ИА́КОВ

0 комментариев

ИА́КОВ - один из патриархов ветхозаветных, родоначальник 12 колен Израилевых.

(Память в Неделю святой отец и в Неделю св. праотец). Иаким - младший из близнецов, рожденных у Исаака и Ревекки. От Бога Иаким получил другое имя - Израиль ( ,   - Быт 32. 29), ставшее эпонимом для его потомков, которые также именовались «сыновья Израиля» (   - 1 Пар 2. 1; Иер 49. 1; 50. 33) или «дом Иакова» (   - Пс 113. 1; Ис 2. 5; Иер 5. 20).

Имя Иаков, по всей вероятности, усеченная форма теофорного имени (напр.,  - Бог защитил). Другими формами этого имени в Библии являются   (1 Пар 4. 36),   (Иер 30. 18), в Мишне и Талмуде встречаются имена   (или  ),   (или  ),  ,   (или  ), последнее написание зафиксировано также в рукописях из Александрии, датируемых IV веков по Р. Х. Имена, содержащие корень  , обнаруживаются и во внебиблейских источниках: напр., на табличках начало XVIII века до Р. Х., открытых в Северными Месопотамии, встречается имя Ya-akh-qu-ub-il (um).

Повествование об Иакове содержится в Быт 25-50 (главы 25-35 - повествование об И.; главы 36-50 - об Иосифе, где сообщается и об И.). Указания на определенные события жизни Иакова, где он представлен одним из патриархов, имевших божественные обетования, содержатся также во Втор 26. 5; в Нав 24. 5, 32; в Пс 105. 23; в Ос 12. 4-5, 13; в Мал 1. 2 и др.

Библейское повествование об Иакове.


Композиция библейского повествования об Иакове в книге Бытие имеет хиастическую структуру, которая была проанализирована в работах М. Фишбона, Дж. Фоккельмана, Р. Генделя (подробнее см.: Walters. P. 599). Все повествование делится на 2 равные части (25. 19 - 30. 24 и 30. 25 - 35. 29), каждая состоит из 7 взаимосоотносящихся, тематически расположенных в обратном порядке разделов. Цикл рассказов об Иакове обрамляют 2 родословия - Измаила (25. 12-18) и Исава (36), к-рые не связаны с основной темой повествования, чем дополнительно оттеняется роль Иакове как преемника божественных благословений и обетований, данных Аврааму и Исааку.

Часть I, разделы 1-7. 1. Начало. Рождение Иакова как предзнаменование конфликта между Иаковом и Исавом (25. 19-34). 2. Отношение с коренным населением (26. 1-22). 3. Получение благословения (27. 1-40). 4. И. бежит от Исава (27. 41 - 28. 5). 5. Видение ангелов и Господа (28. 10-22). 6. Прибытие в Харран: Рахиль, Лаван (29. 1-30). 7. И. приобретает детей (30. 1-24).

Поворотный момент: сразу после рождения Иосифа Иаков намеревается вернуться в Харран.

Часть II, разделы 8-14. 8. Иаков приобретает имущество (30. 25-43). 9. Возвращение из Харрана: Рахиль, Лаван (31. 1-55). 10. Встреча с ангелами Божиими (32. 2-3). 11. Иаков идет навстречу Исаву (32. 3-32). 12. Возвращение благословения (33. 1-20). 13. Отношение с коренным населением (34). 14. Завершение: Иаков и Исав погребают своего отца Исаака (35).

Разд. 1. Подобно Сарре и Рахили, Ревекка долгое время оставалась бесплодной. По молитве Исаака Ревекка зачала 2 сыновей, которые боролись в ее утробе. От Господа Ревекке возвещается, что от нее произойдет 2 народа, причем больший будет служить меньшему. Первым рождается Исав, а затем, держась за его пяту ( ), появляется Иаков (  - однокоренное со словом «пята», в этом стихе содержится основание для народной этимологии его имени).

В кратком описании братьев заметно их будущее противостояние: Исав был искусным охотником, Иакова - «человеком кротким, живущим в шатрах» (25. 27); Исав - любимец отца, Иаков - матери. Заканчивается этот раздел рассказом о том, как голодный Исав пренебрегает своим первородством и продает его Иакова за хлеб и чечевичную похлебку.

Раздел 2. Основные события этого раздела (переселение Исаака в Герар; инцидент с Ревеккой, которую Исаак выдал за свою сестру и которая чуть не стала наложницей Авимелеха, царя Герара; история конфликтов из-за колодцев, закончившаяся союзом между Исааком и Авимелехом) имели место до рождения близнецов. Изложение этих событий прерывает хронологию рассказа об Иакове, что обусловлено хиастической структурой (в параллельном 13-м разделе ч. II также рассказывается об отношении с местным населением) и развитием повествования. Дважды в 26-й главе (стихи 2-5, 24) сообщается о явлении Исааку Господа, Который подтверждает, что на потомстве Исаака исполнится клятва, которую Господь дал его отцу Аврааму: «Умножу потомство твое, как звезды небесные, и дам потомству твоему все земли сии; благословятся в семени твоем все народы земные» (ст. 4). Именно Иаков, младший из сыновей, станет наследником этих обетований.

Раздел 3. Иаков, наученный своей матерью, маскируется под Исава, пользуясь слепотой отца, и вместо брата получает обещанное Исааком благословение. В этом фрагменте приводится еще одна библейская этимология имени Иаков - возмущенный Исав восклицает: «Не потому ли дано ему имя: Иаков ( ), что он запнул меня (  - перехитрил) уже два раза? Он взял первородство мое, и вот, теперь взял благословение мое» (27. 36). В ответ Исаак говорит Исаву: «Вот, я поставил его господином над тобою и всех братьев его отдал ему в рабы...» (27. 37).

Раздел 4. Ненависть Исава и его угрозы убить своего брата вынуждают И. спасаться бегством. Сославшись на свое нежелание, чтобы Иаков взял себе жену из дочерей Хеттейских, Ревекка убеждает Исаака послать Иакова к своему брату Лавану в Харран. Перед расставанием Исаак еще раз благословляет Иаков и просит, чтобы Бог дал ему благословение Авраама (28. 4). Т. о., обетования о будущем умножении рода и наследии земли, «которую Бог дал Аврааму» (28. 4), окончательно связываются с Иаковым и его потомками.

Раздел 5. Эти обетования подтверждаются Самим Господом: во время одной из ночных стоянок по пути из Вирсавии в Харран Иаков видит во сне лестницу между землей и небом и ангелов Божиих, которые восходят и нисходят по ней. С вершины лестницы Господь, обращаясь к Иакову, обещает вернуть его в землю, на которой он лежит, и дать ее в наследие ему и его потомству, которое будет «как песок земной», а также во всем сохранять его. Проснувшись, Иаков называет это место Вефиль (  - дом Божий) и приносит обет, что в случае благополучного возвращения в отчий дом камень, на котором он спал и который он, помазав, поставил памятником, станет домом Божиим, а также что он принесет Богу десятую часть от всего, что Тот дарует ему.

Раздел 6 начинается рассказом о прибытии Иакова в Харран, «в землю сынов востока», о встрече у колодца с Рахилью, которая пасла мелкий скот своего отца, и о том, как Иаков поселяется в доме Лавана, брата своей матери. Месяц спустя Иаков и Лаван договариваются о том, что Иаков будет служить Лавану в течение 7 лет за то, чтобы взять в жены младшую дочь Лавана Рахиль; «они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее» (ст. 20). По прошествии этого срока Лаван сделал праздничный пир, но, повинуясь местному обычаю, который запрещал выдавать младшую дочь прежде старшей, Лаван вечером вводит к Иакову свою старшую дочь Лию, которую Иаков принял за Рахиль. Утром, когда выяснился обман, Лаван обещает, что через неделю он даст Иакову также и Рахиль, за которую тот должен отработать Лавану еще 7 лет.

Раздел 7 (29. 31 - 30. 24) начинается словами: «Господь узрел, что Лия была нелюбима, и отверз утробу ее, а Рахиль была неплодна». Потом рассказывается о рождении 4 сыновей у Лии - Рувима, Симеона, Левия, Иуды, после чего она «перестала рождать». Рахиль, видя свое бесплодие, отдает Иакову свою служанку Валлу, «чтобы и я имела детей от нее». Валла рожает 2 сыновей - Дана и Неффалима. Лия также перестала рожать и дала Иакову свою служанку Зелфу, от которой появились на свет Гад и Асир. Выменяв за мандрагоровые яблоки у Рахили ночь с Иаковым, Лия зачала и родила 5-го сына - Иссахара, а затем 6-го - Завулона и дочь Дину. В завершение говорится, что «вспомнил Бог о Рахили, и услышал ее Бог, и отверз утробу ее». Рахиль родила Иосифа.

Раздел 8. 30. 25 - центральный стих с кульминацией в повествовании об Иакове: «После того, как Рахиль родила Иосифа, Иаков сказал Лавану: отпусти меня, и пойду я в свое место и в свою землю». Однако Лаван упрашивает Иакова остаться служить ему и предлагает, чтобы тот назначил себе вознаграждение. Иаков соглашается при условии, что всякий скот с крапинами и пятнами, а также овцы черного цвета будут составлять его имущество. Используя прутья с вырезанными на них белыми полосками, которые Иакова клал в корыта, «куда скот приходил пить, и где... зачинал перед прутьями» (30. 38), Иакову удается сделать так, что в стаде Лавана стал рождаться скот пестрой окраски.

Раздел 9 (31. 1-55; MT: 31. 1 - 32. 1). Иаков вновь решает вернуться домой. Несмотря на то что его мать обещала послать за ним (27. 45), в повествовании об этом не говорится. Вместо этого приводится 3 причины, повлиявшие на решение Иакова: враждебность сыновей Лавана, «которые говорили: Иаков завладел всем, что было у отца нашего...» (31. 1), ухудшение отношения к нему Лавана, а также непосредственное повеление от Господа (31. 1-3, 11-13). Призвав в поле своих жен - Рахиль и Лию, Иаков тайно обсуждает с ними свое решение. Получив их согласие и поддержку, Иаков вместе с семейством и со всем имуществом, которое он приобрел в Месопотамии, тайно покидает Лавана и отправляется к своему отцу Исааку в Ханаан. При этом Рахиль «похитила идолов, которые были у отца ее. Иаков же похитил сердце у Лавана Арамеянина, потому что не известил его, что удаляется» (31. 19б-20). На 3-й день Лаван узнает об уходе И. и, взяв родственников, пускается в погоню. После 7 дней преследования Лаван нагоняет Иакова на горе Галаад, но Бог, явившись в ночном сне Лавану, предупреждает, чтобы тот остерегался и не говорил Иакову «ни доброго, ни худого» (31. 24). Вразумленный этим видением, Лаван готов отпустить Иакова, однако ставит ему в вину похищение идолов. Ничего не зная о краже, Иакова предлагает Лавану осмотреть его имущество: «у кого найдешь богов твоих, тот не будет жив...» (31. 32). Когда Лаван дошел до шатра Рахили, то она спрятала идолов под верблюжье седло, села на него и отказалась встать перед Лаваном, сославшись на «обыкновенное женское» (31. 35). Заканчивается встреча заключением союза между Лаваном и Иакова, в знак чего был поставлен памятный камень и сделан каменный холм. Примирившись, Иаков заколол жертву и устроил пир для своих родственников, а на следующее утро Лаван, благословив дочерей и внуков, возвратился назад.

Раздел 10 (32. 1-2; MT: 32. 2-3). Подобно тому как во время бегства от Исава Иакова был ободрен видением ангелов и Господа в Вефиле, так теперь, возвращаясь и идя навстречу Исаву, Иаков видит ангелов Божиих, которых называет станом Божиим. Место, где было ему видение, Иаков называет Маханаим (т. е. 2 стана - стан Божий и стан Иакова).

Раздел11 (32. 3-32; MT: 32. 4-33) повествует о событиях, предшествующих встрече Иакова и Исава, о котором в последний раз упоминалось в разделе 4. Исав, узнав о приближении И., выдвигается навстречу ему в сопровождении 400 человек. Опасаясь нападения, Иакова разделяет людей, бывших с ним, и весь скот на 2 стана (32. 8) и, обратившись с молитвой к Господу, чтобы Тот избавил его от руки брата (32. 9-13), высылает вперед стада мелкого и крупного скота, а также верблюдов и ослов с целью умилостивить подарками Исава, прежде чем произойдет их встреча (32. 14-22). Подготовившись, Иаков с семьей и имуществом перебрался на южный берег потока Иавок. Здесь ночью «боролся Некто ( ) с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его» (32. 24б - 25a), повредил Иакова сустав бедра. Иаков просит благословить его и получает новое имя: «...отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь [букв. с евр.: «...ибо ты боролся с Богом и людьми, и одолел»]» (32. 28). «И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицом к лицу...» (32. 30).

Раздел 12. Далее повествуется о встрече 2 братьев. Увидев Исава, Иакова идет навстречу брату первым, за ним служанки с детьми, потом Лия с детьми, позади Рахиль и Иосиф. Иаков «поклонился до земли семь раз, подходя к брату своему». «И побежал Исав к нему навстречу, и обнял его, и пал на шею его, и целовал его, и плакали» (33. 3-4). И. упрашивает Исава принять в подарок стада: «прими благословение ( ) мое, которое я принес тебе» (33. 11). Это выражение соотносится со словами параллельного, 3-го разд., где Исав негодует, что Иаков «взял благословение мое» (27. 36). Исав принимает дар и предлагает Иакову сопровождать его, но Иаков отказывается и, приобретя у сыновей Еммора часть поля, поселяется недалеко от Сихема, где устанавливает жертвенник, к-рый он называет «Бог Всесильный Израилев» (33. 20 по МТ).

Раздел 13. Сихем - сын Еммора, правителя Сихема, обесчестил Дину, дочь Иакова и Лии, но, желая взять ее в жены, просит своего отца вступить в переговоры с Иаковым. Сыновья И., возмущенные тем, что Сихем обесчестил их сестру, хотят отомстить, требуя, чтобы условием совершения брака было обрезание всего мужского населения Сихема: «...и обрезан был весь мужеский пол... На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол» (34. 24б - 25). Вслед за тем сыновья И. разграбили город. И., который оставался в стороне, укоряет сыновей: «вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для жителей сей земли» (34. 30). На что в заключение рассказа о Дине сыновья отвечают Иакову: «...разве можно поступать с сестрою нашею, как с блудницею!» (34. 31).

Раздел 14, заключительный в цикле рассказов об Иакове, состоит из нескольких частей, причем некоторые из них повторяют уже известное, акцентируя внимание на наиболее важных событиях (наречение Иакова Израилем, наименование Луза Вефилем). Бог повелевает Иакову отправиться в Вефиль. Иаков призывает домочадцев очиститься и выбросить «богов чужих», которых Иаков закапывает под дубом близ Сихема. Переселившись со своими людьми в Вефиль, Иаков устраивает там жертвенник (35. 1-7). Далее упоминается о погребении Деворы, кормилицы Ревекки (35. 8). Затем Бог является и благословляет Иакова в Вефиле, нарекает его Израилем и вновь подтверждает Свои обетования относительно многочисленного потомства и наследования земли (35. 9-13). На месте, где Бог «говорил ему», Иаков ставит памятный камень и возливает на него елей. По дороге из Вефиля в Ефрафу (Вифлеем) Рахиль умирает при родах Вениамина (12-го и последнего сына И.), которого она называет Бенони (сын скорби), но Иаков дает ему имя Вениамин (сын правой руки). Похоронив Рахиль и воздвигнув надгробие при дороге в Ефрафу, Иаков отправился дальше «и раскинул шатер свой за башнею Гадер» (35. 16-21). Далее следует краткое сообщение о том, что Рувим, первенец Иакова, «пошел и переспал с Валлою, наложницею отца своего» (35. 22а). В начале повествования об Иакове (разд. 1) говорилось, что от Ревекки произойдет 2 народа, поэтому в завершение приводятся 2 родословия - И. с указанием всех сыновей, родоначальников колен Израилевых (35. 22б - 26), и Исава (35. 36). После этого повествуется о приходе Иакова в Харран, в место странствия Авраама и Исаака. Исаак умирает, и рассказ, к-рый начинался описанием конфликта между братьями, заканчивается описанием совместных действий Иакова и Исава: они хоронят отца, который молился об их рождении.

Дальнейшие сведения об Иакове известны из рассказов об Иосифе. Сообщается, что Израиль любил его больше др. сыновей (37. 3); он на протяжении многих дней оплакивает Иосифа (37. 33-35). Иаков посылает в Египет за хлебом своих сыновей, но хочет оставить при себе Вениамина (42. 1-4), которого только после долгих уговоров он соглашается отпустить с братьями во 2-й поход в Египет (42. 29 - 43. 14). После того как братья приносят весть о том, что Иосиф жив (45. 26-28), Иаков отправляется в Вирсавию, где приносит жертвы Богу (46. 1). В ночном видении Бог направляет Иакова в Египет, обещает произвести от него великий народ и вернуть его обратно (46. 2-4). Из Вирсавии Иаков «со всем родом его», скотом и имуществом переселяется в Египет (46. 5-7). Иосиф встречает Иакова в Гесеме (46. 29-30), представляет его фараону (47. 7-10) и поселяет вместе с братьями «в лучшей части земли, в земле Раамсес» (47. 11). В возрасте 147 лет, после 17-летнего пребывания в Египте, «пришло время Израилю умереть». Иаков берет клятву с Иосифа, что он вынесет его останки из Египта и похоронит в родовой гробнице (47. 28-31). Перед смертью Иаков благословляет детей Иосифа - Манассию и Ефрема (48. 5-6), а также, собрав всех сыновей, пророчествует, что ждет их в грядущие дни (49. 1-27). Благословив 12 сыновей, Иаков еще раз обращается к ним с просьбой похоронить его в пещере на поле Махпела, которую купил Авраам для погребения (49. 28-32). «И окончил Иаков завещание сыновьям своим, и положил ноги свои на постель, и скончался, и приложился к народу своему» (49. 33). Иосиф приказал врачам бальзамировать тело Иакова и по прошествии 70 дней плача испрашивает у фараона разрешение похоронить своего отца в земле Ханаанской. В сопровождении слуг фараона, егип. старейшин и всего дома Иакова сыновья переносят Иакова в Ханаан и погребают в пещере на поле Махпела (50. 1-13).

Образ Иакова в межзаветной литературе.


В ветхозаветном апокрифе «Книга Юбилеев» Иакова отводится центральная роль: он получает больше благословений и откровений по сравнению с тем, как указано в библейском тексте, ему приписано установление мн. заповедей и повелений. Иаков успешно защищает своих родственников от нападения аморрейских царей (гл. XXXIV), а также случайно убивает Исава (гл. XXXVIII). В Двенадцати патриархов завещании, в основе к-рого лежит благословение, данное Иакову 12 коленам Израилевым (Быт 41-50), И. усердно молится за своих сыновей (Test. XII Patr. I 7; XIX 2). В т. н. кумранских текстах сохранился во фрагментах «Апокриф Иакова» (4Q537) (ок. 100 г. до Р. Х.), представляющий собой пересказ от 1-го лица текста из «Книги Юбилеев» (гл. XXXII), в к-ром соотносится последующее строительство храма с видением Иакова в Вефиле, где ангел также приносит ему скрижаль с записью событий его жизни (4Q372 3. 9; ср. т. н. Храмовый свиток - 11Q19).

Образ Иакова в Новом Завете.


Иаков упомянут в родословии Иисуса Христа (Мф 1. 2; Лк 3. 34). В НЗ имя Иаков чаще всего встречается в известной из ВЗ (Исх 2. 24; 3. 6, 15; Втор 1. 8; 6. 10; 9. 27; Иер 33. 26; 2 Maкк 1. 2; Иф 8. 26) формуле «Бог Авраама, Исаака и Иакова». Имена 3 патриархов, с которыми Бог как с представителями Израиля заключил Свой завет, являются символом веры и преданности Израиля. Эта формула часто встречается в раввинистической литературе, где показывает, что отношение Бога к Аврааму, Исааку и Иакову является гарантией Его верности народу завета (см., напр.: Мидраш Шэмот 12. 1). В НЗ это выражение фарисеи использовали в основном применительно к себе, поскольку они т. о. подчеркивали свою связь с Богом. Это словосочетание можно рассматривать как эквивалент выражения «сыновья царства». Те, кто почитали Авраама, Исаака и Иакова как своих отцов, являлись сыновьями царства. Поэтому слова Спасителя из Мф 8. 11-12 (Лк 13. 29): «Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» - могли восприниматься фарисеями как неслыханная дерзость, подрывающая основы их веры, поскольку включали в понятие «сыны царства» тех нечестивых, к-рые, по их мнению, не принадлежали к народу завета. Эта же идея содержится в словах Спасителя о воскресении мертвых: «А о мертвых, что они воскреснут, разве не читали вы в книге Моисея, как Бог при купине сказал ему: «Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова?»» (Mк 12. 26; Mф 22. 32; Лк 20. 37; ср.: Исх 3. 2, 6). Вера в воскресение Авраама, Исаака и Иакова должна допускать также и воскресение их преемников (ср.: 4 Макк 7. 19; 16. 25), которыми в НЗ становятся все верующие во Христа. Согласно Деян 3. 13 след., отвержение иудеями Христа, Которого Бог воскресил из мертвых, означает для них отречение от Бога Израиля - Бога Авраама, Исаака и И. По мнению ап. Павла, истинными детьми Авраама и наследниками данных И. обетований являются христиане (как из евреев, так и из язычников), при этом он использует имя И. для обозначения всего еврейского народа (Рим 11. 26). Также ап. Павел обращается к библейской истории возвышения И. и отвержения Исава, чтобы показать, что избрание как иудеев (Рим 9. 6-23), так и язычников (Рим 9. 24-26) является исключительно свободным действием милости Божией, которая не зависит от человеческих предпочтений и условностей (Рим 9. 13). Выражение «дом Иакова» (Лк 1. 33; Деян 7. 46) отсылает к собирательному пониманию образа И. в ВЗ как всего избранного народа (Пс 113. 1; Ис 2. 3; Ам 3. 13).

Образ Иакова в христианской экзегезе.


В христианских традиции фигура Иакова рассматривалась в 2 аспектах: в качестве предка избранного народа, из которого произошел по плоти Господь Иисус Христос, и в контексте символического истолкования его личности. Свт. Климент Римский, описывая величие даров Божиих, данных патриархам, сообщает, что «от Иакова происходили все священники и левиты, служащие при жертвеннике Божием. От него Господь Иисус по плоти... цари, начальники, вожди... и князья в Иудее» (Clem. Rom. Ep. I ad Cor. 32). Т. о., для свт. Климента Иаков является образом ветхозаветного Израиля, к которому также принадлежит и Иисус Христос как по плоти, так и в качестве первосвященника. Подобным образом и свт. Игнатий Антиохийский утверждает, что Христос «есть дверь ко Отцу, которою входят Авраам, Исаак и Иаков, пророки и апостолы и Церковь» (Ign. Ep. ad Philad. V 9). Это посредническое значение фигуры Иакова для христианского богословия наиболее ярко раскрывается у Оригена, который говорит, что все, кто приобщаются к Свету мира (т. е. ко Христу), становятся Иаковым и Израилем (Orig. In Ioan. comm. I 35).

Наибольшее внимание в святоотеческой экзегезе уделялось 2 событиям жизни Иакова: видению во время сна в Вефиле и таинственной борьбе с небесным созданием близ р. Иавок. В основе христ. интерпретации сказания о видении Иакова небесной лестницы (Быт 28. 12) лежали слова Спасителя из Ин 1. 51: «...истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому» (см., напр.: Ambros. Mediol. De Iacob. II 4. 16). Камень, на котором Иаков уснул во время этого видения, символизирует Иисуса Христа (Hieron. In Ps. 41; 46), а лестница - Крест Христов, находящийся между 2 заветов, посредством к-рого верующие достигают небес (Chromatius Aquileiensis. Sermo. I 6 // Chromace d'Aquilée. Sermons. P., 1969. T. 1. P. 132. (SC; 154)). Сюжет о видении Иакова небесной лестницы становится в христиаской аскетической литературе символом духовного восхождения к Богу посредством стяжания добродетелей и совершенствования. С этим библейским сюжетом связано известное произведение христианской аскетической литературы - «Лествица» прп. Иоанна Лествичника (конец XII века), который именует Иаков «запинателем страстей» и добавляет, что все христианские «добродетели подобны лествице Иакова» (Ioan. Climacus. Scala paradisi. Praef.; 9. 1).

Уже Филон Александрийский (20 год до Р. Х.- 40 год по Р. Х.) на основании рассказа о таинственной ночной борьбе Иаков при переходе р. Иавок (Быт 32. 21 след.) интерпретировал значение нового имени Иакова - Израиль как «видящий Бога» (ὁρῶν θεὸν) (Philo. De confus. ling. 56. 2; 147. 1; Idem. De cong. erud. 51. 4), а самого Иакова именовал ἀθλητής (Idem. De sobr. 65. 5) или ἀσκητής (Idem. De confus. ling. 80. 1). Это истолкование оказало значительное влияние на христ. традицию (см., напр.: Ioan. Chrysost. In Gen. LVIII 2), а сюжет библейской истории лег в основу святоотеческого учения о необходимости духовной брани или подвига для достижения созерцания Бога: «Что значит бороться с Богом, как не начать состязание в добродетели, сойтись с более сильным и стать более лучшим подражателем Бога, чем прочие» (Ambros. Mediol. De Iacob. 7. 30).

Т. о., в христиаской экзегезе эта сцена стала примером, демонстрирующим смысл духовной жизни. Борьба Иакова указывает на это подражание Христу (Мф 11. 12): «...Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Ibidem; Aug. Serm. 5. 6). В христиаской экзегезе в основном уделялось внимание символическому истолкованию таинственной борьбы Иакова, относительно же личности боровшегося с Иаковым высказывались различные мнения. Ориген, очевидно под влиянием иудейских комментаторов, считал, что Иаков с помощью Божией под видом ангела «боролся против какой-нибудь из тех сил, которые… враждуют и воздвигают брани против человеческого рода, преимущественно против святых» (Orig. De princip. III 2. 5). Блж. Иероним Стридонский, интерпретируя его имя, считал, что И. боролся с ангелом (Hieron. Quaest. hebr. in Gen. 32. 28-29). Мч. Иустин Философ, истолковывая имя Израиль как «побеждающий силу», полагал, что борьба Иакова прообразовательно указывает на подвиг Христа, победившего силу диавола (Iust. Martyr. Dial. 125).

Многие христианские комментаторы усматривали как в Иакове, так и в том, с кем он боролся, образ Христа. Согласно Клименту Александрийскому, с Иаковым боролся Логос - Сын Человеческий (именно поэтому Иаков и мог Его созерцать), Который научал его в борьбе со злом (ср.: Ин 14. 9) (Clem. Alex. Paed. I 7). Таинственный противник, побежденный И., был ангел, предобразующий собой при этом Христа, Который был также во время Своей земной жизни взят в плен (Caes. Arel. Serm. 88. 5; Aug. Serm. 229; Idem. De civ. Dei. XVI 39). Поврежденное во время борьбы бедро патриарха означает как плохих христиан, так и неверующих во Христа иудеев (Ambros. Mediol. De Iacob. 7. 30; Aug. Serm. V 8). Новое именование Израиль дает представление, что о том, с кем боролся Иаков, таинственно приоткрывается Бог. Т. о., Иаков боролся как с человеком, так и с Богом, что указывает на богочеловеческую природу Спасителя (Novat. De Trinit. 14. 30; 19. 80; Hilar. Pict. De Trinit. V 19. 1).

Образ Иакова  в раввинистической литературе.


Поскольку Иаков получил новое имя Израиль, ставшее эпонимом еврейского народа (Быт 32. 38), ставшего прародителем 12 колен Израилевых, в раввинистической традиции события его жизни интерпретировались как символические указания на эпизоды позднейшей истории еврейского народа. Также его основные противники, такие как Исав (а также Едом; Быт 25. 30; 36. 1) и Лаван (Быт 32. 24 след.), были прообразами противостоящего еврейскому народу греко-рим. мира. Борьба Иакова и Исава во чреве их матери Ревекки интерпретировалась как противостояние между Израилем и Римом: всякий раз, когда их мать проходила мимо синагоги (или «дома праведников»), внутри ее начинал двигаться Иаков, а когда мимо языческого святилища - Исав (Берешит Рабба 63. 6; ср.: Быт 25. 22). Описание внешнего вида родившихся от Ревекки младенцев: Исава - «красного (цвета крови) и косматого», а Иаков - гладкого (Быт 25. 25) - подчеркивает контраст между духовной красотой и чистотой Израиля и уродством языческого мира, которое особым образом проявилось в его кровопролитных войнах (Берешит Рабба 63. 7-8; Таргум Псевдо-Ионатана на Быт 25. 25). Кроме того, это противопоставление имело историческое основание, поскольку царь Ирод Великий, приверженец эллинистической культуры, был идумеем.

Иаков рассматривался как величайший из ветхозаветных патриархов (Берешит Рабба 76. 1), так что даже праотец еврейского народа Авраам был рожден и сбережен от огня печи Нимрода (их противостояние носит легендарный характер) только ради того, что от него в дальнейшем родится Иаков (Берешит Рабба 63. 2; Вайикра Рабба 36. 4; Санхедрин 19б). Словосочетанию «Бог Иакова» еврейские комментаторы придавали большую ценность по сравнению со словосочетаниями «Бог Авраама» и «Бог Исаака» (Вавилонский Талмуд. Берахот 64a; ср.: Пс 20. 1). Даже после смерти И. страдает вместе со своим народом в бедах и радуется при его освобождении (Мидраш Тэхеллим 14. 7; Пэсикта Раббати 41. 5). Последующие успехи еврейского народа также мистически увязываются с заслугами И. (Шир Хаширим Рабба 3. 6), более того, говорится, что весь мир был создан только ради Иакова (Вайикра Рабба 36. 4). Бог прославил Иакова, возвысив почти до сонма ангелов (Там же); образ Иакова получил один из ангелов с человеческим лицом в колеснице Божией (Танхума Левит 72-73). В таргуме на Быт 28. 12 сообщается, что во время видения небесной лестницы ангелы сошли посмотреть на Иакова именно потому, что его образ был на божественном престоле (Берешит Рабба 62. 23; 69. 3).

Особо подчеркиваются терпение и мудрость Иакова в отношении с Лаваном (представленным в Талмуде нечестным человеком), которого ему удавалось усмирять, не доводя конфликта до насилия (Берешит Рабба 74. 10). Иаков был тем, кто вкусил сладости рая в жизни и даже не был подвластен ангелу смерти (Бава Батра 17a); подобное представление о личности Иакова носит символический характер и подчеркивает бессмертие народа Израиля. В самарянских источниках отмечена его праведность (Мемар Марка II 11; V 2; ср. свидетельство Ин 4. 7-12 о том, что самаряне почитали Иакова отцом). На основании библейского Предания, нашедшего отражение в пророческой литературе (Ос 12. 4), большинство иудейских комментаторов считали, что в Пенуэле И. боролся с ангелом (напр., с арх. Михаилом - Таргум Псевдо-Ионафана на Быт 32. 25). Высказывались предположения, что это мог быть падший ангел или ангел-покровитель Исава, не пускавший Иакова на его территорию (Берешит Рабба 77-78; 82).

Тем не менее ряд неблаговидных поступков Иакова (особенно способ получения им первородства и благословения от Исаака) был подвергнут в иудаизме критике (см. также: Ос 12. 3-4), при этом существовали попытки дать символическое осмысление этих действий. Так, напр., желание получить первородство объяснялось не эгоистическими мотивами, а намерением Иакова обрести право приносить жертвы Богу по праву первенца (Берешит Рабба 63. 13; Бэмидбар Рабба 4. 8), а вся вина за совершенное возлагалась на его мать Ревекку, которую Иаков не мог ослушаться. Получение благословения от Исаака с помощью хитрости (Быт 27. 35) означает, что Иаков, облеченный «мудростью», получил ему причитающееся (Таргум Онкелоса на Быт 27. 35). Серьезное нарушение усматривалось в супружеских отношениях И. сразу с 2 сестрами - Лией и Рахилью (Песахим 119б; ср.: Лев 18. 18). Отношение Иакова с любимым сыном Иосифом (особое расположение к нему - Быт 37. 3), приведшее к тяжким последствиям и конфликту с остальными сыновьями, получает строгое осуждение (Шаббат 10б; Мегилла 16б; Берешит Рабба 84. 8). Также порицается неспособность Иакова спасти свое потомство от египетского рабства (Шаббат 89б; ср.: Ис 63. 16).

В Коране
нет точного свидетельства происхождения Иакова (араб.  ): был ли он сыном Исаака или его братом (Коран VI 84; XI 71). Возможно, только во время пребывания Мухаммада в Медине ему было указано, что предками Иакова были «Ибрахим, Исмаил и Исхак» (Коран II 133, 136). Подобно своим предшественникам, Иаков именуется пророком (Коран XIX 49). В основном о жизни Иакова повествуется в связи с историей Иосифа (Коран XII); рассказывается, как Иаков ослеп из-за печали по пропавшему без вести сыну и вновь прозрел, когда Иосиф нашелся (Коран XII 84, 93, 96). Накануне смерти Иакова заповедовал сыновьям быть стойкими в вере и они обещали ему поклоняться Единому Богу «твоих отцов» (Коран II 132-133). Один раз Мухаммад упоминает 2-е имя Иакова - Израиль ( ) (Коран III 93) в рассказе об установлении для потомков И. пищевых запретов (возможная отсылка к Быт 32. 33). В других местах имя Иаков употребляется в качестве обозначения народа Израиля (   - «сыны Исраиля» - Коран II 40; V 70). История взаимоотношений Иакова и Исава подробно рассматривается в более поздней исламской литературе - т. н. историях о пророках (  ).

Почитание Иакова.

В православных Церквах Иаков имеет общую память с другими праотцами. В византийских синаксарях сказание о праотцах помещалось также после сказаний о святых между 16 и 20 дек. (SynCP. Col. 315 sq.). 18 декабря встречается отдельное празднование в честь 3 первых патриархов - Авраама, Исаака и Иакова иногда к патриархам присоединяется также прор. Давид (SynCP. Col. 321 sq.).

Выделение Авраама, Исаака и Иакова в особую группу, имеющее основание в тексте Библии (Исх 3. 6; Мф 22. 32 и др.), характерно для Римско-католической и древних Восточных Церквей. В западной традиции их память приходится на 3-е воскресенье адвента. В XIV-XVI века на Западе отмечена тенденция закрепить определенную дату (5 февраля) для празднества в честь патриархов от Авраама до сыновей Иосифа (напр., в «Перечне святых» Петра Наталиса (ActaSS. Febr. T. 1. P. 594)), однако в дальнейшем эта дата не закрепилась.

В Коптской Церкви память Авраама, Исаака и Иакова отмечается 28 месоре (21 августа), вероятно, потому, что раньше, как видно из копто-араб. Александрийского синаксаря, на этот день приходился канун коптского Рождества (29 месоре) (PO. T. 10. Fasc. 2. N 47. P. 208). В эфиоп. версии Александрийского синаксаря память 3 патриархов дана под 28 хамле (22 июля) (PO. T. 7. Fasc. 3. P. 438). В Маронитской Церкви она зафиксирована под 20 августа в календаре из рукописи XVII века (PO. T. 10. Fasc. 4. N 49. P. 353), а также 29 декабря вместе с памятью прор. Давида и прав. Иосифа Обручника (Mariani. Col. 339). В Минологиях Сирийской яковитской Церкви память Авраама, Исаака и Иакова встречается 21 или 22 августа (с памятями прор. Давида и прав. Иосифа), прор. Даниила, Исаака и Иакова - 17 декабря (PO. T. 10. Fasc. 1. P. 44, 84, 106, 116). В Армянской Церкви память Иакова включена в общее празднество в честь праотцов (начиная с Адама) в четверг перед 2-м воскресеньем после Преображения.

Иконография

В произведениях раннехристианского и ранневизантийского времени возрастные характеристики Иакова колеблются. С византийского времени и в поздних циклах, как правило, он изображается безбородым в ранних сценах жизни и бородатым в поздний период. Наиболее раннее известное изображение Иакова находится в росписях синагоги в Дура-Европос (246-256 годы), где он изображен бородатым мужем в гиматии и тунике. Безбородым Иаковым представлен на мозаиках Санта-Мария Маджоре, 352/366 год, Рим (в сцене «Исаак благословляет Иакова»). В «Венском Генезисе» (Vindob. Theol. gr. 31, VI в.) в 1-й сцене он бородат. В раннехристианских памятниках в сценах до изгнания из дома Лавана Иаков одет в короткую тунику. В последующих циклах Иаков изображали в знак почтения к его сану облаченным в длинную тунику и белый гиматий (Ferrua A. Le pitture della nuova catacomba di Via Latina. Vat., 1960. Tf. 12, 27).

Цикл из 3 сцен, связанный с Иаковым, находился в церкви Сан-Паоло фуори ле Мура (440-461 годы, известен по копиям XVII века, см.: Waetzoldt S. Die Kopien des 17 Jh. nach Mosaiken u. Wandmalereien in Rom. W., 1964. Add. 344), из 5 - в Санта-Мария Нуова в Монреале, Сицилия (между 1183 и 1189 годами), из 14 - в Санта-Мария Маджоре, из 16 - в «Венском Генезисе», из 9 - в Пятикнижии Ашбернема (Paris. lat. Nouv. acq. 2334, VII век). Более поздние циклы обширнее по составу (напр., в визант. Октатевхе Vat. lat. 747, XI в.,- 25 сцен). В средневековом искусстве Иаков воспринимался как прообраз Спасителя, а его 12 сыновей - как прообразы апостолов. На миниатюре из Минология (Ath. Esph. 14. Fol. 411v, XI в.), иллюстрирующей Слово Иоанна Дамаскина о родословии Христа, Иаков представлен со всем домом: рядом с ним - Лия со своими сыновьями, ниже - Рахиль и Зелфа со своими сыновьями. Иаков, седой старец с длинными волосами и бородой, облачен в голубой хитон и коричневый гиматий. Многие сцены из цикла Иакова трактовались так же, как прообразы или повторения событий, упоминаемых в деяниях ветхозаветных пророков, напр. Моисея.

«Благословение Иакова» представлено дважды в росписи катакомб на Виа Латина (около 320/350 года): Иаков стоит перед лежащим на ложе Исааком, за спиной у него Ревекка, справа - Исав; Иаков слева у постели Исаака полагает к его ногам козленка. В ансамбле росписей церкви Санта-Мария Маджоре композиция отличается лишь тем, что Исаак благословляет Иакова возложением руки на голову. В церкви Сан-Паоло фуори ле Мура Исаак поднимает руку в жесте благословения, рука Иакова - в жесте принятия благодати. Нередко встречаются изображения, когда ослепший Исаак держит Иакова за руку: на миниатюре в Пятикнижии Ашбернема, на мозаиках Палатинской капеллы в Палермо (1143-1150 годы) и кафедрального собора Санта-Мария Нуова в Монреале. В средневизант. период на иллюстрациях византийских рукописей Иакова в этой сцене изображен зрелым, бородатым мужем в рубахе с длинными рукавами (напр., миниатюры из Гомилий Иакова Коккиновафского - Vat. gr. 1162. Fol. 22r, вторая четверть XII века).

«Сон Иакова». С раннехристианского времени в этой сцене Иаков представляли лежащим на земле, голова - на камне, рядом диагонально поставлена лестница, по которой восходят 2 или 3 ангела (фрагментарно сохр. в синагоге в Дура-Европос и в катакомбах на Виа Латина). На разрушенной фреске в церкви Сан-Паоло фуори ле Мура представлено, как Иаков воздвигает камень, наподобие алтаря, и впервые изображен крылатый ангел. История Иакова, включающая его битву с ангелом, сон, изображение стоящей у алтаря лестницы, по которой ангелы восходят на небо, присутствует на миниатюрах из Слов Григория Назианзина (Paris. gr. 510. Fol. 2r, 880-883 гг.; см.: Лазарев. 1986. Ил. 94), где Иаков представлен молодым, безбородым мужем в белых одеждах. В средневизантийский период, напр. в книжной иллюминации, Иаков в этой сцене изображен бородатым средовеком, лежащим у подножия лестницы, по которой от Христа и навстречу Ему движутся ангелы (Гомилии Иакова Коккиновафского - Vat. gr. 1162. Fol. 22r). Сцена «Сон Иакова» рядом с фигурой Иакова, седобородого старца в античных одеждах (темный хитон с клавом на плече и светлый гиматий), со свитком в левой руке, правой указующего на Богоматерь с Младенцем, представлена в среднике на иконе «Богоматерь с Младенцем, со святыми на полях» (первая половина XII века, монастырь вмц. Екатерины на Синае), причем в сцене сна Иакова изображен в тех же одеждах, но молодым, с темными длинными волосами. Уже со времен прп. Иоанна Лествичника лестница Иакова ассоциировалась с лестницей добродетелей, по которой благочестивые монахи поднимаются к небесам.

В византийском искусстве композиция «Сон Иакова» получила значение как прообразовательная, предугадывающая рождение Девы Марии (миниатюры в Гомилиях Иакова Коккиновафского, XII век; фрески парекклисиона монастыря Хора (Кахрие-джами) в Константинополе, около 1316-1321 годов). Лестница Иакова могла трактоваться и как прообраз Крестной смерти Спасителя, особенно если появлялась в декорации служебной утвари, напр. на серебряном кресте из церкви Сан-Джованни ин Латерано (XIII век). В искусстве Древней  Руси эта сцена включается в цикл деяний арх. Михаила (напр., икона из Архангельского собора Московского Кремля, 1399 год, ГММК), изображение лестницы Иакова входит в иконографическую схему иконы Божией Матери «Неопалимая Купина». Образ Иакова с лестницей в руке как со своим атрибутом и со свитком с пояснительным текстом входит в состав композиции «Похвала Пресвятой Богородицы», в т. ч. со сценами акафиста.

«Иаков и Ревекка у источника». Эта сцена встречается в памятниках раннехристианского искусства, главным образом на резных саркофагах (напр., фрагмент саркофага из рим. катакомб Сан-Каллисто, IV век) или на миниатюрах из византийских Октатевхов. Позднее воспринималась как сцена, прообразующая встречу Христа и самарянки.

«Борьба Иакова с ангелом». В раннехристиаских памятниках обе стоящие фигуры изображались в профиль, обхватившими друг друга за плечи, воспроизводили т. о. античные композиции борьбы (липсанотека (реликварий из слоновой кости), 360-370 год, музей Санта-Джулия, Брешиа; «Венский Генезис» (Vindob. Theol. gr. 31. Fol. 12)). Иногда тела могли перекрещиваться. В памятниках византийского времени ангел может изображаться гораздо более крупным, нежели Иаков (Гомилии Григория Назианзина - Paris. gr. 510. Fol. 2r), чем подчеркивалось Божественное покровительство Иакова. Эта композиция воспроизведена на бронзовых вратах (1076 год) в церкви арх. Михаила в Монте-Сант-Анджело, Апулия, Италия. На мозаиках Сицилии был использован другой вариант, когда Иаков приподнимает ангела над собой (мозаики Палатинской капеллы и собора в Монреале).

«Благословение Ефрема и Манассии». Древнейший пример - в росписи синагоги в Дура-Европос, где эта сцена также сопоставлена со сценой «Иаков благословляет своих детей» (фигура Иакова не сохр.). К основным признакам этой композиции относится изображение Иакова со скрещенными на груди руками (росписи катакомб на Виа Латина, IV век, фрагмент саркофага из рим. катакомб Сан-Каллисто, IV век). На миниатюре из «Венского Генезиса» (Vindob. Theol. gr. 31. Fol. 23) И. сидит прямо, перед ним - Ефрем и Манассия, слева - Иосиф. В визант. памятниках встречаются оба варианта - лежащий или сидящий Иаков - рельеф слоновой кости (Британский музей).

Особый тип изображения Иакова представлен в композиции «Страшный Суд»: Иаков в облике седого старца в белых одеждах сидит рядом с праотцами Авраамом и Исааком в сцене «Лоно Авраамово» - с XV века на русских, румынских и сербских фресках (напр., на фресках работы прп. Андрея Рублёва во владимирском Успенском соборе, 1408). С XVI-XVII веков - на русских иконах Вознесения Христова с клеймами в числе праотцов и пророков. Известны примеры включения иконы с образом И. в праотеческий ряд русского высокого иконостаса с конца XVI - начала XVII веков, напр. икона «Праотец Иаков» из Троицкой церкви Троице-Сергиева монастыря в Свияжске (начало XVII века, ГМИИ РТ, Казань).

Иллюстрации:

Праотец Иаков. Икона. Вторая половиа XV века (ГРМ). Архив ПЭ. 

 

©Православная энциклопедия

 

Литература
  • Gebhardt O., von, ed. The Miniatures of the Ashburnham Pentateuch. L., 1883. Pl. 9
  • Kutna G. Der Patriarch Jacobus in der bildenden Kunst // Ost und West: Illustrierte Monatsschr. f. d. gesamte Judentum. B., 1908. Bd. 5. N 8/9. S. 429-438
  • Wilpert. Mosaiken. Bd. 1. Add. 434s, 526, 607s, 705
  • Goldschmidt A., Weitzmann K. Die byzant. Elfenbeinenskulpturen des 10.-13. Jh. B., 1930. Bd. 1. Pl. 96
Статью разместил(а)

Попцов Александр Сергеевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты