ГА́ЛИЦКАЯ РУСЬ

0 комментариев

ГАЛИЦКАЯ РУСЬ - историческая область на северо-восточных склонах Карпат, в верховьях рек Днестр, Прут, Серет (современные Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковская области Украины, юг Подкарпатского воеводства Польши).

Галицкое княжество

К началу X века галицко-волынские земли были населены восточнославянскими племенами волынян и хорватов, западнославянским племенем лендзян и балтским племенем ятвягов. Входили в сферу влияния киевских князей уже в 1-й полоине Х века, при князьях Олеге, затем Игоре; в середине Х века, в результате смуты после восстания древлян и убийства Игоря, были утрачены и окончательно оказались в составе Руси после походов киевского князя равноапостольного Владимира (Василия) Святославича в последней четверти Х века. Политическим центром этой западной окраины Древнерусского государства был основанный равноапостольным Владимиром города Владимир-Волынский, до середины XI века являвшийся резиденцией одного из сыновей киевского князя, правившего на этих землях в качестве наместника последнего. В 80-х годах XI века произошло дробление галицко-волынских земель. Из владений благоверного князя волынского Ярополка (Петра) Изяславича (1078-1086 годы) были выделены южные волости с центрами в Перемышле, Звенигороде (близ позднейшего Львова) и Теребовле (на реке Серет), которые были закреплены за потомством тмутараканского князя Ростислава Владимировича - родоначальника 1-й ветви галицких князей - и стали основой будущей Галицкой земли.
Галицкая Русь довольно рано обособилась от Киева, чему способствовали династические условия, благоприятствовавшие политической консолидации. На рубеже XI-XII веков Ростиславичи - Володарь, княживший сначала в Звенигороде, а затем, после смерти в 1092 году бездетного старшего брата Рюрика, в Перемышле, и благоверный князь теребовльский Василий [Василько] Ростиславич - отстояли свои владения от притязаний киевского князя Святополка (Михаила) Изяславича. В начале 40-х годов XII века, после смерти перемышльского князя Ростислава Володаревича и теребовльско-галицкого князя Иоанна Васильковича, здесь образовалось объединенное княжество со столицей в Галиче под властью звенигородского князя Владимирка Володаревича (1125-1153 годы).

Волынь еще в середине XII века являлась волостью, которой распоряжались киевские князья: с 1117 года она, за исключением короткого перерыва в 1142-1146 годов, находилась в руках Мономашичей - Романа Владимировича, его младшего брата Андрея, а затем их старшего племянника Изяслава (Пантелеимона) Мстиславича. Последний владел ею сначала с санкции киевского князя Всеволода (Кирилла) Ольговича (1139-1146 годы), а потом в качестве киевского князя. Отношения между Волынью и независимой от Киева Галицкой Русью были достаточно напряженными. Эта напряженность вылилась в устойчивый галицко-суздальский союз, который особенно активно проявился в ходе борьбы между Изяславом Мстиславичем и его дядей ростово-суздальским князем Юрием (Георгием) Владимировичем Долгоруким за Киев в 1149-1154 годах. Волынь была опорной базой Изяслава, после смерти которого в 1154 году (вернее, после изгнания из Владимира в 1156 году младшего брата Изяслава Владимира Мстиславича) уже неизменно оставалась наследственным владением его потомства независимо от перемен на киевском столе.
Не имея устойчивых отношений ни с Польшей, ни с Венгрией, Галицкая Русь естественным образом тяготела также к союзу с Византией, берущему начало уже в 1104 году, когда дочь Володаря Перемышльского была выдана замуж за одного из сыновей императора Алексея I Комнина (1081-1118 годы). Исходя из свидетельства осведомленного византийского историка Иоанна Киннама (писавшего, вероятно, в начале 80-х годов XII века), который именует Юрия Долгорукого «союзником» (греческое σύμμαχος), а Владимирка «вассалом» (ὑπόσπονδος) Византии (Ioannis Cinnami Epitome rerum ab Ioanne et Alexio Comnenis gestarum / Ed. A. Meineke. Bonn, 1836. Cap. III 11; V 12. P. 115.19, 235.2-5), исследователи иногда даже предполагают существование договора о каком-то сюзеренитете Византии над Галичем, быть может связанном с признанием со стороны Константинополя власти Галича как своего «вассала» над какими-то областями в районе дунайского устья. Так или иначе территории между Днестром и Карпатами (так называемое Понизье) находились в политической зависимости от галицких князей, хотя конкретные формы этой зависимости и время, когда она устанавливается, не поддаются точному определению. Во многом это связано с давно идущей в науке полемикой вокруг подлинности датированной 1134-м годом грамоты князя Иоанна Ростиславича Берладника (сына Ростислава Володаревича Перемышльского). Она представляет Иоанна князем М. Галича (при впадении Серета в Дунай), упоминая также якобы подвластные ему города (Берладь, Текуч) в междуречье Прута и Серета. В сохранившемся виде грамота не может быть признана подлинной, но является ли она фальсификатом или предпринятой в молдавской канцелярии XIV-XVI веков переработкой более раннего аутентичного документа, остается спорным.

Дальнейшее усиление Галича имело место при единственном сыне и преемнике Владимирка Володаревича Ярославе Владимировиче Осмомысле (1153-1187 годы), названном в «Слове о полку Игореве» (2-я половина 80-х годов XII века) одним из наиболее могущественных князей Древней Руси, который, с одной стороны, «подпирает» своими полками «горы Угорскыи» (Карпаты), а с другой - «затворил Дунаю ворота» и «рядит» «суды (древнерусское обозначение административно-государственной власти - А.Н.) до Дуная». По-видимому, в княжение Ярослава, в 1156-1157 годы, была учреждена Галицкая епархия (другой возможной датировкой является 1-я половина 40-х годов XII века).

Длительный политический кризис, в который Галицкая земля вступила после смерти Ярослава Владимировича, был обусловлен причинами как собственно династического (оба сына Ярослава, Владимир и Олег, оказались политически мало дееспособны), так и общеполитического порядка. Среди последних были факторы и внутренние - экономическая и, как следствие, политическая сила галицкого боярства, различные группировки которого старались так или иначе влиять на перемены на княжеском столе; и внешние - вмешательство в галицкие дела со стороны Венгрии, Польши, князей различных древнерусских земель (Волыни, Киева, Чернигова, Смоленска).

Попытка владимиро-волынского князя Романа Мстиславича, следуя призыву одной из группировок галицкого боярства, уже в 1188 году, через год после смерти Ярослава, сместить Владимира Ярославича и занять галицкий стол не удалась, так как бежавший в Венгрию Владимир навел на Галич венгерского короля Белу III. Король, заняв Галич, Владимиру его, однако, не вернул, а посадил на галицком столе своего сына Андраша, который также пользовался поддержкой какой-то части галицких бояр. Другая часть боярства призвала на стол князя Ростислава Иоанновича (сына Иоанна Берладника), пребывавшего на службе у смоленского князя Давыда Ростиславича. Но Ростислав потерпел поражение от венгров, был ими схвачен и отравлен. В 1189 году Владимир бежал из заключения в Венгрии и при поддержке германского императора Фридриха I Барбароссы, с военной помощью краковского князя Казимира II вернул себе Галич, в котором удерживался до конца жизни, до 1198-1199 годов, благодаря решительной поддержке владимиро-суздальского князя Всеволода (Димитрия) Юрьевича Большое Гнездо, своего дяди по матери, и союзу с киевским князем Рюриком Ростиславичем.

Галицко-Волынское княжество

Главным, а часто и единственным источником по истории Галицко-Волынского княжества является Галицко-Волынская летопись, продолжающая Киевский свод конца XII века в составе Ипатьевской летописи и охватывающая события с 1201 года по начало 90-х годов XIII века. Галицко-Волынская летопись состоит из 2 главных частей: летописца князя Даниила Романовича Галицкого и волынского летописца, ведшегося после смерти Даниила в основном при дворе волынского князя благоверного Владимира Васильковича. Однако, пользуясь летописью, историк испытывает постоянные затруднения в связи с тем, что погодная сетка, имеющаяся только в Ипатьевском списке, - позднейшего происхождения и ее датировки отклоняются от реальных иногда на величину до 4 лет. Более ранний период истории Галицкой Руси и волынских земель освещен главным образом в киевском, в меньшей степени во владимиро-суздальском и новгородском летописании XII века, хотя в историографии не раз высказывались предположения о существовании, по крайней мере временном, местного (перемышльского) летописания уже в XII столетии, следы которого усматривают, например, в комплексах уникальных известий 20-х годов XII века о Ростиславичах в «Польской истории» Я. Длугоша (XV век) и в «Истории российской» В.Н. Татищева. Местный актовый материал немногочислен, но он дополняется большим количеством папских грамот, а также грамот и посланий венгерских королей. К числу наиболее важных иностранных источников следует отнести также упомянутую «Польскую историю» Длугоша и труд его предшественника 2-й половины XII века краковского епископа Винцента Кадлубка.

Конец XII - конец XIII веков 

После смерти Владимира Ярославича Галич, несмотря на сопротивление Киева, с польской помощью был захвачен Романом Мстиславичем, что привело к 1-му краткому (1199-1205 годы) объединению Галицкого и Волынского княжеств. Галицко-Волынское княжество стало в это время в ряд самых могущественных княжеств на Руси, а Роман простирал свое влияние также и на Киев. Жесткая политика Романа по отношению к боярству не принесла князю популярности в Галиче, так что после его скорой гибели (июнь 1205 года) галицкая боярская верхушка призвала на княжение сыновей новгород-северского князя Игоря Святославича (героя «Слова о полку Игореве»), которые по матери приходились внуками Ярославу Осмомыслу: в 1206 году в Галиче сел Владимир Игоревич, а в Звенигороде - его брат Роман, вскоре один из Игоревичей, Святослав, появился во Владимире. Малолетние сыновья Романа, Даниил и Василько, были вынуждены вместе с матерью бежать в Польшу.

Формально поддерживая Романовичей, краковский князь Лешек II и венгерский король Андраш II преследовали, однако, в Галицкой Руси собственные политические цели. Последний сразу же, не позднее января 1206 года, включил в свой титул звание «король Галиции» (латинское rex Galiciae). Попытки Игоревичей с помощью репрессий избавиться от контроля со стороны галицкого боярства побудили бояр просить у венгерского короля вернуть на галицкий стол пребывавшего в Венгрии отрока Даниила. В 1211 году венгерские войска овладели Перемышлем, Звенигородом и Галичем, но и Даниил с его волынским окружением оказался вскоре неугоден боярской верхушке Галича. Смута имела следствием невиданную прежде на Руси скандальную узурпацию княжеской власти одним из боярских лидеров (Володиславом Кормиличичем).
Политический хаос привел к прямой венгерско-польской агрессии с целью аннексии и расчленения Галицкого княжества, в столице которого должен был сесть сын венгерского короля Кальман (Коломан), а Перемышльская волость должна была отойти Кракову. В 1214 году этот договор был скреплен браком Кальмана с дочерью Лешка II Саломеей. В 1215 году союзники вошли в Галич, где с санкции папы Иннокентия III Эстергомский архиепископ (примас Венгерской Церкви) в присутствии польских архиереев короновал Кальмана «галицким королем». Поддержка папы была куплена ценой униатарных обязательств новоявленного «галицкого короля». Это натолкнулось на резкое неприятие православного духовенства и народа (смотрите подробнее в статье Галицкая епархия), кроме того, вследствии отказа венгров уступить полякам Перемышль разрушился венгерско-польский союз. В результате Даниил при поддержке Лешка II в 1216 году вокняжился во Владимире-Волынском, а Кальман в 1219 году был выбит из Галича благоверным князем Мстиславом (Феодором) Мстиславичем Удатным.

Даниил, пользуясь лояльностью Мстислава, на дочери которого Анне он женился, в течение 20-х годов консолидировал под своей властью практически всю Волынь. (В 60-х годах XII века Волынь была разделена на Владимирскую и Луцкую волости: в 1-й закрепилось потомство Мстислава Изяславича (Ɨ 1170 год), во 2-й - его младшего брата Ярослава, одновременно к владениям волынских Изяславичей присоединилась Берестейская волость (с центром в городе Берестье, современный Брест). Владимирское княжество Мстислава было поделено между его сыновьями: Роман Мстиславич унаследовал отцовский Владимир, Всеволоду был выделен Белз, Владимиру, затем Святославу - Берестье. В Луцком княжестве в 10-20-х годов XII века известны Дорогобужско-Пересопницкий удел и южнее его уделы Шумский и Межибожский.) Сначала Даниил отобрал отошедшую было Кракову Берестейскую волость, затем присоединил находившиеся в руках его двоюродных дядей Ярославичей, сыновей князя Ярослава Изяславича, луцкие земли: Пересопницкую волость (после смерти пересопницкого князя Мстислава Ярославича (1226 год) и его малолетнего сына Иоанна (1227 год)), изгнал из Луцка князя Ярослава Ингваревича, внука Ярослава Изяславича, а также вернул захваченную пинскими князьями Черторыйскую волость.
Объединение Волыни позволило Даниилу вступить в борьбу за Галич. По договору 1227 года Мстислава Удатного с Венгрией князь уступил Галич младшему сыну короля Андраша II Андрашу, за которого он также выдал свою дочь. Кроме королевича Андраша в схватке за Галич участвовал также благоверный князь черниговский Михаил Всеволодович, он был женат на сестре Даниила. Противоборство шло с переменным успехом: севши в Галиче в 1230 году, Даниил был вынужден не раз уступать его то венграм (1232 год), то Михаилу Черниговскому (1235 год). Очередное вокняжение Даниила Романовича в Галиче в конце 1238 года или начале 1239 года принято считать финалом галицкой смуты, так как галицкий стол из своих рук Даниил уже не выпускал, хотя война закончилась только битвой при Ярославе (к северу от Перемышля) 17 августа 1245 года, когда венгерское войско во главе с сыном Михаила Ростиславом, зятем венгерского короля Белы IV, было наголову разгромлено Даниилом и Васильком Романовичами. Летописец Даниила Романовича (в составе Галицко-Волынской летописи) подчеркивает, что окончательное водворение князя в Галиче произошло благодаря симпатиям к нему со стороны «гражан», видевших в нем своего «держателя... Богом данного» в отличие от «иноплеменьных князии» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 777). Позиция «мужей градьстих» здесь явно противопоставлена позиции галицкого боярства, которое предпочитало Даниилу слабых иноземных правителей, не имевших опоры в Галицкой Руси и вынужденных поэтому во всем идти навстречу интересам боярства.

Успехи в Галиче дополнялись воссоединением Волыни под рукой сыновей Романа: в 1234 году был занят Белз (где до этого княжил Александр Всеволодович, двоюродный брат Даниила и Василька), в 1238 году - Дорогичин на крайнем северо-западе Волыни, который польский князь Конрад Мазовецкий в 1237 году передал рыцарям Добжиньского ордена. Вскоре после 1241 года Даниил построил в Дорогичине «церковь прекрасну святое Богородици» (Там же. Стб. 788). Окончательный мир с Венгрией был оформлен браком Льва Даниловича, сына Даниила Галицкого, с дочерью Белы IV (1247 год или несколько позднее). Единое Галицко-Волынское княжество было восстановлено, хотя и оказалось снова поделено между Даниилом, севшим на княжение в Галиче, и всегда пребывавшим в его тени младшим братом Васильком, которому досталась Волынь, но без забужских волостей Белза, Червена и Холма, отошедших Галичу. К 30-м годам XIII века относится активная градостроительная деятельность Даниила, в частности основание им Холма в междуречье Западного Буга и Вепша, ставшего излюбенной резиденцией князя и одним из важнейших военно-административных центров Галицко-Волынского княжества, князь приглашал в город «немцев, и русь иноязычникы, и ляхы», в Холм также приходили бежавшие из монголо-татарского плена русские ремесленники (Там же. Стб. 873).

Таким образом, Галицко-Волынское княжество стало последним в ряду крупных земель-княжений, сложившихся на территории ранее единого Древнерусского государства. Княжество охватывало земли от Северо-Восточных Карпат (Перемышльская волость) на западе до Погорины (область по течению реки Горыни) на востоке (за исключением Дубровицкой волости в низовьях Горыни) и от Берестейской волости по среднему течению Западного Буга на севере до Среднего Поднестровья на юге, причем политическое и экономическое влияние Галицко-Волынского княжества к западу от Днестра распространялось на неопределенное расстояние вплоть до Черноморского побережья и устья Дуная. На территории княжества существовало 5 епископских кафедр: во Владимире-Волынском (основана в последней четверти XI века, возможно в конце X века, смотрите Владимиро-Волынская епархия), в Галиче, в Угровске (основана в 30-х годах XIII века, до 1238 года, или около 1219-1220 годов, около 1240 года переведена в Холм, смотрите Холмская и Люблинская епархия), в Перемышле (основана или возобновлена около 1219-1220 годов или около 1117-1128 годов, смотрите Перемышльская епархия), в Луцке (основана ранее 1288 года, вероятно в 20-30-х годах XIII века, смотрите Луцкая и Волынская епархия). Летопись особо отмечает участие князя Даниила в строении и украшении храмов в Холме, где попечением правителя был воздвигнут и богато украшен собор во имя апостола Иоанна Богослова.

Судьба княжества в 40-60-х годах определялась, как и почти всюду на Руси, новым внешнеполитическим фактором - необходимостью найти приемлемый способ сосуществования с возникшим на южных рубежах Руси мощным государственным образованием кочевников - Золотой Ордой. Галицко-Волынское княжество весьма пострадало от монголо-татарского нашествия в 1241 году: были взяты Владимир-Волынский, Галич «и ины грады многы, имже несть числа» (Там же. Стб. 786) (археологические исследования установили, что монголо-татары захватили Теребовль, Перемышль, Звенигород, Колодяжин, Плеснеск, полностью уничтожен был Изяславль). В качестве уцелевших Галицко-Волынская летопись называет Холм и отдельные крепости: Кременец и Данилов (на волынско-галицком пограничье), но таковых несомненно было больше.

В конце 1245 - начале 1246 годов Даниил отправился в ставку хана Орды Батыя, где вынужден был признать свою зависимость от последнего. Особенно ярко она проявилась при преемнике Батыя хане Берке (1256-1266 годы), когда Василько Романович и сыновья Даниила участвовали в военных предприятиях ордынцев против Литвы (1258 год) и Польши (зима 1259-1260 годов); кроме того, в 1259 году Романовичи должны были подчиниться требованию Бурундая (монгольского предводителя на правобережье Днепра) и срыть укрепления своих городов (уцелел Холм). Вместе с тем источники не дают возможности определенно судить о том, в какой мере Галицко-Волынское княжество было (и было ли) захвачено такими государственно-организационными и фискальными мероприятиями ордынских властей, как баскачество или «число» (перепись податного населения), о которых хорошо известно для этого времени применительно к Северо-Восточной Руси, хотя смутное упоминание о городах на юго-востоке Волыни, «седящих за татары» в 50-х годах XIII века, имеется (Там же. Стб. 838). Так или иначе Даниил имел возможность проводить активную самостоятельную внешнюю политику и не терял надежды на организацию отпора Орде.

Это проявилось прежде всего во взаимоотношениях с папством, в котором галицкий князь видел силу, способную взять на себя такую организацию, - очевидно, в связи с тем, что тема обсуждалась в 1245 году на Лионском I Соборе. Уже в марте 1246 года возвращавшийся из Орды Даниил встретился с направлявшимся к великому хану в Каракорум папским послом Дж. дель Плано Карпини, позднее сообщившим, что под влиянием его бесед об унии с Римской Церковью Даниил и Василько (при дворе последнего Плано Карпини провел некоторое время ранее) написали послание к папе Иннокентию IV. Ни это, ни последующие послания Даниила не сохранились, но об их содержании позволяет судить серия ответных папских документов 1246-1248 годов, в которых идет речь о взятии папой «короля Руси» (rex Russiae) Даниила и «короля Лодомерии (то есть Владимира-Волынского - А. Н.)» (rex Lodomeriae) Василька и их «королевств» под «святого Петра и нашу защиту» (sub beati Petri et nostra protectione), о назначении архиепископа Прусского, Ливонского и Эстляндского (будущего архиепископа Рижского) Альберта II папским легатом на Руси с поручением ему огласить здесь акт об унии, о разрешении Русской Церкви сохранять некоторые свои богослужебные особенности (например, литургисать на квасном хлебе), о наказе рыцарям монашествующих орденов не вторгаться в земли Даниила и Василька и, наконец, о незамедлительном информировании Рима о возможной монгольской угрозе через рыцарей Тевтонского ордена (последнее послание от января 1248 года было направлено также благоверному великому князю Александру Ярославичу Невскому).

Надежды Романовичей на немедленную и активную поддержку против Орды со стороны Рима не оправдались, хотя это и не повлияло на стремление Даниила, впрочем безуспешное, выстроить антиордынский блок (брак его дочери в 1250 году с братом Александра Невского великим князем владимирским Андреем Ярославичем, который 2 годами позже «здума… бегати, нежели цесарем [ханам.- А. Н.] служити» - Там же. Т. 1. Стб. 472). Замершие было переговоры с папой возобновились в 1253 году, когда в мае этого года в ответ на известие Даниила о приближении ордынского войска под предводительством темника Куремсы Иннокентий IV направил окружное послание к князьям Чехии, Моравии, Поморья и Польши с призывом к крестовому походу против монголо-татар. В результате после длительных колебаний, поддавшись уговорам краковско-мазовецких князей Болеслава и Земовита, обещавших военную помощь, Даниил принял королевский венец из рук папского легата, который короновал его, вероятнее всего, осенью 1253 года в Дорогичине, во время похода против ятвягов. Несмотря на это, военного сотрудничества между Галицко-Волынским княжеством и Римом против Орды не получилось, не имели последствий и разговоры об унии, как то видно из санкции нового папы Александра IV литовскому королю Миндовгу (крещенному в католичество и коронованному в 1253 году) воевать против русских земель как против неверных (1255 год), а также из грозных посланий папы Даниилу (1257 год).

Вместе с тем галицко-волынский летописец упорно придерживается титула «король» применительно к Даниилу Романовичу. Вероятно, коронация имела смысл для Даниила не только как уступка папской дипломатии, но и как инструмент в собственной политике по отношению к Ордену и Литве, прежде всего по отношению к Венгрии. Ведь Бела IV продолжал сохранять в своем титуле звание «король Галиции», очевидно считая Даниила своим вассалом еще с 1235 года, когда тот, присутствуя при восшествии Белы на престол, участвовал в церемонии, ведя под уздцы королевского коня, то есть признав сюзеренитет венгерского короля. И даже безуспешное участие Даниила в 1248-1253 годах в борьбе за австрийское наследство, когда в 1248-1253 годах он пытался сделать австрийским герцогом своего сына Романа (с 1252 года Роман был женат на Гертруде, племяннице Фридриха II Воинственного, последнего австрийского герцога из рода Бабенбергов), следует скорее рассматривать в русле венгерской политики. Равенство в титуле могло теперь служить формальной гарантией суверенитета Даниила Галицкого. Ордену пришлось уступить Даниилу и мазовецкому князю Семовиту треть всех завоеваний в Ятвягии (1254 год).

Тогда же Галицко-Волынское княжество сумело извлечь выгоды и из начавшейся литовской экспансии в сторону В. Понеманья: захваченное Миндовгом Городенское княжество с городами Городно (современное Гродно), Слоним и Волковыйск в качестве вассала Миндовга около 1254 года получил вернувшийся из Австрии князь Роман Данилович. По сообщению галицко-волынского летописца, в 1254 году Роману Даниловичу передал свое княжество с центром в Новгородке (современный Новогрудок Гродненской области) Войшелк, сын Миндовга, принявший монашество. В 1265-1266 годы младший сын Даниила Шварн вместе со своим дядей Васильком участвовал в борьбе за литовский великокняжеский стол на стороне Войшелка. Став великим князем, Войшелк сделал Шварна своим соправителем, а Василька назвал «отцом» и «господином», то есть сюзереном. Однако наметившаяся было династическая перспектива создания объединенного Галицко-Волынско-Литовского княжества пресеклась около 1269 года в связи со смертью Шварна Даниловича.

Галицко-волынским князьям удавалось сохранить контроль (по крайней мере до появления Бурундая в конце 50-х годов) и в особо подударных со стороны степи областях - Болоховской волости (в верховьях Случи) и днестровском Понизье. Зимой 1254-1255 годов в ответ на нападение Куремсы Даниил и Василько предприняли военные акции в Болоховской земле, в верховьях Южного Буга и других областях, подвластных татарам. Об относительной прочности ситуации в Галицко-Волынском княжестве говорят и общерусские амбиции Даниила - восшествие его ставленника Кирилла (которого с известной долей вероятности отождествляют с одноименным «печатником» Даниила), в 1246-1247 годах хиротонисанного на Киевский митрополичий стол. До 1250 года митрополит святой Кирилл II, в том числе и во время пребывания во Владимиро-Суздальской Руси, действовал, похоже, в интересах Даниила Романовича (именно святейший Кирилл венчал великого князя Андрея Ярославича с дочерью князя Даниила).
После смерти в 1264 году Даниила, а вскоре, в 1269 году, и Василька Романовичей политическая структура Галицко-Волынского княжества мало переменилась. Галицкие владения Даниила достались его старшему сыну Льву (Роман Данилович умер еще при жизни отца), в 1268 году Лев Данилович перенес столицу княжества во Львов. Волынь перешла к благоверному князю Владимиру Васильковичу, единственному сыну Василька; впрочем, Луцк стал княжением Мстислава Даниловича, который заметной роли в жизни Галицко-Волынского княжества не играл, хотя именно ему не имевший мужского потомства Владимир Василькович передал Владимир перед кончиной в 1289 году. С князем Васильком Романовичем или, что хронологически более вероятно, с его сыном Владимиром Васильковичем находился в дружбе сербский краль Стефан IV Драгутин (1276-1282 годы; смотрите Феоктист). Согласно житию последнего, написанному Сербским архиепископом Даниилом II (1324-1337 годы), краль Стефан «вь Русьскую бо землю множицею посилааше сьлы свое сь многочьстьныими дары кь Божьствьныимь црьквамь и манастиремь... вь тьи бо земли Русьсцеи име зело любовьнааго си приятеля кнеза Василия и тому по достоянию дльжную чьсть вьздавааше глаголы сладькые сь великолепьными дары царьскыими вьсылае ему» (Животи краљева и архиепископа српских, написао архиепископ Данило и др. / Изд. Ђ. Даничић. Загреб, 1866. С. 39-40); смешение отца с сыном у сербского агиографа произошло, вероятно, под влиянием устойчивого сочетания княжеских имен Владимир и Василий; в то же время встречающееся в литературе отождествление «приятеля» Драгутина с Владимирским князем Василием Ярославичем (Мошин B. А. О периодизации русско-южнославянских лит. связей X-XV вв. // ТОДРЛ. Т. 19. С. 98) несомненно является ошибочным (смотрите: Paдojuчић Ђ. Cn. Jужнословенско-руске културне везе до почетка XVIII в. // ЗбМСКJ. 1965. Књ. 13, бр. 2. С. 279-280; Попова О. С. Галицко-волынские миниатюры раннего XIII в. // ДРИ. [Вып.:] Худож. культура домонгольской Руси. М., 1972. C. 305. Примеч. 20).

Панегирический летописный образ Владимира Васильковича, который как «книжник велик и философ» предавался богоугодным делам, в частности строительству и украшению храмов, резко контрастирует с лихорадочной политической активностью Льва Даниловича, в этом отношении живо напоминающего отца. Вместе с тем в отличие от политики Даниила Романовича интересы его преемника сосредоточены практически исключительно на западе. Об этом свидетельствует приблизительный список его предприятий: союз с венгерским королем Иштваном (Стефаном) V против чешского короля Пржемысла II Отокара (1271 год), безуспешная попытка стать кандидатом на краковско-сандомирский стол в Польше (1279-1280 годы), а затем поддержка чешского короля Вацлава II в его борьбе за Краков (1289, 1299 годы), поход в Силезию (1289 год), участие в военных акциях ордынцев (в 1277 году против Литвы, в 1285 году против Венгрии, в 1287 году против Польши), которых он привлекал и к собственным походам (в 1275 году на Литву, в 1280-1281 годы на Польшу). В качестве результата можно назвать разве что временное овладение им Люблинской землей (1293-1302 годы).

Конец XIII века - 1340 год 

По окончании в начале 90-х годов XIII века Галицко-Волынского летописца круг известий по истории Галицко-Волынского княжества становится крайне ограниченным. Сведения об отношениях местных князей с Ордой для конца XIII - 1-й трети XIV веков почти полностью отсутствуют, хотя для Галицкого княжества эти отношения должны были иметь особое значение. Нет почти известий и о внутренней жизни Галицкой Руси, и о ее отношениях с древними русскими землями. Подавляющая часть сведений характеризует отношения Галицко-Волынского княжества с западными соседями, прежде всего с Польшей.
Одно из последних известий Ипатьевской летописи сообщает о встрече 15 августа 1289 года главного из галицко-волынских князей Льва Даниловича в Опаве с чешским королем Вацлавом II. По-видимому, во время переговоров было достигнуто соглашение, что Лев отказывается от поддержки князей - противников краковского князя Генриха, союзника чешского короля, - взамен на Люблинскую землю, входившую в состав Галицко-Волынского княжества до 1302 года. Позднее князь Лев изменил политику, был заключен брак между сестрой одного из противников Вацлава II - князя Владислава Локетка - Евфимией и сыном Льва Юрием.

Этот князь наследовал отцу и объединил Галицко-Волынское княжество (невозможно точно сказать, когда это произошло). В 1299 году «rex Russiae» встречался с королем Вацлавом II в Брно, но неизвестно, был это Лев или его сын Юрий. Начиная с 1300 года Юрий Львович поддерживал Владислава Локетка в его борьбе с Вацлавом II за объединение польских земель. На первых этапах военных действий, неудачных для союзников, Юрий утратил Люблинскую землю. Около 1303-1304 годов князь добился в Константинополе создания для своих владений Галицкой митрополии (с 1305 года не замещалась). Юрий Львович умер 23 мая 1308 года. В некрологе, сохранившемся в «Истории Польши» Я. Длугоша, отмечается, что в его правление Галицкая Русь «славилась миром и великим богатством». Длугош также отмечал, что князь Юрий «был щедр к духовным лицам», очевидно имея в виду прежде всего католических монахов. По сообщению хрониста, папа Климент V посылал к Юрию Львовичу послов, призывая его «подчиниться» Римской Церкви и «объединиться» с ней, однако князь ответил отказом.
После смерти Юрия Львовича Галицко-Волынским княжеством совместно управляли его сыновья Андрей и Лев. Позднее старший из братьев правил на Волыни, а младшему, по-видимому, отошла Галицкая земля. От времени совместного правления сыновей Юрия Львовича сохранился текст их договора с Тевтонским орденом от 9 августа 1316 года о союзе. Договор содержал обязательство князей защищать земли ордена от татар и других захватчиков. Обязательства ордена были изложены в несохранившемся соглашении, к-рое находилось в архиве князей. Поскольку отношения с западными соседями у Галицко-Волынского княжества были мирными, исследователи заключают, что данное соглашение с орденом было направлено против Литвы. Правители последней в данный период стремились захватить у Галицко-Волынского княжества его стратегически важные владения на севере - Берестейскую землю. В письме папе польский король Владислав Локетек писал, что князья были для его владений «непобедимым щитом от жестокого народа татар».

Сохранились грамоты князя Андрея Юрьевича 1320 года торуньским и краковским купцам. Подтверждая права, которыми купцы пользовались при Юрии Львовиче, князь делал это с согласия своих бояр и обещал не нарушать взятых обязательств от имени своего и бояр. Это свидетельствует о силе и влиянии, которым пользовалось галицко-волынское боярство в начале XIV века. К князьям Андрею и Льву Юрьевичам, как предполагают, относится обращение папы Иоанна XXII 3 февраля 1317 года (сохранились в копии, где оставлено место, чтобы позднее вписать имена) с предложением подчиниться Римской Церкви. Не позднее начала декабря 1323 года оба князя неожиданно скончались, об этом сообщил их дядя король Владислав Локетек папе. Исследователи полагают, что Андрей и Лев Юрьевичи, возможно, погибли в войне с литовцами. Очевидно, тогда Галицко-Волынское княжество утратило Берестейскую землю.
Как претендент на княжеский трон выступил князь Болеслав (смотрите Юрий II (Болеслав)), сын мазовецкого князя Тройдена и Марии, родной сестры Андрея и Льва Юрьевичей. Ему оказал поддержку Владислав Локетек, который, получив военную помощь у венгерского короля, в конце 1323 года предпринял поход, чтобы утвердить Болеслава на княжеском столе. Князь Юрий (Болеслав) поддерживал дружественные отношения также с Литовским великим княжеством. В 1331 году, по свидетельству Длугоша, он женился на дочери великого князя Гедимина, принявшей в Крещении имя Евфимия. На волынскую часть княжества претендовал Димитрий (Любарт) Гедиминович, зять Андрея Юрьевича (уже 8 декабря 1323 года Димитрий (Любарт) выдал жалованную грамоту епископской кафедре в Луцке, в которой именовал себя князем луцким и владимирским; обоснование датировки смотрите: Турилов А. А. Жалованная грамота Любарта Гедеминовича Луцкой кафедре и ситуация на Волыни после гибели галицко-волынских Рюриковичей // Вост. Европа в древности и средневековье: Пробл. источниковедения: XVII чт. памяти В. Т. Пашуто. IV чт. памяти А. А. Зимина: Тез. докл. М., 2005. Ч. 2. С. 266-268). Однако вскоре он, очевидно, признал верховенство Юрия (Болеслава), сохранив за собой Луцк.

Главными документами, сохранившимися от Болеслава, принявшего Православие с именем Юрий, являются несколько его договоров с Орденом (1325, 1327, 1334 и 1335 годы), подтверждавших соглашение, заключенное ранее Андреем и Львом Юрьевичами. Чем была вызвана необходимость неоднократного подтверждения одного и того же документа и против кого мог быть направлен этот союз, установить невозможно. Первые договоры с Орденом князь заключал от собственного имени, в составлении договоров 1334 и 1335 годов приняли участие его советники, названные в текстах «баронами», которые скрепили договоры своими печатями. Среди советников - Галицкий епископ Феодор, судья и воеводы главных городов: Белза, Перемышля, Львова и Луцка. 1-е место среди советников занимал Димитрий, которого князь назвал своим «дядькой» (воспитателем). Изменение формы соглашений говорит об усилении роли боярства в жизни Галицко-Волынского княжества к концу правления Юрия (Болеслава). После смерти князя власть в княжестве оказалась в руках его «дядьки» Димитрия.
В 1338 году Юрий (Болеслав) вместе с польским королем Казимиром III Великим посетил венгерского короля Карла Анжуйского в его столице Буде. По мнению нек-рых исследователей, галицко-волынский князь искал помощи Польши и Венгрии в борьбе с внешней опасностью и внутренней оппозицией.

В начале 1327 года папа Иоанн XXII обратился к князю с посланием, в котором предлагал ему вернуться в лоно Римской Церкви. Тогда же папа писал и Владиславу Локетку с просьбой побудить Юрия (Болеслава) к данному шагу. Эта переписка не имела результатов, тем не менее в правление Юрия (Болеслава) число католиков в Галицко-Волынском княжестве заметно возросло. Западные хронисты пишут о привлечении князем в свои земли иностранных колонистов, в частности чехов и немцев, занимавшихся по преимуществу разработкой полезных ископаемых, и даже о том, что он приглашал католических священников и богословов из разных стран. К данному периоду относится также оформление армянской колонии во Львове. Покровительство иноверцам, по согласным сообщениям западных источников, вызвало недовольство русских, которые отравили своего правителя. В булле папы Бенедикта XII 29 июня 1341 года говорится о том, что после смерти князя многие из приглашенных им католиков были убиты. Юрий (Болеслав), ставший последним правителем Галицко-Волынского княжества, скончался 7 апреля 1340 года. После ряда войн территория этого государства оказалась поделенной между Польшей и Литвой: галицкие земли и часть Волыни были завоеваны польским королем Казимиром III, бо́льшая часть волынских земель, включая Холм, вошли в состав Литвы.

Галицкая Русь​ в составе Польши (середина XIV века - 1772 год). 

Начиная с середины XIV века Галицкая земля - «Русское воеводство» Речи Посполитой - стала своеобразным полигоном, где польская власть апробировала различные меры, направленные на утверждение католицизма в Восточной Европе. Этому способствовали, с одной стороны, наличие значительной прослойки католиков среди дворянства и городского населения, с другой стороны, отсутствие на этих землях с конца XIV века православных иерархов. (Городское население галицко-волынских земель издревле было пестрым в этническом и религиозном отношении: в Холме со времени его основания жили помимо восточных славян немцы и поляки. К концу XIII века во Львове сформировалась немецкая колония со своими органами самоуправления, колонисты были из города Лемберг (ныне село) в Силезии, и это имя стало немецким названием Львова. С Лембергом связано и посвящение костела колонии (сохранившегося в позднейшей перестройке) Марии Снежной (чудо Богоматери о папе Ливерии, выпавшим снегом обозначившей местонахождение, размеры и абрис храма в Ее честь). В 1297 году во Львове был основан доминиканский монастырь. В городе жили также татары, евреи. На похоронах Владимира Васильковича присутствовало множество жителей Владимира-Волынского, среди которых были немцы, итальянцы, евреи.)

В правление Казимира III католичество на галицких землях приобрело статус привилегированной религии (лишь оно признавалось христианством, Православие именовалось «ересью» и «схизмой»), католики получили посты в местной администрации и пожалования из бывших княжеских владений. В наиболее крупных городах были созданы самоуправляющиеся общины из немецких и польских колонистов-католиков. В середине XIV века возник проект создания на галицко-волынских землях католической митрополии, включающей 7 кафедр. Проект не осуществился, однако возникли католические епикопства в Перемышле (не позднее 1351 года), во Владимире-Волынском (1358 год), в Холме и во Львове (1359 год), в 1367 году упоминается Галицкий католический епископ. Польские власти поддерживали деятельность францисканского и доминиканского орденов в Галицкой Руси.
Когда после смерти Казимира его наследником стал польский и венгерский король Людовик, сначала передавший Галицкую Русь в управление одному из силезских князей, Владиславу Опольскому (1370-1379 годы), а затем подчинивший ее непосредственно венгерским органам власти, возросло внимание Ватикана к межконфессиональным отношениям на этой территории. Исходя из того, что в одном диоцезе не могут сосуществовать епископы разных конфессий, папа в 1372 году предложил удалить «схизматических» епископов в Галицкой Руси с их кафедр. В 1375 году папской буллой для этой земли была учреждена митрополия с центром в Галиче (с 1412 года во Львове), в состав которой были включены ранее созданные епископства в Перемышле, во Владимире и в Холме. Вскоре после выдачи буллы Владислав Опольский наделил католическую митрополичью кафедру во Львове обширными земельными владениями и десятиной от городских пошлин. В 1384 году кафедра получила значительные земельные дарения от венгерской королевы Марии. К 1385 году в центре католического диоцеза был построен кафедральный собор.

Эти тенденции получили продолжение в политике польского короля и великого князя литовского Владислава (Ягайло), под власть которого Галицкая Русь перешла в 1387 году. Одним из главных итогов его правления стало то, что к 1430 году все католические епископства на «русских землях» Польши и Великого княжества Литовского (последнее с 1392 года находилось под непосредственным управлением Витовта, поддерживавшего в этом аспекте политику Ягайло) оказались обеспечены земельными владениями и иными доходами. В 1426 году Ягайло подтвердил право Львовского католического архиепископа взимать налог со всех крестьян - как католиков, так и православных, - что ясно показывало намерения власти содержать католическую Церковь за счет православных подданных. Легче было положение православных в Перемышле, где сохранялась епископская кафедра.

Деятельность православной Церкви в Галицкой Руси начиная с конца XIV века подвергалась многочисленным ограничениям, сохранявшим силу до конца XV века: ограничивалась свобода богослужения (были запрещены крестные ходы, православные священники не имели права посещать больных со Святыми Дарами и провожать умерших в церковных облачениях и со свечами, в некоторых местах не разрешался колокольный звон), действовал запрет на строительство православных храмов, православные мещане не допускались в состав городских магистратов, не принимались в цехи, в судебных спорах с католиками не могли выступать ни в качестве одной из сторон, ни в качестве свидетелей. Однако современные исследования показывают, что, несмотря на это, распространение католицизма на восточнославянских землях в составе Польши, как и в Великом княжестве Литовском, было незначительным. Прирост католического населения осуществлялся в основном за счет немецких и польских колонистов-горожан. В 1-й половине XVI века в силу ряда внешне- и внутриполитических причин польские власти частично отменили или ослабили ограничения в отношении православных. В некоторых городах на галицких землях православные мещане получили доступ в магистраты, приобрели возможность участвовать в судебных спорах, православные священники могли посещать больных в облачении, но без свечей. В 1539 году в Галицкой Руси было восстановлено православное епископство, центром которого стал Львов (смотрите Львовская и Галицкая епархия).

Прозелитическая деятельность католической Церкви на восточнославянских землях резко активизировалась в 70-х годах XVI века, в первую очередь благодаря появлению там главной движущей силы Контрреформации - ордена иезуитов. Борьбу населения против насаждения католичества, а позднее и унии (смотрите Брестская уния 1596 года) в Речи Посполитой возглавили объединения православных мирян - братства православные, появившиеся в Галицкой Руси в конце XVI века. Крупнейшим было Львовское братство, устав которого в 1586 году был утвержден Антиохийским патриархом Иоакимом. В 1586-1595 годах братство находилось в состоянии острого конфликта со Львовским епископом Гедеоном (Балабаном), который, по мнению братчиков, нарушал архипастырский долг и недостаточно заботился об укреплении позиций Православия. На Брестском унийном Соборе Холмский епископ Дионисий (Збируйский) принял унию. Перемышльская и Львовская епархии присоединились к унии соответственно в 1691 и 1700 годах. Поскольку с 1676 года действовал введенный польским сеймом запрет на контакты православных подданных Речи Посполитой с восточными православными иерархами и таким образом был отменен ставропигиальный статус некоторых братств и монастырей, все православные храмы и братства на территории епархий, чьи епископы приняли унию, вскоре стали униатскими. В 1708 году приняло унию Львовское братство. Еще дольше, чем братчики, противилось введению унии православное монашество Галиции. Монастырь в Словите хранил верность Православию до 1718 года, Креховская Николаевская обитель сопротивлялась введению унии до 1721 года. Во 2-й половине XVIII века на галицких землях действовал 1 православный храм - в Манявском в честь Воздвижения Креста Господня скиту.

В 1717-1771 годах в связи с попытками польской олигархии противостоять распаду Речи Посполитой, испытывавшей в то время глубокий внутриполитический кризис и давление со стороны более сильных соседей - Пруссии и России, польская шляхта и католическое духовенство проводили открытое гонение против православных. Развернутое обоснование этой политики дал виленский каноник иезуит Жебровский в «Проекте уничтожения греко-российского вероисповедания в польских владениях» (1717 год). Он писал о том, что процветанию Польши препятствует «разность веры», поэтому «государственные чины и каждый поляк... должен поставить себе в обязанность, чтобы греческое вероисповедание, латинскому противное, всячески выводить, то презрением, то преследованием, то притеснением тех, которые держатся оного, и другими... действительными средствами» (цитата по: «Жебровский. Проект (иезуитский). Об уничтожении греко-российского вероисповедания» / Публ. текста и ввод. ст. И. Н. Слюньковой (в печати)). При этом обращение в унию рассматривалось как этап к принятию католичества.

Галицкая Русь в составе Австрии (1772-1918 годы) 

По 1-му разделу Польши в 1772 году основная часть Галицкой Руси вошла в Австрийскую империю как часть Королевства Галиции и Лодомерии (территория Королевства со столицей во Львове включала помимо Галицкой Руси с преимущественно восточнославянским населением Западную Галицию, населенную в основном поляками, и Буковину, населенную восточными славянами); холмские земли оказались в составе Российской империи. В 1809 году, после поражения Австрии в войне с Францией, Тернопольский округ был передан России, в 1815 году решением Венского конгресса были восстановлены прежние границы. Переход под власть Австрии способствовал экономическому оживлению края, но ключевые национальные и религиозные вопросы не были решены, в галицких землях сохранилась польская администрация, всемерно стремившаяся к ополячиванию и окатоличиванию местного населения.

Реформы императора Иосифа II 1781-1784 годов утвердили в империи принцип веротерпимости, Православие было официально признано в ряде земель, но не в Галиции. В 1786 году в Галиции открылась Генеральная консистория «русского» обряда. Во время массовой ликвидации католических монастырей в 1785 году был упразднен и разрушен также православный Манявский скит; последний его игумен Исаак (Протасевич) и 59 монахов отказались принять унию и перешли в монастыри Сучевица и Драгомирна в Южной Буковине, а также в Киево-Печерскую лавру. Небольшой православной общине, состоявшей из греков, румын и славян, было разрешено на свои средства устроить во Львове домовую церковь «без права публичности» (1-е богослужение состоялось в 1787 году). Церковь размещалась в разное время в частных домах, в 1896-1901 годах на купленном в 1856 году земельном участке была построена каменная православная церковь во имя великомученика Георгия.

В конце XVIII века на галицких землях существовали католическое Львовское архиепископство, Перемышльское и Тарновское епископства, а также Львовская и Перемышльская униатарные епископские кафедры. В 1808 году на территории Галиции была учреждена униатарная Галицкая митрополия (ее возглавил Антон Ангелович), в 1885 году создана униатарная Станиславская (Станиславовская) кафедра (современная Ивано-Франковская). В конце XIX века в Галиции действовало более 3 тысяч униатарных приходов, около 20 базилианских монастырей.

В 1774 году в Вене по указу императора начала работу теологическая академия, где учились униатарные священнослужители, в 1784 году во Львове открылась униатарная ДС с преподаванием на «русском» (восточнославянском разговорном) языке, в 1787 году преобразованная в государственную Studium Ruthenum с философским и теологическим факультетами. В 1784 году открылся университет во Львове, «русский» стал одним из языков преподавания. В 1788 году Львовское братство было преобразовано в Ставропигийский институт, являвшийся по преимуществу просветительским учреждением. В 1790 году декрет императора Леопольда II уравнял в правах униатов с католиками.

В 30-х годах XIX века в Галиции начался процесс национального возрождения, главными деятелями которого («будителями») стали униатарные священнослужители (Н.Л. Устианович, Я.Ф. Головацкий, М.С. Шашкевич и многие др.) и деятели культуры (Д.И. Зубрицкий). В 1837 году Головацкий совместно с Шашкевичем и И.Н. Вагилевичем выпустил 1-й национальный патриотический альманах «Русалка днестровая», немедленно запрещенный цензурой. Сопротивляясь ополячиванию и противопоставляя ему идею единой Руси («от Карпат до Камчатки»), «будители» ориентировались на русскую культуру, стремились употреблять русский литературный язык. У «будителей» завязались связи с учеными-славистами в России - М.П. Погодиным, М.А. Максимовичем, И.И. Срезневским, О.М. Бодянским, в Галицию стали проникать книги из России.

«Будители» испытывали давление со стороны австрийской администрации, порой подвергались преследованиям. Исключением стал период революции 1848-1849 годов, когда правительство, опасаясь усилившегося польского движения, надеялось найти союзников в Галиции. В мае 1848 года оформился политический орган галицких русинов - Головна руська рада, ее председателем избрали униатарного Перемышльского епископа Григория Яхимовича. Печатным органом рады стала 1-я газета галицких русинов «Зоря галицька». В этот период начала работу «Галицко-русская матица», выпускавшая книги по различным отраслям знаний, был основан Народный дом. В 50-х годах политика австрийских властей по отношению к национальному движению в Галиции стала жестче. Перестали выходить галицкие периодические издания, в 1859 году администрация во главе с губернатором А. Голуховским сделала попытку навязать галицким русинам латинский алфавит, но протесты «будителей» сорвали этот план. В этот период в национальное движение влилось младшее поколение «будителей»: А.С. Петрушевич, униатарный священик И.Г. Наумович, Б.А. Дедицкий и др. Одновременно к рубежу 50-60-х годов в культурной жизни Галиции набирало силы украинское движение, начали выходить издания на украинском языке.

Кризис Австрийской империи в результате поражения в войне с Францией и Сардинским королевством в 1859 году заставил правительство пойти на реформы, оживившие общественную жизнь, в том числе в Галиции. В 1861 году был создан Галицкий краевой сейм (как представительство Королевства Галиции и Лодомерии), но большинство населения Галиции не получило избирательных прав. С 1861 года под редакцией Дедицкого выходила независимая политическая газета «Слово» на языке галицких русинов. Наумович инициировал широкое движение в униатарных приходах по возвращению в богослужение православного обряда (в него систематически вводились католические элементы). Львовский митрполит Г. Яхимович не мешал движению, но под давлением Рима вынужден был призвать униатов подождать до решения Собора, который он обещал вскоре созвать. Однако 29 апреля 1863 года он неожиданно умер, после чего «обрядовому движению» был положен конец.

8 февраля 1867 года образовалась Австро-Венгерская монархия, в которой венгры имели права автономии, надежды славянских народов на аналогичные права потерпели крах. В конце 60-х годов произошел раскол национального движения в Галиции на «русскую» и «украинскую» партии; последняя (во многом отвечая на русификаторскую политику российских властей в Восточной Украине) пропагандировала идею единой Украины. Возникли культурно-просветительские организации украинского направления («Просвiта», основана в 1868 году; «Наукове товариство iменi Т. Г. Шевченка», возникло после реорганизации общества имени Т.Г. Шевченко, основанного в 1873 году). Русские направления придерживалось общество имени М. Качковского (основано в 1874 году). В начале XX века одним из лидеров русского движения являлся О.А. Мончаловский, украинскую партию возглавлял М.С. Грушевский, оба деятеля входили в приходской совет львовской правосл. церкоь во имя великомученика Георгия.

На фоне ухудшавшихся взаимоотношений России и Австро-Венгрии австрийские правящие круги делали ставку на украинское движение в Галиции, подавляя в нем лишь крайние социалистические тенденции. «Москвофилы» постоянно встречали враждебное отношение австрийской администрации. В 1867 году Головацкий принял участие в этнографической выставке и славянском съезде в Москве, после чего был изгнан из Львовского университета и в 1868 году уехал в Россию. В 1882 году был начат судебный процесс против Наумовича, А.И. Добрянского-Сачурова, В.М. Площанского, О.А. Грабар и др., которых обвиняли в панславизме и государственной измене. Поводом для суда над ними было их участие в попытке жителей села Гнилички перейти в Православие (что не было запрещено законом). Обвинение провалилось, но за «нарушение публичного спокойствия» подсудимые были приговорены к нескольким месяцам тюрьмы. Наумович, кроме того, был лишен прихода, а затем отлучен от католической Церкви. Добрянский-Сачуров был выслан под административный надзор в Тироль, его дочь Грабар с семьей эмигрировала в Россию.

В конце XIX века  в униатарной Церкви в Галиции произошли изменения. В 1882 году василианские монастыри (смотрите Василиане) были переданы под власть иезуитов. Против этой меры выступил униатарный Львовский митрополит Иосиф Сембратович, вскоре смещенный с кафедры. Его сменил Сильвестр Сембратович, поддержавший проукраинскую политику австрийской администрации. В 1893 году была закрыта галицко-русская униатарная ДС в Вене, под угрозой закрытия оказалась ДС во Львове, вместо которой предполагалось открыть несколько епархиальных ДС с пониженным образовательным цензом. В 1901-1944 годах главой униатарной Церкви в Галиции являлся принадлежавший к «украинской партии» Андрей Шептицкий. Он много внимания уделял очищению униатарного богослужения от латинских элементов и укреплению униатарной церковной жизни.

С конца XIX века имели место случаи возвращения галичан из унии в Православие. Этот процесс был разрешен австрийскими законами, хотя на практике против принимавших Православие применялись репрессии. В 1912 году состоялся процесс по обвинению в государственной измене и шпионаже православных галицких священников Игнатия Гудимы и священомученика Максима Сандовича и галицко-русских интеллигентов С.Ю. Бендасюка и В.А. Колдры. Подсудимые были оправданы. Тяжелое положение русинов вынуждало их к эмиграции в США, Канаду и другие страны, многие из них обратились там в Православие.

Начало первой мировой войны ознаменовалось в Галиции разгулом террора по отношению к восточнославянскому населению, которое власти обвиняли в симпатиях к России. Начиная с сентября 1914 года предположительно около 20 тысяч людей были отправлены в концлагерь Талергоф в Штирии, где значительная часть заключенных погибла от голода, болезней и побоев. 6 сентября 1914 года был расстрелян священик М. Сандович (канонизирован Польской автокефальной Православной Церковью). После смерти императора Франца Иосифа его наследник Карл I в 1917 году ликвидировал лагерь.

В ходе войны Галицию дважды занимали российские войска. В 1914-1915 годах, во время российской оккупации, галицкие приходы окормлял Волынский архиепископ Евлогий (Георгиевский), по настоянию Святейшего Синода стремившийся к скорейшему возвращению униатов в Православие. В 1916-1917 годах Галиция была вновь занята российскими войсками, церковными делами здесь ведал Георгий Шавельский, предпочитавший идти навстречу духовным нуждам униатов и не подталкивавший их к присоединению к Православию.

Галицкие земли в 1918-2005 годах 

В 1918 году Австро-Венгерская империя распалась. В 1918-1919 годах на территории Галиции существовала Западноукраинская народная республика, до 1923 года регион был ареной польско-украинских боев. Согласно советско-польскому Рижскому мирному договору 1921 года, Галиция и Западная Белоруссия отошли к Польше, которая обязывалась предоставить русским, украинцам и белорусам все права, обеспечивавшие свободное развитие культуры, языка и выполнение религиозных обрядов. Окончательно Галиция вошла в состав Польши в 1923 году, сразу же началась ее активная полонизация, особенно на Лемковщине (в школы направлялись учителя-поляки, порой даже не знавшие местного языка, который изгонялся из государственных учреждений и общественной жизни; при приеме на работу от чиновника требовалась декларация о переходе в католицизм и т. д.).

Сложно складывалась религиозная жизнь края. Униатарный Перемышльский епископ Иосафат Коцыловский при поддержке митрополита Шептицкого развернул в 20-х годах широкую украинизаторскую кампанию. Одним из результатов этой деятельности стал массовый переход в 1926-1927 годах в Православие лемковских сел, вошедших в Польскую автокефальную Православную Церковь. При переходе общины в Православие она теряла храм, между православными и униатами происходили столкновения. Польск. власти ничего не делали для предотвращения беспорядков, зачастую государственные чиновники натравливали общины друг на друга, действуя в русле привычной политики «напустить русина на русина». Церковная вражда утихла на Лемковщине лишь после того, как Рим изъял лемковские униатарные приходы из-под власти Коцыловского и создал на этих землях Апостольскую администратуру, подчиненную непосредственно Риму. Переход униатов в Православие происходил также в Восточной Галиции.

В 20-30-х годах в Галиции продолжали работу просветительские организации как украинских («Просвiта», «Наукове товариство iменi Т. Г. Шевченка» и др.), так и русских (Ставропигийский институт, «Галицко-русская матица» и др.) направлений. Движение «русских галичан», обескровленное репрессиями и потерявшее связь с Россией, носило в основном просветительский характер, его лидером с 20-х годов являлся В.Р. Ваврик. Украинское движение, в котором с 20-х годов играла значительную роль «Организация украинских националистов» (ОУН), приобрело экстремистский характер.

В сентябре 1939 года, после начала второй мировой войны, Польское государство перестало существовать. Граница между Германией и СССР прошла по Лемковщине, Перемышль (Пшемысль) оказался на советской территории. В сентябре 1939 года «русские» галичане приветствовали установление советской власти в большей части Галиции; сторонники ОУН перед приходом Красной Армии бежали на территорию, отошедшую фашистской Германии, где нашли доброжелательный прием. Галиция вошла в СССР как часть Украинской Советской Социалистической Республики (УССР) (Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская области). 30 марта 1941 года на территории советской Галиции была восстановлена православная Львовская и Тернопольская кафедра.

На Западной Украине были упразднены католические монастыри, семинарии, издательства. Однако ни епархиально-приходская структура униатарной Церкви, ни ее клир не были затронуты новым режимом, на территории Львовской митрополичьей епархии продолжали действовать 1267 греко-католических прихода, существовавших здесь до 1939 года. После объединения украинских земель в составе СССР глава униатарной Церкви митрополит Шептицкий вынашивал планы прозелитической деятельности на всей территории страны, для чего в октябре 1939 года учредил 4 униатарные структуры: экзархат Великой Украины, экзархат Великой России и Сибири, экзархат Волыни, Полесья, а также занятых советскими войсками районов Холмщины и Подляшья, экзархат Белоруссии. Ватикан не сразу, но утвердил эту структуру униатской Церкви.

В ходе Великой Отечественной войны галичане принимали активное участие в антифашистской борьбе. При оккупации Галиции фашистской армией вместе с ней шли и сторонники ОУН, составившие партизанские отряды, боровшиеся против Красной Армии. Они получили название бандеровцев, по имени одного из руководителей движения - С. Бандеры. В конце войны бандеровцы обратили оружие не только против «советов», но и против фашистов. Движение продолжало существовать и после войны, носило террористический характер, отличалось жестокостью по отношению к политическим врагам и к мирному населению, было подавлено советскими органами лишь к середине 50-х годов.

В конце войны в результате дипломатических переговоров между СССР и западными державами Перемышль и Лемковщина были отданы Польше. Лемкам разрешили выбирать подданство, многие переселились в советскую Западную Украину. Оставшихся в Польше ждала трагическая судьба - в Лемковщине хозяйничали польские террористические банды, затем бандеровцы. После убийства ими генерала К. Сверчевского весной 1947 года лемки были выселены польским правительством в западные польские земли - В. Силезию (операция «Висла»). Лишь в последние годы потомки переселенцев получили возможность вернуться на родные земли, там действуют православные церкви и монастыри, входящие в Перемышльско-Новосондецкую епархию ПАПЦ.

После окончания второй мировой войны по обвинению в сотрудничестве с гитлеровцами были арестованы все униатарные епископы в Галиции во главе с митрополитом Иосифом Слипым; почти одновременно было разгромлено движение «русских галичан», обвиненных в «буржуазном национализме». В послевоенные годы власти проводили украинизацию Галиции, куда переселилось много выходцев из Восточной Украины. На Львовском Соборе 8-10 марта 1946 года, готовившемся с 1945 года инициативной группой во главе с Гавриилом Костельником при активном участии советских властей, было принято решение об упразднении Брестской унии и о воссоединении греко-католического духовенства и мирян с РПЦ. В феврале 1946 года в Галиции были учреждены православные епархии - Станиславская (с 1962 года Ивано-Франковская) и Дрогобычская (21 октября 1959 года вошла в состав Львовской епархии). 20 сентября 1948 года Гавриил Костельник был убит украинскими националистами. После 1946 года в Галиции официально существовали 2 христианские Церкви - православная, окормлявшая основную массу верующего населения, и католическая, к которой принадлежали преимущественно поляки, жившие во Львове и других городах. Нелегально существовавшая униатарная Церковь имела общины, монастыри, даже семинарии. После посещения М.С. Горбачёвым папы Римского в декабре 1989 года началась легализация униатарной Церкви, в том числе на Западной Украине. Однако еще ранее униаты приступили к насильственному захвату православных храмов, осуществлявшемуся обычно при поддержке местных органов власти и самоуправления; пик насилий пришелся на 1993 год.

В 2005 году на Западной Украине действовали 3 епархии канонической православной Церкви: Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская (все они сильно пострадали от нападений униатов и раскольников в 90-х годов XX века). Неканоническая Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) имеет в регионе 3 епархии: Львовскую, Ивано-Франковскую и Тернопольскую, - в которых, по сведениям УАПЦ, сосредоточено 70% всех ее приходов, действует семинария в Ивано-Франковске. Раскольническая Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) открыла в регионе 6 кафедр: Ивано-Франковскую и Галичскую, Коломыйско-Косовскую (Ивано-Франковская область), Дрогобычско-Самборскую, Львовско-Сокальскую (Львовская область), Тернопольско-Бучачскую, Тернопольско-Кременецкую (Тернопольская область). На галицких землях сосредоточено почти 90% приходов Украинской греко-католической Церкви (УГКЦ), принадлежащих к Львовской архиепархии, Ивано-Франковской, Коломыйско-Черновицкой, Самборско-Дрогобычской, Тернопольско-Зборовской епархиям. Католическая Церковь располагает на Западной Украине Львовской архидиецезией, в юрисдикции которой находится около 250 общин; во Львове, являющемся центром католической Церкви на Украине, действует семинария. Там же находится центр Армянской Апостольской Церкви на Украине, в которую входит 20 общин.

Исторические источники:

Наумович И.Г. Апелляция к папе Льву XIII: Пер. с лат. СПб., 1883;

Талергофский альм.: Пропамятная кн. австр. жестокостей, изуверств и насилий над карпато-рус. народом во время всемирной войны 1914-1917 гг. Львов, 1924-1932. 4 вып.;

Талергофский альм.: Военные преступления Габсбургской монархии 1914-1917 гг. / Ред. П.С. Гардый. Trumbull (Conn.), 1964. Кн. 1: Галицкая Голгофа;

ПСРЛ. Т. 1-3 (по указ.);

Галицько-Волинський лiтопис: Дослiдж., текст, комент. / За ред. М.Ф. Котляра. К., 2002;

Codex diplomaticus Hungariae ecclesiasticus ac civilis / Ed. G. Fejer. Budae, 1829. T. 3. P. 1, 2;

Codex diplomaticus Arpadianus contianuatus / Ed. G. Wenzel. Pest, 1860-1861. T. 1, 2;

Documenta pontificum Romanorum historiam Ukrainae illustrantia / Ed. A. G. Welykyj. R., 1953. Vol. 1: (1075-1700). N 3-42;

The Texts and Versions of John de Plano Carpini and William Rubruquis / Ed.C.R. Beazley. L., 1903;

Плано Карпини Дж. дель. История монгалов // Джованни дель Плано Карпини. История монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествие в Вост. страны. Книга Марко Поло / Вступ. ст., коммент. М.Б. Горнунга. М., 1997;

Magistri Vincentii Chronica Polonorum / Ed. M. Plezia. Kraków, 1994. (MPH. NS; T. 11);

Щавелева Н.И. Древняя Русь в «Польской истории» Яна Длугоша (книги I-VI): Текст, пер., коммент. / Под ред. и с доп. А.В. Назаренко. М., 2004. (ДИИВЕ);

Ист.: АЮЗР. Т. 10. Ч. 1: Акты, относящиеся к истории Галицко-руской православной Церкви (1423-1714). К., 1904.

Дополнительная литература:

Ваврик В.Р. Кр. очерк галицко-рус. письменности. Лувен (Бельгия), 1973;

iсаєвич Я.Д. Братства та ïх роль в розвитку укр. культури XVI-XVIII ст. К., 1966;  

Ваврик В.Р. Терезин и Талергоф. М., 2001;

Magocsi P.R. Galicia: a Нist. Survey and Bibliogr. Guide. Toronto, 1983;

Добош О., прот. Унiя на Украïнi, вiк XX. Кам'янець-Подiльский, 1996;

Петрушко В.И. Автокефалистские расколы на Украине в 1989-1997 гг. М., 1998;

Бахтурина А.Ю. Политика Российской империи в Вост. Галиции в годы первой мировой войны. М., 2000;

Пашаева Н.М. Очерки истории рус. движения в Галичине, XIX-XX вв. М., 2001;

Пашаева Н.М. Немного об унии в Галичине: Глазами светского историка. М., 2003;

Щёголев С.Н. История «украинского» сепаратизма. М., 2004п;

Дашкевич Н.П. Княжение Даниила Галицкого по рус. и иностр. известиям. К., 1873;

Дашкевич Н.П. Переговоры пап с Даниилом Галицким об унии Ю.-З. Руси с католичеством // Унив. изв. 1884. № 4. С. 136-181;

Андрияшев А.М. Очерк истории Волынской земли до кон. XIV ст. К., 1887;

Иванов П.А. Ист. судьбы Волынской земли с древнейших времен до кон. XIV ст. Од., 1895;

Грушевський М. Хронольогiя подiй Галицько-Волинськоï лiтописи // ЗНТШ. 1901. Т. 41. С. 1-72;

Грушевський М. Еще раз о грамотах кн. Льва Галицкого // ИОРЯС. 1904. Т. 9. Кн. 4. С. 268-283;

Грушевський М. Iсторiя Украïни-Руси. Львiв, 19052;

Линниченко И.А. Грамоты галицкого кн. Льва и значение подложных док-тов как ист. источника // ИОРЯС. 1904. Т. 9. Кн. 1. С. 80-102;

Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950;

Пашуто В.Т. Образование Литов. гос-ва. М., 1959;

Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории Древнерус. гос-ва. М., 1951. С. 127-144;

Крип'якевич I.П. Джерела з iсторiï Галичини перiоду феодалiзму до 1772 р. К., 1962;

Ждан М.Б. До питання про залежнiсть Галицько-Волинськоï Русi от Золотоï Орди // Укр. iст. журн. 1967. № 1/2. С. 23-30;

Włodarski B. Polska i Ruś, 1194-1340. Warsz., 1967;

Исаевич Я.Д. Культура Галицко-Волынской Руси // ВИ. 1973. № 1. C. 92-107;

Stökl G. Das Fürstentum Galizien-Wolhynien // Handbuch d. Geschichte Russlands. Stuttg., 1981. Bd. 1. S. 484-533;

Котляр Н.Ф. Формирование территории и возникновение городов Галицко-Волынской Руси IX-XIII вв. К., 1985;

Котляр Н.Ф. Галицко-Волынская летопись: (Источники, структура, жанровые и идейные особенности) // ДГВЕ, 1995 г. М., 1997. С. 80-166;

Котляр Н.Ф.  Данило Галицький. К., 20012;

Купчинський О.А. Iз спостережень над розвитком док-та та дiяльнстiю князiвскоï канцелярiï Галицько-Волинських земель XIII - 1-ï пол. XIV ст. // ЗНТШ. 1996. Т. 231;

Майоров А.В. Галицко-Волынская Русь. СПб., 2001;

Грушевський М., Левицький О. Розвiдки про церковнi вiдносини на Украïнi-Русi, XVI-XVIII вв. Львiв, 1900;

Грушевський М.С. Iсторiя Украïни-Русi. Львiв, 1905. Т. 3 (до рокi 1340);

Т. 5: Суспiльно-полiт. i церк. устрiй i вiдносими в укр.-рус. землях XIV-XVII вв. Львiв, 1905;

Болеслав-Юрий II, князь всей Малой Руси: Сб. мат-лов и исслед. СПб., 1907 [Библиогр.];

Пашуто В. Т. Образование Литов. гос-ва. М., 1959;

Abraham W. Powstanie organizacji Kościoła łacińskiego na Rusi. Lwów, 1904. T. 1; Włodarski B. Polska i Ruś, 1194-1340. Warsz., 1966;

Крижанiвський О.П., Плохiй С.М. Iсторiя Церкви та релiгiйноï думки в Украïни. К., 1994. Кн. 3. С. 115-119;

Флоря Б.Н. Православный мир Вост. Европы перед ист. выбором: (XIV-XV вв.). В печати.

Иллюстрация:

Галич. Гравюра. XVIII век. Архив ПЭ.

© Православная энциклопедия

Литература
  • Головацкий Я.Ф. О первом лит.-умственном движении русинов в Галиции со времен австр. владения в той земле. Львов, 1865
  • Worobkiewicz E.E. Ein historisches Gedenkbüchlein anlässlich der nahebevorstehenden Grundsteinlegung unter die neuzuerbauende Orthodoxorientalische Kirche in Lemberg. Lemberg, 1896
  • Вульфсон Э.С. Галиция до Великой европейской войны. М., 1915
  • Захiдна Украïна: Зб. ст. К., 1940
  • Бендасюк С.Ю. Православна св. Георгiвська церква у Львовi: Iстор. нарис // Єпархiальний вiсник: Правосл. журн. Львiв, 1946. № 5. С. 10-21
Статью разместил(а)

Учуватова Ирина Александровна

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты