Герáльдика (лат. heraldica, фр. héraldique, англ. heraldry, нем. Heraldik).

0 комментариев

Герáльдика (лат. heraldica, фр. héraldique, англ. heraldry, нем. Heraldik). 1. Феномен истории европейского общества XII—XVIII вв., представляющий собой систему социальной идентификации посредством визуальных признаков. 2. Совокупность гербов, закономерностей и правил их составления и прочтения (формальная Г.). 3. Историческая дисциплина, изучающая феномен Г. Термин «Г.» появился в XVII в.

История Г. показывает, что первоначально гербы существовали в виде изображений на знаменах. Как обычай индивидуальной идентификации она возникла в начале XII в. в практике турниров Сев. Франции, Фландрии, рейнской Германии и Южн. Англии. От военного сословия Г. была воспринята всеми слоями средневекового общества и в XIII в. утвердилась как полноценная эмблематическая система. Герб стал визуальным выражением родового имени.

Вне военного и турнирного обихода распространению герба способствовала практика широкого употребления печати. Духовные лица и города стали пользоваться гербами на печатях на рубеже XII—XIII вв. В начале XIII в. вся средняя и мелкая знать имела гербы; в течение XIII в. гербы усвоили городской патрициат и ремесленники. В XIV в. герб восприняли ремесленные корпорации и религиозные сообщества. В XIII—XIV вв. гербами обладали крестьяне Нормандии, Фландрии, Южной Англии. С XIV в. Г. распространилась по всей христианской Западной Европе и воздействовала на языческие и исламские регионы. Геральдические обычаи стали общеевропейским явлением. В XVI в. в ходе колонизации Г. была перенесена в Латинскую Америку.

В XIII в. сложился институт герольдов — профессиональных знатоков Г.; в середине XIII в. возникли первые гербовники. К концу XIV в. сформировался корпус используемых в качестве герба изображений, утвердилась композиция, складывалась терминология. Период наивысшего расцвета и по­всеместного бытования Г. приходится на XIV — начало XVI в. В XV в. на основе сеньориальной стала складываться государственная Г.

Особенностью Г. XV—XVI вв. является существование в ней дополнительных элементов, так называемых изобразительных девизов. В Италии, в Англии они употреблялись шире, чем герб, и были настолько известны, что могли заменять имя владельца (белая роза Йорков и алая Ланкастеров, огниво Бургундии). Продолжала развиваться возникшая в XII в. «воображаемая Г.», то есть совокупность гербов легендарных персонажей и гербов исторических лиц догеральдических времен.

Начиная с XV в. распространились представления о соответствии геральдических цветов определенным планетам, драгоценным камням, дням недели и т. п. Г. начала испытывать сильное влияние античной и псевдоантичной эмблематики. Принципы средневекового прочтения герба, не требовавшего расшифровки, к концу XV в. были забыты, и истолкование изображения герба в XVI в. пошло путем спекулятивных домыслов. Средневековые гербы переосмысливались и наделялись новым значением. Г. начали использовать для визуализации идеологических программ (эмблематика Елизаветы I, Франциска I).

В Новое время Г. в целом претерпела серьезные изменения. Начиная с XVI в. постепенно формировалась устойчивая связь герба с привилегированным статусом. Для XVI—XVII вв. характерны попытки правовой регламентации отдельных элементов гербовой композиции (например, право носить гербы с металлом основного поля, со шлемами только благородными). Верховная власть многократно предпринимала попытки законодательного регулирования Г. В XVII в. официализация геральдической практики усилилась; в обществе окончательно закрепился образ Г., в которой право на гербы принадлежало только привилегированному сословию.

Историческая Г. угасала и к концу XVIII в. практически изжила себя. Она испытала негативное воздей­ствие законодательства Французской революции и как социальная система визуальной идентификации окончательно пала с ­распространением Гражданского кодекса Наполеона, отменой сословий и сословных привилегий.

На протяжении XII—XVIII вв. историческая Г. не оставалась неизменной. Присущая европейской цивилизации как компонент европейской идентичности, Г. выражала особенности индивидуального и коллективного мироощущения Средневековья и Нового времени, отражала психологические и правовые особенности европейского общества, с уходом которых с исторической сцены Г. перестала функционировать и превратилась в реликт, сохранившись преимущественно в форме государ­ственной Г.

В России системная Г. появилась позже, чем в Западной Европе. В конце XV в. международные отношения потребовали визуализации царской власти на аналогичном Священной Римской империи уровне (двуглавый орел). Территориальные эмблемы отмечены с XVI в. В конце XVII в. существенное влияние оказывала польская Г. В начале XVIII в. русская Г. была реформирована Ф. Санти и практически полностью заимствована из Западной Европы в той нобилитетной форме, которую она имела в Европе в конце XVII — начале XVIII в. Поэтому в России личная и родовая Г. всегда являлась прерогативой и атрибутом исключительно дворянства.

Формальная (теоретическая) Г. представляет собой совокупность технических терминов, приемов и правил составления и описания гербов. Гербовая композиция состоит из собственно герба, помещаемого в щите, шлема, шлемовой эмблемы (нашлемника), намёта, щитодержателей, девиза, мантии, ранговых и корпоративных дополнений

 В Г. принято употребление определенных цветов: металлы — золото (желтый) и серебро (белый); красный, синий, зеленый, пурпурный, черный; меха (покрытия) — горностай, белка. С XVII в. наряду с цветовым они имеют графическое выражение. Возможно употребление и естественных цветов. Общее правило требует не допускать наложения металла на металл и цвета на цвет; оно действует в пределах одного гербового поля и не касается мехов, бризур, знаков каденции.

Гербовый щит допускает условные деления (рассечение, пересечение, скошение и др.). Часть геометрических фигур называется фигурами первого порядка (глава, оконечность, подножие, столб, пояс, перевязь, стропило и др.); часть — фигурами второго порядка (кайма, вольная четверть, клин, острие, ромб, веретено, титло, щиток и др.).

Для обозначения ветвей рода в Г. XII—XIV вв. использовались особые видоизменения герба (бризуры); в гербах XVI—XVII вв. для этого стали применять знаки каденции, добавляемые в герб: титло, полумесяц, звезда, мерлетта (изображение птицы без клюва и лапок) и другие.

Словесное выражение герба называется блазоном, а процесс описания герба по определенным правилам — блазонированием. Правая и левая сторона определяются не с точки зрения зрителя, а от лица, якобы несущего щит.

Развитие гербоведения. Основными источниками изучения Г. как исторической дисциплины являются печати, гербовники, монеты, знамена, гербовые грамоты, законодательные тексты, геральдические трактаты, миниатюры, широкий круг памятников материальной культуры.

В XIV в. появились первые геральдические трактаты; в XV—XVI вв. их число значительно возросло. Интерес к теме и высокая престижность герба в обществе породили жанр геральдического квазиучебного сочинения, в котором целью авторов было изложение основ Г. (Hiérosme de Bara. Le blason des armoiries... Lyon, 1579). Перемены в структуре исторического знания, связанные с деятельностью ученых-эрудитов XVII в., положили основание большинству специальных исторических дисциплин, в том числе и гербоведению. К XVII в. относятся первые попытки научного подхода к Г. Этот период характеризуется интересом к источникам, опора на которые стала нормой гербоведения. Наряду с началом научного изучения Г. в XVII в. широко распространились мифы в отношении ее истории.

Среди ранних работ следует отметить труд Дж. Гиллима (Guillim J. A Display of heraldrie... London, 1611), книгу М. Ла Коломбьера (Wulson de La Colombière M. de. La science héroïque... etc. Paris, 1644), которая вышла за пределы традиционной формы геральдического трактата. Заметна серьезная работа Ф. Я. Шпенера, эрудита из Страсбурга, считающегося в Германии «отцом Г.» (Historia insignium illustrium, seu operis heraldici pars specialis. Francfort, 1680; Insignium theoria seu operis heraldici pars generalis. Francfort, 1690).

Французским «отцом Г.» называют иезуита К.-Ф. Менетрие (1631—1705). Менетрие ошибочно полагал возможным извлекать из герба непосредственную историческую информацию, аналогичную информации монеты или печати, однако подлинная заслуга Менетрие состоит в том, что он обозначил возможности подхода к Г. как к историческому феномену и расширил круг источников, обратившись к упоминаниям гербов в нарративных источниках. Работы Менетрие сильно повлияли на развитие европейской гербоведческой мысли XVIII в.

В Великобритании лучшие гербоведческие работы XVIII в. принадлежат перу А. Низбета, Дж. Эдмондсона. В Испании одной из самых значительных книг XVIII в. по Г. является труд Х. де Авилеса «Cienciaheroica». Французское гербоведение после плодовитого XVII в. вступило в полосу стагнации: большинство произведений XVIII в. не оригинальны. В целом гербоведческая литература XVIII в. отразила упадок функционирования Г. как системы.

В России интерес к Г. был инициирован опубликованием в 1805 труда И. Х. Гаттерера «Начертание гербоведения» в переводе секретаря герольдии Г. Мальгина. Следующим шагом стало появление книги А. Б. Лакиера «Русская геральдика» (1854); спустя еще полвека были опубликованы «Лекции по геральдике» Ю. В. Арсеньева (1908).

К началу XX в. Г. в России сформировалась как отрасль исторического знания, но после 1917 развитие практической Г. и научного гербоведения прекратились. В 1992 создана Геральдическая служба, осуществляющая государственный контроль территориальной и значительной части ведомственной Г.; с 1999 существует Геральдический совет при Президенте России (государственный герольдмейстер — Г. В. Вилинбахов).

Успехи гербоведения во 2-й половине XX в. связаны с развитием новых направлений исторической науки. Современное гербоведение развивается как признанная область научных исследований. Проходят регулярные международные конгрессы под эгидой Международной академии геральдики, существует практика коллоквиумов, объединяющая исследователей всего мира.

С 1970-х среди гербоведов превалируют историки, рассматривающие Г. как историческое явление, для которых характерны внимание к крупным проблемам Г., затрагивающим основы социальной и духовной истории общества Средневековья и Нового времени, интернационализация исследований и междисциплинарный подход.

Лит.: Антонов В. А. Датская геральдика XII—XVII веков. М., 2008; Арсеньев Ю. В. Геральдика. Лекции. М., 1908 (переизд. Ковров, 1997; М., 2001); Гаттерер И. Х. Начертание гербоведения / Пер. с нем. Г. Мальгин. СПб., 1805; Лакиер А. Б. Русская геральдика. СПб., 1855 (переизд. М., 1990); Соболева Н. А. Российская городская и областная геральдика XVIII—XIX вв. М., 1981; Bascapé G. C., Del Piazzo M. Insegne e simboli. Araldica publica e privata medievale e moderna. Roma, 1983; Brault G. J. Early Blazon, Heraldic Terminology in the Twelfh and Thirteenth Centuries. Oxford, 1972 (переизд. 1997); Fox-Davies A. Ch. A Complete Guide to Heraldry. New York, 1909; Leonhard W. Das grosse Buch der Wappenkunst. München, 1976; Pastoureau M. Traité d’héraldique. 4 éd. Paris, 2004; Riquer M. de. Heraldica Castellana en tiempos de los Reyes Catolicos. Barcelona, 1986; Seyler G. A. Geschichte der Heraldik. Nürnberg, 1890 (переизд. 1970). А. П. Черных.

Статью разместил(а)

Олма Медиа Групп

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты