ЕВСТА́ФИЙ РОМЕ́Й

0 комментариев

ЕВСТАФИЙ РОМЕЙ (Евстафий Магистр) - византийский юрист, судья, председатель императорского суда.

В Константинополе. В анонимной схолии к новелле императора Василия II Болгаробойцы говорится, что Евстафий Ромей, сын Константина Малеина, принадлежал к одному из старинных родов византийской служилой аристократии (Zachariae. 1847. S. 612; Χριστοφιλόπουλος. 1944. Σ. 83-84; упоминание прадеда Евстафия Ромея: Peira. XXX 76). В юридическом сборнике «Пира», составленном на основе судебных решений Евстафия Ромея, он именуется критом (судьей), эксактором, квестором, мистиком, вестом, друнгарием виглы, протоспафарием, патрикием, магистром - в ходе служебной деятельности последовательно получал эти должности и чины (Zachariae. 1847. S. 612; Practica ex actis Eustathii Romani. 1856. P. IV).

На основании сведений из «Пиры» о служебном положении Евстафия Ромея его биография была восстановлена Н. Икономидисом (Oikonomides. 1986. S. 171-174). Евстафий Ромей рано начал судейскую карьеру (конец X века). При рассмотрении сложного дела о подлоге он сумел опровергнуть аргументы старших членов суда и добиться оправдания подсудимого. Справедливость доводов Евстафия Ромея была признана даже Симеоном Логофетом, который участвовал в этом судебном заседании (Peira. LXIV 1). После этого Евстафий Ромей достаточно быстро продвигался по служебной лестнице. Не позднее апреля 1025 года он получил титул патрикия (смотри заголовок его сочинения, датируемого этим временем: Ράλλης, Ποτλής. Σύνταϒμα. Τ. 5. Σ. 341). При императоре Романе III Аргире (1028-1034 годы), который до этого служил вместе с Евстафием Ромеем в суде, Евстафий Ромей был на особом положении. В 1028 году он получил во временное управление одну из фем и уехал из Константинополя (Peira. XLIX 4). В октябре 1029 и в мае 1030 годов принимал участие в заседаниях церковного суда под председательством патриарха Алексия Студита (Schminck. 1979. S. 265). Вскоре после этого Евстафий Ромей стал друнгарием виглы, т. е. председателем имперского суда (вероятно, ему принадлежит печать «Евстафия анфипата, патрикия, веста и друнгария виглы» - Zacos. 1984. N 142). Между 1030 и 1034 годами он получил титул магистра; сохранилась его печать с надписью «Евстафий, магистр и друнгарий виглы» (Laurent. 1981. N 888). Как видно из «Пиры», Евстафий Ромей пользовался авторитетом как выдающийся знаток права и опытный судья. Евстафий Ромей всегда стоял на страже закона, стараясь пресекать произвол динатов и вельмож, в судебных спорах постоянно поддерживал сторону представителей низших слоев общества и обездоленных людей (париков, бедняков, сирот, незаконнорожденных, обманутых невест и др.). Исполняя свои обязанности, Евстафий Ромей нередко заседал в суде совместно с императором. Иногда ему приходилось по поручению императора давать правовые заключения по делам, вызвавшим разногласия среди членов императорского суда (Peira. VII 15). Сведения о последних годах жизни и о времени смерти Евстафия Ромея отсутствуют. Однако можно предположить, что его карьера окончилась в середине 40-х годов XI века, в начале правления императора Константина IX, поскольку Евстафий Ромей вынес судебное решение (Ibid. XLII 19) против влиятельного аристократа Романа Склира, брата императорской фаворитки Марии Склирины (Литаврин. 1977. С. 276-277).

Сочинения.
Полностью сохранилось судебное постановление Евстафия Ромея по делу о признании незаконным брака 2 двоюродных братьев с 2 двоюродными сестрами (апрель 1025 года) (Ράλλης, Ποτλής. Σύνταϒμα. Τ. 5. Σ. 341-353). Ссылаясь на «том Сисинния» (Ibid. Σ. 11-19), Евстафий Ромей дает буквальное толкование этого акта: он считает, что Константинопольский патриарх Сисинний II запретил не все браки в 6-й степени свойства, но лишь определенные их разновидности, перечисленные в томе, а именно браки 2 братьев с 2 двоюродными сестрами либо с теткой и племянницей. Все остальные браки в данной степени свойства (и, разумеется, в более отдаленных) остаются дозволенными: ...τόμος... δύο ἀδελφῶν ϒάμον πρὸς δύο πρώτας ἐξαδέλφας ἀποκηρύττει κα δύο ἀδελφῶν πρὸς θείαν κα ἀνεψίαν παρὰ τοῦτο δὲ οὐδὲν ἕτερον ἐκφωνεῖ (Ibid. Σ. 342; подробнее об этом судебном акте смотри: Burgmann. 2003. P. 161-171). Такая точка зрения была редкостью среди византийских юристов XI века. Кроме Евстафия Ромея ее придерживался только Димитрий, митрополит Кизический (Μελέτη // Ibid. Σ. 354-366; ᾿Απάντησις [περ ἐκ τριϒενείας ϒάμου] // Ibid. Σ. 366-368); все остальные давали расширительное толкование «тома Сисинния».

Небольшой трактат Евстафия Ромея «об иповолоне» (Περ ὑποβόλου; критическое издание: Reinsch. 1986. S. 246-247, 251; изд. Dain. 1953. (P. 48) устарело) сохранился в 14 рукописях (о рукописной традиции смотри: Reinsch. 1986. S. 241-245). В основной части текста, который, по мнению издателя, является не теоретическим трактатом, а заключением Евстафия Ромея по конкретному делу (Ibid. S. 248), рассматриваются имущественные отношения супругов, а именно вопрос о размере иповолона (византийского аналога римского брачного дара; о термине ὑπόβολον смотри: Du Cange C. Glossarium ad scriptores mediae et infimae graecitatis. Lugduni, 1688. Vol. 2. Col. 1642-1643) и приданого. В 2 рукописях этого сочинения имеется дополнение, где речь идет о дарах, приносимых приданым в виде рабов или скота.

Известен также небольшой текст, впервые опубликованный в качестве новеллы императора Романа I Лакапина И. Леунклавием, однако это, вероятно, цитата из судебного постановления Евстафия Ромея (Zachariae. 1883. S. 49-52). Этот текст посвящен институту laesio enormis, т. е. порядку расторжения договора купли-продажи в случае уплаты покупателем очень низкой цены (менее половины фактической стоимости вещи). К.Э. Цахарие отмечает, что в большинстве исследованных им рукописей, в которых встречается этот текст, он озаглавлен как ψῆφος (мнение, судебное постановление). В «Прохироне» Константина Арменопула, где он процитирован, в схолии указано, что он принадлежит магистру (Proch. III 3, 71), а именно так Арменопул называл Евстафий Ромей. Наконец, рассматриваемый отрывок весьма схож с «Пирой» (Peira. XXXVIII 12). Помимо рукописей, указанных Цахарие, данный текст находится в рукописи РНБ. Греч. № 701 (л. 33 об.- 34), представляющей собой часть Приложения к Большому синопсису Василик (описание рукописи смотри: Медведев. 2001. С. 499-503).

В одном из своих судебных актов Димитрий II Хоматиан приводит казус из несохранившегося постановления Евстафия Ромея о браках в отдаленных степенях родства (Demetr. Chomat. Pon. Diaph. 2002. N 6. 82-104), однако принадлежность этого фрагмента Евстафию Ромею остается под сомнением (Ibid. S. 44 [pag. 2]).

А.П. Христофилопулос (Χριστοφιλόπουλος. 1944. Σ. 86-87) предложил атрибутировать Евстафию Ромею текст, известный как синодальное постановление, изданное под председательством патриарха Алексия Студита в 1027 или 1030 году (Ράλλης, Ποτλής. Σύνταϒμα. Τ. 5. Σ. 32-36). Доводы Христофилопулоса, основанные на том, что в постановлении патриарх Алексий упоминается в 3-м лице и что один фрагмент постановления (Ibid. S. 35) весьма схож с «Пирой» (Peira. XLIX, 34), поддержал Н.П. Мацис (Μάτσης. 1959. Σ. 366), однако затем С.Н. Троянос высказался в пользу традиционной атрибуции (Schminck. 1979. S. 222; RegPatr, N 834). Данное постановление было принято по делу о недействительности брака. Первоначально некий Георгий заключил помолвку с малолетней Феодорой, которой на тот момент не было и 7 лет; через некоторое время девочка умерла, после чего Евфимий, троюродный брат Георгия, женился на матери Феодоры. Автор постановления описывает, как свидетельские показания подтвердили факт и время помолвки и брака, затем разъясняет, что помолвка, заключенная Георгием, противоречит как законодательству, так и принципам права, а потому является недействительной. Таким образом, между Евфимием и его супругой не возникло свойство 7-й степени (которое образовалось бы в случае законного брака Георгия и Феодоры) и их брак является законным и действительным.

Кроме того, Евстафию Ромею приписывается несколько схолий к Василикам (Basilic. XI 1. 76 sch. 3; XI 2. 37 sch. 3; XXII 1. 36 sch. 4-6; XXII 4. 9 sch. 2; XXIII 3. 78 sch. 3; XXVIII 14. 1 sch. 14; LX 37. 78 sch. 7. 8; LX 37. 83 sch. 3; LX 39. 3 sch. 5; LX 58. 1 sch. 9-11) и к Большому синопсису Василик (Syn. maior Basilic. Ϫ 6. 2 sch. Κ). Однако указанные схолии скорее всего представляют собой более поздние примечания анонимных юристов, составленные на основе «Пиры» (Oikonomides. 1986. S. 177; о параллелях между «Пирой» и данными схолиями смотри: Χριστοφιλόπουλος. 1944. Σ. 85-86). В них, как правило, дается лишь ссылка на высказывания «Ромея» (или «Романа», ᾿Ρωμανός).

«Пира».
(Πεῖρα, т. е. «Опыт») - анонимный сборник, содержащий материалы судебной практики Евстафия Ромея, которые изначально были собраны Евстафием Ромеем, но позднее подверглись переработке. Полное название «Πεῖρα, ἤϒουν διδασκαλία ἐκ τῶν πράξεων τοῦ μεϒάλου κυρίου Εὐσταθίου τοῦ ῾Ρωμαίου» (Опыт, или Учебное пособие, составленное из судебных актов великого господина Евстафия Ромея) представляет собой позднейшую приписку к первоначальному тексту (Perentidis. 1985. Σ. 645). «Пира» является единственным источником, содержащим сведения о практике византийских светских судов. Плохо сохранившаяся единственная рукопись (Laurent. LXXX 6. [XV в.]) содержит лакуны (Zachariae. 1847. S. 597; Pieler. Rechtsliteratur. S. 469); издана К.Э. Цахарие в 1856 году. Впоследствии было предложено около 200 эмендаций текста «Пиры» на основе сопоставления его с иными сочинениями Евстафия Ромея, а также с «Прохироном» Арменопула и другими правовыми памятниками (Χριστοφιλόπουλος. 1944. S. 88-91; Γκίνης. 1958. Σ. 250-257; Μάτσης. 1959. Σ. 352-366). В настоящее время сотрудниками византийской группы Института истории европейского права (Франкфурт-на-Майне) готовится новое научное издание памятника (Τρωϊάνος. 1999. Σ. 218).

Цахарие, опираясь на ряд косвенных данных, установил, что сборник был составлен в середине XI века. Его автор был современником императора Василия II Болгаробойцы, однако пережил его (Peira. IX 10 и 1, где Василий II упом. соответственно как «правящий» и «блаженной памяти»); он пишет о смерти императора Романа III Аргира (Ibid. XLIX 4; 1034 г.); ему известно синодальное постановление о браках 1038 года (Ibid. 3). В настоящее время составление «Пиры» относят к 1040-1050 годам (Τρωϊάνος. 1999. Σ. 215; Oikonomides. 1986. S. 175), однако эта и другие датировки имеют предположительный характер (Kööpstein. 1993. S. 3). Очевидно также, что автор «Пиры» был близким к Евстафию Ромею юристом и, возможно, вместе с ним работал в имперском суде. Он не скрывает восхищения Евстафием Ромеем как талантливым правоведом (Peira. XLIX 4). Многие места «Пиры» представляют собой своеобразные правовые консультации: вопросы составителя (как правило, подробно излагающие какой-либо казус) и ответы на них Евстафия Ромея (Ibid. VI 16). Но нигде не упоминается о смерти Евстафия Ромея, из чего Цахарие заключил, что он скончался незадолго до завершения работы над сборником.

На основании содержательного сходства (единый подход к толкованию «тома Сисинния») Цахарие атрибутировал составителю «Пиры» канонический ответ Димитрия, митрополита Кизического (᾿Απάντησις [περ ἐκ τριϒενείας ϒάμου] // ῾Ράλλης, Ποτλής. Σύνταϒμα. Τ. 5. Σ. 366-368), который в то время был издан в качестве анонимного (Practica ex actis Eustathii Romani. 1856. P. III-IV; 5-й том Афинской синтагмы Раллиса и Потлиса, опубликованный за год до этого, еще не был доступен Цахарие). Ученый принял во внимание и высказывание автора канонического ответа о своей юридической деятельности: δέκα ϒὰρ κα πτὰ ἔτη κοιαίστωρι ὄντι ἐξυπηρετησάμην τῷ μακάριτῃ κυρίῳ μοῦ τῷ Μυστικῷ (ибо я 17 лет, будучи квестором, подчинялся блаженной памяти господину моему Мистику; Евстафий Ромей имел чин мистика). Впоследчтвии А.С. Павлов, поддерживая мнение Цахарие, но ориентируясь уже на новое издание, где канонический ответ был приписан Димитрию Кизическому, назвал последнего составителем «Пиры» (Павлов. 1887. С. 112). Однако Цахарие, не объясняя причин, не согласился с такой атрибуцией. Он пишет, что «Пира» и канонический ответ принадлежат одному и тому же лицу, но не Димитрию Кизическому, хотя и признает сходство воззрений митрополита Димитрия и своего анонимного автора на запрещенные браки (Zachariae. 1892. S. 30, 67). Отверг Цахарие и предложенную в 1883 году. В. Фишером атрибуцию сборника патриарху Константинопольскому Евстратию Гариде. Вопрос об авторстве «Пиры» остается открытым (Остроумов. 1893. С. 579-581; Липшиц. 1981. С. 123).

Тексты, включенные в сборник «Пира», представляют собой выдержки из экспертных заключений (ὑπομνήματα) Евстафия Ромея и судебных постановлений, вынесенных им при рассмотрении апелляций (σημειώματα); кроме того, в сборник вошли акты других имперских судей. Составитель располагал полными текстами судебных актов и самостоятельно сделал извлечения из них. Предполагается, что этот не дошедший до нас сборник был составлен самим Евстафием Ромеем, причем акты в нем имели сквозную нумерацию. На это указывают ссылки на 75-й и 183-й акты Евстафия Ромея в схолиях к Василикам (Basilic. XXIII 3, 78 sch. 3; XXII 4, 9 sch. 2; см. также: Oikonomides. 1986. S. 177). Общее количество актов в первоначальном сборнике составляло около 250 (Schminck. 1979. S. 223; Weiss. 1973. S. 118).

В сборнике «Пира» 1048 глав, объединенных в 75 титулов; фрагменты судебных актов сгруппированы в главы и титулы, в основном по предметному признаку (например, дела о давности владения, о договоре купли-продажи, о новации обязательства). Однако сами титулы расположены в сборнике бессистемно. Так, титулы L-LV посвящены соответственно: праву предпочтения при продаже недвижимости, статусу судей, владению, договору дарения, наследованию и кражам. Целью автора «Пиры» было подготовить руководство по применению действующего права для начинающих судей высших судов, в связи с чем он обращает особое внимание на формулировки принципов и норм права. Для большего удобства читателей он старается давать в начале фрагмента резюме рассуждений судьи, спорные дела излагает сжато, а индивидуальные особенности дел опускает. Это способствовало высокой популярности «Пиры» у позднейших византийских юристов (Simon. 1991).

Димитрий Хоматиан подчеркивал, что Евстафий Ромей имел «великую славу» среди юристов (ἐν τῇ νομικῇ τὸ κλέος πολύ: Demetr. Chomat. Pon. Diaph. N 36), и ссылался на «Пиру» в своих актах (в критическом издании установлено 16 цитат из «Пиры», см.: ibid. S. 532). Арменопул в «Прохироне» постоянно использовал «Пиру», называя ее τὰ ῾Ρωμαϊκὰ τοῦ Μαϒίστρου λεϒόμενα или τὸ τοῦ Μαϒίστρου βιβλίον (поэтому долгое время ученые не могли установить источник этих цитат). Цахарие насчитывал у Арменопула около 100 цитат из «Пиры» (Practica ex actis Eustathii Romani. 1856. P. 301-302); по мнению Е.Э. Липшиц, таких цитат не менее 135 (Липшиц. 1981. С. 121).

В сборнике «Пира» Евстафий Ромей предстает высококвалифицированным юристом, прекрасно знающим светское законодательство. Проделанный Липшиц анализ «Пиры» (Там же. С. 121-171) подтверждает, что он активно использовал Василики в своей судебной практике (в «Пире» имеется около 300 ссылок на Василики, смотри: Practica ex actis Eustathii Romani. 1856. P. 303-307). В его актах цитируются новеллы императора Льва VI Мудрого и некоторых других императоров, законодательство императора Юстиниана I (Институции, Дигесты и Кодекс; видимо, Евстафий Ромей пользовался только их греческими переводами; Липшиц. 1981. С. 170), комментарии к нему юристов VI-VII веков Стефана, Фалелея, Кирилла, Феодора (Zachariae. 1847. S. 606). Возможно, в ряде мест Евстафий Ромей ссылается на Эклогу, не называя открыто этот законодательный сборник (Peira. LXVII 1; LXIII 8; Липшиц. 1981. С. 126; D'Emilia. 1967. P. 93-94). Имеются ссылки на известный трактат «О сроках» (Peira. VIII 25), на «Прохирон» (или «Исагогу»: Peira. XIV 9). Особенности аргументации Евстафия Ромея позволяют предположить, что из 2 основных сборников действующего светского законодательства его времени, Василик и «Прохирон», он предпочитал пользоваться первым (Липшиц. 1981. С. 157), непосредственно или с помощью Большого синопсиса Василик. В «Пире» встречаются цитаты из античных авторов: Гомера (Peira. XXV 25), Дионисия Галикарнасского (Peira. XLVIII 12). О юридической образованности Евстафия Ромея говорит и тот факт, что для реконструкции одного лишь решения магистра (Peira. I 14; о приданом и порядке его раздела при наследовании) он исследовал историю позднеримского и византийского законодательства об имущественных отношениях в семье, начиная с императора Константина I Великого (Fögen. 1992). Разбирая конкретные дела, Евстафий Ромей отмечает неточности перевода латинской юридической терминологии на греческий язык в законодательных сборниках «послеюстиниановского» периода (Peira. XI 1).

Евстафий Ромей следовал нормам законодательства императоров Македонской династии, которые в свою очередь воспроизводят Юстинианово право и отвергают новации Эклоги (смотри об этом на примере дел о наследовании: D'Emilia. 1967. P. 72-79). Однако в связи с этим перед Евстафием Ромеем вставала проблема применения устаревших правовых норм в новых условиях общественной жизни. В такой ситуации он мог отказаться от догматичного соблюдения законодательства; в целом при принятии решений Евстафий Ромей руководствовался не только законами, но и принципами права (Peira. I 14; L 10). Пример отступления Евстафия Ромея от текста закона с целью соблюсти волю наследодателя встречается в деле о порядке определения Фальцидиевой доли (Фальцидиева доля, или четверть, quarta Falcidia; согласно lex Falcidia наследник должен был получить как минимум 1/4 чистого наследства, независимо от величины всех завещательных отказов, но в Византии эта доля могла повышаться до 1/3) при наследовании имущества (Ibid. XLI 9). Что же касается коллизии правовых норм, то, по мнению Евстафия Ромея, нужно стремиться устранить противоречия в законах, пользуясь системным методом толкования права (Peira. VI 16).

В «Пире» много примеров того, как Евстафий Ромей дает нормам права свое толкование, отличающееся от буквального (например, смягчает санкции), или в случае пробела в праве самостоятельно выносит решение (Oikonomides. 1986. S. 183-185). Это, согласно Икономидису, свидетельствует о том, что составитель «Пиры» хотел создать сборник судебных прецедентов, который бы имел нормативный характер (Ibid. S. 191). Однако для признания судебных актов Евстафия Ромея прецедентами необходимо доказать, что решения имперского суда в мотивировочной части имели обязательную силу для низших судов Византии и реально учитывались ими при рассмотрении аналогичных дел. Современное состояние источниковой базы не позволяет это сделать. Более того, византийское законодательство последовательно предписывало судьям руководствоваться не предшествующими решениями по аналогичным делам, а законами, причем данное правило воспроизведено в «Пире» (CJ. VII 45. 13; Basilic. IX 1. 79; Peira. LI 18. 32; см. подробнее: D'Emilia. 1965-1966. P. 30). В некоторых случаях Евстафий Ромей педантично следовал букве закона. Так, анализ 4 дел, связанных с проверкой подлинности документов (Peira. XIV 3; XLVII 8; LVI 1; LXIV 3), показывает, что в этих делах Евстафий Ромей продолжал скрупулезно выполнять предписания Василик (Медведев. 2001. С. 465-467). Евстафий Ромей прямо утверждает, что все нормы Василик являются действующими и ни одна из них не была отменена (Peira. LI 16).

Многие дела, изложенные в сборнике «Пира», связаны с такими важными правовыми институтами, как статус физических лиц (женщин, подвластных, стратиотов и др.), право собственности и иные вещные права, право предпочтения (протимесис) при отчуждении недвижимости, ипотека, договор купли-продажи (D'Emilia. 1965-1966 годы. P. 34-80), режим имущества супругов (Simon. 1987), наследование (D'Emilia. 1967). Более 100 глав «Пиры» касаются комплексного института рабства, главным образом гражданско-правовых сделок, предметом которых являются рабы, и правила освобождения рабов (Köpstein. 1993, смотри в особенности таблицу упоминаний о рабах: S. 30-33). Евстафий Ромей рассматривал и более специфические дела, например о нарушении градостроительных правил (Peira. L 4-5: несоблюдение при строительстве установленного расстояния в 100 шагов между домами; XVIII век, 5: нарушение права жителей сохранять вид на море при застройке, смотри: Litavrin. 2002).

Для византийской правовой системы весьма характерно, что сторонами или 3-ми лицами в имущественных спорах, изложенных в сборнике «Пира», часто являются церковные организации (в основном монастыри: Peira. XXIII 3) и их должностные лица. Так, Евстафий Ромей совместно с императором вынес решение, осуждающее митрополита Анкирского за незаконную мировую сделку (Ibid. VII 6). Евстафий Ромей последовательно проводил в жизнь новеллы императора Романа I Лакапина (934-935 годы) и Василия II (996), направленные на защиту мелкого крестьянского землевладения от посягательств крупных земельных собственников, в т. ч. светских и церковных (Ibid. IX 6; XI 2; XV 2-3. 10; XXIII 3). Поскольку имперскому суду были подсудны как гражданские, так и уголовные дела, в «Пире» имеются титулы о половых преступлениях, о краже, об «оскорблении величества», о разбое, об убийстве (Ibid. XLIX; LV; LX; LXIII; LXVI). Помимо материальных правоотношений судебная практика Евстафия Ромея была связана и с процессуальными: в «Пире» приводятся акты по делам об оспаривании мировых сделок, заключенных в низших судах, о порядке утверждения завещаний. Кроме того, «Пира» представляет собой важный источник по истории судебной процедуры в высшем суде Византии (Simon. 1973).

«Пира» как нельзя лучше показывает казуистический характер византийского права, невозможность редуцировать правовую систему Византии к совокупности законодательных актов и содержащихся в них норм (Pieler. Rechtsliteratur. S. 350). Она является не только уникальным памятником византийского права, но и ценным источником по социально-экономической истории Византии (Weiss. 1973). В частности, «Пира» содержит сведения об административной системе империи, порядке налогообложения (Zachariae. 1847. S. 607-610) византийской аристократии (Vryonis. 1974) и имущественных отношениях в ее среде (Cheynet. 1998).

©Православная энциклопедия

Литература
  • Zachariae von Lingenthal C. E. [рец. на: Mortreuil J. A. B. Histoire du droit Byzantin. P., 1846. T. 3.] // Kritisches Jahrbuch für deutsche Rechtswissenschaft. 1847. Bd. 22. S. 581-638 (§ 4: Πεῖρα. Σ. 596-613)
  • Zhishman J. Das Eherecht der orientalischen Kirche. W., 1864. S. 45, 65-66
  • Павлов А.С. 50-я глава Кормчей книги как ист. и практ. источник рус. брачного права. М., 1887. С. 110-113
  • Остроумов М.А. Очерк правосл. церк. права. Х., 1893. Ч. 1: Введение в правосл. церк. право. С. 579-581
Статью разместил(а)

Попцов Александр Сергеевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты