Генеало́гия (греч. genealogia — «родословная»)

0 комментариев

Генеало́гия (греч. genealogia — «родословная») — 1) происхождение и родственные связи отдельных семей и их членов; 2) исторический памятник, основным содержанием которого является систематизированная генеалогическая информация; 3) специальная историческая дисциплина, занимающаяся изучением истории родов, происхождения отдельных лиц, установлением родственных связей, составлением родословий. Г. как феномен общественного сознания возникла на ранних стадиях развития общества в связи с потребностью социальной, религиозной, правовой и этнокультурной идентификации индивида или коллектива. Функциями Г. были: утверждение божественного происхождения и религиозной идентификации, подтверждение филиации власти, определение имущественных отношений, социального статуса и права на связанный с этим объем социальных обязанностей и привилегий и др. В традиционных обществах Г. существовала как показатель степени «закрытости» социальной или род­ственной группы, регулятор брачности и наследственного характера профессиональных занятий, сохранения земельной и иной собственности в руках отдельных сословий или социальных групп. В Древнем мире особое генеалогическое сознание пронизывало все мировосприятие человека. Ранние Г. восходили непосредственно к космогоническим и другим мифологическим представлениям. Первопредок (божество, легендарный или знаменитый герой-прародитель) легитимировал социальный статус потомков (например, Г. в Библии). Счет поколений предков давал временны́е вехи событий и представление об их преемственности и связи. Как правило, это были родословия правителей, которые служили одновременно историей коллектива как единого сообщества (например, Гераклиды в Ахейской Греции). Происхождение определяло статус индивида и его гражданское полноправие. В Средние века роль генеалогического фактора во всех сферах жизни общества повысилась. Родственные связи отражали политическую жизнь общества, определяли характер и содержание политических союзов; генеалогический фактор присут­ствовал в большинстве европейских конфликтов эпохи Средневековья и Нового времени. Г. — общее явление для всей Зап. Европы, но Г. раньше появились и более многочисленны в кельтских и германских регионах. В раннее Средневековье бытовала устная традиция Г., редко превышавших 3—4 поколения предков, так называемый нормальный предел устной традиции. Далее этого предела первыми начали восходить королевские Г. В создании письменной традиции Г. примером генеалогических конструкций (списков правителей и первосвященников, поминальных списков (libri memoriales), соб­ственно Г.) послужила Библия. Раннесредневековые европейские Г. посвящены франкским династиям (VII—IX вв.); первая была составлена в Австразии (623—639). До 814 была создана Г. Каролингов, которая имела много продолжений и подражаний. В рамках генеалогического мышления складывались этногенеалогии, примеры которых присутствуют в «Повести временных лет». Они формировались под усиливавшимся воздействием христианской традиции; так, согласно устным Г. англосаксы происходили от Водана, а в Г. VIII в. Водан стал потомком библейского Ноя. До середины XI в. жанр Г. представлен Г. исключительно крупных суверенов. С середины XI в. и князья второго порядка стали претендовать на наличие королевской крови и старались возвести происхождение к Карлу Великому и Каролингам. Воспроизведение королевской генеалогической модели, в частности каролингской, очень часто встречается в Г. средневековой знати. В начале XIII в. такие династии, как Анхальт, Брауншвейг, Веттины, Зиккингены возводили свой род именно к Карлу Великому, а не к прочим франкским королям или мифологическим персонажам. Наряду с библейской и каролингской традициями существовала модель построения Г. от мифологических персонажей: иногда Г. выводила род от короля Артура; Г. графов ­Булонских настаивала на троянском происхождении рода и возводила его к Приаму. Аналогичные притязания присутствуют в Г. баварских Вельфов (ок. 1126). Об этом же свидетельствуют Г. XII в. в Нормандии, Анжу, Гаскони, Барселонском графстве. Постепенно библейская модель как основа Г. христианина стала господствующей. Начиная с XII—XIII вв. стали обзаводиться Г. и относительно более скромные семьи. С XIII в. их Г. вливались в более мощные Г., присоединяясь к библейской модели как к общеевропейской и общехристианской. Средневековые Г. были живыми, практическими документами, которые дополнялись и перерабатывались. Фальсификация средневековых Г. связана со стремлением включить в число предков христианских подвижников, удревнить ее ради повышения статуса рода в общественном мнении. Цель составления Г. лиц высокого социального статуса чаще всего была политической, связанной с притязаниями на земли и власть над ними. Легитимация власти, отраженная в Г., подтверждала законность ее получения и, соответ­ственно, передачи детям. В источниках сохранились и Г. персонажей малозначительных: в Уэльсе с XIII в. существовали Г. простых джентри. В подобных случаях целью Г. было аналогичное стремление обосновать обладание имущественными и юридическими привилегиями. Цель крестьянских Г. — подтверждение статуса держания земли или традиционной зависимости от сеньора. В связи с этим Г. часто помещались в текстах правового характера. Иногда целью составления Г. было оправдание определенного решения (брака, войны), иногда уклонение от обвинений в близкородственном браке или инцесте. В XV в. появился ряд важных справочников по истории правящих династий, начали складываться генеалогические коллекции. В это время утвердилась генеалогическая таблица как форма фиксации родственных связей. При составлении Г. стали шире использоваться различные документы. Расцвет практической Г. приходится на XVI—XVIII вв. Она полностью вошла в систему социального этикета. В связи с социальным возвышением многочисленных аноблированных семейств Г. стала одним из критериев права на принадлежность к привилегированному сословию. На Пиренейском полуострове официально существовало понятие «чистоты крови», и в Новое время генеалогический аспект играл важную роль при принятии в рыцарские ордены. В это время практической целью фальсификации Г. стало доказательство наличия достаточного количества благородных предков. Г. как научная историческая дисциплина начала складываться с конца XVI в., благодаря трудам историков-эрудитов. На ранних этапах становления научной Г. она представляла собой исследование конкретных родословий, составлявшихся с практическими целями, преимущественно родов и лиц, принадлежащих к элите общества. Во Франции становление научной Г. связано с такими именами, как А. Дюшен, П. Ансельм, Ш. Дю Канж, в Англии — Дж. Дагдейл, в Испании — Л. Саласар-и-Кастро, в Германии — К. М. Шпенер, Я. В. Имхоф, И. Х. Гаттерер. Они начали критическое изучение документальных актов, мемуаров и вещественных памятников для составления Г. Стало правилом сопровождать Г. выдержками из источника или отсылками к ним. Критические методы работы с данными Г. получили наибольшее распространение в Германии, которая стала лидером в теоретической Г. В Германии впервые стали разрабатывать Г. как вспомогательную историческую дисциплину наряду с геральдикой, хронологией и т. п. В Венском университете была основана первая кафедра Г. (1721). В ходе развития теоретическая Г. сформировала научный аппарат, включающий основные понятия рода и положения индивида в нем, взаимоотношений родства и свойства. Сложились системы оформления генеалогического материала: текстовые и графические (генеалогическое древо и другие виды родословных таблиц). Усовершенствовались методы составления родословных таблиц и росписей. Систему общей нумерации рода, созданную М. Эйтцингером (1590) для восходящих родо­словий, использовал Х. Соса (1676) и впоследствии усовершенствовал Ст. Страдонитц (1896) (система Соса-Страдонитца). Для нумерации нисходящего родства была создана система Ж. д’Абовилля. Возможности Г. в исследовании социальной истории и перспективы статистиче­ских методов в Г. показал О. Лоренц (1832—1904). Большое влияние на развитие научной Г. оказал О. Форст де Баттаглиа (1889—1965). В России Г. как научная дисциплина получила выражение в трудах В. Н. Татищева, М. М. Щербатова, справочниках В. В. Руммеля — В. В. Голубцова, А. Б. Лобанова-Ростовского. В конце XIX — начале XX в. сформировались генеалогические школы в Москве и Петербурге. Возникло Русское Генеалогическое общество, Историко-родословное общество. Большое влияние на русскую генеалогическую науку оказали труды Л. М. Савелова. С конца ­­1920-х в специальных генеалогических исследованиях наступил перерыв. Новое рождение Г. обрела в исследованиях по русской средневековой истории С. Б. Веселовского, М. Н. Тихомирова, А. А. Зимина, В. Б. Кобрина и др. Возрождение отечественная Г. переживает с 1990-х. Со второй половины XX в. содержание понятия Г. существенно расширилось в связи с развитием культурно-антропологических исследований. Г. стала пониматься как социокультурное явление, представляющее собой совокупность представлений о родовом прошлом индивида, коллектива или этноса с высокой конституирующей ролью в сфере общественного бытия. Тенденция генеалогических исследований XX в. выражена в интересе к Г. непривилегированных слоев — кресть­янства, бюргерства, купечества, ремесленников и прочее; использование данных Г. в исследовании истории государственных учреждений. Широкое применение Г. находит в исторической демографии. Интересные результаты дает применение Г. в сочетании с исследованиями по медицине, биологии, генетике.

Лит.: Аксенов А. И. Генеалогия московского купечества XVIII в. М., 1988; Его же. Очерки генеалогии уездного купечества XVIII в. М., 1993; Босворт К. Э. Мусульманские династии: Справочник по хронологии и генеалогии. М., 1971; Бычкова М. Е., Смирнов М. И. Генеалогия в России: история и перспективы. М., 2004; Дмитриева О. В. Генеалогия // Введение в специальные исторические дисциплины. М., 1990. С. 6—39; Лэн-Пуль С. Мусульманские династии: Хронологические и генеалогические таблицы с историческими введениями. М., 2004; Петриченко М. Б. Практиче­ские рекомендации по составлению кресть­янских родословных. СПб., 2001; Пчелов Е. В. Монархи России: Рюриковичи. Романовы. М., 2003; Рыхляков В. Н. Опыт библиографии отечественной генеалогии. Ч. 1—3. СПб., 1998—2000; Савелов Л. М. Лекции по генеалогии. М., 1994; Эскин Ю. М. Местничество, родословные и «родословные пасквили» // От Древней Руси к России Нового времени. Сборник статей к 70-летию А. Л. Хорошкевич. М., 2003. С. 165—178; Durye P. La généalogie, Paris, 1961; Dworzaczek W. Genealogia. Warszawa, 1959; Wagner A. R. English Genealogy. Oxford, 1960; Forst de Battaglia O. Wissenschaftliche Genealogie. Bern, 1948; Génicot L. Les Généalogies. Brepols-Turnhout, 1975; Lorenz O. Lehrbuch der gesamten wissenschaftlichen Genealogie. Berlin, 1898. А. П. Черных.

Статью разместил(а)

Олма Медиа Групп

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты