ДАНИИ́Л РОМА́НОВИЧ

0 комментариев

ДАНИИЛ РОМАНОВИЧ - верховный правитель Галицко-Волынского княжества.

Старший сын от 2-го брака галицко-волынского князя Романа Мстиславича с Марией (или Анной), связанной родством с византийской династией Комнинов. Будучи правнуком польского князя Болеслава Кривоустого (его дочь Агнешка была бабушкой Даниилу Романовичу по отцу), Даниил Романович состоял в родстве с первой польской княжеской династией Пястов. Даниил Романович имел неизвестную по имени старшую сестру (супруга черниговского князя святого Михаила Всеволодовича), младшего брата Василька (правил в центральной и восточных частях Волыни, а также в Берестейской земле, признавая власть Даниила Романовича во всем государстве), а также сестру Феодору - дочь Романа Мстиславича от 1-го брака. Основным источником сведений о Данииле Романовиче является 1-я часть Галицко-Волынской летописи (Летописец Даниила Романовича, создан во 2-й половине 50-х годов XIII века), возникновение которой связано с ближайшим окружением князя. Кроме того, Даниил Романович активно (чаще, чем другие русские князья) упоминается в иностранных источниках.

В продолжительной политической жизни Даниила Романовича можно выделить 3 периода: 1205-1217 годы, когда различные политические силы пытались использовать юного князя в борьбе за власть в Галицкой Руси; 1217-1245 годы - период объединения Волыни под властью Даниила Романовича и борьбы за галицкое княжение; 1245-1264 годы - время управления объединенным Галицко-Волынским княжеством.

1205-1217 годы.

После смерти в 1205 году Романа Мстиславича, несмотря на вооруженную поддержку его вдовы венграми, галицкие бояре изгнали княжескую семью из Галича, где был посажен путивльский князь Владимир Игоревич, связанный родством с предыдущей галицкой княжеской династией. Княгиня вместе с детьми перебралась во Владимир-Волынский, а оттуда в конце 1206 или в начале следующего года - в Малую Польшу. Правивший здесь князь Лешек II отправил Даниила Романовича в Венгрию, а его мать вместе с Васильком оставил у себя. В результате вооруженной интервенции венгерского короля Андраша II (в 1205 году провозгласившего себя «королем Галиции и Владимира») в сентябре 1211 года Даниил Романович был посажен на княжеский стол в Галиче. Юный князь был лишь политическим символом, реальная власть осталась в руках галицких бояр и венгров. Такое состояние дел подтверждает изгнание боярами из Галича матери князя, которая, по-видимому, в 1211 году попыталась стать регентшей при сыне, а также ее возвращение в Галич в результате очередного венгерского похода зимой 1212/1213 годов.

Видимо, спустя несколько месяцев галицкие бояре, на этот раз в союзе с пересопницким князем Мстиславом Ярославичем Немым, дядей Даниила Романовича, в очередной раз изгнали Романовичей. Даниил Романович с матерью бежали в Венгрию. На следующий год юный князь отказался от венгерского протектората (что было вызвано, вероятно, планами Андраша II посадить в Галиче одного из своих сыновей) и вернулся под покровительство Лешка II. Центром владений Романовичей стал тогда Каменец, где у юного князя собрались, по свидетельству летописи, «бояре велиции отца его». В 1214 году Романовичи вместе с князем Лешком и его войском участвовали в походе волынских князей Александра и Всеволода Всеволодовичей, двоюродных братьев Даниила Романовича, на Галич. Несмотря на победу на поле битвы, занять город не удалось. Вскоре после этого Романовичи благодаря помощи Лешка II расширили свои владения, заняв города Тихомль и Перемиль, принадлежавшие владимиро-волынскому и белзскому князю Александру Всеволодовичу.

В 1214 году князь Малой Польши подписал в Спише договор с королем Андрашем II о разделе Галицкой Руси. В Галиче должен был вокняжиться 2-й сын Андраша Кальман, в 1214 году женившийся на дочери Лешка II Саломее. Лешек по договору должен был получить Перемышльскую землю. В 1215 году союзники вошли в Галич, где Кальман с санкции Римского папы Иннокентия III был коронован «галицким королем». Однако из-за отказа венгров уступить полякам Перемышль венгерско-польск. союз разрушился. В результате Даниил Романович при поддержке Лешка в 1216 году вокняжился во Владимире-Волынском.

1217-1245 годы.

В эти годы Даниил Романович, выступая вместе с братом Васильком уже как самостоятельная сила, вел борьбу за объединение в своих руках Волыни и распространение своей власти на Галицкую Русь. Летом 1219 года Галич был освобожден от власти венгров святым князем Мстиславом (Феодором) Мстиславичем Удатным. Вскоре Даниил Романович женился на его дочери Анне. Зимой 1219/1220 годов, несмотря на мужественную защиту Галича Даниилом Романовичем, венгры и поляки вновь захватили город. Даниил Романович вернулся во Владимир-Волынский. В 1219 или 1220 году Романовичи заключили договор о мире и союзе с литовскими князьями, что привело к нападениям литовцев и зависимых от них пруссов на земли Польши. Эти набеги, а также поражение под Галичем венгерско-польской коалиции в начале 1221 года, в результате которого Галич вернулся под власть Мстислава Удатного, побудили Лешка II заключить мир с Даниилом Романовичем, продлившийся до зимы 1226/1227 годов. В составе коалиции русских князей и половцев Даниил Романович в 1223 году участвовал в битве с ордынцами на реке Калке, закончившейся разгромом войск коалиции; раненому Даниилу Романовичу удалось спастись с поля битвы.

В 1224 году между Даниилом Романовичем и князем Мстиславом Удатным возник конфликт, спровоцированный интригами белзского князя Александра Всеволодовича - главного противника Романовичей в их усилиях объединить Западную Волынь под своей властью. Даниил Романович вскоре примирился с князем Мстиславом, но следствием конфликта, по-видимому, стала передача последним около 1225 года входившей в Галицкое княжество Перемышльской земли жениху своей дочери (с конца 1221 года) Андрашу, сыну венгерского короля Андраша II. В 1226 году королевич Андраш по неизвестной причине бежал из Перемышля к отцу, что стало причиной крупного венгерско-польского похода на галицкие земли на рубеже 1226 и 1227 годах. Члены коалиции были разбиты князьями Мстиславом Удатным и Даниилом Романовичем. Однако эта победа ничего не принесла Даниилу Романовичу: Мстислав по договору с венгерским королем передал Галич королевичу Андрашу.

Политические и военные неудачи в Галицкой Руси Романовичи возместили за счет Волыни, где их поддерживала основная часть населения. Конце 10-х - 20-е годы XIII века стали временем укрепления позиций Даниила Романовича и его брата на этих землях. В начале 20-х годов Даниил Романович вернул захваченные поляками земли волынской «украины» - Угровск, Верещин, Комов, Столпье и Берестье. В 1225 году пересопницкий князь Мстислав Немый перед кончиной поручил Даниилу Романовичу опеку над своим сыном Иваном. После скоропостижной смерти княжича (1227) его владения захватили ближайшие родственники - луцкий князь Ярослав Ингваревич (троюродный брат Даниила Романовича) и пинские князья, вскоре побежденные Даниилом Романовичем. Отпущенный на свободу князь Ярослав получил через некоторое время Перемиль, затем Межибожье и, очевидно, стал вассалом Даниила Романовича. Луцк и Пересопница перешли во владение Василька Романовича, ранее получившего от брата Берестье.

Дети пинского князя, державшие Чарторыйск, также попали в плен. Их отец князь Ростислав после неудачных переговоров, предпринятых при посредничестве митрополита Кирилла I (II), образовал против Даниила Романовича коалицию, в состав которой вошли киевский князь Владимир Рюрикович, черниговский князь Михаил Всеволодович и другие князья. В 1228 году союзники, которых поддерживали половцы хана Котяна, безуспешно осаждали Каменец-Подольский. Даниил Романович и Василько, располагавшие польской помощью, переманили половцев на свою сторону и двинулись к Киеву. На пути был заключен мир, несомненно выгодный Романовичам. Об этом позволяет судить, в частности, участие в защите Берестейской земли от набега ятвягов в 1229 году пинского князя Владимира, которого Даниил Романович и Василько «оставиша» в Берестье. Во 2-й половине 1229 года Романовичи на стороне мазовецкого князя Конрада I сражались с краковским князем Владиславом Лясконогим. Тогда же было заключено русско-польское соглашение. По его условиям при возникновении конфликта обе стороны дали обязательство не захватывать «челяди». В 1234 году Романовичи захватили Белз, где прежде княжил их противник Александр Всеволодович. В марте 1238 года Даниил Романович и Василько заняли Дорогичин, ранее переданный мазовецким князем Конрадом I рыцарям Добжиньского ордена, и изгнали оттуда крестоносцев.

В 30-х годах продолжалась борьба Романовичей за Галич. В марте или апреле 1230 года Даниил Романович при поддержке населения Галицкой земли захватил город и вскоре отослал королевича Андраша в Венгрию. Осенью 1230 года венгры, которыми предводительствовал соправитель король Андраша II его сын Бела IV, попытались вернуть Галич, но были разбиты Даниилом Романовичем, располагавшим польской и половецкой помощью. В 1232 году, во время нового похода венгров, Даниил Романович был вытеснен из Галича, этому способствовала враждебность по отношению к князю галицкого боярства, сопротивлявшегося установлению в Галицкой Руси сильной власти; оппозиционные Даниилу Романовичу бояре находили поддержку у Александра Белзского и венгерского короля. Начался 2-летний период борьбы Романовичей с сидевшим в Галиче королевичем Андрашем. На рубеже 1233 и 1234 годов, когда на сторону Даниила Романовича перешли многие бояре и «болшаа половина Галича», Даниил Романович овладел городом после осады, во время которой королевич погиб. Зимой 1232/1233 годов Даниил Романович поддержал киевского князя Владимира Рюриковича, сражавшегося с черниговским князем Михаилом Всеволодовичем. Эта акция дала возможность получить Даниилу Романовичу в Киевской земле город Торческ - стольный город Мстислава Удатного, в котором последний умер (1228); Даниил Романович передал город сыновьям Мстислава.

Очередное княжение Даниила Романовича в Галиче вновь не было продолжительным. В 1235 году, после поражения в войне, которая велась совместно с князем Владимиром Рюриковичем против черниговского князя Михаила Всеволодовича и его союзников, Даниил Романович был вынужден покинуть Галич, перешедший под власть Михаила Черниговского и его сына Ростислава, и бежал в Венгрию. 14 октября 1235 года Даниил Романович принял участие в коронации Белы IV и во время церемонии вел коня правителя. Это действие свидетельствовало о признании Даниилом Романовичем сюзеренитета, по-видимому формального, венгерского короля в надежде на перемены венгерской политики в отношении Галича. Однако эти надежды не оправдались. Вернувшись на Русь, Даниил Романович вместе с братом Васильком, поддерживаемый из Малой Польши, безуспешно пытался занять Галич, оставшийся под властью Михаила Всеволодовича, союзника Белы IV.

В 1236 году против Романовичей выступили князья Михаил Всеволодович, Изяслав Мстиславич, Конрад Мазовецкий, венгерские отряды и (до определенного момента) половцы. Причиной конфликта стало пленение Романовичами враждебных им болоховских князей (Болоховская земля находилась на границе Киевщины и Волыни). Даниил Романович и Василько одержали победу и добились передачи им Перемышля. В начале 1237 года (возможно, в 1238 году, после захвата Дорогичина) Даниил Романович и Василько убедили литовского князя Миндовга и новогрудского князя Изяслава напасть на Мазовию. В то же время Романовичи уехали в Венгрию по вызову Белы IV, чтобы помочь австрийскому герцогу Фридриху II Бабенбергу, сражавшемуся против императора Фридриха II Гогенштауфена.

Заняв в 1238 году киевский стол, Михаил Всеволодович отобрал у Даниила Романовича Перемышль, а в Галич посадил своего сына Ростислава. В ответ Даниил Романович, воспользовавшись походом князя Ростислава на Литву, зимой 1238/1239 годов захватил Галич, призванный на княжение «мужами градскими» - галицкими горожанами. В кафедральном Успенском соборе повторно совершилось настолование князя. Передаче власти Даниилу Романовичу воспротивились лишь местный епископ Артемий и «дворский» Григорий. Князь Ростислав бежал в Венгрию, где вскоре женился на Анне, дочери короля Белы IV.

В 1239 году, пользуясь замешательством, царившим в Юго-Восточной Руси в связи с нашествием ордынцев, Даниил Романович захватил Киев и поставил там наместником своего боярина Дмитра. 6 декабря (или 19 ноября) 1240 года Киев был занят войсками хана Батыя. Зимой 1240/1241 годов захватчики опустошили галицко-волынские земли: были взяты Галич, Владимир-Волынский, Звенигород, Перемышль, Теребовль, Колодяжин и другие города, часть городов была полностью уничтожена. В качестве уцелевших Галицко-Волынская летопись называет Холм и отдельные крепости (Кременец, Данилов) (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 786). Даниил Романович узнал о набеге на пути из Венгрии, где вел окончившиеся неудачей переговоры о браке своего старшего сына Льва Даниловича с одной из дочерей Белы IV. Даниил Романович вернулся в Венгрию, затем отправился в Польшу, где соединился с бежавшей туда семьей. Во время походов Батыя на Польшу Даниил Романович скрывался в Мазовии; князь Болеслав I, сын Конрада I, дал Даниилу Романовичу в кормление Вышегрод.

После ухода монголов Даниил Романович и Василько вернулись на Волынь, заняв по пути Дорогичин, временно осажденный мазовецким гарнизоном. В последующие 4 года Даниил Романович активно занимался восстановлением разоренного захватчиками государства и укреплением своей власти. Основным препятствием для этого стал князь Ростислав Михайлович, стремившийся вернуть Галич (временно это ему удалось осуществить весной 1242 года при поддержке части галицкого боярства, но он не смог удержать город). Борьба за Галич окончилась 17 августа 1245 года, когда в битве под городом Ярославом Даниил Романович вместе с братом разгромил войска князя Ростислава, которому помогали венгры и отряды из Малой Польши.

Во главе противников Даниила Романовича в Галицкой Руси стоял Галицкий епископ Артемий, покинувший в 1242 году Галич вместе с князем Ростиславом. Перемышльский епископ также поддерживал Ростислава (после захвата Перемышля отрядами Даниила Романовича слуги епископа были избиты и ограблены, а одного из придворных, певца Митусу, который ранее не хотел служить Даниилу Романовичу, в кандалах привели к князю). Действия архиереев, по-видимому, напрямую зависели от позиции галицкой знати (прежде всего большинства бояр), активно выступавшей против объединения Галицко-Волынской Руси под властью Романовичей и надеявшейся сохранить свою власть и привилегии при более слабых правителях. Возможно, оппозиция галицкого боярства и духовенства заставила Даниила Романовича в 30-х годах XIII века основать новую столицу - Холм и учредить новую епископскую кафедру (сначала в Угровске, в 40-х годах XIII века переведена в Холм, смотри Холмская и Люблинская епархия). Князю удалось сломить сопротивление галицкой знати, по-видимому, в 1241-1245 годах, чему в немалой степени способствовала гибель многих галицких бояр во время нашествия Батыя.

К 30-м годам XIII века относится активная градостроительная деятельность Даниила Романовича, в частности по устройству новой столицы - Холма. При Данииле Романовиче в городе были построены дворец, соборы во имя Богородицы и святителя Иоанна Златоуста, церковь Космы и Дамиана, башня. Летопись сообщает о постройке в Холме столпа высотой около 5,8 м с 2-главым орлом на вершине, что свидетельствует об обращении князя к византийской символике. Сохранилась сооруженная при Данииле Романовиче башня в Столпье (около 10 км к западу от Холма), являвшаяся, по-видимому, частью ансамбля монастыря, в котором жила мать князя. Правитель приглашал в Холм «немцев, и русь, иноязычникы, и ляхы» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 873), в город приходили бежавшие из ордынского плена русские ремесленники. Археологические исследования подтверждают функционирование в Холме значительного центра ремесленного производства, в т. ч. художественного (ювелиры). Раскопки показывают, что в новой столице могла работать группа высококвалифицированных византийских гончаров. Галицко-Волынская летопись упоминает о литье колоколов в Холме. Известно об импорте ремесленных изделий, в т. ч. западного происхождения (венецианское стекло, т. е. витражи, мраморная чаша из Венгрии).

В 1243-1244 годах Романовичи трижды нападали на Малую Польшу, разоряя ее восточную часть до рек Сан и Висла. Эти вооруженные акции были результатом союза с мазовецким князем Конрадом I, боровшимся со своим племянником Болеславом Стыдливым за господство над Краковом.

1245-1264 годы.

Победа под Ярославом утвердила господство Даниила Романовича над Галицкой Русью, оформив границы Галицко-Волынского государства. К концу жизни Даниила Романовича под его властью была объединена практически вся Юго-Западная Русь. Владения, которыми лично управлял Даниил Романович, включали Галицкую и Перемышльскую земли, а также земли, расположенные от реки Буг на западе, до Дорогичина на севере. Василько владел Центральной и Восточной Волынью с центрами во Владимире-Волынском и Луцке, а также Берестейской землей. Кроме того, после свадьбы с венгерской принцессой (1246-1247 годы) свой удел, очевидно, имел князь Лев. Несколько позже получил владения за границами Галицко-Волынской Руси следующий сын Даниила Романовича - Роман (правитель Чёрной Руси, частично подчиненной литовскому королю Миндовгу). Все представители рода признавали главенство Даниила Романовича. Возможно, в конце жизни князь поссорился со старшим сыном Львом, унаследовавшим после смерти отца разоренные ордынцами галицкие земли, в то время как младший сын Шварн получил более богатые Холмскую и Перемышльскую земли.

Подчинение Орде.

Почти сразу же после победы под Ярославом Даниил Романович был вызван к хану. Между октябрем 1245 и весной 1246 годов князь совершил поездку в Орду, где признал зависимость от хана. С тех пор большинство действий Даниила Романовича было связано с попытками избавиться от этой зависимости. Одним из шагов в этом направлении, предпринятым, очевидно, при помощи и с благословения митрополита святого Кирилла II (III), стал заключенный в 1250/1251 годах союз Даниила Романовича с Владимирским великим князем Андреем Ярославичем, который был скреплен браком князя Андрея с дочерью Даниила Романовича. К коалиции присоединился младший брат великого князя Ярослав Тверской. Союз оказался недолговечным. В 1252 году войска Неврюя разгромили отряды Андрея и Ярослава. Великий князь бежал в Швецию, после возвращения на Русь подчинился новому великому князю святому Александру Ярославичу Невскому.

После 1252 года Романовичам пришлось самостоятельно сражаться с ордынцами, поскольку обещания помощи, данные Римскими папами и западными соседями, оказались невыполненными. В 1252, 1254 и 1255 (или 1257) годах галицко-волынские князья отбили набеги Куремсы. Зимой 1254/1255 годов Романовичи опустошили владения «татарских людей», болоховских князей и Побожье (Побужье). Неск. месяцев спустя при поддержке Миндовга они напали на ордынских данников, проживавших вдоль рек Тетерев и Случь, а также на город Возвягль.

Успехи Даниила Романовича встревожили Орду. В 1258 году вместо Куремсы на Русь был прислан со значительными силами опытный полководец Бурундай. В том же году Романовичи должны были принять участие в организуемом ордынцами походе на Литву, что дало Миндовгу повод для расторжения невыгодного для литовцев союза с Галицко-Волынской Русью. Зимой 1259/1260 годов в походе ордынцев на Малую Польшу приняли участие Василько Романович и Лев Данилович (чтобы избежать участия в походе, Даниил Романович бежал в Венгрию). Бурундай принудил галицко-волынских князей срыть укрепления наиболее крупных городов (уцелел Холм). Несмотря на то что походы Бурундая достигли своей главной цели - упрочения господства Орды над Галицко-Волынским княжеством, Даниил Романович сохранил возможность проводить самостоятельную внешнюю политику и не терял надежды на создание коалиции для отпора Орде. Монголам не удалось достичь расторжения союза Галицко-Волынской Руси с ее западными соседями. В частности, в 1262 году состоялась поездка Даниила Романовича в Венгрию и встреча с малопольским князем Болеславом Стыдливым в Тернаве.

Зависимость от Орды укрепила позицию Даниила Романовича в отношениях с венграми, окончательно признавшими его власть над Галичем. По инициативе венгерской стороны союз был скреплен браком старшего из Даниловичей Льва с дочерью Белы IV Констанцией (1246-1247 годы). Выполняя союзнические обязательства, Романовичи дважды участвовали в венгерско-чешских войнах. В 1253 году Даниил Романович вместе с сыном Львом, отрядами Василька, малопольскими войсками Болеслава Стыдливого и опольскими отрядами Владислава Казимировича организовали нападение на окрестности Опавы. В 1260 году Даниил Романович, вероятно, сражался в битве под Кресенбрунном, закончившейся поражением венгров.

Принадлежность к лагерю союзников Белы IV явилась причиной вовлечения Даниила Романовича в австрийские дела. Летом 1247 года Даниил Романович принял участие во встрече в Пожони (Братиславе) правителя Венгрии с послами императора Фридриха II Гогенштауфена, касавшейся судьбы австрийских земель после гибели в предыдущем году последнего австрийского герцога из рода Бабенбергов - Фридриха II. 5 лет спустя Бела IV обратился к Даниилу Романовичу с предложением о принятии Романом Даниловичем наследства Бабенбергов, главным претендентом на которое был король Чехии Пржемысл II Отакар, женатый на сестре Фридриха II. Весной 1252 года князь Роман женился на Гертруде, племяннице Фридриха II Бабенберга, одной из наследниц австрийской династии. Вскоре чешские отряды осадили Вену. Неспособность князя Романа противостоять натиску Пржемысла II Отакара стала наиболее вероятной причиной распада брака Романа и его возвращения на Русь в июле 1253 года.

Контакты с Папским престолом.

Ордынская проблема, несомненно, была главной причиной временного сближения Даниила Романовича с папством, хотя не исключено, что попытки получить поддержку из Рима галицкий князь предпринимал еще в начале 30-х годов XIII века. Сохранилась булла папы Григория IX от 18 июля 1231 года, адресованная неизвестному по имени русскому князю, где выражалась радость по поводу того, что, как папа узнал от Прусского епископа, князь изъявил желание соединиться с Римом. Поскольку Прусский епископ Кристиан был тесно связан с союзником Даниила Романовича Конрадом I Мазовецким, исследователи полагают, что послание было адресовано Даниилу Романовичу. Возможно, предпринимая такой шаг, Даниил Романович хотел добиться, чтобы папа не поддерживал венгерского короля в его попытках завоевать Галич. Неясно, какая из сторон была инициатором переговоров в следующем десятилетии. Сохранились сведения о посольствах, которыми обменялись в 40-х годах XIII века папа Иннокентий IV и Даниил Романович. Кроме того, между 3 мая 1246 и 14 мая 1253 годов папа направил в Галицко-Волынскую Русь несколько булл.

В 1245 году началось посольство францисканца Дж. дель Плано Карпини, отправленного Иннокентием IV к великому хану. Зимой 1245/1246 годов Плано Карпини попал в Ленчицу на переговоры Конрада I Мазовецкого с краковской княжной Гремиславой, в которых принимал участие также Василько Романович. По просьбе Конрада, его сына и Краковского епископа Василько обещал оказать содействие миссии францисканца. В присутствии православных епископов и бояр в резиденции князя Плано Карпини прочитал письмо Иннокентия IV, в котором папа призывал к единству с Римом. Василько не дал ответа на папские предложения, ссылаясь на отсутствие Даниила Романовича и необходимость отложить решение вопроса до возвращения на Русь. Не исключено, что Василько отправил посольство к папе в Лион, уведомляя его о желании начать переговоры. 3 мая 1246 года папская канцелярия выпустила буллы, касавшиеся дел Галицко-Волынской Руси. Выражая радость по поводу стремления «князя Руси» к церковному единству, папа обещал Даниилу Романовичу свое покровительство и помощь против Орды. Римский понтифик намеревался прислать легата и, «по просьбе князя Руси», доминиканцев Польской провинции ордена - Алексея и Генриха. Одновременно папа направил соответствующие письма вышеназванным доминиканцам и Альберту II, архиепископу Прусскому, Ливонскому и Эстляндскому, назначенному легатом.

Очередной этап переговоров между Романовичами и Римом состоялся в июне 1247 года, когда Плано Карпини возвращался через Галицко-Волынскую Русь после завершения своей миссии. Во время 8-дневного пребывания легата в Галицко-Волынском княжестве Даниил Романович и Василько провели совещания с участием православных епископов и других сановников. В результате князья заявили о желании подчиниться папе и Римской Церкви и подтвердили свои решения, ранее переданные Иннокентию IV при посредничестве некоего аббата (игумена). Кроме того, князья дали Плано Карпини письмо и отправили с ним послов: Григория, игумена монастыря Святой горы под Владимиром-Волынским, вышеупомянутых доминиканцев Алексея и Генриха, а также священника Хазелона из Вильсторфа. Несмотря на то что во главе посольства стоял православный клирик, обращений от православного духовенства к папе он не привез, и характер участия православных клириков в действиях Даниила Романовича остается неясным. Не принял участия в переговорах с Римом и митрополит Кирилл, возвращавшийся тогда из Никеи на Русь.
Вероятно, посланцы Даниила Романовича и Василька попали в Лион ранее Плано Карпини, поскольку уже 26 августа 1247 года папа издал несколько новых булл. В них он подтвердил, в частности, свое покровительство Даниилу Романовичу, княжеской семье и государству, одобрил намерение Романовичей вернуть земли и имущество, которыми «против справедливости» завладели князья, не состоящие в единстве с католической Церковью, запретил крестоносцам предъявлять какие-либо требования и приобретать имущество на землях Романовичей без их согласия. Кроме того, по просьбе Даниила Романовича папа разрешил русскому духовенству совершать богослужение на квасном хлебе и сохранять другие греческие богослужебные обычаи, если они не противоречат католическому обряду. Просьба Даниила Романовича показывает, что к сближению с Римом его побуждали политические соображения, а не признание превосходства католицизма.

Почти одновременно Иннокентий IV обратился к своему легату на Руси архиепископу Альберту II, разрешая ему освобождать от соблюдения некоторых церковных правил, а также рукополагать священников на Руси даже в случаях, когда к этому имеются канонические препятствия. Папа предписал Альберту отправиться на Русь для принятия у князей и сановников присяги на верность унии, предварительно узнав, намереваются ли они сохранить церковное единство с Римом. Неясно, приезжал ли легат в Галицко-Волынскую Русь (рассказ Я. Длугоша о том, что в 1249 году Альберт прибыл к Даниилу Романовичу и тот устроил ему плохой прием, вызывает сомнения). В булле от 12 сентября 1247 года Иннокентий IV повторил акт принятия Даниила Романовича, Василька и сына Даниила Романовича (по-видимому, Льва) под свою опеку. 5 декабря того же года папа разрешил Васильку и Дубравке Конрадовне вступить в брак, несмотря на то что они состояли в 3-й степени родства. Это был единственный случай обращения представителя династии Рюриковичей к папе с просьбой о разрешении на брак. Еще раз Иннокентий IV написал Даниилу Романовичу 22 января 1248 года, прося сообщать рыцарям Тевтонского ордена о перегруппировках ордынских войск. Папа, по-видимому, пытался создать военно-церковный союз (в который должны были войти галицко-волынские князья, Владимирский великий князь Александр Невский, рыцари Тевтонского ордена, венгерская ветвь ордена госпитальеров), способный предпринять крестовые походы против монголов. Впрочем, эти действия закончились провалом.

Желая удержать Даниила Романовича в своем лагере, Иннокентий IV предложил ему королевскую корону. С этой целью на Русь были отправлены легаты - епископы Камня-Поморского и, по-видимому, Вероны. Миссия датируется 1252 годом, хотя не исключено, что она имела место 4 годами ранее. Первоначально Даниил Романович не принял корону, мотивируя отказ страхом перед Ордой и отсутствием помощи со стороны Рима. В конце 1253 года Даниил Романович согласился короноваться, после того как его польские союзники (князья краковский Болеслав Стыдливый и мазовецкий Земовит, а также польские паны) подтвердили исходившие от папы обещания о помощи против ордынцев. Даниил Романович встретил папского легата Опизона из Медзано летом 1253 года в Кракове, но отказался принять корону на чужой земле. Коронация состоялась в Дорогичине, частью церемонии было признание Даниилом Романовичем папы «своим отцом». Оправдывая действия галицкого князя, летописец записал, что папа Иннокентий IV порицал тех, кто хулят «веру грецкую правоверную», и намеревался созвать Собор «о правой вере» и соединении Церквей. Коронация повысила престиж Даниила Романовича в глазах западных соседей и укрепила его позиции в борьбе с Литвой, правитель которой Миндовг, приняв крещение по католическому обряду, вероятнее всего, осенью 1253 года, прежде Даниила Романовича, получил от папы королевскую корону.

Ни Иннокентий IV, ни его преемники не помогли Романовичам в борьбе против ордынцев. Не возымели действия буллы Иннокентия IV, призывавшие католических соседей Галицко-Волынской Руси к крестовому походу против монголов (булла от 24 июня 1248 года, направленная в Венгрию, и булла от 19 мая 1254 года, адресованная архиепископу, епископам и другим церковным сановникам Ливонии, Эстляндии и Пруссии). Кроме того, пытаясь распространить свою власть на Литву и поддерживая захватническую политику Миндовга по отношению к Руси (булла папы Александра IV от 6 марта 1255 года), Рим вступал в противоречие с интересами Даниила Романовича. В результате не позднее конца 1256 года произошло расторжение соглашения с Римом. Об этом свидетельствует несколько булл от февраля 1257 года Александра IV, жалующегося на отказ Данииа Романовича от подчинения Папскому престолу. (В XVII-XVIII веках католические полемисты - иезуиты и базилиане - вопреки историческим фактам утверждали, будто Даниил Романович до конца жизни не выходил из подчинения католической Церкви (смотри, например: Kulczynski I. Specimen Ecclesiae Ruthenicae. R., 1733; Kulesza J. A. Wiara Prawoslawna. Wilno, 1704, и др.).)

Другие направления внешней политики.

Важную роль в политике Романовичей играли связи с польскими княжествами. После урегулирования отношений с венграми улучшились конфликтные до того времени отношения галицко-волынских князей с Болеславом Стыдливым, связанным с королем Белой IV союзническими обязательствами. Смерть Конрада I (31 августа 1247 года), дети которого состояли в брачно-родственных связях с галицко-волынскими князьями, не изменила традиционно хороших для Романовичей отношений с Мазовией. По свидетельству Галицко-Волынской летописи, Болеслав I Конрадович, женатый на близкой родственнице Романовичей Анастасии, дочери князя Александра Белзского, перед смертью, убежденный Даниилом Романовичем, передал власть над Мазовией своему брату Земовиту I, женой которого была Переяслава, признаваемая (с некоторыми сомнениями) дочерью Даниила Романовича. Новый мазовецкий князь оказался верным союзником тестя, поддерживая Даниила Романовича прежде всего в действиях против ятвягов. Взамен Земовит мог рассчитывать на помощь Романовичей в конфликте со своим старшим братом куявским князем Казимиром I (в 1259 году русское войско участвовало в походе против Казимира на Ленчицкую землю).

Значительное место во внешней политике Романовичей занимало также северное направление, т. е. Литва, ятвяги и западнорусские княжества, а также Тевтонский орден. В 1219-1245 годах, не считая отдельных набегов литовцев на галицко-волынские земли, отношения с Литвой были мирными. Ситуация изменилась во 2-й половине 40-х годов XIII века. В 1248 или 1249 годах Романовичи приняли участие в начавшейся в Литве междоусобице. При дворе Даниила Романовича укрылись его девери князья Товтивил и Эдивид и их дядя жемайтский князь Викинт, выступившие против Миндовга, который, видимо, пытался лишить их владений. Вокруг Даниила Романовича возникла коалиция, которая стала угрожать намерениям Миндовга объединить литовские земли. В состав этого союза вошли также рижское мещанство с архиепископом и часть ятвяжских племен. После нескольких лет тяжелых боев, по-видимому, в конце 1254 года Романовичи и Миндовг заключили благоприятный для галицко-волынских князей мир, скрепленный браком дочери литовского короля со Шварном Даниловичем. Князь Роман Данилович получил власть над Чёрной Русью, хотя и остался в вассальной зависимости от Миндовга.

Значительно более слабая, чем Литва, земля ятвягов, досаждавших Галицко-Волынской Руси набегами, с конца 40-х годов XIII века стала объектом экспансии со стороны галицко-волынских и польских князей. В результате походов 1248/1249, 1251, 1253 и 1255/1256 годов. Даниил Романович, поддерживаемому родственниками, а также мазовецким и малопольскими князьями, удалось подчинить своей власти часть ятвягов, начавших платить князю дань. Со временем Даниил Романович был вынужден согласиться на раздел ятвяжских земель между соперничавшими за них государствами. Это произошло по соглашению, подписанному ландмагистром Тевтонского ордена Б. фон Хорнхаузеном, Земовитом I и Даниилом Романовичем. во 2-й половине 1254 года в Рацёнже. Правитель Галицко-Волынской Руси получил верховную власть над 1/6 земель ятвягов, так же как и Земовит, 2/3 ятвяжских земель достались рыцарям Тевтонского ордена. Романовичи не смогли сохранить эти завоевания в составе своего государства, хотя на основе постановлений договора, заключенного 15 июня 1260 года между крестоносцами и мазовецким князем Земовитом I, можно предположить, что права Даниила Романовича на его часть ятвяжских земель на тот момент учитывались. Ничего не известно о христианизации Даниилом Романовичем захваченных ятвяжских территорий (на занятых католиками землях было создано Луковское епископство). Волынская летопись отмечает в качестве одной из причин завоевания Даниилом Романовичем ятвяжских земель борьбу с язычниками - ятвягами и литовцами - за освобождение попавших к ним в плен христиан.

Политика по отношению к Церкви.

Согласно древнерусской традиции, Даниил Романович осуществлял в своем государстве по отношению к Церкви широкие права патроната. По его инициативе была учреждена православная епископская кафедра в Угровске (ранее 1238 года, возможно, в 1219/1220 годах), около 1240 года переведенная в Холм. Первым Холмским епископом стал Иоанн, бывший клирик Успенского собора во Владимире-Волынском, по свидетельству летописи поставленный «князем Данилом». Учредив кафедру в Холме, построив и украсив там храм, Даниил Романович наделил кафедру незначительными земельными владениями.

Митрополит Киевский и всея Руси святой Кирилл II (III), ставленник галицкого князя, некоторыми исследователями отождествляется с «печатником» (канцлером) Даниила Романовича. На пути в Никею, где должна была совершиться его митрополичья хиротония, осенью-зимой 1245/1246 годов Кирилл участвовал в брачно-политических переговорах Романовичей с венгерским королем, спустя некоторое время завершившихся браком Льва Даниловича с венгерской принцессой Констанцией. Поставленный в 1246/1247 годах, митрополит вернулся на Русь, вероятно, между 1247 и 1249 годами. и в 1250 году отправился в епархии Северо-Восточной Руси, где, в частности, действовал в интересах Даниила Романовича: зимой 1250/1251 годов он обвенчал Владимирского великого князя Андрея Ярославича с дочерью Даниила Романовича (несмотря на близкую степень родства между ними).

Насколько всеобъемлющим было влияние правителей Галицко-Волынской Руси на назначения архиереев в пределах их княжеств, показывает поставление на Владимиро-Волынскую кафедру Никифора Станила, который прежде был слугой Василька Романовича. Даниил Романович не колебался преодолевать сопротивление духовенства, даже высшего. Об этом свидетельствует судьба Угровского епископа Иоасафа, который вопреки воле князя пытался занять митрополичий стол, в связи с чем по желанию князя был лишен кафедры, а центр епархии переместился в Холм.

Во владениях Даниила Романовича существовало 5 епархий, в т. ч. 3 на территории, находившейся под его непосредственной властью (Галицкая, Перемышльская, Холмская), 2 другие (Владимиро-Волынская и Луцкая (смотри Луцкая и Волынская епархия)) располагались во владениях его брата Василька. Источники отмечают существование на галицко-волынских землях нескольких православных монастырей: в Холме, Луцке, Столпье, Угровске, Владимире-Волынском, Жидичине, а также Лелесова, Синеводского, Полонинского монастырей, хотя можно предполагать, что в действительности православных обителей было больше.

Летопись особо отмечает участие Даниила Романовича в строении и украшении храмов в Холме, где попечением правителя был воздвигнут и богато украшен собор во имя апостола Иоанна Богослова. Вскоре после 1241 года князь построил в Дорогичине «церковь прекрасну святое Богородици» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 788). По-видимому, во время поездки в Орду между октябрем 1245 и весной 1246 годов Даниил Романович вывез из киевского Феодоровского монастыря, находившегося под патронатом его предков - потомков Мстислава Великого, в Холм иконы Спаса и Богородицы, а также из Овруча - икону Сретения. По повелению князя образы были украшены «каменьем драгым и бисером златым».

К времени правления Даниила Романовича относят чудотворения от нескольких икон, например от иконы Божией Матери из Звенигорода, а также от икон Пресвятой Богородицы в Белзе и Холме. Свидетельства о почитании 2 последних образов сохранились от более позднего времени. Волынская летопись упоминает жившего на галицких землях в 1-й половине XIII века игумена Полонинского монастыря преподобного Григория, духовного отца князя Войшелка. Представляется, что не только политические мотивы, но и значительность галицко-волынского православного центра привели к тому, что Войшелк принял монашеский постриг при дворе Даниила Романовича и при помощи галицкого князя пытался добраться до Афона.

О религиозности Даниила Романовича известно не много. В конце 1227 года он ездил в монастырь святого Николая в Жидичине. Несколько лет спустя, идя на Шумск, он молился в церкви святого Симеона. Накануне отъезда из Киева в Орду Даниил Романович побывал в киевском Выдубицком Всеволоже во имя архангела Михаила монастыре, где просил братию о молитвах, сам князь молился перед иконой архангела Михаила. По возвращении из чешского похода в 1253 году Даниил Романович в холмском соборе принес Богу благодарственные молитвы.

Нельзя забывать и о свидетельствах проникновения в Галицко-Волынскую Русь во времена Даниила Романовича католического духовенства. В Опатове находился католический «русский» епископ Герард. Известно о претензиях Любушского епископства на осуществление «русской миссии». В Галицко-Волынской Руси действовали доминиканцы: 2 членов ордена папа Иннокентий IV послал в качестве представителей ко двору Даниила Романовича. По-видимому, к 1227-1234 годам относится учреждение в Галиче доминиканского монастыря, о чем пишет Длугош, хотя вряд ли основательно помещает это сообщение под 1238 годом.

Семейные связи.

Даниил Романович был один раз помолвлен и дважды женат. Невестой Даниила Романовича стала, вероятно в 1206 году, дочь венгерского короля Андраша II Елизавета Тюрингская. Помолвка была расторгнута около 1214 года. Около июля 1219 года Даниил Романович женился на Анне, дочери Мстислава Мстиславича Удатного. У супругов родилось по меньшей мере 10 детей, из которых 6 дожили до взрослого возраста: Лев, Роман, Переяслава (не все исследователи признают ее дочерью Даниила Романовича), Анастасия (?), София (?) и Шварн. (Упоминается также дочь Даниила Романовича Саломея, супруга поморского князя Святополка; в других источниках она называется сестрой Даниила Романовича) Очевидно, между 1246 и 1248 годами, возможно в 1242-1245 годах, Даниил Романович женился во 2-й раз на неизвестной по имени дочери Довспрунка, племяннице Литовского великого князя Миндовга. Не исключено, что от этого брака у Даниила Романовича родился сын Мстислав.

Даниил Романович активно использовал брачные союзы как важнейшую составную часть внешней политики. Мероприятия, связанные с браком Льва с венгерской принцессой, организация 3 браков Романа, женитьба Шварна на дочери Миндовга, выдача дочерей замуж за правителей крупных княжеств (одна из галицких княжон была замужем за великим князем Андреем Ярославичем, другая - за Земовитом I Конрадовичем, третья - за представителем тюрингского рода Шварцбургов), организация брака Анастасии, дочери Александра Всеволодовича, с Болеславом Мазовецким - все это свидетельствует о большом значении, которое Даниил Романович придавал матримониальной политике.

Согласно Галицко-Волынской летописи, Даниил Романович умер в 1264 году. Польские источники ошибочно относят это событие к 1266 году, Густынская летопись - к 1262 году. Даниил Романович был похоронен в церкви Пресвятой Богородицы в Холме, которая была одной из главных усыпальниц его рода. В некрологе летописец хвалит Даниила Романовича за создание многих городов и строительство и украшение церквей.

©Православная энциклопедия

Литература
  • Дашкевич Н.П. Kняжение Данила Галицкого по рус. и иностр. известиям. К., 1873
  • Грушевський М.С. Хронольогiя подiй Галицько-Волинськоï лiтописи // Там же. 1901. Т. 41. Кн. 3. C. 1-72
  • Чубатий М. Захiдна Украïна i Рим у XIII в. у своïх змаганнях до церковноï унiï // ЗНТШ. 1917. Т. 123/124. C. 1-107
Статью разместил(а)

Попцов Александр Сергеевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты