ДИМИ́ТРИЙ КОНСТАНТИ́НОВИЧ

0 комментариев

ДИМИТРИЙ (ФОМА) КОНСТАНТИНОВИЧ - великий князь Владимирский (1360-1363), князь суздальский (1355-1383), великий князь Суздальский и Нижегородский (1365-1383)

2-й сын нижегородского и суздальского князя Константина Васильевича и княгини  Анны.

Согласно завещанию отца, в 1355 году Димитрий Константинович получил в наследство 2-й по значимости княжеский стол в Нижегородско-Суздальском княжестве - в Суздале. В 1360 году хан Навруз, решая вопрос о Владимирском великом княжестве, предпочел 9-летнему сыну скончавшегося незадолго до этого великого князя Иоанна II Иоанновича святому Димитрию нижегородского князя святого Андрея Константиновича, старшего брата Д.К. Однако князь Андрей из-за болезни и отсутствия склонности к государственной деятельности уступил великое княжение Димитрию Константиновичу, который 22 июня 1360 года торжественно сел на владимирский стол; власть Димитрия Константиновича признал Великий Новгород.

В 1360 году Димитрий Константинович при поддержке брата Андрея и ростовского князя Константина Васильевича созвал в Костроме княжеский съезд, на котором обсуждалось требование хана Хызра (Хидыря) выдать новгородцев, разграбивших в Среднем Поволжье ордынский город Жукотин; князья решили выдать виновных. В следующем году Димитрий Константинович вместе с ростовскими и ярославскими князьями совершил поездку в Орду. Хызр подтвердил его великокняжеские права, но, прежде чем русские князья уехали обратно, в Орде началась «замятня велика», и хан был убит. Димитрий Константинович на несколько месяцев задержался в Сарае для подтверждения своих полномочий.

В 1362 году Димитрий Константинович и московский князь Димитрий «сперлися о великом княжении», каждый из них отправил послов к хану Мюриду (Мурату), боровшемуся за власть в Орде. Ярлык на великое княжение получил правитель Москвы. Димитрий Константиновича не признал это решение, но, после того как московская рать двинулась к Переяславлю Залесскому, где находился Димитрий Константинович, был вынужден отступить сначала во Владимир, затем в Суздаль. Во время этого конфликта лишились княжений союзники Димитрия Константиновича - ростовский, галичский и стародубский князья. В январе 1363 года великий князь Димитрий Иоаннович въехал во Владимир и занял великокняжеский стол. В том же году он получил ярлык на великое княжение еще от одного претендента на власть в Орде - Абдуллы (от имени которого фактически правил эмир Мамай). В этой ситуации Димитрию Константиновичу удалось склонить на свою сторону хана Мюрида, пославшего к суздальскому князю с ярлыком на великое княжение князя Ивана Белозерского с отрядом из 30 ордынцев. Димитрий Константинович вновь вступил во Владимир, но вскоре был изгнан из города, и князь Димитрий Иоаннович осадил его в Суздале. Оказавшись без поддержки, Димитрий Константинович капитулировал и признал переход великого княжения к правителю Москвы.

В 1364 году сын Димитрия Константиновича князь Василий Кирдяпа привез от правившего в восточной части Орды хана Азиза ярлык на великое княжение на имя отца. Однако Димитрий Константинович уступил ярлык Димитрию Иоанновичу в обмен на военную помощь из Москвы в конфликте Димитрия Константиновича с младшим братом городецким князем Борисом, который не позднее осени 1363 года захватил нижегородский стол, принадлежавший князю Андрею Константиновичу. Полки великого князя Димитрия и Димитрия Константиновича двинулись на Нижний Новгород, что заставило князя Бориса просить мира. Димитрий Константинович занял нижегородский стол, сохранив одновременно и суздальский, Борис вернулся в Городец-Радилов на Волге. Союз между нижегородско-суздальским и московским князьями вскоре был скреплен браком великого князя Димитрия со 2-й дочерью Димитрия Константиновича святой княжной Евдокией Димитриевной (в монашестве Евфросиния), 18 января 1367 года в Коломне состоялась свадьба.

В том же году нижегородские войска под командованием Димитрия Константиновича и его братьев князей Бориса Городецкого и Дмитрия Ногтя на реке Пьяне разбили напавшие на нижегородские земли отряды Булак-Темира, правителя ордынского улуса Булгар. В 1370 году, действуя по повелению Мамая и хана Мухаммед-Бюлека, Димитрий Константинович послал войско во главе с Борисом Городецким и Василием Кирдяпой «на болгарского князя Асана», принудив его к капитуляции. Рост политической силы Димитрия Константиновича символизировало строительство им в 1371 году в Нижнем Новгороде каменной церкви во имя святителя Николая Чудотворца, а в 1372 году закладка в городе каменной крепости.

В ноябре 1374 года Димитрий Константинович принял участие в княжеском съезде в Переяславле Залесском, где, по мнению ряда исследователей, было принято решение о совместных действиях русских князей против Орды. Летом 1375 года Димитрий Константинович вместе с Борисом Городецким и сыном Семеном принял участие в большом походе великого князя Димитрия Московского, союзных ему князей и новгородского войска против Тверского князя святого Михаила Александровича, которому Мамай прислал ярлык на великое княжение. Осажденный в Твери, Михаил капитулировал, признал верховенство московского князя и отказался от претензий на великокняжеский стол.

С середины 70-х годов Димитрий Константинович выступал в союзе с великим князем Димитрием Московским в его противостоянии Орде. В 1374 году на подходах к Нижнему Новгороду было разгромлено ордынское посольство в тысячу человек, глава посольства - Сары-ака (Сарайка) - вместе с дружиной был захвачен в плен. 31 марта 1375 года в отсутствие Димитрия Константиновича. Сары-ака и его дружина были убиты в Нижнем Новгороде; стрела, пущенная Сары-акой, чудом миновала присутствовавшего при этом событии Суздальского епископа святого Дионисия. В ответ на избиение посольства татары из Мамаевой Орды разорили юго-восточные нижегородские волости Кишь и Запьянье. В начале 1377 года Димитрий Константинович вместе с великим князем Димитрием организовал поход в средневолжские владения Орды. Нижегородскую часть войска возглавляли сыновья Димитрия Константиновича князья Василий и Иван, а московскую - князь Д.М. Боброк-Волынский. Местные правители Асан и Махмат-Салтан после неудачного сражения капитулировали и выплатили 5 тысяч р. (сумма, равная годичной дани в Орду с Владимирского великого княжества в 80-х годах XIV века).

2 августа 1377 года на реке Пьяне нижегородско-московская рать потерпела сокрушительное поражение от войска Мамаевой Орды, неожиданно напавшего на русские полки при пособничестве мордовских князей. Погибли командовавшие нижегородским полком князь Семен Михайлович и сын Д.К. Иван (утонул в Пьяне). Победители двинулись к Нижнему Новгороду. Димитрий Константинович, будучи не в силах оказать сопротивление, удалился в Суздаль, а горожане попытались добраться до Городца-Радилова. 5 августа Нижний Новгород был взят и разграблен, были разорены также территории за рекой Сурой, а осенью того же года на нижегородские земли совершила набег мордва. В ответ зимой 1377/1378 года Димитрий Константинович при поддержке Димитрия Московского послал на мордву с войсками Бориса Городецкого и сына Семена, разоривших мордовские земли и захвативших множество пленных. В июле 1378 года неожиданно напавшее ордынское войско вновь захватило Нижний Новгород. Захватчики отказались от предложенного Димитрием Константиновичем «окупа», и 24 июля город был сожжен.

В Куликовской битве (1380) нижегородские силы участия не принимали, что, по-видимому, стало следствием систематического разорения нижегородских земель в предшествующие годы. Вероятно, это же обстоятельство обусловило поведение нижегородских князей во время похода Тохтамыша на Москву летом 1382 года (годом раньше в Нижний Новгород приходил посол от Тохтамыша царевич Акхожа, не решившийся идти в Москву). Когда войска Тохтамыша подошли к Рязанской земле, Димитрий Константинович выслал навстречу хану сыновей Василия и Семена с изъявлением лояльности. Во время осады Москвы нижегородские князья подтвердили горожанам заверения Тохтамыша о том, что город не будет разграблен. Однако, как только городские ворота были открыты, ордынцы перебили московских послов, ворвались в Кремль и, опустошив, сожгли его. На обратном пути хан отпустил Семена Дмитриевича вместе со своим послом Шихматом к Димитрию Константиновичу, а Василия Кирдяпу как заложника увел с собой. Тогда же в Орду был вынужден отправиться за ярлыком на свое княжение Борис Городецкий.

В 1383 году в Орде шли напряженные переговоры, которые должны были урегулировать отношения русских князей с Тохтамышем. С осени 1382 года здесь находились князья Михаил Тверской, Борис Городецкий и Василий Кирдяпа. Весной 1383 года в Орду приехало московское посольство во главе с сыном великого князя Василием I Димитриевичем. Вскоре в Орде также оказались сын Бориса Городецкого Иван Тугой Лук и сын Димитрия Константиновича Семен. Димитрий Константинович не дождался решения хана о распределении столов в Нижегородско-Суздальском княжестве. Князь скончался в своей столице, приняв перед смертью схиму с именем Феодор, похоронен возле своих родителей и брата святого князя Андрея в нижегородском Спасо-Преображенском соборе. Имя Димитрия Константиновича было внесено в синодик Успенского собора Московского Кремля, в синодики церквей и монастырей Ростовской и Суздальской епархий. Узнав о кончине Димитрия Константиновича, Тохтамыш отдал ярлык на нижегородское княжение Борису Городецкому, князь Семен Дмитриевич получил Суздаль, в 1387 году хан отпустил на Русь князя Василия Кирдяпу, пожаловав ему Городец-Радилов.

В браке с княгиней Анной (в монашестве Ирина?) Димитрий Константинович имел 3 сыновей: Василия Кирдяпу, родоначальника князей Шуйских, бездетного Ивана и Семена, родоначальника князей Горбатых-Суздальских. Старшая дочь Димитрия Константиновича Мария стала женой московского боярина Микулы Васильевича, старшего сына последнего московского тысяцкого В.В. Вельяминова, младшая дочь святая Евдокия была супругой великого князя Димитрия Московского.

Хотя Димитрий Константинович проиграл в 1-й половине 60-х годов в борьбе за первенство среди русских князей, он немало сделал для укрепления Нижегородско-Суздальского княжества, несмотря на разорительные набеги ордынцев и новгородских ушкуйников на его земли. Недолго пробыв великим князем Владимирским («всея Руси»), Димитрий Константинович сумел закрепить за собой титул великого князя Нижегородского (возможно, по ярлыку одного из претендентов на власть в Орде в 60-х годах XIV века). В правление Димитрия Константиновича в Нижегородско-Суздальском княжестве чеканилась собственная монета. Во владениях и по заказу князя был создан 2-й по древности из сохранившихся список древнерусской летописи - Лаврентьевский (1377).

Можно говорить о причастности Димитрия Константиновича к принятию митрополитом святым Алексием решения о расширении границ Суздальской епархии. В конце зимы 1374 года в Москве святитель Дионисий был поставлен «епископом Суждалю, и Новгороду Нижнему, и Городцю». Ранее юрисдикция Суздальских епископов распространялась только на Суздальское княжество, а Нижний Новгород и Городец-Радилов входили в состав Митрополичьей области. Теперь территория епархии совпадала с территорией Нижегородско-Суздальского княжества, что стало возможным в первую очередь благодаря дружественным отношениям между Димитрием Константиновичем и его зятем великим князем Димитрием Иоанновичем. В результате поездки святителя Дионисия в 1379 - начале 1383 года в Константинополь Суздальская епархия была возведена в ранг архиепископии, Константинопольский патриарх подтвердил принадлежность к ней Нижнего Новгорода и Городца-Радилова. Святитель Дионисий привез из византийской столицы многие святыни, в том числе часть Крови Спасителя, частицу Гроба Господня, частицу тернового венца. В 1383 году по приказу Димитрия Константиновича реликвии были помещены в серебряный ковчег; в надписи на нем отмечено, что он создан «при великом князе Дмитрии Константиновиче, иже созда раку сию» (Орлов А.С. Библиография русских надписей: (XI-XV века). М.; Л., 1952. С. 94).

Жалованные грамоты Димитрия Константиновича духовным корпорациям не сохранились, но в грамоте его племянника князя Даниила Борисовича, данной Дудину Амвросиеву во имя святителя Николая Чудотворца монастырю, упоминается предшествующий акт, составленный от имени Димитрия Константиновича (АСЭИ. Т. 3. № 298. С. 326). В синодике нижегородского Печерского в честь Вознесения Господня монастыря отмечены вклады Димитрия Константиновича в эту обитель (смотреть: Соколова И.В. Древнейшие акты нижегородского Печерского мон-ря // Проблемы происхождения и бытования памятников древнерусской письменности и литературы: Сб. науч. трудов. Н. Новг., 1995. С. 54). Известны списки конца XVII-XVIII века 2 «местных» грамот Димитрия Константиновича 1367 года (с указанием иерархии («мест») подчиненных Димитрию Константиновичу князей и бояр), большинство исследователей отрицают подлинность этих документов.

Иконография:

Изображения Димитрия Константиновича встречаются на миниатюрах Лицевого летописного свода 70-х годов XVI века (1-й Остермановский том - БАН. 31.7.30-1. Л. 669 об., 670 об.), где он представлен, судя по тексту под иллюстрациями, среди других князей во время подготовки похода на Тверь. Выделить его фигуру в княжеской группе практически невозможно, индивидуальные особенности внешнего облика отсутствуют.

Образ Димитрия Константиновича был включен в некоторые композиции генеалогического древа русских князей, в частности в роспись 1689 года в галерее Преображенского собора Новоспасского монастыря в Москве (С(негирёв) И. (М.) Родословное древо государей российских, изображенное на своде паперти соборной церкви Новоспасского ставропигиального монастыря. М., 1837. С. IV). Условный «портрет» князя (с непокрытой головой, кудрявыми волосами и небольшой бородой) имеется также на холмогорских костяных рельефах последней трети XVIII века (Егорьевский историко-художественный музей), на книжных эстампах (РНБ, смотреть: (Филипповский Е.) Пантеон российских государей. М., 1805. Ч. 1; Похорский Д.В. Российская история с 63 портретами великих государей. М., 18373; Отечественный пантеон. М., 1850. Ч. 1. С. 250), на гравюрах начала XIX века (ГИМ, РНБ), на литографиях с изображением родословия русских князей и царей 1858 и 1862 годов мастерской И.А. Голышева в Мстёре (ГЛМ).

Источники:

ПСРЛ. Т. 1. Вып. 3;

Т. 3; Т. 4. Ч. 1; Т. 6. Вып. 1;

Т. 15. Вып. 1;

Т. 18;

Т. 23-25 (по указ.);

Присёлков М.Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950;

ДДГ (по указ.);

Федоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества. М., 1989;

Орешников А.В. Русские монеты до 1547 г. М., 1996р;

Сиренов А.В. Описи древних гробниц в рукописных сборниках XVII в. // История в рукописях и рукописи в истории: Сб. науч. тр. к 200-летию ОР РНБ. СПб., 2006. С. 411.

Иллюстрация:

Вел. кн. Димитрий Константинович. Гравюра. 1819 г. (РГБИ)

© Православная энциклопедия

Литература
  • Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Сев. Руси в татар. период, с 1238 по 1505 г.: Биогр. очерки. СПб., 1891. Т. 2 (по указ.)
  • Пресняков А. Е. Образование Великорус. гос-ва. Пг., 1918
  • Черепнин Л. В. Образование Рус. централизованного гос-ва в XIV-XV вв. М., 1960
  • Прохоров Г. М. Повесть о Митяе: Русь и Византия в эпоху Куликовской битвы. Л., 1978. СПб., 2002
  • Куликовская битва: Сб. ст. М., 1980
  • Кучкин В. А. Формирование гос. территории Сев.-Вост. Руси в X-XIV вв. М., 1984
  • Горский А. А. Москва и Орда. М., 2000 (по указ.)
  • он же. Судьбы Нижегородского и Суздальского княжеств в кон. XIV - сер. XV в. // Средневек. Русь. М., 2004. Вып. 4. С. 140-170
  • Чеченков П. В. Нижегородский край в кон. XIV - 3-й четв. XVI в.: Внутреннее устройство и система управления. Н. Новг., 2004. Гл. 1
  • Адарюков, Обольянинов. Словарь портретов. С. 288
Статью разместил(а)

Личман Георгий Евгеньевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты