ДАНИИ́Л БОРИ́СОВИЧ

0 комментариев

ДАНИИЛ БОРИСОВИЧ - великий князь Нижегородский и Суздальский.

Старший сын Нижегородского и Городецкого великого князя Бориса Константиновича и Аграфены (Агриппины), дочери Литовского великого князя Ольгерда.

После перехода в 1392 году по ярлыку хана Тохтамыша Н. Новгорода под власть московского великого князя Василия I Димитриевича Борис Константинович, отец Даниила Борисовича, был переведен на княжение в Суздаль, где умер 2 мая 1394 года, после чего на суздальский стол великий князь посадил Даниила Борисовича. Известны монеты Даниила Борисовича, чеканенные в Суздале. Во владения Даниила Борисовича в конце XIV - начале XV веков также входил Гороховец. Сохранились 2 жалованные грамоты князя Евфимиеву суздальскому в честь Преображения Господня монастырю на земли близ Гороховца (одна из них выдана во время настоятельства преподобного Евфимия, т. е. не позднее марта 1404 года).

В конце 1408 года, после похода правителя Орды эмира Едигея на Москву, в ходе которого один из ордынских отрядов захватил и разорил Н. Новгород и Городец, Даниил Борисович, согласно обоснованному предположению А.Е. Преснякова и А.Н. Насонова, получил ярлык на нижегородское княжение. В надписях на 2 серебряных ковчегах-мощевиках 10-х годов XV века, один из которых принадлежал супруге Даниила Борисовича княгине Марии, а 2-й был изготовлен по заказу его сына Ивана, Даниил Борисович назван «великим князем» (в надписи на 2-м мощевике - «благоверным великим князем»), право на такой титул давало именно нижегородское княжение.

После получения ярлыка на Н. Новгород Даниил Борисович оказался в состоянии войны с великим князем Василием I, который не признавал власть временщика Едигея. В результате действий москвичей Суздаль перешел под контроль великого князя Василия I. В 1410 году Даниил Борисович организовал набег ордынского царевича Талычи на слабо укрепленный Владимир (в набеге участвовал сын Даниила Борисовича Иван). Город был захвачен, при этом ордынцы разграбили Успенский собор («икону чюдную Святыя Богородицы одраша и такожде и прочая иконы и всю церковь разграбиша»). Киевский митрополит святой Фотий, незадолго до этого прибывший на Русь и накануне набега уехавший из Владимира, был вынужден прятаться во владимирских лесах.

Зимой 1410/1411 годов великий князь Василий I предпринял попытку вернуть под свою власть Н. Новгород, направив к нему объединенное войско во главе со своим братом Петром Дмитриевичем. Даниил Борисович и его брат Иван отступили вниз по Волге, но затем с помощью ордынских и мордовских отрядов 15 января 1411 года нанесли московским войскам поражение у села Лыскова, в низовье реки Сундовить (ныне река Сундовик). После этой победы Даниилу Борисовичу удалось восстановить контроль над Нижегородским княжеством. Он сумел сохранить за собой нижегородский стол и позднее, когда Едигей утратил власть в Орде. В 1412 году Даниил Борисович получил новый ярлык на свое княжение от хана Джелал-ад-Дина, сына Тохтамыша (несмотря на противодействие великого князя Василия I, также приезжавшего в Орду в 1412 году и заставшего на престоле уже другого сына Тохтамыша - хана Керим-Берди). После возвращения Едигея в 1414 году к власти в Орде московский князь направил на Н. Новгород войско во главе со своим братом Георгием (Юрием) Димитриевичем. При его приближении в январе 1415 года Даниил Борисович вместе с родичами бежал в Орду.

В 1417 году, после того как Едигей снова лишился власти, Даниил Борисович вслед за другими оппозиционными членами суздальско-нижегородского княжеского дома приехал в Москву и примирился с великим князем Василием I. Однако уже в следующем году вместе с братом Иваном он опять бежал в Орду - очевидно, в связи с тем, что его покровитель Едигей вновь стал правителем при очередном марионеточном хане. Возможно, за отступление от крестного целования Даниил Борисович подвергся какому-то запрещению от митрополита. Об этом свидетельствует заголовок недавно найденной разрешительной молитвы, зачитанной над гробом Даниила Борисовича от имени митрополита Фотия (РГБ. Ф. 594. Юдин. Оп. 1. № 1. Л. 53-55 об.; публ.: Пудалов Б.М. Нижегородское Поволжье в 1-й трети XV века // Городецкие чтения. Городец, 2000. Вып. 3. С. 97-102; формулярный вариант грамоты опубликован: Алмазов А.И. Тайная исповедь в православной Восточной Церкви. Од., 1894. Т. 3. Прил.). По чину она соответствует молитве, читаемой над гробом человека, отлученного от Церкви. В молитве названо «прегрешение», от которого разрешил Даниила Борисовича митрополит,- «преставление (нарушение.- А.Г.) крестного целования».

Через несколько лет Даниилу Борисовичу удалось вторично занять нижегородский стол. В списках XVII века сохранилась его жалованная грамота нижегородскому в честь Благовещения Пресвятой Богородицы мужскому монастырю, выданная на земли по реке Суре «маиа в 8 того лета, коли князь великыи Данило Борисович вышол на свою отчину от Махметя царя в другий ряд» (АФЗХ. Ч. 1. № 273. С. 204-205). Долгое время этот документ датировался 6950 (1442) годом, согласно указанию в составленном в 1628 году перечне грамот, принадлежавших Благовещенской обители. Предполагалось, что в 1442 году хан Улу-Мухаммед («Махмет» в русских источниках), находившийся тогда в состоянии войны с Московским великим князем Василием II Васильевичем, выдал Даниилу Борисовичу ярлык на Н. Новгород. Недавние архивные находки заставляют отказаться от такой датировки 2-го вокняжения Даниила Борисовича в Н. Новгороде. Запись в пергаменном сборнике, составленном «в лето 6932 месяца января 20... при благоверном князе Даниле Борисовичи, при освященном митрополите Фотии Киевском и всея Руси», упоминает также «Иосифа, архимандрита печорского» - настоятеля нижегородского Печерского в честь Вознесения Господня мужского монастыря (РГБ. Ф. 247. № 563. Л. 136 об.-137; ср.: РГБ. Ф. 299. № 523. Л. 140 об. и др.). Следовательно, в январе 1424 года (если автор записи пользовался сентябрьским стилем летосчисления, что наиболее вероятно) или в январе 1425 года (если хронологический стиль записи мартовский) Даниил Борисович уже был нижегородским князем. Кроме того, над гробом Даниила Борисовича была прочитана разрешительная молитва от имени митрополита Фотия, умершего 2 июля 1431 года. Таким образом, 2-е вокняжение Даниила Борисовича в Н. Новгороде и его кончина относятся к 20-м годам XV века.

Предположительно договоренность о возвращении нижегородского стола Даниилу Борисовичу была достигнута во время переговоров, которые вели весной 1423 года в Великом княжестве Литовском митрополит Фотий и великая княгиня София Витовтовна с отцом Софии великим князем Витовтом, у которого в то время находился временно вытесненный противниками из Орды хан Улу-Мухаммед. В результате переговоров Витовт выступил гарантом 2 последних духовных грамот своего зятя великого князя Василия I, а Улу-Мухаммед, возможно, выдал на имя малолетнего князя Василия Васильевича ярлык на великое княжение еще при жизни его отца (Василий I умер 27 февраля 1425 года) (Горский А.А. Москва и Орда. М., 2000. С. 137-139). Платой за поддержку прав Василия II на престол могла стать уступка Н. Новгорода Даниилу Борисовичу. Очевидно, после гибели Едигея (1419) Даниил Борисович обратился за помощью к великому князю Витовту, приходившемуся ему двоюродным дядей по матери. Жалованная грамота Даниила Борисовича Благовещенскому монастырю выдана 8 мая того года, когда он «вышел на свою отчину». По-видимому, это был 1423 год, Даниил Борисович мог также находиться в Литве, возвратиться оттуда одновременно с великой княгиней Софией и сразу же вступить в свои владельческие права. Однако не исключено, что приведение в действие соглашения Москвы с Витовтом и Улу-Мухаммедом затянулось до 6932 сентябрьского года и грамота датируется 8 мая 1424 года. Таким образом, 2-е вокняжение Даниила Борисовича в Н. Новгороде следует относить к времени от апреля 1423 до начала 1424 года.

Известна жалованная грамота Даниила Борисовича как нижегородского князя Дудину Амвросиеву во имя святителя Николая Чудотворца мужскому монастырю на воды и угодья в низовьях Оки в подтверждение пожалований прежних нижегородских князей (неясно, выдана грамота в 1-й или 2-й период нижегородского княжения Даниила Борисовича). Синодик нижегородского Печерского монастыря содержит сведения о пожаловании Даниилом Борисовичем Печерскому монастырю деревни Жуковской и о подтверждении более ранних пожалований обители (Соколова И.В. Древнейшие акты нижегородского Печерского монастыря // Проблемы происхождения и бытования памятников древнерусской письменности и литературы: Сборник научных трудов. Н. Новг., 1995. С. 57-58). К времени правления Даниила Борисовича (или его отца) относится возникновение в Суздальско-Нижегородском княжестве почитания безымянных засурских иноков (смотри Три преподобных Засурских), мощи которых содержались в обоих ковчегах 10-х годов XV века: «с[вя]ты[х] о[те]ць засурьски[х]» (1410); «3-[х] пр[епо]д[о]бн[ы]хъ зас[у]рскихъ» (1414) (Николаева. 1971. С. 33, 35, № 1, 3). Данные мощевики являются уникальным свидетельством о монастырской колонизации в Засурье к началу XV века. Ковчеги содержали также помимо мощей засурских преподобных частицы мощей византийских святых и Литовских мучеников (смотри статью Антоний, Иоанн и Евстафий).

Даниил Борисович был женат на княгине Марии, после смерти мужа принявшей постриг с именем Марина. Исполняя волю покойного мужа, она в 1444 году пожаловала суздальскому Спасо-Евфимиеву монастырю село близ Суздаля (АСЭИ. Т. 2. № 444. С. 485-486). От брака с ней у Даниила Борисовича было 2 сына - Василий, запись о смерти которого сохранилась в рукописи конца XIV века (Столярова Л.В. Свод записей писцов, художников и переплетчиков древнерусских пергаменных кодексов XI-XIV веков. М., 2000. С. 366-370), и Иван, упоминаемый летописями под 1410 и 1414 годами.

В договоре великого князя Василия II со своим дядей Георгием Димитриевичем от 11 марта 1428 года Н. Новгород упоминается в перечне владений московского князя (ДДГ. № 24. С. 64, 66). Следовательно, к этому времени Даниил Борисович уже скончался.

©Православная энциклопедия

 

Литература
  • Экземплярский А.В. Великие и удельные князья Сев. Руси в татар. период с 1238 по 1505 г.: Биогр. очерки. СПб., 1891. Т. 2 (по указ.)
  • Пресняков А.Е. Образование Великорус. государства. Пг., 1918
  • Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории Древнерус. гос-ва: Ист.-геогр. исслед. Монголы и Русь: История татар. политики на Руси. СПб., 2002. С. 330, 331
  • Рыбаков Б.А. Из истории московско-нижегородских отношений в нач. XV в. (Мощевик кнг. Марии 1410 г.) // МИА. М.; Л., 1949. Вып. 12. С. 186-191
  • Иванов Д.И. Московско-литовские отношения в 20-е гг. XV ст. // Средневековая Русь. М., 1999. Вып. 2. С. 79-115
Статью разместил(а)

Попцов Александр Сергеевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты