ДАЯ́КИ

0 комментариев

ДАЯКИ - собирательное название австронезийских народов во внутренних районах острова Калимантан (Ин­до­не­зия, Ма­лай­зия, Бру­ней).

 К Даякам тра­ди­ци­он­но при­чис­ля­ют­ся ко­рен­ные жи­те­ли ос­тро­ва, за­ни­маю­щие­ся под­сеч­ным зем­ле­де­ли­ем, в основном не при­няв­шие ис­лам; им про­ти­во­пос­тав­ля­ют­ся, с од­ной сто­ро­ны, ма­лай­цы-му­суль­ма­не, прак­ти­кую­щие по­лив­ное ри­со­сея­ние в при­бреж­ных рай­о­нах, с дру­гой - охот­ни­ки и со­би­ра­те­ли джунг­лей - пу­на­ны. Чис­лен­ность 4-5 миллионов человек (2006, оцен­ка). Язы­ки Даяков от­но­сят­ся к различным вет­вям ав­стро­не­зий­ской се­мьи (смотри Ка­ли­ман­тан­ские язы­ки). У различных да­як­ских пле­мён су­ще­ст­во­ва­ла мне­мо­ни­че­ская пик­то­гра­фия. На ибан­ском, нгад­жу и других язы­ках су­ще­ст­ву­ет пись­мен­ность на ос­но­ве латинской гра­фи­ки, раз­ра­бо­тан­ная с середине XIX века хри­сти­ан­ски­ми мис­сио­не­ра­ми или воз­ник­шая спон­тан­но во 2-й половине XX века под влия­ни­ем ин­до­незийской ла­ти­ни­цы, изу­чае­мой в шко­лах. Языки нгад­жу сре­ди Даяков Ин­до­не­зии и ибан­ский в Са­ра­ва­ке слу­жат для меж­эт­нического об­ще­ния. Рас­про­стра­не­ны так­же ин­до­не­зий­ский (в Ин­до­не­зии) и ли­те­ра­тур­ный ма­лай­ский (в Ма­лай­зии и Бру­нее) язы­ки.

Даяки, го­во­ря­щие на язы­ках ма­лай­ско-да­як­ской груп­пы, рас­се­ле­ны на се­ве­ро-за­па­де Ка­ли­ман­та­на: иба­ны, или мор­ские Даяки (основное на­се­ле­ние шта­та Са­ра­вак в Ма­лай­зии, жи­вут так­же на се­ве­ро-вос­то­ке провинции Западный Ка­ли­ман­тан в Ин­до­не­зии и в Бру­нее - 750 тысяч человек, 2004, оцен­ка), близ­кие к ним по язы­ку ка­нинд­жал, или ке­нинд­жал (река Ме­ла­ви на се­ве­ро-за­па­де провинции Центральный Ка­ли­ман­тан в Ин­до­не­зии - 46 тысяч человек), а так­же жи­ву­щие на се­ве­ро-за­па­де провинции Западный Ка­ли­ман­тан Даяки, го­во­ря­щие на ма­лай­ско-да­як­ском языке (де­ланг - 200 тысяч человек, кен­да­ян, или ам­ба­ванг, - 154 тысячи человек, ба­на­нак - 100 тысяч человек, ка­юнг - 100 тысяч человек, се­ла­ко - 100 тысяч человек и др.). Кле­ман­та­ны, или Даяки су­ши (420 тысяч человек), на­се­ля­ют внутренние рай­о­ны провинци Западный Ка­ли­ман­тан и юго-за­пад Са­ра­ва­ка. В Ма­лай­зии они кон­со­ли­ди­ру­ют­ся в общ­ность би­даю (по на­зва­нию са­мой круп­ной груп­пы). На се­ве­ре, се­ве­ро-вос­то­ке и в центральной час­ти Ка­ли­ман­та­на жи­вут Даяки, го­во­ря­щие на язы­ках ме­ла­нау-кад­жанг­ской [ме­ла­нау (северное по­бе­ре­жье Са­ра­ва­ка и Бру­ней - 35 тысяч человек)], ред­жанг-сад­жау, са­бах­ской [ка­да­за­ны (ус­таревшее название - ду­су­ны; основное на­се­ле­ние Са­ба­ха, жи­вут так­же в Бру­нее - 450 тысяч человек); жи­ву­щие в районе бух­ты Бру­ней ви­сайя (би­сайя; 30 тысяч человек в Ма­лай­зии) и ви­сайя-ту­тонг (30 тысяч человек в Ма­лай­зии и Бру­нее)], бе­ра­ван­ско-ниж­не­ба­рам­ской, бин­ту­лу, дай­ской [му­ру­ты (Бру­ней, Са­бах и се­вер ин­до­не­зий­ской про­вин­ции Восточный Ка­ли­ман­тан - 130 тысяч человек); ке­ла­би­ты (в основном на пла­то Ке­ла­бит на се­ве­ро-за­па­де провинции Восточный Ка­ли­ман­тан, а так­же в Са­ра­ва­ке и Бру­нее - 70 тысяч человек)] и кень­ях­ской [ке­нья (се­вер ин­до­незийской час­ти Ка­ли­ман­та­на и Са­ра­вак - 30 тысяч человек)] вет­вей. Че­рес­по­лос­но с ке­нья жи­вут близ­кие к ним по куль­ту­ре кая­ны (40 тысяч человек), го­во­ря­щие на язы­ках груп­пы ка­ян-му­рик­ской вет­ви. Наи­бо­лее мно­го­чис­лен­ны го­во­ря­щие на языках ба­ри­то­ской вет­ви ба­ри­то-Даяков, рас­се­лён­ные в бас­сей­не реки Ба­ри­то в центральной и юго-восточной час­ти Ка­ли­ман­та­на: нгад­жу (800 тысяч человек), ма­ань­ян, или ма­ань­як (150 тысяч человек), ла­ван­ган (100 тысяч человек), ба­кум­пай (100 тысяч человек), си­анг (60 тысяч человек), от­да­нум, или до­хой (20 тысяч человек), и др.

Около 1 миллиона Даяков со­хра­ня­ют тра­диционные ре­ли­гии. У нгад­жу и иба­нов на их ба­зе сло­жи­лись са­мо­сто­ятельные ре­лигиозные сис­те­мы, ос­но­ван­ные на обыч­ном пра­ве (ада­те), слож­ной ми­фо­ло­гической сис­те­ме, вы­де­ле­нии жре­че­ско­го или ша­ман­ско­го со­сло­вия. Ре­ли­гия нгад­жу ка­ха­рин­ган («са­краль­ность») с 1970-х годов во­шла в об­ще­ин­до­не­зий­скую ре­лигиозно-по­ли­тическую струк­ту­ру в ка­че­ст­ве осо­бой фор­мы ин­ду­из­ма. Тра­диционные ве­ро­ва­ния со­хра­ня­ют и Даяки, фор­маль­но ис­по­ве­дую­щие хри­сти­ан­ст­во и ис­лам.

Ис­ла­ми­за­ция Даяков, на­чав­шая­ся в XV веке и про­дол­жаю­щая­ся до сих пор, как пра­ви­ло, при­во­ди­ла к ма­лаи­за­ции Даяков. Ме­ла­нау и часть Даяков Бру­нея ис­по­ве­ду­ют сун­низм ша­фи­ит­ско­го маз­ха­ба, со­хра­няя при этом да­як­скую иден­тич­ность. С середины XIX века и осо­бен­но с середины XX века сре­ди Даяков дей­ст­ву­ют хри­сти­ан­ские мис­сио­не­ры. Хри­стиа­ни­за­ция не на­ру­ша­ла да­як­ской иден­тич­но­сти, что во мно­гом обес­пе­чи­ло её ус­пех. Сре­ди современных Даяков хри­стиа­не со­став­ля­ют около 70% (ка­то­ли­ки, анг­ли­ка­не, ре­фор­ма­ты, бап­ти­сты и др.).

Древ­ней­шие па­мят­ни­ки про­жи­ва­ния че­ло­ве­ка на Ка­ли­ман­та­не (в пе­ще­ре Ниа на се­ве­ре ос­тро­ва, от 40 тысяч лет на­зад) ос­тав­ле­ны ав­ст­ра­ло­ид­ным по фи­зическому об­ли­ку на­се­ле­ни­ем. На­чи­ная с 4-3-го тысячелетий до н. э. Ка­ли­ман­тан за­се­ля­ли несколько ми­гра­ци­он­ных волн авс­тро­не­зий­цев, при­вед­ших к пол­но­му вы­тес­не­нию древ­не­го ав­ст­ра­ло­ид­но­го на­се­ле­ния. Эт­но­ге­не­тические пре­да­ния Даяков со­хра­ня­ют вос­по­ми­на­ния о про­ис­хо­ж­де­нии пред­ков с Су­мат­ры, Су­ла­ве­си, Фи­лип­пин и др. Около на­ча­ла н. э. из Ин­до­ки­тая с од­ной из ми­гра­ци­он­ных волн про­ни­ка­ет куль­ту­ра Донг­шон. Ве­ро­ят­но, с ней свя­за­но рас­про­стра­не­ние ме­тал­лур­гии брон­зы и, воз­мож­но, же­ле­за. В то же вре­мя на се­ве­ре и вос­то­ке ос­тро­ва распространились ме­га­ли­тические па­мят­ни­ки (доль­ме­ны и мен­ги­ры). У ке­ла­би­тов древ­ние ме­га­ли­ты впи­сы­ва­ют­ся в тра­диционную куль­ту­ру. В 1-й половине 1-го тысячелетия Ка­ли­ман­тан втя­ги­ва­ет­ся в ме­ж­ду­народную тор­гов­лю пря­но­стя­ми, в ко­то­рой он ста­но­вит­ся ос­нов­ным по­став­щи­ком кам­фо­ры. Бе­ре­го­вые рай­оны ис­пы­ты­ва­ют влия­ние ин­до-буд­дий­ских ост­ров­ных им­пе­рий с цен­тра­ми на Яве и Су­мат­ре (Шри­вид­жайя и позд­нее Мад­жа­па­хит). Их экс­пан­сия при­ве­ла к ми­гра­ци­ям Даяков за пре­де­лы ост­ро­ва. В ча­ст­но­сти, од­на из групп ба­ри­то-Даяков за­се­ли­ла не ра­нее VII века н. э. Ма­да­га­скар, вой­дя в чис­ло пред­ков ма­ла­га­сий­цев. Груп­па Даяков с юго-во­сто­ка Ка­ли­ман­та­на миг­ри­ро­ва­ла на Фи­лип­пи­ны; её по­том­ки из­вест­ны как «мор­ские ко­чев­ни­ки» са­ма-бад­жао (смотри в статье Оранг-лау­ты). Часть их уже в Но­вое вре­мя сно­ва за­се­ли­ла при­бреж­ные рай­о­ны северо-во­сто­ка (бад­жао Са­ба­ха). Ма­лаи­за­ция и ис­ла­ми­за­ция по­бе­ре­жья ос­тро­ва час­то вы­зы­ва­ла со­про­тив­ле­ние Даяков. Иба­ны ста­ли за­ни­мать­ся пи­рат­ст­вом в Юж­но-Ки­тай­ском море, за что по­лу­чи­ли про­зви­ще «мор­ских Даяков». Но основная мас­са Даяков про­дол­жа­ла вплоть до XIX века раз­ви­вать­ся в от­но­сительной изо­ля­ции во внутренних рай­о­нах Ка­ли­ман­та­на.

Куль­ту­ра Даяков ти­пич­на для внутренних рай­онов Юго-Восточной Азии. Основное тра­диционное за­ня­тие - руч­ное под­сеч­но-ог­не­вое зем­ле­де­лие (в основном су­хо­доль­ный рис, мес­та­ми - та­ро, ямс, ма­ни­ок); у ке­ла­би­тов и не­ко­то­рых групп ка­да­за­нов из­вест­но оро­ше­ние и тер­ра­си­ро­ва­ние гор­ных скло­нов (воз­мож­но, вос­хо­дя­щее к пе­рио­ду, пред­ше­ст­вую­ще­му рас­про­стра­не­нию ри­са). Основные ору­дия - нож-те­сак (па­ранг), са­жаль­ный кол, жат­вен­ный нож. Раз­во­дят буй­во­лов, сви­ней, коз, кур, ред­ко - охот­ничь­их со­бак. Со­хра­ня­лись охо­та (с сум­пи­та­ном и лу­ком), сбор мё­да, ро­тан­га, кау­чу­ка, кам­фо­ры, дам­ма­ро­вой смо­лы, лас­точ­ки­ных гнёзд и др. Раз­ви­ты резь­ба по де­ре­ву (ан­тро­по­морф­ная скульп­ту­ра, ор­на­мент жи­лищ и по­гре­баль­ных по­стро­ек, ло­док, щи­тов и др.; рас­про­стра­не­ны зоо­морф­ные мо­ти­вы), бам­бу­ку, кос­ти, пле­те­ние из ро­тан­га и бам­бу­ка, тка­че­ст­во, ок­ра­ска тка­ней тех­ни­кой икат, из­го­тов­ле­ние та­пы, вы­плав­ка же­ле­за, куз­не­че­ст­во (в т. ч. изготов­ление ору­жия - па­ран­ги, ме­чи-ман­доу, ко­пья), об­ра­бот­ка зо­ло­та и се­реб­ра, из­го­тов­ле­ние долб­лё­ных ло­док (во­енные лод­ки дос­ти­га­ли 50 м в дли­ну и вме­ща­ли до 70 человек), гру­бой ке­ра­ми­ки (со­су­ды фор­мо­ва­ли с по­мо­щью кам­ня, су­ши­ли на солн­це или об­жи­га­ли на ко­ст­ре, ино­гда по­кры­ва­ли гла­зу­рью); в ка­че­ст­ве ре­лик­вий вы­со­ко це­ни­лись мед­ные гон­ги и китайские фар­фо­ро­вые со­су­ды. В резь­бе, пле­те­нии, рос­пи­си, ор­на­мен­та­ции тка­ни, на­бор­ных ук­ра­ше­ни­ях из бу­син вы­де­ля­ют­ся ан­тро­по- и зоо­морф­ные (изо­бра­же­ния со­ба­ки, ти­гра, дра­ко­на-на­га, пти­цы-но­со­ро­га) мо­ти­вы со спи­раль­ны­ми за­вит­ка­ми (ке­ла­вит). Из­вест­на рос­пись стен жи­лищ: бы­то­вые и охот­ни­чьи сце­ны и т. п.

Тра­диционное по­се­ле­ние со­стоя­ло из од­но­го или нескольких длин­ных до­мов (дли­ной до 400 м), вме­щав­ших до 50 се­мей, - свай­ных по­стро­ек (под по­лом дер­жа­ли до­маш­них жи­вот­ных) с кар­ка­сом из же­лез­но­го де­ре­ва и бам­бу­ка, опи­раю­ще­го­ся на 4 про­доль­ных ря­да стол­бов, кры­то­го паль­мо­вы­ми ли­сть­я­ми, с га­ле­ре­ей, слу­жив­шей в т. ч. для об­щественных тра­пез, на ко­то­рую вы­хо­дят жи­лые от­се­ки (би­лек), и от­кры­той тер­ра­сой. Современные длин­ные до­ма час­то, осо­бен­но в Ма­лай­зии, мо­дер­ни­зи­ро­ва­ны. На­се­ле­ние длин­но­го до­ма со­став­ля­ло би­ла­те­раль­ную родственную груп­пу или пле­мя. Эк­зо­гам­ная ро­до­вая ор­га­ни­за­ция от­сут­ст­во­ва­ла. Муж­чи­ны но­си­ли длин­ные во­ло­сы. Во­ин­ский на­ряд вклю­чал го­лов­ной убор с перь­я­ми пти­цы-но­со­ро­га, плащ из шку­ры ко­зы или ти­гра, ук­ра­ше­ния из клы­ков ти­гра, ка­ба­на, клю­ва пти­цы-но­со­ро­га и т. п.

У круп­ных да­як­ских пле­мён бы­ли во­ж­де­ст­ва. Су­ще­ст­во­ва­ло де­ле­ние на знать (вклю­чая жре­че­ст­во), об­щин­ни­ков и ра­бов. Брак би­ла­те­раль­ный, на­сле­до­ва­ние пат­ри­ли­ней­ное, сис­те­ма тер­ми­нов род­ст­ва ге­не­ра­ци­он­ная. Со­хра­ня­ют­ся ини­циа­ции, та­туи­ров­ка (слож­ные, в т. ч. зоо­морф­ные, мо­ти­вы), чер­не­ние и под­пи­ли­ва­ние зу­бов, жен­ские и муж­ские серь­ги, от­тя­ги­ваю­щие моч­ку уха, руч­ные и нож­ные брас­ле­ты из се­реб­ра, ра­ко­вин, сло­но­вой кос­ти и др.; до 1-й тре­ти XX века прак­ти­ко­ва­лись охо­та за го­ло­ва­ми, че­ло­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния и ри­ту­аль­ный кан­ни­ба­лизм. Главный об­ряд, про­во­ди­мый раз в несколько лет, - празд­ник вто­рич­но­го за­хо­ро­не­ния (у нгад­жу - ти­вах), со­про­во­ж­даю­щий­ся ри­туа­ла­ми ти­па по­тла­ча (ос­тан­ки по­ме­ща­лись в специальных по­строй­ках, у ке­ла­би­тов - под доль­ме­на­ми, ино­гда с рез­ны­ми изо­бра­же­ния­ми сцен из жиз­ни по­кой­но­го); гро­бы ино­гда име­ли фор­му лод­ки. Кос­мо­го­нические ми­фы изо­бра­жа­ют мир со­стоя­щим из 3 сло­ёв: верх­не­го - не­бес­но­го, управ­ляе­мо­го вер­хов­ным бо­же­ст­вом, не­ред­ко имею­щим об­раз пти­цы-но­со­ро­га (Ма­ха­та­ла, Ба­та­ра Гу­ру и др.); ниж­не­го - вод­но­го, управ­ляе­мо­го, как пра­ви­ло, жен­ским змее­об­раз­ным бо­же­ст­вом (Джа­ти), и сре­дин­но­го - зем­но­го; ми­ры со­еди­ня­ют­ся Ми­ро­вым Дре­вом. В не­ко­то­рых ми­фо­ло­ги­ях про­смат­ри­ва­ет­ся влия­ние ин­до-буд­дий­ских и му­сульманских пред­став­ле­ний. Рас­про­стра­не­ны куль­то­вые и бы­то­вые тан­цы, в т. ч. муж­ские бое­вые тан­цы, по­свя­щён­ные охо­те за го­ло­ва­ми, ко­мические тан­цы, ими­ти­рую­щие жи­вот­ных, жен­ские мед­лен­ные тан­цы и др. Во­каль­ная му­зы­ка од­но­го­лос­ная, не­ред­ко ис­поль­зо­ва­ние хо­ро­во­го уни­со­на (ино­гда на ос­но­ве бур­до­на). Рас­про­стра­не­ны пес­ни куль­то­вые, эпические, лю­бов­ные, пес­ни ло­доч­ни­ков, пан­ту­ны. Важ­ное ме­сто за­ни­ма­ет га­ме­лан­ное му­зи­ци­ро­ва­ние (смотри Га­ме­лан), ис­поль­зу­ют­ся тра­диционные зву­ко­ря­ды пе­лог и слен­д­ро. Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ные музыкальные ин­ст­ру­мен­ты: губ­ной ор­ган (кле­ди, сам­по­тан), гон­ги, ме­тал­ло­фо­ны, мем­бра­но­фо­ны, бам­бу­ко­вый кси­ло­фон (гам­банг), бам­бу­ко­вый вар­ган, про­доль­ная флей­та (су­линг), но­со­вая флей­та, труб­ча­тая цит­ра (с кор­пу­сом из ство­ла бам­бу­ка). Гон­ги ис­поль­зу­ют­ся так­же в ка­че­ст­ве це­ре­мо­ни­аль­ных (в т. ч. брон­зо­вые гон­ги в об­ря­де вы­зы­ва­ния ду­хов) и сиг­наль­ных ин­ст­ру­мен­тов. Встре­ча­ют­ся хор­до­фо­ны: 2-3-струн­ные лют­ни с длин­ной шей­кой, цит­ры и др. Ха­рак­тер­ны ин­ст­ру­мен­таль­ные ан­самб­ли: на­бор гон­гов (ку­лин­танг) с ба­ра­ба­ном; ан­самбль флейт с ба­ра­ба­ном, и др.

С конца XX века жизнь Даяков, осо­бен­но в Ма­лай­зии, мо­дер­ни­зи­ру­ет­ся, уси­ли­ва­ет­ся ми­гра­ция в го­ро­да. На­ря­ду с ма­лаи­за­ци­ей раз­ви­ва­ет­ся об­ще­да­як­ская эт­но­куль­тур­ная иден­тич­ность, кон­со­ли­да­ция пле­мён в но­вые эт­нические общ­но­сти: ка­да­за­ны Са­ба­ха, би­даю Са­ра­ва­ка, оранг-ху­лу (‘жи­те­ли внут­рен­них районов’), объ­еди­няю­щие пле­ме­на внутренних рай­о­нов Са­ра­ва­ка (ке­нья, кая­нов, ке­ла­би­тов и др.). Ана­ло­гич­ные про­цес­сы в ин­до­незийской час­ти ос­тро­ва при­во­дят к со­ци­аль­ным столк­но­ве­ни­ям (например, по­гро­мы пе­ре­се­лён­ных в рам­ках пра­ви­тельственной про­грам­мы транс­ми­гра­ции ма­дур­цев в 1999-2001 годах).

Иллюстрации:

Фото даяка. Архив БРЭ.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

 

Литература
  • Ма­ре­ти­на С.А. Дая­ки // На­ро­ды Юго- Вос­точ­ной Азии. М., 1966
  • Ре­ву­нен­ко­ва Е.В. На­ро­ды Ма­лай­зии и За­пад­ной Ин­до­не­зии. М., 1980
  • Ма­лые на­ро­ды Ма­лай­зии, Ин­до­не­зии и Фи­лип­пин. М., 1982
  • Чле­нов М.А. Ма­лай­ско­го ар­хи­пе­ла­га на­ро­дов ми­фо­ло­гии // Ми­фы на­ро­дов ми­ра. Эн­цик­ло­пе­дия. 2-е изд. М., 1988. Т. 2
Статью разместил(а)

Попцов Александр Сергеевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты