ГОДУНО́В БОРИ́С ФЁДОРОВИЧ

0 комментариев

 Боярин. Фактический правитель России в царствование Фёдора Иоанновича (1584-1598), последнего монарха из московской ветви Рюриковичей, которому приходился шурином. Русский царь (1598-1605). Вступил на престол 21 февраля (3 марта) 1598 года.

Родословная

Принадлежал к костромскому дворянскому роду, который, по семейным преданиям, происходил от татарского мурзы Чета, выехавшего на московскую службу при Иване Даниловиче Калите, в крещении принявшего имя Захария и почитаемого как основатель Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря в Костроме. Один из его потомков носил имя Годун, от которого пошло родовое прозвище.

Отец – Фёдор Иванович, который рано умер и, судя по всему, высоких чинов не имел. Мальчик воспитывался в доме дяди Дмитрия Ивановича Годунова, постельничего, а позднее окольничего и боярина при дворе Ивана IV. Мать – Степанида Ивановна (в монашестве – Сундулия), её родословная не известна. Брат – Василий. Сестра – Ирина, супруга царевича Фёдора Иоанновича, с 1584 года – царица,  в 1598-1603 годах инокиня Александра. Жена – Мария, дочь Григория Лукьяновича Малюты Скуратова из рода Бельских. Их дети: Фёдор и Ксения.

Придворная служба. Правление страной при Фёдоре Иоанновиче

Женитьба на дочери главы царских опричников, состоявшаяся около 1570 года, упрочила положение Бориса на придворной службе, которую он начал в 1567 году. Карьере не помешала отмена опричнины (1572) и смерть Малюты (1573). Во второй половине 1570-х годов Борис занял при дворе должность кравчего, а затем стал боярином. Однако к активной политической и государственной деятельности приступил только после смерти Ивана IV и воцарения своего зятя (1584). Первоначально вошел в число бояр, опекавших не способного к управлению царя Фёдора. После смерти в 1586 (?) года влиятельного дяди царя Никиты Романовича Захарьина-Юрьева (предка будущих царей династии Романовых) выдвинулся среди придворных на первый план и устранил от власти ссылками, насильственными пострижениями, тайными убийствами своих конкурентов из числа князей Мстиславских и Шуйских, их родственников и сторонников. С 1587 года сосредоточил в своих руках основные нити управления страной. Именно с Борисом связывается проведение общегосударственных мероприятий и важнейшие события царствования его зятя. Были смещены поддержавшие противников Бориса высшие иерархи русской церкви, в том числе митрополит Дионисий, место которого занял ростовский архиепископ Иов. Борис сделал всё возможное, чтобы учредить на Москве патриаршество и помочь Иову стать в 1589 году первым русским патриархом. Это решение было утверждено на соборе в Константинополе в 1590 году, участники которого в особой грамоте подчеркнули заслуги и милости Годунова, способствовавшие повышению роли и значения русской церкви.

Положительные результаты принесли усилия, предпринятые правительством Бориса Годунова, по выходу из хозяйственного кризиса, порожденного многолетней Ливонской войной, резким ростом налогового бремени, бегством населения на окраины, запустением центра страны. Были проведены писцовые описания земель, что позволило уточнить и сделать более посильными нормы налогообложения; помещики и вотчинники стимулировались к увеличению барской запашки путём освобождения её от налогов (1594); в то же время отменялся ряд податных привилегий наиболее богатых и влиятельных землевладельцев. Вместе с тем усиливались крепостнические порядки и росло социальное напряжение, поскольку запрет переходов крестьян («заповедные годы»), введённый в конце правления Иоанна IV в качестве чрезвычайной временной меры, стал постоянно действующей нормой. Писцовые описания сопровождались массовым возвращением беглых и самовольно ушедших на прежние места жительства, а запись в писцовые книги становилась основанием для «крепости». В 1597 году был установлен 5-летний срок их сыска («урочные лета»). Нормы крепостного права распространялись не только на крестьян, но и на посадских людей.

Успешно шла как вольная народная, так и правительственная колонизация южных и восточных окраин страны. Определённые результаты были достигнуты на других направлениях внешней политики. Для укрепления рубежей страны, коммуникаций, защиты оседлого земледельческого и торгово-ремесленного населения были основаны на Волге и ее притоках крепости Самара, Саратов, Царицын, Цивильск, Царевококшайск (Йошкар-Ола) и др.; на южных реках черноморского бассейна был возобновлён город Курск, возникли Ливны, Кромы, Воронеж, Белгород, Оскол, Валуйки и проч. Несмотря на гибель атамана Ермака в 1585 году в сражении с ханом Кучумом, присоединение Западной Сибири было закреплено посылкой туда новых войск, строительством Тюмени, Тобольска, Пелыма, Берёзова, Сургута, Тары, Нарыма и иных поселений и острогов. В 1588 году была восстановлена русская крепость на Тереке и возобновлены союзные отношения с Кабардой; налажены постоянные дипломатические отношения с Кахетинским царством в Грузии, которое просило о принятии его под покровительство России из-за угрозы со стороны Турции и враждебных мусульманских правителей Кавказа. Велось большое каменное крепостное строительство: Белый город в Москве, кремли в Казани и Астрахани, Смоленская крепость. По Тявзинскому миру после удачной войны со Швецией в 1595 году России были возвращены новгородские пригороды вблизи Финского залива, захваченные в годы Ливонской войны: Корела, Орешек, Ивангород, Ям, Копорье, а также Кольский полуостров.

Главной проблемой Годунова как правителя оставался династический кризис. У царя Фёдора не было мужского потомства, а 15 мая 1591 года в Угличе погиб его младший и последний брат царевич Дмитрий Иоаннович, единственный бесспорный наследник престола. Следствие, произведенное комиссией из Москвы, пришло к выводу, что гибель была случайной из-за припадка. Однако противники и народная молва обвинили Бориса в убийстве. Вопрос о его причастности к смерти царевича остаётся до сих пор невыясненным; среди историков, писателей, государственных и церковных деятелей есть сторонники разных версий. Обвинение Бориса основывается, прежде всего, на соображении о том, что эта смерть была в его интересах, спасая от возможной опалы при смене на престоле и, более того, открывая путь к самому престолу. На этом же соображении, обладающем весьма непрочной доказательной силой, покоятся другие многочисленные слухи о причастности Бориса к различным бедам. Среди них: сильный пожар в июне 1591 года в Москве (Борис, де, нарочно велел зажечь город, чтобы последующими милостями погорельцам привлечь симпатии жителей); нашествие крымского хана Казы-Гирея летом 1593 года (Годунов будто бы желал тем самым отвлечь внимание народа от гибели Дмитрия); даже обвинения в смерти самого царя Феодора, его дочери и своей племянницы Феодосии, а также еще одного ребёнка – внучатой двоюродной племянницы Ивана IV и дочери ливонского короля Евдокии Магнусовны, что создает из Бориса гротескный, но малодостоверный образ серийного детоубийцы и цареубийцы. В этих условиях попытка занять престол, оставшийся вакантным после царя Фёдора, была не только проявлением властолюбия Годунова, а актом элементарного самосохранения.

Избрание на царство

Избрание на царство в 1598 году было событием, до того на Руси не бывалым. Объективно (по наличию поддержки в церковных, военных и придворных кругах, по близости к рычагам государственного управления) и субъективно (по политическому весу, административному опыту, готовности занять трон) у Бориса не было конкурентов. Передача ему всей власти была очевидным и самым безболезненным выходом из тупика безвластия и междуцарствия. Тем не менее, в течение многих дней и недель с 7 января по 21 февраля 1598 года продолжались заседания Освященного собора иерархов церкви, Боярской думы, Земского собора, переговоры их участников с царицей Ириной (Александрой) Фёдоровной, остававшейся законной правительницей России, и с самим Годуновым. Продолжались молебны и крестные ходы, многолюдные шествия просителей в Новодевичий монастырь, где рядом с сестрой-инокиней поселился Борис, демонстративно покинувший Кремль. С официальной точки зрения, он не решался возложить на себя огромное бремя власти и делал всё, чтобы вопрос с престолонаследием решился, как можно более легитимно и в соответствии с Божьей волей. По мнению его врагов и критиков, Годунов лицемерил и разыгрывал представление, теша самолюбие и диктуя свои условия. Отражение этих споров и оценок осталось в русской исторической, общественной, художественной мысли последующих лет и эпох. Отсутствие единства в русском обществе по такому принципиальному вопросу, как законность новой династии, по сути, означало начало Смуты. Тем не менее, 17 февраля Земский собор избрал Бориса царём, а 21 февраля тот согласился принять венец.

Правление

Всё же первые годы царя Бориса были в целом успешными. Ещё до венчания на царство, которое произошло 1 сентября 1589 года, был совершен весной впечатляющий по масштабам поход к пограничной Оке. Демонстрация военной мощи Москвы заставила крымского хана отказаться от набегов и прислать послов. Деятельность царя сопровождалась выдачей щедрого жалованья дворянам, представлением широких податных льгот. В Сибири сопротивление хана Кучума было сломлено, а сам он погиб в 1601 году; там продолжалась русская колонизация и строились новые города: Верхотурье, Мангазея, Туринск, Томск. На западе в 1601 году Годунов заключил перемирие с Речью Посполитой. В поисках союзников он предлагал руку своей дочери Ксении различным европейским правителям и остановился на брате датского короля Кристиана IV Иоганне, который даже приехал в Москву, но заболел и умер в 1602 году. Новый царь вообще приветствовал контакты с Западом. Он активно звал на русскую службу иноземцев, освобождая их от налогов, покровительствовал иноземным купцам. Немцам разрешено было построить в Москве лютеранскую церковь. Борис намеревался пригласить из Германии, Англии, Испании, Франции и других стран Запада учёных для создания в Москве высшей школы, посылал молодых русских на учёбу в Европу. Годунов поощрял книгопечатание, открывая новые типографии, и каменное строительство жилых, торговых, инженерных, военных сооружений.

Положение в стране осложнилось с наступлением жестокого голода в 1601-1603 годах, вызванного чредой стихийных бедствий и неурожайных лет. Попытки царя бороться с последствиями голода с помощью организации общественных работ, раздачи казённого хлеба, предотвращения спекуляции продовольствием оказались несоразмерны масштабам бедствия. Росла социальная напряженность и активность деструктивных элементов. Отряды «разбоев», в которые сходились разорившиеся и голодные люди разных сословий,  деклассированные элементы и мародёры, действовали в окрестностях самой Москвы, где даже вступали в стычки с войсками, посланными против них. Самым заметным проявлением недовольства в центральных районах страны стало восстание Хлопка, подавленное с большим трудом в 1603 году. Однако ещё более опасным стало сосредоточение антиправительственных сил на юго-западных окраинах страны, которые могли быть использованы как внутренними, так и внешними врагами Годунова. Считая самыми опасными соперниками бояр Романовых, он отправил в 1601 году в ссылку в разные места старшего из братьев Фёдора Никитича (будущего патриарха Филарета), его жену Ксению Ивановну (инокиню Марфу) и их малолетнего сына (будущего царя Михаила Романова), подверг гонениям и казням их родственников и сторонников. Однако главная угроза неожиданно объявилась в Речи Посполитой в лице самозванца, выдававшего себя за чудесно спасшегося от убийц в Угличе царевича Дмитрия, которым, по официальной версии, являлся беглый монах Григорий Отрепьев. Известно о нём стало в начале 1604 года, а в октябре он перешел русскую границу с войском, составленным из своих сторонников и наёмников. Годунов послал против самозванца войска, которые одержали победу при Добрыничах 21 января 1605 года, однако подавить антиправительственное движение полностью не смогли. Самозванец уцелел и собрал новое войско. Развязка наступила неожиданно. 13 апреля страдавший от подагры и расстроенный всем происходящим царь неожиданно упал, у него хлынула кровь изо рта, носа и ушей, врачи посчитали это «ударом» (инсультом). Хотя и здесь его недруги злословили о, якобы, самоубийстве. У Годунова ещё хватило сил на последние слова, которыми он благословил на царство сына Фёдора (1589–1605). Хотя Москва присягнула царю Феодору Борисовичу, тот пробыл у власти только полтора месяца. Судьбу его и страны решили события 7 мая в лагере правительственных войск под Кромами, основная часть которых перешла на сторону самозванца, по приказу которого сын и вдова Бориса Годунова были убиты 1 июня в Москве. Дочь Ксения была обесчещена самозванцем, пострижена в монастырь и умерла в 1622 году.

Как и других русских царей, Бориса первоначально погребли в Архангельском соборе  Московского Кремля. По приказу самозванца его останки перезахоронили в Варсонофиевском монастыре на улице Сретенке, а в 1607 году он окончательно упокоился вместе с семьёй в родовой усыпальнице в Троице-Сергиевском монастыре.

Смежные статьи
Литература
  • Бестужев-Рюмин К.Н., Платонов С.Ф. Борис Феодорович (Годунов) // Русский биографический словарь. Т. VI. Бетанкур – Бякстер. СПб., 1908.
  • Боханов А.Н. Борис Годунов. М., 2012.
  • Воронов А.П. Борис Фёдорович Годунов // Энциклопедический словарь / Изд. Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон. Т. IV (7). СПб., 1891.
  • Зимин А.А. В канун грозных потрясений. Предпосылки первой крестьянской войны в России. М., 1986.
  • Карамзин Н.М. История Государства Российского. Кн. III. Т. X-XI. М., 1989.
  • Ключевский В.О. Сочинения в 9-ти т. Т. 3. Курс русской истории. Ч. 3. М., 1988
  • Козляков В.Н. Смута в России. XVII век. М., 2007.
  • Костомаров В.Н. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. Кн. 1. Вып. 3. М., 1990.
  • Морозова Л.Е. Два царя: Фёдор и Борис. М., 2001.
  • Павлов А.П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове (1584-1605 гг.) СПб., 1992.
  • Платонов С.Ф. Борис Годунов. Пг., 1921.
  • Скрынников Р.Г. Борис Годунов. М., 1978.
  • Флоря Б.Н. Борис Феодорович Годунов // Православная энциклопедия. Т. VI. М., 2003.
Статью разместил(а)

Галимзянова Евгения Александровна

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты