ДА́РИЯ

0 комментариев

ДАРИЯ (Колтовская Анна Алексеевна) - 4-я супруга царя Иоанна IV Васильевича.

С начала сентября 1572 года монахиня, местно почиталась в тихвинском в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы монастыре.

Дария принадлежала к роду служилых землевладельцев. Ее отец Алексей Горяинов Колтовский и брат Григорий во 2-й половине XVI века значатся дворовыми детьми боярскими по Коломне. В Дворовой тетради также указывается, что А. Колтовский «в полону умре» (ТКиДТ. С. 59). В 1562 году Г.А. Колтовский назван среди поручителей по боярине князе И.Д. Бельском, в 1571 года вместе с Артемием Григорьевичем и Петром Афанасьевичем Колтовскими он поручился за князя И.Ф. Мстиславского (Антонов А.В. поручные записи 1527-1571 годов. // РД. 2004. Вып. 10. С. 15, 16, 19, 68, 73, 76). Очевидно, к этому времени перечисленные выше родственники уже занимали незначительные придворные должности. Указанный факт подтверждает также австрийский посланник в Москве в 1576 и 1578 годах П.Д. фон Бухау, который сообщает, что царь Иоанн IV выбрал 4-й женой «сестру своего придворного Колтовского» (Начало и возвышение Московии // ЧОИДР. 1876. Кн. 3. Отд. 4. С. 28).

После внезапной смерти в ноябре 1571 годацарицы Марфы Васильевны (урожденной Собакиной) царь решил вступить в 4-й, запрещенный церковными правилами брак. Воспользовавшись вдовством Церкви после смерти 8 февраля 1572 года митрополита Кирилла (новый митрополит Антоний был поставлен в мае 1572 года), в апреле того же года царь созвал в Москве Собор, решением которого от 29 апреля в виде исключения по государственным соображениям царю разрешалось вступить в 4-й брак. При этом на него налагалась епитимья: в течение года до Пасхи царю было запрещено входить в храм, причаститься можно было только на Пасху, затем год он должен был стоять в храме с «припадающими» и год с «верными», вкушать антидор он мог по праздникам.

Дата бракосочетания царя с А.А. Колтовской неизвестна, описание церемонии не сохранилось. По-видимому, событие состоялось в мае 1572 года, т. к. 1 июня вместе с молодой женой царь приехал в Великий Новгород. Считается, что именно там Иоанн IV составил духовную, по которой после его смерти в распоряжение царицы Анны переходили Ростов «с волостми, и с путем, и с селы, и со всеми пошлинами», 14 сел «с деревнями и со всеми угодьями» в Московском, Юрьев-Польском и Ярославском уездах, а также бывшей вотчины князей Заозерских-Пеньковых (ДДГ. С. 443. № 104). В Новгородской 2-й летописи сохранилась запись о том, что 16 августа, в субботу, «царица православная Анна была в ночи молитися в церкви Премудрости Божии Софии да по чюдотворцовым гробам знаменовалася - Ивана, архиепископа Навгороцкого, да Никите, епископа Навгороцкого» (ПСРЛ. Т. 30. С. 194). На следующий день царица уехала из Новгорода в Москву. Очевидно, летом 1572 года следует датировать вклад в коломенский Спасский монастырь, «что на посаде за торгом». В описании имущества монастыря 1577/1578 годов среди икон указывается «образ Михаила архангела, обложен серебром, малая пядница, дан по Анне по Колтовской» (ПКМГ. Ч. 1. Отд. 1. С. 320).

Брак оказался недолгим, и в начале сентября 1572 года царица была пострижена в монашество с именем Дария. Точная дата и место пострига, так же как и мотивы опалы, неизвестны. Из отрывка указной грамоты царя Феодора Иоанновича, косвенно датируемой 1584-1585 годами (ГАВО. Ф. 575. Оп. 1. № 18. Л. 9-А), следует, что в последние годы жизни Иоанна IV (Ɨ 18 марта 1584 года) Дария подвизалась в суздальском в честь Покрова Пресвятой Богородицы женском монастыре. Логично предположить, что там же она приняла постриг и жила с 1572 года среди других опальных царственных насельниц, в частности бывших жен царевича Иоанна Иоанновича. В этой же грамоте сообщается о желании Дарии перебраться в Горицкий в честь Воскресения Господня женский монастырь в Белозерском уезде, что и было удовлетворено данным царским указом. В жалованной грамоте Феодора Иоанновича Дарии от 16 мая 1586 года на сельцо Никольское с деревнями в Белозерском уезда она именуется не только старицей Горицкого монастыря, но и царицей и великой княгиней (грамота была подтверждена 25 декабря 1599 года царем Борисом Феодоровичем Годуновым для Дарии и игуменьи Горицкого монастыря Евфимии, 16 февраля 1608 года - царем Василием Иоанновичем Шуйским для Дарии и Дарии, игуменьи тихвинского Введенского монастыря; смотри: АИ. Т. 1. С. 411-413).

Летом 1604 года Дария покинула Горицкий монастырь и перешла «по обещанию... общину устроить» в тихвинский Введенский девичий монастырь. Обитель, основанная в 1560 году, к началу XVII века потеряла свои земельные владения, так что насельницам «прокормица было нечем». После прихода в монастырь Дарии царь Борис Феодорович вернул Введенскому монастырю земли, захваченные у него тихвинским Большим в честь Успения Пресвятой Богородицы монастырем (грамота от 22 июля 1604 года; смотри: АИ. Т. 2. С. 59-60). В начале 1607 года, по-видимому, по монастырским делам Дария приезжала в столицу; сохранился текст подорожной, выданной царем Василием Шуйским 19 февраля 1607 года на проезд царицы-старицы из Москвы в тихвинский Введенский монастырь (РГАДА. Ф. 141. Оп. 1. 1606 г. № 1. Л. 10). В Смутное время Тихвин был занят шведами. 14 сентября 1613 года, во время восстания горожан и окрестных крестьян против швед. гарнизона, Введенский монастырь был разорен и сожжен. Насельницы, в т. ч. Дария, бежали из города. По преданию, они скрывались в лесу на берегу озера, которое позднее стало называться Царицыным. Среди документов Новгородской приказной избы 1611-1617 годов, находящихся в Государственном архиве Швеции в Стокгольме (Ockupations arkivet från Novgorod, serie 2 - столбцы), хранится выписка, относящаяся к времени шведской оккупации Тихвина, о размере и формах «жалования» на содержание Дарии (выписка была подана в новгородскую администрацию по неустановленному поводу, сопутствующие документы отсутствуют). Из выписки явствует, что средства выделялись нерегулярно и не в полном объеме.

Вскоре местом жительства Дарии стал город Устюжна-Железнопольская, располагающийся на полпути между Тихвином и Горицким монастырем. Дарию и бывших с ней стариц поселили в «двух кельишках... черного попа» Геннадия при Рождественском городском соборе, а духовника царицы-инокини - в отдалении, где жили дети боярские, стрельцы и другие мирские люди. По царской грамоте Дария получала «царское жалование годовое - деньги и запасы... из устюженских ис таможенных и ис кабацких доходов, что останетца от пищалей и от стрельцов» (Бередников. Письма 4-й супруги царя Ивана Васильевича Грозного. С. 334-335). Михаил Феодорович грамотой от 26 августа 1614 года предоставил в распоряжение Дарии вотчину - село Никифорово Устюженского уезда с деревнями и пустошами - взамен изъятого у царицы-инокини сельца Никольского (грамота была подтверждена 28 марта 1616, 4 июля 1621 года; смотри: АИ. Т. 3. С. 60-63).

В январе 1624 года Дария вернулась в Тихвин; по-видимому, стала игуменией Введенского монастыря, как о том свидетельствует жалованная грамота обители царя Михаила Феодоровича на пустошь Бурково в Тихвинском погосте Новгородского уезда (АИ. Т. 3. С. 227-228. № 139). Михаил Феодорович не только жаловал Дарие земельные угодья, но и посылал царице-инокине дары. В мае 1623 года ей были пожалованы серебряная позолоченная братина с чаркой, по 10 аршин бархата и камки, сорок соболей и 100 рублей (РГАДА. Ф. 396. Оружейная палата. Оп. 2. № 208-А. Л. 394 об.- 396). В конце сентября 1624 года Д. Колтовский, по-видимому родственник царицы-инокини, привез ей дары со свадьбы Михаила Феодоровича и Марии Владимировны Долгорукой (смотри благодарственное письмо старицы царю - СГГД. Т. 3. С. 274). В февр. 1626 г. др. родственник Д., кн. Д. Гагарин, привез ей дары со свадьбы Михаила Феодоровича и Евдокии Лукьяновны Стрешневой (Там же. С. 283). В это время вместе с Дарий во Введенском монастыре жили ее племянницы княжны-монахини Леонида Григорьевна и Александра Григорьевна Гагарины.

Перед смертью Дария приняла схиму. Своей «изустной памятью», засвидетельствованной духовным отцом старицы иеромонахом Феогностом, Дария передала принадлежавшие ей село Никифорово с деревнями и рыбную ловлю на реке Волхов Введенскому монастырю: «игуменье Огафье с сестрами и кто по ним в том монастыре иная игуменья и сестры будут». Насельницы должны были «царицу-иноку Дарью поминать и душу ее устроить, написать имя ее в повседневные просвиромисалные, и в литейные, и в подстенные сенадики» (АИ. Т. 3. С. 230-231). Во Введенском монастыре хранилась духовная грамота Дарии, в которой помимо вклада во Введенский монастырь указаны денежные вклады на заупокойные богослужения в другие монастыри: тихвинский Успенский, Соловецкий в честь Преображения Господня (туда Дария ранее уже давала вклады по 10 рублей), Антониев Дымский, Антония Римлянина в честь Рождества Пресвятой Богородицы, Зеленецкий во имя Святой Троицы, Никольский в Сторожно (смотри Киприан, преподобный, Стороженский), Медведский во имя святителя Николая Чудотворца, Горицкий Воскресенский, Оятский в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы (Островский), а также в приходские храмы. Дария была похоронена во Введенском храме на левой стороне, при входе, во 2-й половине XVII века рядом с ней были погребены ее племянницы, подвизавшиеся во Введенском монастыре. Над могилой Дарии была устроена позолоченная гробница под резной сенью, перед гробницей горела неугасимая лампада. В 1814 году по благословению Санкт-Петербургского и Новгородского митрополита Амвросия (Подобедова) взамен старого надгробия было установлено новое, устроенное «старанием священника Иоанна, подаянием граждан и прочих подателей», о чем сообщала помещенная рядом плита.

Дария почиталась в Тихвине и окрестностях как устроительница и благотворительница Введенского монастыря, который называли Царицыным. В духовной грамоте записано: «Мне шло царского жалованья за годовые запасы денег, и что доходишки имела с вотчинишки, и мы тем питалися. И после разорения литовского и немецкого в монастыре в храмах устроено, и кельи, и житницы, и мельница, и конюшенной двор, и коровей, поповские и служебниковы дворы, и всякое монастырское строение теми деньгами устроено» (цитата по: Описание Введенского девичьего 2-классного монастыря. С. 23). В монастыре память Дарии праздновалась на ее именины - 19 марта и в день преставления - 5 апреля. В обители хранились шитая золотом и жемчугом Тихвинская икона Божией Матери - благословение Дарии одному из граждан Тихвина, после кончины которого образ поступил в монастырь, 2 покрова на гробницу царицы-инокини (один - из красного бархата, опушенный горностаем).

Введенский монастырь был закрыт в 1926 году. Гробница Дарии во Введенском соборе (в настоящее время там размещен спортзал) не сохранилась. 4 декабря 1998 года был освящен поклонный крест, установленный близ алтаря Введенского собора насельниками тихвинского Большого Успенского монастыря. Перед крестом духовенство тихвинского Успенского монастыря совершает панихиды по Дарие, другим игумениям и насельницам Введенского монастыря.

Сочинения:

Бередников Я.И. Письма 4-й супруги царя Ивана Васильевича Грозного к боярину Салтыкову // Сын Отечества. 1829. № 32. С. 333-346;

ВОИДР. 1851. Кн. 9. Смесь. С. 61-63 [«Духовная грамота» Д.].

©Православная энциклопедия

Литература
  • Смелков М. Несколько страниц из истории тихвинского Введенского девичьего мон-ря и жизни царицы-инокини Дарьи Алексеевны, 4-й супруги царя Иоанна Грозного, почивающей в этом мон-ре // Новгородские ЕВ. 1904. № 3. Ч. неофиц. С. 159-168
  • Описание Введенского девичьего 2-кл. монастыря в городе Тихвине Новгородской губ. Тихвин, 1914
  • еселовский С.Б. Исследование по истории опричнины. М., 1963. С. 194, 301, 397
  • Зимин А.А. В канун грозных потрясений. М., 1986. С. 8, 246
  • Гордиенко Э.А. Изображения Новгорода на иконах XVI-XVII вв. и связь их с обществ.-полит. ситуацией своего времени // НИС. Л., 1989. Вып. 3(13). С. 104-107
Статью разместил(а)

Попцов Александр Сергеевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты