империи, 25 марта 1867 года стал чрезвычайным и полномочным послом. Имел значительное влияние на султана Абдул-Азиза и некоторых министров турецкого правительства. Активно содействовал борьбе балканских христиан против владычества Османской империи. Оказывал материальную помощь деятелям национально-освободительного движения, добивался их освобождения из тюрем и ссылок. Помог бежать из ссылки архимандриту Васо Пелагичу и тайно переправил его в Одессу. Игнатьеву также удалось вернуть из ссылки архимандрита Серафима (Перовича; впоследсвтии митрополит Захумско-Герцеговинский). Оказывал помощь и мусульманскому населению: в мае 1870 года, во время пожара в предместье Константинополя Пера, раздавал пострадавшим пособия, многих приютил у себя дома. По просьбе Игнатьева император Александр II выделил пострадавшим от пожара 7 тысяч рублей из личных средств.

Крупной благотворительной акцией стало открытие в 1874 году в Константинополе русского госпиталя, куда принимались русские подданные, балканские славяне, греки, румыны, армяне, а если были свободные места, то и лица других национальностей; малоимущие лечились бесплатно. Благодаря усердию Игнатьева при госпитале была открыта церковь во имя святого Николая Чудотворца. Посол снискал популярность у населения внимательным и справедливым отношением к тяжбам и конфликтам, которые ему пришлось разбирать, а также смелостью и решительностью, проявленными в сложных обстоятельствах. Так, он спас 17-летнюю черкесскую девушку, проданную в гарем султана, которой удалось укрыться в российском посольстве, и добился освобождения из тюрьмы нескольких христиан, способствовавших ее побегу.

Одной из сложнейших проблем, с которыми сталкивалась российская дипломатия, был греко-болгарский церковный конфликт. Еще в 1861 году Игнатьев составил обширную записку по этой теме, где указывал, что обострение церковной борьбы на Балканах грозит России негативными последствиями. Он считал, что вопрос следует решать каноническим путем, с обоюдного согласия: Болгарская Церковь должна остаться в юрисдикции Константинопольского Патриархата, но получить право создавать епархии с болгарским духовенством на территориях с болгарским населением. В августе 1864 года Игнатьев начал переговоры с Константинопольским патриархом Софронием III, влиятельными представителями греческих и болгарских общин, великим везиром Али-пашой и предложил компромиссное решение в духе своей программы.

Против посреднических действий Игнатьева выступила Порта, а также радикальные представители греческих и болгарских общин. В 1864-1868 годах при Константинопольском Патриархате и при Порте действовали согласительные комиссии, которые подготовили ряд проектов решения церковного спора. Игнатьев принимал активное участие в этом процессе, контактируя со всеми сторонами. В декабре 1866 года ему удалось добиться ухода несговорчивого патриарха Софрония III, но сменивший его Григорий VI также не был склонен идти на уступки болгарам. В сентябре 1866 года Игнатьев представил Горчакову проект создания единого Патриаршего Синода из представителей всех национальных Православных Церквей, находящихся на территории Османской империи, включая Болгарскую Православную Церковь (БПЦ), но российский Святейший Синод отверг это предложение.

В январе 1867 года Игнатьев представил в Министерство иностранных дел новый проект, включавший создание Болгарского Экзархата, подчиненного Константинополю, на территории, где жили болгары (в том числе со смешанным населением), с центром в Тырнове. После долгих уговоров патриарх Григорий VI согласился на этот проект, однако ограничил границы Экзархата 12 епархиями в Северной Болгарии. Проект не понравился Порте, которая видела в создании Экзархата признание болгар самостоятельной нацией. Но активная позиция Игнатьева, предупреждавшего о возможности восстания в Болгарии в случае отказа Порты учесть требования болгар, подтолкнула турок принять идею. В феврале 1870 года был издан фирман султана, который узаконивал создание Болгарского Экзархата. В него вошло 30 епархий с болгарским населением, в остальных 15 епархиях со смешанным населением предполагалось провести плебисцит: при согласии 2/3 жителей они могли присоединиться к Экзархату. Однако примирить болгар и греков Игнатьеву не удалось. Радикальные представители болгарской общины сочли уступки недостаточными и потребовали включения в состав Экзархата епархий во Фракии и в Македонии, что вызвало протест греков. Болгарские представители прекратили переговоры, а 11 мая 1872 года болгарский экзарх Анфим I (Чалыков) провозгласил автокефалию БПЦ. Константинопольский патриарх Анфим VI созвал Собор глав православных Церквей, на котором 16 сентября 1872 года представители БПЦ и вся Церковь в целом были объявлены схизматиками.

Эти события испортили отношения Константинопольской Церкви с Россией, что, в частности, привело к конфликту в Русском великомученика Пантелеимона монастыре на Афоне. В 1870 году греческие монахи обители отказались признать избрание игуменом русского монаха Макария (Сушкина). В результате участия Игнатьева, предоставившего монастырские акты и заручившегося поддержкой германских и американских послов, избрание Макария 27 июля 1874 года было утверждено, а обитель навсегда закреплена за русскими монахами. Чтобы обезопасить их от возможности изгнания с Афона, Игнатьев исходатайствовал у наместника на Кавказе великого князя Михаила Николаевича разрешение основать для них обитель на Черноморском побережье Кавказа. В 1875 году был основан Новоафонский во имя святого апостола Симона Кананита монастырь. Вероятно, в бытность послом в Османской империи Игнатьев вложил в Русский великомученника Пантелеимона монастырь Родословную и Разрядную книгу (смотри: Турилов А.А. Восточнослав. генеалогические источники в книгохранилищах Афона // Реализм исторического мышления: Проблемы отечественной истории периода феодализма: Чтения, посвященный памяти А.Л. Станиславского: Тез. М., 1991. С. 245).

Другим важным для посольства вопросом было присутствие Русской Церкви в Палестине. Большой заслугой Игнатьева было предотвращение разрыва Русской и Иерусалимской Церквей. Весной 1865 года Иерусалимский патриарх Кирилл II, будучи в ссоре с начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме архимандритом Леонидом (Кавелиным), запретил ему на некоторое время служить в святых местах. Российский Святейший Синод воспринял этот шаг как преднамеренное оскорбление. Игнатьев прилагал все усилия к тому, чтобы примирить стороны: по его просьбе император Александр II послал патриарху Кириллу II письмо, после чего патриарх отправил Святейшему Синоду примирительную грамоту от 16 июля 1868 года. В 1865 году Игнатьев добился, чтобы миссию возглавил настоятель посольской церкви в Константинополе архимандрид Антонин (Капустин), которому он доверял.

Игнатьев поддерживал его в деле приобретения участков земли в Палестине даже вопреки позиции Святейшего Синода, возражавшего против покупки земель. 12 апреля 1872 года предписал консулу в Иерусалиме В.Ф. Кожевникову ни в коем случае не отчуждать приобретенные участки. Игнатьев отстаивал интересы русских паломников в Палестине. Когда в октябре 1866 года сирийская пароходная линия была признана невыгодной для российского Общества пароходства и торговли и временно отменена, Игнатьев приказал ее восстановить. Вместе с архимандритом Антонином пытался улучшить контингент русских паломников в Иерусалиме, искоренить нищенство и бродяжничество среди них. Ходатайствовал перед Правительством России, чтобы из страны не выпускали паломников, у которых окажется с собой менее 150 рублей серебром, а также лиц, склонных к излишнему употреблению спиртных напитков, чтобы возвратившимся паломникам запрещалось торговать вывезенными из Палестины предметами почитания и производить сборы денег на святые места. Эти предложения не получили одобрения. Большое внимание Игнатьев уделял реконструкции купола храма Гроба Господня в Иерусалиме, который в любую минуту мог обрушиться. Первоначально ремонтировать купол собирались на средства российского, французского и австрийского правительств, это потребовало от Игнатьева активной дипломатической переписки. Он разработал проект сооружения купола, исполненный русским архитектором М.И. Эппингером (работы закончены в 1868 году).

Игнатьеву приходилось участвовать в разрешении конфликтов вокруг христианских святынь. Когда в мае 1865 года монахи-францисканцы захватили пещеру Рождества Христова в Вифлееме, находившуюся в совместном владении католиков, православных и армян, и возвели вокруг нее стену, Игнатьев добился у Али-паши приказа сломать стену и допустить православных поклоняться святыне. В 1873 году греки разорили католическую часть пещеры, после чего Игнатьев предложил Порте отправить комиссаров для расследования дела. В депеше Кожевникову от 19 апреля 1873 года посол предписывал ему помогать комиссарам: «Действуйте осторожно и благоразумно, не утрачивая приобретенного нами положения во всех вопросах, касающихся Святых мест, стараясь направить все выгодным для нас образом, открыто не обвиняя перед иноверцами православных греков». Игнатьев отстаивал равные права всех православных народов на святые места в Палестине.

Летом 1873 года добился перечисления из России около 30 тысяч рублей в пользу палестинских арабских школ и духовенства. 1 июля 1873 года он писал архимандриту Антонину: «При такой поддержке, которую я им исходатайствовал, арабы могут быстро развиться и занять то место в православной общине, которое им подобает по численности народонаселения». В начавшемся в 1866 году конфликте в Александрийской Церкви между патриархом Никанором, наместником и Местоблюстителем Патриаршего престола архиепископом Евгением и их сторонниками Игнатьев старался, по его словам, «найти какой-нибудь выход безобразному положению Александрийского патриархата, сделавшегося игралищем страстей, посмешищем иноверцев и позором православия». Он отправился в Египет на встречу с местными общинами, пытался уговорить их представителей предоставить Иерусалимскому и Антиохийскому патриархам право выбора будущего главы Александрийской Церкви из кандидатур, не относящихся к враждующим партиям. В результате в 1870 году на Патриарший престол был возведен бывший Константинопольский патриарх Софроний, получивший имя Софроний IV.

Игнатьев участвовал в приобретении для России Синайского кодекса, древнего списка Библии, обнаруженного в Екатерины великомученицы монастыре на Синае. При посредничестве архимандрита Антонина вел переговоры с монастырем, которому было выделено 7 тысяч рублей на нужды библиотеки, а монахи получили ордена и награды. Официальный акт подношения списка императора Александру II был подписан 18 ноября 1869 года Синайский кодекс был помещен в Императорскую публичную библиотеку в Санкт-Петербурге.

В 1857 году Игнатьев впервые посетил Миры Ликийские, где находились руины собора во имя свтого Николая Чудотворца (IV век) и разрушенная могила святого покровителя Игнатьева. До конца жизни Игнатьев вынашивал идею восстановления храма и возвращения в него мощей свтятого Николая из Бари. Он приобрел участок в Мирах Ликийских, права на который ранее принадлежали А.Н. Муравьёву, на имя своей тещи княгини А.М. Голицыной. По предложению Игнатьев туда на жительство приехали 2 монаха из Пантелеимонова монастыря на Афоне. Обратившись в Святейший Синод 31 августа 1871 года, добился права на сбор в России средств на сооружение монастыря в Мирах Ликийских, однако реализацию проекта приостановила русско-турецкая война 1877-1878 годов.

В начале Восточного кризиса 1875-1877 годов Игнатьев пытался разрешить его путем двусторонних переговоров между турецким султаном и российским императором, однако встретил возражения Горчакова, намеревавшегося действовать через Союз трех императоров (России, Германии и Австро-Венгрии). На конференции послов европейских держав в Константинополе (декабрь 1876 - январь 1877) Игнатьев добился принятия решения о предоставлении национальной автономии Болгарии, Боснии и Герцеговине и другие восставшим провинциям Османской империи. Турция отказалась выполнить это решение. Во время русско-турецкой войны Игнатьев состоял в свите Александра II. 12 декабря 1877 года получил титул графа, 16 апреля 1878 года - чин генерала от инфантерии. На заключительном этапе войны подготовил текст Сан-Стефанского мирного договора, который был подписан им же 19 февраля 1878 года и согласно которому признавалась независимость Сербии, Черногории и Румынии, автономия Боснии и Герцеговины, создавалось зависимое от Османской империи княжество в Болгарии, России отходили Юж. Бессарабия и ряд территорий в Закавказье. Европейские державы выразили протест против условий договора, под их давлением Александр II был вынужден согласиться на созыв общеевроп. конгресса в Берлине. Игнатьев в мае 1878 года был отправлен в отпуск по состоянию здоровья и в Берлинском конгрессе участия не принимал.

6 июля 1879 года Игнатьев был назначен временным нижегородским генерал-губернатором, способствовал увеличению товарооборота Нижегородской ярмарки. 25 марта 1881 года Игнатьев был назначен министром государсвтенных имуществ, а 4 мая того же года - министром внутренних дел. За короткий срок Игнатьев добился прекращения деятельности террористической орг-ции «Народная воля», укрепил административно-полицейский аппарат, усилил работу охранных отделений. Значительно активизировал деятельность цензуры, разработал проект учреждения Верховной комиссии по делам печати (утвержден 27 августа 1882 года). По его инициативе 25 мая 1881 года была учреждена межведомственная комиссия для выработки мер по усилению надзора за учащейся молодежью. После прошедших в апреле-июле 1881 года на юго-западе России европейских погромов Игнатьев 19 октября того же года учредил при минестерстве Центральный комитет для рассмотрения европейского вопроса, который разработал «Временные правила о евреях» (3 мая 1882 года), включавшие ограничение права на жительство евреев вне определенных городов и местечек, запрет аренды ими недвижимого имущества. При Игнатьеве был принят ряд мер по улучшению экономического положения крестьян: повсеместно были понижены выкупные платежи, временнообязанные крестьяне переведены на обязательный выкуп, отменена подушная подать, введены льготы по аренде казенной земли, организованы общественные работы и переселение крестьян на свободные земли. В 1881 год он учредил Особую комиссию для составления проектов реформы местного управления. Считал необходимым расширить полномочия органов местного самоуправления при условии запрета вторжения их в политическую сферу.

Игнатьев продолжил проводившийся после Польского восстания 1863-1864 годов курс на уменьшение влияния польского и немецкого дворянства, а также католического и лютеранского духовенства в западных губерниях. Настаивал на последовательном введении русского языка в государственных, судебных и образовательных учреждениях Польши. Для защиты прав православных в Прибалтике составил инструкцию по оценке поземельных повинностей, которые они несли в пользу лютеранского духовенства, и предписал губернаторам неукоснительно ее придерживаться. Считал прямой задачей правительства поддержку воссоединения униатов Холмского края с правосл. Церковью, но осуждал насильственное присоединение униатов, административное давление на них. Рекомендовал в качестве компромисса разрешить перешедшим в Православие униатам строить храмы на собственные средства и совершать в них богослужения по своему обряду с приглашением униат. священников. Минестерство внутренних дел принимало участие через своего представителя в проходивших с апреля по октябрь 1881 года переговорах российского правительства с Ватиканом. Игнатьев считал возможным пойти на уступку католикам, отменив принятые после Польского восстания ограничительные меры в отношении католич. духовенства, но настаивал на преподавании русского языка, словесности и истории в католических семинариях Польши. Ватикан признал обязательность преподавания этих предметов.

Игнатьев считал старообрядцев «крепкими русскими людьми, не поддающимися иностранному влиянию, нигилистической пропаганде», но невежественными. Деятельность мин-ва при Игнатьеве была направлена на то, чтобы прекратить преследования старообрядцев. Из заключения были освобождены некоторые старообрядческие епископы. Игнатьев удовлетворял ходатайства старообрядцев об открытии молельных домов, но призывал строго преследовать «совращения в раскол», настаивал на уточнении семейных списков старообрядцев.

В 1882 году Игнатьев предложил императору Александру III созвать во время коронационных торжеств, назначенных на 1883 год, совещательный Земский собор из выборных представителей от дворян, купцов и крестьян. Считал, что эта мера укрепит доверие общества к самодержавной власти и послужит символом единения императора с народом. Видел в соборе средство борьбы с революционным движением и бюрократизмом, хотел предоставить ему на обсуждение реформу местного управления. Александр III усмотрел в проекте угрозу самодержавию и 30 мая 1882 года отстранил Игнатьева от должности. До конца жизни Игнатьев оставался членом Государственного совета (был назначен 2 декабря 1877 года). В 1884 году он возглавил комиссию, занимавшуюся разработкой положения об управлении Туркестанским краем. Летом 1906 года просил великого князя Николая Николаевича ускорить строительство Амурской железной дороги между Читой и Хабаровском. Периодически Министерство иностранных дел обращалось к Игнатьеву за консультациями по балканским и китайским вопросам, давало малозначительные поручения.

Игнатьев активно занимался общественной деятельностью. В 1861-1864 годах входил в совет Русского географического общества (с 1882 года почетный член). Был одним из учредителей и руководителей созданного в 1881 году. Общества улучшения народного труда в память императора Александра II, которое способствовало открытию школ с ремесленным и земледельческим уклоном. С 1882 года действительный член, с 1889 ггода почетный член и член Совета Палестинского православного общества. В 1884 году возглавил Общество содействия русской промышленности и торговле, в 1903 году организовал первую передвижную учебно-показательную выставку для ремесленников и кустарей. В 1888 году возглавил Славянское благотворительное общество, расширил его благотворительную и издательскую деятельность, надеясь с его помощью усилить влияние России на балканских славян. В 1888 году общество под председательством Игнатьева принимало участие в праздновании в Киеве 900-летия Крещения Руси. Празднование стало всероссийским, было издано 350 тысяч экземпляров Жития равноапостального великого князя Владимира. По инициативе Игнатьева и при его участии в Болгарии был сооружен храм Рождества Христова на Шипке в память о русских воинах и болгарских ополченцах, погибших во время русско-турецкой войны (освящен в 1902 году).

Игнатьев добился открытия при храме семинарии и музея. В собственном имении Круподеринцы Игнатьев выстроил церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы по проекту архитектора А.Н. Померанцева. В последние годы жизни занимался коммерческой деятельностью: скупал у разорившихся помещиков земли, предполагая превращать их в образцовые доходные хозяйства и затем продавать. Однако на этом поприще Игнатьев быстро разорился, на его жалованье члена Государственного совета был наложен арест.

Награжден орденами святого Станислава первой степени (1860), святой Анны I степени с имперской короной (1863), святого Александра Невского (1871), алмазными знаками к нему (1876), святого Владимира I степени (1883), святого Андрея Первозванного (1896), французским орденом Почетного легиона II степени (1861), турецким орденом Меджидье I степени (1861 год), персидским орденом Льва и Солнца I степени (1862), черногорским орденом князя Даниила I I степени (1865), итальянским орденом Маврикия и Лазаря I степени (1865) и другими.

Архивы:

ГАРФ. Ф. 730;

РГИА. Ф. 776. Оп. 1. Д. 17, 18;

Ф. 1282. Оп. 1. Д. 680, 681, 1051;

Оп. 2. Д. 1048, 1051, 1052, 1831, 1968;

Ф. 1561;

РНБ ОР. Ф. 308;

ЦАНО. Ф. 2. Оп. 5. Д. 654, 751;

Ф. 1397. Оп. 1. Д. 1, 3, 6, 10-12, 16, 50, 52.

Сочинения:

Отчетная записка, поданная в Азиатский департамент в январе 1861 года о дипломатических сношениях во время пребывания в Китае в 1860 г. СПб., 1895;

Миссия в Хиву и Бухару в 1858 г. СПб., 1897;

Записки // ИВ. 1914. № 1. С. 49-75; № 2. С. 441-462; № 3. С. 805-836; № 4. С. 50-85; № 5. С. 430-468; № 6. С. 825-863; № 7. С. 54-93; 1915. № 1. С. 139-142;

Записки о пребывании в К-поле в 1864-1874 гг. // РС. 1914. № 4; 1915. № 2-4;

Сан-Стефано: Записки. Пг., 1916;

После Сан-Стефано: Записки. Пг., 1916;

Походные письма 1877 г.: Письма к Е. Л. Игнатьевой с балканского театра военных действий. М., 1999;

Земский собор. СПб.; Кишинёв, 2000.

©Православная Энциклопедия

Литература
  • Гр. Н.П. Игнатьев, один из сподвижников Царя-Освободителя // РС. 1890. № 1. С. 281-292
  • Дмитриевский А.А. Гр. Н. П. Игнатьев как церковно-полит. деятель на правосл. Востоке. СПб., 1909
  • Памяти гр. Н П. Игнатьева: Речи. СПб., 1909
  • Зайончковский П.А. Кризис самодержавия на рубеже 1870-1880-х гг. М., 1964
  • Лилуашвили К.С. Национально-освободительная борьба болг. народа против фанариотского ига и Россия. Тбилиси, 1978
  • Игнатьев О.Г. Сын России, заступник славян // Дмитриев С. Н. Письма совести и веры. М., 1991. С. 69-140
  • Хандорин В.Г. Реакционер или реформатор? // Он же. Силуэты минувшего. Томск, 1996. С. 23-32
  • Нижник Н.С. Министры внутренних дел Российского гос-ва: Кр. биогр. справ. Челябинск, 2000. С. 20
Статью разместил(а)

Артёмов Александр Юрьевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты