ДА́ДА, ГАВЕДДА́Й И КАЗДО́Я

0 комментариев

ДАДА, ГАВЕДДАЙ И КАЗДОЯ - мученики Персидские, пострадали при шахе Шапуре II (308-379 годы).

Житие.
Согласно наиболее полной версии греческого Мученичества (BHG, N 480), Дада был знатным вельможей и близким родственником Шапура, приверженца зороастризма и преследователя христиан. Долгое время Шапур не знал, что Дада, отправленный им наместником в отдаленные провинции, принял христианство. Однако вскоре ему донесли об этом, и над Дадой был устроен показательный суд, где присутствовал и сын шаха Гаведдай. Выполняющий обязанности судьи вельможа Андрамелех повелел разжечь огонь и бросить туда Даду, но когда Дада приблизился к огню и осенил его крестным знамением, пламя погасло и на его месте забил родник. Гаведдай, пораженный чудом, после беседы со святым также уверовал во Христа. Узнав о поступке сына, Шапур пришел в ярость и приказал подвергнуть Гаведдая пыткам. Гаведдай стойко переносил истязания, продолжая молиться и благодарить Бога, что приводило палачей в ярость, и пытки ужесточались. Каждую ночь к святому являлся ангел, чтобы укрепить его веру и залечить раны. Когда приближенный Гаргал сообщил об этих чудесах шаху, предположив, что его сын - колдун, Шапур приказал убить Гаведдая. Гаргал, выполняя приказ, протыкал голову мученика раскаленным вертелом, избивал его воловьими жилами и подвешивал на железных крючьях, вырывал ногти и зубы, сдирал кожу с головы, но каждое утро он вновь находил Гаведдая здоровым. Приходить к Гаведдаю в темницу было запрещено под страхом смерти, но его сестра Каздоя сумела уговорить стражника и принесла брату воды. Однажды ночью Гаведдай взмолился Богу, чтобы его раны больше не закрывались, его молитва была услышана, но кровь Гаведдая стала целительной и помогала другимузникам избавиться от мучений и выздороветь. Кроме того, подвиг Гаведдая многих из них обратил ко Христу, в т. ч. бывшего колдуна. Когда решено было бросить Гаведдая в котел с кипящей смолой и серой, котел раскололся и Гаведдай вышел из него невредимым; когда его подвесили и стали пускать в него стрелы, те застывали в воздухе или же обращались против самих мучителей. Тогда шах решил отправить к Гаведдаю его сестру Каздою, чтобы та уговорила брата вернуться к языческим богам, но Каздоя сама приняла христианство. Узнав об этом, Шапур приказал наказать ее и бросить в темницу. Предчувствуя кончину, Гаведдай сокрушался только о том, что может умереть некрещеным. Однако в день казни над Гаведдаем, подвешенным на железных крюках, появилось облако, откуда на голову Гаведдая пролились вода и масло, и голос с небес возвестил о том, что Гаведдай крещен. Но даже после смерти Гаведдая палачи не успокоились: его тело было привязано к лошади, которую пустили по скалам и оврагам, а то, что осталось после этого, Гаргал повелел бросить собакам. Однако ученикам Гаведдая, которые тайно следили за его мучениями, удалось похоронить часть его мощей.

В это же время завершилось и мученичество Дады, который был изрублен мечами. Его мощи также были тайно похоронены христианами. Во время похорон ученикам явился Гаведдай и после утешений и проповеди приказал им идти в царский дворец и там крестить его сестру Каздою. Придя в царский сад, они обнаружили, что ворота открыты, а Каздоя уже ждет их. Совершив таинство, ученики увидели, как с небес за Каздоей спустился ангел и принял ее душу.

Научная проблематика.
Текст, опубликованный болландистами (BHG, N 480), представляет собой позднюю версию Мученичества, доказательством чего служат следующие особенности: он распадается на плохо связанные между собой части (Дада появляется только в самом начале и в конце повествования, т. е. не говорится, что было с ним во время мучений Гаведдая); нарушена логическая последовательность событий (уже после просьбы о прекращении исцелений Гаведдая снова чудесным образом избавляется от ран), автор смешивает персонажей (Гаргал в одном из эпизодов говорит с Гаведдаем так, как мог бы говорить только Шапур: «советует ему как любящий отец» (ActaSS. Sept. T. 8. P. 130)).

Все остальные греческие источники (Синаксарь Константинопольской Церкви (конец X века) и Синаксарь Никодима Святогорца (начало XIX века)) также приводят сюжет, зафиксированный на поздней стадии развития. Расхождения между Мученичеством и синаксарным свидетельством достаточно существенны: согласно Синаксарю Константинопольской Церкви, первым был замучен Дада, а Гаведдай - позже; их палачом назван не Гаргал, а Гаргам; в некоторых рукописях упоминается продолжительное совместное заключение 3 мучеников, после которого все они были зарублены мечами, и т. п. Кроме того, некоторые мотивы, очевидно присутствовавшие в первоначальной утраченной редакции, в Синаксаре сохранены гораздо лучше: появление огня в сцене суда над Дадой более оправданно, т. к. костер представляет собой не столько орудие казни, сколько бога огнепоклонников, которому следует поклониться, чтобы подтвердить свою веру.

Изложение Никодима Святогорца в основном соответствует Мученичеству, однако он добавляет в текст сведения о мученике по имени Каздой. Таким образом, в его рассказе действуют 2 человека с похожими именами -Каздой и Каздоя, при этом составитель никак не уточняет, в каких отношениях они находились между собой. Эти сведения Никодим берет из греческих служебных Миней, где содержится двустишие, посвященное этим мученикам.

Вопрос о количестве мучеников осложняется еще и тем, что в греческих Минеях и в римском Мартирологе Цезаря Барония под 29 сентября упоминается мученица Гуделия, пострадавшая при Шапуре за отказ поклоняться солнцу. Житие этой святой не сохранилось, тем не менее ряд рукописей Синаксаря Константинопольской Церкви также упоминает ее (например, Parisin. gr. 1582). Никодим помещает рассказ о ней под 29 сентября отдельно от повествования о Даде, Гаведдае и Каздое и указывает год ее мученичества как 330-й (так же, как и в случае с Дадой, Гаведдаем и Каздоей).

Уже на ранних этапах исследования Мученичества встал вопрос о том, какие из персонажей, упоминаемых в различных источниках, присутствовали в тексте оригинала. Издатели считали, что все, что связано с Каздоей, является позднейшим добавлением, а повествование о Гуделии независимо и никак не связано с историей Дады,Гаведдая и Каздои (ActaSS. Sept. T. 8. P. 127). В современных справочных изданиях (за исключением ΘΗΕ) Гуделия обычно не указывается отдельно. Традиционная точка зрения заключается в том, что появление на греческой почве рассказа об этой мученице объясняется неправильным переводом сирийского источника, т. е. Каздой и Гуделия на самом деле Каздоя и Гаведдай. Так же объясняется и проблема с родственными отношениями мучеников в разных источниках (например, Бароний называет Каздою женой Шапура, а не дочерью), и ряд других менее значительных расхождений (например, вопрос о должности Дады).

Обращение к сирийским источникам, послужившим основой для всех греческих версий, также вызывает дополнительные вопросы: известны 2 Мученичества, которые могли послужить источником для греческих переложений. Во-первых, это Мученичество Дады (BHO, N 75), текст которого сохранился фрагментарно. Его авторство приписывается некоему Иоанну Витаксу, о котором ничего не известно. Согласно Мученичеству, святой был похоронен в Таманоне в Кордуене (Курдистан) неким знатным христианином. Во-вторых, это анонимное Мученичество Губарлаха, сына Шапура, и его сестры Каздои (BHO, N 57), где также упоминается их родственник Дада.

Вопрос о датировке Мученичества остается открытым: в сирийском тексте Мученичества указан 23-й год правления Шапура, т. е. 331 год, что вызывает сомнения, т. к. Шапур был коронован с самого рождения и в 23 года еще не мог иметь взрослого сына. В то же время в греческой традиции указывается 330 год. Издатели во введении определяют время более широко - 330-370 годы.

Старообрядческая традиция почитания.
В 40-х годах XIX века в склепе близ станицы Карабулакской на Кавказе были найдены 4 нетленных человеческих тела, 2 из них были рассечены. Надпись, выбитую на камне у входа в склеп, в которой будто бы содержалось упоминание имен Дады, Гаведдая, Каздои и Гаргала (волхв, обращенный в христианство Гаведдаем), с помощью некоего перса перевел житель села Алхан-Юрт, старообрядческий начетчик и иконописец И.Ф. Горячев в начале 70-х годов XIX века (в точности прочтения надписи, якобы относившейся к IV-V векам, высказывал сомнения Б.А. Тураев в письме к директору московского Старообрядческого института А.С. Рыбакову - РГБ. Ф. 246. К. 220. Д. 44. Л. 6 об.). Экспертиза, которой подверглась покрывавшая тела белая ткань, установила, что ткань была изготовлена в Италии в ХIV-ХVI вв.

Старообрядцы, посещавшие пещеру, свидетельствовали о целительной силе останков. В 1876-1879 годах по распоряжению старообрядческого Московского архиепископа Антония (Шутова) останки были тайно (из-за опасения противодействия со стороны правительства) перевезены в Москву на Рогожское кладбище старообрядческим священиком Стефаном Загородневым. Часть останков до настоящего времени хранится в Покровском соборе Рогожского кладбища, другая - бо́льшая - была разослана по старообрядческим епархиям и в заграничные монастыри: Белокриницкий, Славский, Мануиловский и др. В 1885 году часть останков, по свидетельству И. Корякина, келейника архиепископа Антония, была похоронена на кладбище у деревни Большой Двор (современный поселок Большие Дворы) близ Павловского Посада. В 90-х годах XIX века в прессе развернулась полемика о достоверности останков. В сентябре 1895 года старообрядцы направили на Кавказ священников Д.М. Смирнова и В.Е. Мельникова, обследовавших место их обретения, собравших и опубликовавших устные свидетельства и фотографии. У старообрядцев, последователей Русской православной старообрядческой церкви (смотри Белокриницкая иерархия), останки почитаются и ныне. Сохранилось значительное число изображений Дады, Гаведдая, Каздои на Рогожском кладбище, в Казанском храме в селе Слободище в Гуслице.

Иконография.
Святые Дада, Гаведдай и Каздоя редко изображаются вместе. Наиболее известны изображения Гаведдая. Начиная с XVI века его образ часто встречается в греческих и балканских храмах среди воинов в центральном пространстве - на южной или северной стене, в одном из боковых полукружий в церквах с планом в виде триконха; сохранились иконы с его единоличным изображением. Одной из ранних считается фреска с изображением Гаведдая в монастыре Филантропинон на острове озера Памвотида (Янина) (1531/1532, 1542 годы), где святой представлен в воинском облачении, с крестом в правой руке, левая - перед грудью, на голове - венец, небесная награда за мученический подвиг, а также знак его царского происхождения. В этой иконографии он представлен в монастыре Дилиу на острове озера Памвотида (1543); в соборе монастыря Варлаама в Метеорах (1548); в боковой капелле церкви святителя Николая в Лавре преподобного Афанасия на Афоне (1560); в монастырях Галатаки (1566) и святителя Николая в Ано-Ватии (XVI век) на острове Эвбея; в церкви святителя Николая в Вице в Эпире (1618-1619 годы). С мечом, копьем и щитом он изображен в росписи храмов мон-рей Молдовица (1537, мастер Фома Сучавский) и Воронец (1547-1550 годы) в Румынии; в капелле святых Архангелов собора монастыря святого Иоанна Предтечи в Серрах (Сересе) в Греции (1634). Как мученик, без керасы - в росписи парекклисиона апостола Иоанна Богослова в церкви Богородицы Мавриотиссы в Кастории (1552).

В XVII веке мастером Эммануилом Цанесом в изображение Гаведдая как воина были внесены новые детали: святой стал изображаться в богато орнаментированном воинском облачении, в изукрашенной керасе, короткой тунике, высоких сапогах, на плечах - красный плащ, на голове - убор, называемый туфа,- венец с перьями в 2 ряда (иконы Цанеса 2-й половины XVII века из Византийского музея в Фессалонике, Музея Бенаки в Афинах, из собора Богородицы Спелиотиссы на острове Керкира (приписывается Цанесу); гравюра 1661 года Цанеса и Каллиописа Каллиергиса). Этому типу изображения впоследствии следовали другие мастера XVII-XVIII веков (икона Георгия Лиметеса из собрания Т. Катараса, 1664; икона Стефана Цанкароласа из коллекции Е. Велиземис, 2-я половина XVII века; икона Илии Мосхоса (?) из церкви великомученика Георгия на острове Закинф, 1669; икона Георгия Маркоса из церкви Богородицы Фанеромени на острове Саламин, 1735).

Сцена мученичества Гаведдая показана в росписи монастыря святого Мелетия на Китероне, на границе Аттики и Беотии.

Дада и Гаведдай как мученики представлены в росписи храма монастыря Хурези в Румынии (1654): Дада изображен в сиреневой короткой тунике, красном длинном хитоне, зеленом плаще и красной шапочке с синими высокими краями, напоминающей головной убор преподобного Иакова Персидского, в руках - крест; Гаведдай - в синем хитоне, красном плаще и с венцом на голове, украшенным перьями, в руках - крест.

Иллюстрации:

Архив ПЭ.

©Православная энциклопедия

Литература
  • ΘΗΕ. Τ. 4. Σ. 880-881
  • Van Doren R. Casdoa // DHGE. T. 11. P. 1268
  • Sauget J.-M. Dada, Gubarlâhâ e Kazoy // BiblSS. T. 7. P. 421
  • Попов К.А., священник. Поразительное кощунство раскольнических заправителей // Тобольские ЕВ. 1895. № 20. С. 327-334
  • Icons Itinerant: Corfu, 14th-18th cent: [Exhib. cat.] / Ed. L. Bragiotti. Athens, 1994. Cat. 15. P. 94-97
Статью разместил(а)

Попцов Александр Сергеевич

редактор

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты