БАРО́ККО

0 комментариев

Раннее барокко. / Ориг.: Barocco

БАРО́ККО (Итал. barocco, пред­по­ло­жи­тель­но от пор­туг. barroco – жем­чу­жи­на не­пра­виль­ной фор­мы или от лат. ba­ro­co – мне­мо­ни­че­ское обо­зна­че­ние од­но­го из мо­ду­сов сил­ло­гиз­ма в тра­диц. ло­гике). Стиль в ис­кус­ст­ве конца 16–18 вв.

Ох­ва­тил все об­лас­ти пла­стич. ис­кусств (ар­хи­тек­ту­ру, скульп­ту­ру, жи­во­пись), ли­те­ра­ту­ру, му­зы­ку и зре­лищ­ные ис­кус­ст­ва. Стиль Б. был вы­ра­же­ни­ем ти­по­ло­гич. общ­но­сти нац. куль­тур в пе­ри­од ста­нов­ле­ния аб­со­лю­тиз­ма, ко­то­рое со­про­вож­да­лось тя­жё­лы­ми во­ен. кон­флик­та­ми (в т. ч. Три­дца­ти­лет­няя вой­на 1618–48), ук­ре­п­ле­ни­ем ка­то­ли­циз­ма и цер­ков­ной идео­ло­гии (см. Контр­ре­фор­ма­ция). Бла­го­да­ря этой общ­но­сти пра­во­мер­но го­во­рить так­же о куль­тур­но-ис­торич. эпо­хе Б., на­сле­до­вав­шей эпо­хе Воз­ро­ж­де­ния. Хро­но­ло­гич. гра­ни­цы Б. не сов­па­да­ют в отд. ре­гио­нах (в Лат. Аме­ри­ке, ря­де стран Центр. и Вост. Ев­ро­пы, в Рос­сии стиль сфор­ми­ро­вал­ся позд­нее, чем в Зап. Ев­ро­пе) и в разл. ви­дах иск-ва (так, в 18 в. Б. ис­чер­па­ло се­бя в зап.-ев­роп. лит-ре, но про­дол­жа­ло су­ще­ст­во­вать в ар­хи­тек­ту­ре, изо­бра­зит. иск-ве, му­зы­ке). Ро­ди­ной Б. по пра­ву счи­та­ет­ся Ита­лия. Б. пре­ем­ст­вен­но свя­за­но с мань­е­риз­мом 16 в. и со­су­ще­ст­ву­ет с клас­си­циз­мом.

Стиль Б. от­ра­зил но­вое, при­шед­шее на сме­ну ре­нес­санс­но­му гу­ма­низ­му и ан­тро­по­цен­триз­му ми­ро­ощу­ще­ние, в ко­то­ром про­ти­во­ре­чи­во со­че­та­лись чер­ты ра­цио­на­лиз­ма и мис­тич. спи­ри­туа­лиз­ма, стрем­ле­ние к на­уч. сис­те­ма­ти­за­ции зна­ний и ув­ле­че­ние ма­гич. и эзо­те­рич. уче­ния­ми, ин­те­рес к пред­мет­но­му ми­ру во всей его ши­ро­те и ре­лиг. эк­заль­та­ция. На­уч. от­кры­тия, раз­дви­нув­шие гра­ни­цы уни­вер­су­ма, при­нес­ли осоз­на­ние бес­ко­неч­ной слож­но­сти ми­ра, но в то же вре­мя пре­вра­ти­ли че­ло­ве­ка из цен­тра ми­ро­зда­ния в его ма­лую часть. Раз­ру­ше­ние рав­но­ве­сия ме­ж­ду че­ло­ве­ком и ми­ром про­яви­лось в ан­ти­но­мич­но­сти Б., тя­го­тею­ще­го к ост­рым кон­тра­стам воз­вы­шен­но­го и низ­мен­но­го, плот­ско­го и ду­хов­но­го, утон­чён­но­го и бру­таль­но­го, тра­ги­че­ско­го и ко­ми­че­ско­го и т. д. Спо­кой­ное рав­но­ве­сие, гар­мо­нич­ность ре­нес­санс­но­го иск-ва сме­ни­лись по­вы­шен­ной аф­фек­та­ци­ей, эк­заль­ти­ро­ван­но­стью, бур­ной ди­на­ми­кой. Вме­сте с тем, стре­мясь к ак­тив­но­му воз­дей­ст­вию на зри­те­ля-слу­ша­те­ля, стиль Б. опи­рал­ся на тща­тель­но про­ду­ман­ную ра­цио­наль­ную сис­те­му приё­мов, в зна­чит. сте­пе­ни ос­но­ван­ную на ри­то­ри­ке [пре­ж­де все­го на уче­ни­ях об «изо­бре­те­нии» (лат. in­ventio) и о сти­ли­стич. фи­гу­рах, «ук­ра­ше­нии» (лат. elocutio)]. Ри­то­рич. прин­ци­пы пе­ре­но­си­лись в разл. ви­ды иск-ва, оп­ре­де­ляя по­строе­ние лит. про­из­ве­де­ния, те­ат­раль­но­го дей­ст­вия, про­грамм де­ко­ра­тив­ных и мо­ну­мен­таль­ных жи­во­пис­ных цик­лов, муз. ком­по­зи­ций.

Же­лая со­еди­нить в рам­ках од­но­го про­из­ве­де­ния кон­тра­ст­ные об­ра­зы, а не­ред­ко и эле­мен­ты разл. жан­ров (тра­ги­ко­ме­дия, опе­ра-ба­лет и др.) и сти­ле­вых ма­нер, мас­те­ра Б. осо­бое зна­че­ние при­да­ва­ли вир­ту­оз­но­му ар­ти­стиз­му: по­бе­да тех­ни­ки над ма­те­риа­лом ис­кус­ст­ва сим­во­ли­зи­ро­ва­ла тор­же­ст­во твор­че­ско­го ге­ния, ко­то­рый об­ла­да­ет «ост­ро­уми­ем» – спо­соб­но­стью объ­е­ди­нять в еди­ном об­ра­зе да­лё­кие и не­схо­жие ме­ж­ду со­бой по­ня­тия. Гл. ору­ди­ем «ост­ро­умия» слу­жи­ла ме­та­фо­ра – важ­ней­ший из ба­роч­ных тро­пов, «мать по­эзии» (Э. Те­зау­ро).

Стрем­ле­ние к все­сто­рон­не­му воз­дей­ст­вию на ау­ди­то­рию ве­ло к ха­рак­тер­но­му для Б. сбли­же­нию и взаи­мо­про­ник­но­ве­нию разл. ви­дов иск-ва (ар­хит. ил­лю­зии в жи­во­пи­си и сце­но­гра­фии, скульп­тур­ность и жи­во­пис­ность ар­хи­тек­ту­ры, те­ат­ра­ли­за­ция скульп­ту­ры, по­этич. и жи­во­пис­ная кар­тин­ность му­зы­ки, со­еди­не­ние изо­бра­же­ния и тек­ста в фи­гур­ных сти­хах и в жан­ре эмб­ле­мы). Па­те­тич. «вы­со­кое» Б. с при­су­щи­ми ему гран­ди­оз­но­стью и пыш­но­стью (ар­хит. ан­самб­ли, ал­та­ри и ал­тар­ные об­ра­зы, три­ум­фы и апо­фе­о­зы в жи­во­пи­си, опе­ры на ми­фо­ло­гич. сю­же­ты, тра­ге­дия, ге­ро­ич. по­эма; те­ат­ра­ли­зо­ван­ные зре­ли­ща – ко­ро­на­ции, свадь­бы, по­гре­бе­ния и т. п.) со­сед­ст­во­ва­ло с ка­мер­ны­ми (на­тюр­морт в жи­во­пи­си, пас­то­раль и эле­гия в ли­те­ра­ту­ре) и ни­зо­вы­ми (ко­ме­дий­ные ин­тер­ме­дии в опе­ре и школь­ной дра­ме) фор­ма­ми Б. Жиз­не­по­до­бие в иск-ве Б. не­ред­ко гра­ни­чи­ло как с эф­фект­ной те­ат­раль­но­стью (мо­тив ми­ра как те­ат­ра ти­пи­чен для Б.), так и со слож­ной сим­во­ли­кой: пред­мет, изо­бра­жён­ный в реа­ли­стич. ма­не­ре, та­ил в се­бе скры­тый смысл.

Тер­мин «Б.» воз­ник в 18 в. в сре­де ис­то­ри­ков иск-ва, близ­ких клас­си­циз­му (И. Вин­кель­ман, Ф. Ми­ли­циа); пер­во­на­чаль­но вы­ра­жал не­га­тив­ную оцен­ку итал. ар­хи­тек­ту­ры 17 в., а позд­нее и все­го иск-ва это­го пе­рио­да. Эпи­тет «ба­роч­ный» в клас­си­ци­стич. нор­ма­тив­ной эс­те­ти­ке слу­жил обо­зна­че­ни­ем все­го, что на­хо­ди­лось за пре­де­ла­ми пра­вил и про­ти­во­ре­чи­ло упо­ря­до­чен­но­сти и клас­сич. яс­но­сти. В му­зы­коз­на­нии тер­мин «Б.» (впер­вые – в «Му­зы­каль­ном сло­ва­ре» Ж. Ж. Рус­со, 1768) дол­гое вре­мя так­же имел не­га­тив­ный смысл, фик­си­руя вни­ма­ние на оп­ре­де­лён­ных «стран­но­стях», вы­па­дав­ших из норм клас­си­циз­ма. Од­ним из пер­вых ис­то­рич. ин­тер­пре­та­цию Б. дал Я. Бурк­хардт (в кн. «Il Cicero­ne», 1855), оп­ре­де­лив­ший стиль Б. в свя­зи с итал. ар­хи­тек­ту­рой кон. 16 в. Тео­рию Б. как сти­ля в изо­бра­зит. иск-ве, от­лич­но­го от Воз­ро­ж­де­ния и клас­си­циз­ма, сфор­му­ли­ро­вал Г. Вёльф­лин («Ре­нес­санс и ба­рок­ко», 1888; «Ос­нов­ные по­ня­тия ис­то­рии ис­кусств», 1915), вы­де­лив­ший фор­маль­ные ка­те­го­рии для раз­гра­ни­че­ния про­ти­во­по­лож­ных по сво­ей су­ти сти­лей Воз­ро­ж­де­ния и Б. Пред­став­ле­ние о Б. как ис­то­рич. сти­ле бы­ло пе­ре­не­се­но на ли­те­ра­ту­ру и му­зы­ку лишь в нач. 20 в. Совр. кон­цеп­ция Б. тя­го­те­ет к вы­ве­де­нию его за пре­де­лы ис­кус­ст­ва и ли­те­ра­ту­ры, к пе­ре­не­се­нию его на та­кие об­лас­ти, как со­цио­ло­гия, по­ли­ти­ка, ис­то­рия, ре­ли­гия и фи­ло­со­фия. Ино­гда по­ня­тие «Б.» трак­ту­ют не в кон­крет­но-ис­то­рич. смыс­ле, но как обо­зна­че­ние со­во­куп­но­сти сти­ли­стич. черт, пе­рио­ди­чес­ки по­вто­ряю­щих­ся на разл. ста­ди­ях эво­лю­ции куль­ту­ры (так, эле­мен­ты ба­роч­ной сти­ли­сти­ки ус­мат­ри­ва­ют в ро­ман­тиз­ме, экс­прес­сио­низ­ме, сюр­реа­лиз­ме, ла­ти­но­аме­ри­кан­ском ма­ги­че­ском реа­лиз­ме и пр.).

Ар­хи­тек­ту­ра и изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во.

Отдельные чер­ты сти­ля Б. (тя­га к гран­ди­оз­но­му, ди­на­мич­ность ком­по­зи­ции, дра­ма­тич. на­пря­жён­ность) про­яви­лись уже в 16 в. в твор­че­ст­ве Корред­жо, Ми­ке­ланд­же­ло, Дж. да Винь­о­лы, Ф. Ба­роч­чи, Джам­бо­ло­ньи. Рас­цвет Б. от­но­сит­ся к 1620–30-м гг., за­вер­шаю­щий этап при­хо­дит­ся на сер. 18 в., а в не­ко­то­рых стра­нах на ко­нец это­го сто­ле­тия.

В иск-ве Б. во­пло­ща­лась идея тор­же­ст­вую­щей церк­ви, что спо­соб­ст­во­ва­ло ре­ше­нию мас­штаб­ных ар­хит. за­дач, соз­да­нию ве­ли­че­ст­вен­ных ан­самб­лей (пло­щадь пе­ред со­бо­ром Св. Пет­ра в Ри­ме, пе­ре­строй­ка важ­ней­ших рим. ба­зи­лик, стиль чур­ри­ге­ре­ско в Ис­па­нии и др.), рас­цве­ту жи­во­пис­но­го оформ­ле­ния ин­терь­е­ров и ре­пре­зен­та­тив­ной ал­тар­ной кар­ти­ны. Ор­га­нич­ной для Б. бы­ла и идея три­ум­фа вла­сти, ко­то­рая на­шла от­ра­же­ние в иск-ве при­двор­но­го Б., ха­рак­тер­но­го не толь­ко для цен­тров аб­со­лю­тиз­ма (Фран­ция, Пор­ту­га­лия, Ис­па­ния, Ав­ст­рия, Рос­сия, не­ко­то­рые го­су­дар­ст­ва Гер­ма­нии и Ита­лии), но и для рес­пуб­лик, ут­вер­ждав­ших своё мо­гу­ще­ст­во (Ве­не­ция, Ге­нуя).

При­су­щее Б. стрем­ле­ние к пыш­но­сти форм, эф­фект­ной зре­лищ­но­сти наи­бо­лее от­чёт­ли­во про­яви­ло се­бя в ар­хи­тек­ту­ре. Имен­но в эпо­ху Б. ро­ж­да­ет­ся но­вое ев­роп. гра­до­строи­тель­ст­во, вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся тип совр. до­ма, ули­цы, пло­ща­ди, гор. усадь­бы. В стра­нах Лат. Аме­ри­ки гра­до­стро­ит. прин­ци­пы Б. оп­ре­де­ли­ли об­лик мн. го­ро­дов. По­лу­ча­ют раз­ви­тие двор­цо­во-пар­ко­вые ан­самб­ли (Вер­саль, Пет­ро­дво­рец, Аранхуэс, Цвин­гер и др.), пе­ре­жи­ва­ют рас­цвет де­ко­ра­тив­но-при­клад­ные и ма­лые скульп­тур­ные фор­мы, са­до­во-пар­ко­вая пла­сти­ка. Для ар­хи­тек­ту­ры Б. ха­рак­тер­ны тя­го­те­ние к син­те­зу ис­кусств, под­чёрк­ну­тое взаи­мо­дей­ст­вие объ­ё­ма с про­стран­ст­вен­ным ок­ру­же­ни­ем (при­род­ная сре­да пар­ка, от­кры­тость ар­хит. ан­самб­ля пло­ща­ди), кри­во­ли­ней­ность пла­нов и очер­та­ний, скульп­тур­ная уп­ру­гость и пла­стич­ность форм, кон­тра­ст­ная иг­ра све­та и те­ни, раз­но­мас­штаб­ность объ­ё­мов, ил­лю­зио­низм (Дж. Л. Бер­ни­ни, Ф. Бор­ро­ми­ни, Д. Фон­та­на, Пьет­ро да Кор­то­на, К. Ма­дер­на, К. Рай­наль­ди, Г. Гва­ри­ни, Б. Лон­ге­на, Х. Б. де Чур­ри­ге­ра, Г. Хе­си­ус, Л. Ван­ви­тел­ли и др.). С ар­хи­тек­ту­рой ак­тив­но взаи­мо­дей­ст­ву­ют жи­во­пись и скульп­ту­ра, пре­об­ра­зуя про­стран­ст­во ин­терь­е­ра; ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся леп­ни­на, разл. ма­те­риа­лы в их эф­фект­ных и кра­соч­ных со­че­та­ни­ях (брон­за, раз­но­цвет­ный мра­мор, гра­нит, але­бастр, по­зо­ло­та и пр.).

В изо­бра­зит. иск-ве Б. пре­об­ла­да­ют вир­ту­оз­ные по ис­пол­не­нию де­ко­ра­тив­ные ком­по­зи­ции ре­лиг., ми­фо­ло­гич. или ал­ле­го­рич. со­дер­жа­ния (пла­фо­ны Пьет­ро да Кор­то­на, А. Поц­цо, бр. Кар­рач­чи, П. П. Ру­бен­са, Дж. Б. Тье­по­ло), эф­фект­ные те­ат­ра­ли­зо­ван­ные па­рад­ные порт­ре­ты (А. Ван Дейк, Дж. Л. Бер­ни­ни, Г. Ри­го), фан­та­стич. (С. Ро­за, А. Мань­я­ско) и ге­ро­ич. (До­ме­ни­ки­но) пей­за­жи, а так­же бо­лее ка­мер­ные фор­мы порт­ре­та (Ру­бенс), пей­за­жа и ар­хи­тек­тур­ных ве­дут (Ф. Гвар­ди, Дж. А. Ка­на­лет­то), жи­во­пис­ных притч (Д. Фет­ти). При­двор­ная жизнь, её те­ат­ра­ли­за­ция спо­соб­ст­во­ва­ли ак­тив­но­му раз­ви­тию ре­пре­зен­та­тив­ных форм жи­во­пи­си (де­ко­ра­тив­ные цик­лы рос­пи­сей двор­цо­вых апар­та­мен­тов, ба­таль­ная жи­во­пись, ми­фо­ло­гич. ал­ле­го­рия и др.). Вос­при­ятие ре­аль­но­сти как бес­ко­неч­но­го и из­мен­чи­во­го кос­мо­са де­ла­ет без­гра­нич­ным жи­во­пис­ное про­стран­ст­во, ко­то­рое от­кры­ва­ет­ся ввысь в эф­фект­ных пла­фон­ных ком­по­зи­ци­ях, ухо­дит в глу­би­ну в изо­бре­та­тель­ных ар­хит. пей­за­жах и те­ат­раль­ных де­ко­ра­ци­ях (сце­но­гра­фия Б. Бу­он­та­лен­ти, Дж. Б. Але­от­ти, Дж. То­рел­ли, Дж. Л. Бер­ни­ни, И. Джон­са, се­мьи Гал­ли-Биб­бие­на и др.). Пер­спек­тив­ные эф­фек­ты, про­стран­ст­вен­ные ил­лю­зии, ли­ней­ные и ком­по­зиц. рит­мы, кон­траст мас­шта­бов на­ру­ша­ют це­ло­ст­ность, ро­ж­да­ют ощу­ще­ние им­про­ви­за­ции, сво­бод­но­го ро­ж­де­ния форм, их из­мен­чи­во­сти. Пер­во­сте­пен­ную роль иг­ра­ли оп­тич. эф­фек­ты, ув­ле­че­ние воз­душ­ной пер­спек­ти­вой, пе­ре­да­чей ат­мо­сфе­ры, про­зрач­но­сти и влаж­но­сти воз­ду­ха (Дж. Б. Тье­по­ло, Ф. Гвар­ди и др.).

В жи­во­пи­си «вы­со­ко­го» Б., ори­ен­ти­рую­ще­го­ся на т. н. боль­шой стиль, от­да­ва­лось пред­поч­те­ние ис­то­рич. и ми­фо­ло­гич. жан­рам, счи­тав­шим­ся то­гда выс­ши­ми в жан­ро­вой ие­рар­хии. В эту эпо­ху воз­ни­ка­ют и пло­до­твор­но раз­ви­ва­ют­ся и «низ­шие» (по тер­ми­но­ло­гии то­го вре­ме­ни) жан­ры: на­тюр­морт, собст­вен­но жан­ро­вая жи­во­пись, пей­заж. Де­мо­кра­тич. на­прав­ле­ние Б., чу­ж­дое те­ат­ра­ли­за­ции и аф­фек­та­ции чувств, про­яви­ло се­бя в реа­ли­стич. бы­то­вых сцен­ках («жи­во­пис­цы ре­аль­но­сти» во Фран­ции, пред­ста­ви­те­ли ка­ра­вад­жиз­ма, жанр бо­де­го­нес в Ис­па­нии, бы­то­вой жанр и на­тюр­морт в Гол­лан­дии и Флан­д­рии), вне­цер­ков­ной ре­лиг. жи­во­пи­си (Дж. М. Крес­пи, Рем­брандт).

Стиль Б. су­ще­ст­во­вал во мно­же­ст­ве нац. ва­ри­ан­тов, от­ли­чав­ших­ся яр­кой са­мо­быт­но­стью. Для флам. Б. наи­бо­лее ха­рак­тер­но твор­че­ст­во Ру­бен­са с его уме­ни­ем жи­во­пис­ны­ми сред­ст­ва­ми пе­ре­да­вать ощу­ще­ние пол­но­ты жиз­ни, её внутр. ди­на­ми­ки и из­мен­чи­во­сти. Исп. Б. от­ли­ча­ет­ся боль­шей сдер­жан­но­стью и ас­ке­тич­но­стью сти­ля в со­че­та­нии с ори­ен­та­ци­ей на ме­ст­ные реа­ли­стич. тра­ди­ции (Д. Ве­ла­скес, Ф. Сур­ба­ран, Х. де Ри­бе­ра, арх. Х. Б. де Эр­ре­ра). В Гер­ма­нии (ар­хи­тек­то­ры и скульп­то­ры Б. фон Нёй­ман, А. Шлю­тер, бр. Азам и др.) и Ав­ст­рии (ар­хи­тек­то­ры И. Б. Фи­шер фон Эр­лах и И. Л. фон Хиль­деб­рандт) стиль Б. час­то со­еди­нял­ся с чер­та­ми роко­ко. В иск-ве Фран­ции Б. со­хра­ня­ет ре­нес­санс­ную ра­цио­на­ли­стич. ос­но­ву, поз­же ак­тив­но взаи­мо­дей­ст­ву­ет с клас­си­ци­стич. эле­мен­та­ми (т. н. ба­роч­ный клас­си­цизм). От­дель­ные сти­ли­стич. чер­ты Б. про­яви­лись в под­чёрк­ну­том де­ко­ра­ти­виз­ме по­стро­ек па­рад­ных за­лов Вер­са­ля, де­ко­ра­тив­ных пан­но С. Вуэ и Ш. Леб­ре­на. Анг­лия с ха­рак­тер­ным для её ар­хи­тек­ту­ры куль­том клас­сич. форм и пал­ла­ди­ан­ст­ва (И. Джонс, К. Рен) ос­вои­ла бо­лее сдер­жан­ный ва­ри­ант ба­роч­но­го сти­ля (пре­им. в де­ко­ра­тив­ной жи­во­пи­си и оформ­ле­нии ин­терь­е­ров). В сдер­жан­ных, ас­ке­тич­ных фор­мах стиль про­яв­лял­ся и в не­ко­то­рых про­тес­тант­ских стра­нах (Гол­лан­дия, Шве­ция и др.). В Рос­сии раз­ви­тие сти­ля Б. при­хо­дит­ся на 18 в. (рас­цвет – 1740–50-е гг.), что бы­ло свя­за­но с рос­том и ук­ре­п­ле­ни­ем аб­со­лют­ной мо­нар­хии. Бо­лее ран­ний пе­ри­од, оп­ре­де­ляе­мый как на­рыш­кин­ское ба­рок­ко, тес­но свя­зан с тра­ди­ция­ми ар­хи­тек­ту­ры Древ­ней Ру­си и не име­ет пря­мо­го от­но­ше­ния к сти­лю Б. Свое­об­ра­зие рус. Б. оп­ре­де­ля­лось не толь­ко ус­той­чи­во­стью нац. тра­ди­ций и форм, но и взаи­мо­дей­ст­ви­ем ба­роч­ных черт с клас­си­циз­мом и ро­ко­ко (скульп­тор К. Б. Рас­трел­ли, ар­хи­тек­то­ры Б. Ф. Рас­трел­ли, С. И. Че­ва­кин­ский, Д. В. Ух­том­ский). Нац. ва­ри­ан­ты сти­ля Б. воз­ник­ли в Поль­ше, Че­хии, Сло­ва­кии, Венг­рии, Сло­ве­нии, Зап. Ук­раи­не, Лит­ве. Цен­тра­ми рас­про­стра­не­ния Б. бы­ли не толь­ко ев­роп. стра­ны, но и ряд стран Лат. Аме­ри­ки (осо­бен­но Мек­си­ка и Бра­зи­лия, где Б. при­об­ре­ло ги­пер­тро­фи­ро­ван­ные чер­ты в фор­мах ульт­ра­ба­рок­ко), а так­же Фи­лип­пи­ны и др. исп. ко­ло­нии.

Ли­те­ра­ту­ра.

Ран­ние про­яв­ле­ния Б. в ли­те­ра­ту­ре, со­хра­няю­щие бли­зость к мань­е­риз­му, от­но­сят­ся к по­след­ней четв. 16 в.: тра­ге­дия Р. Гар­нье «Ип­по­лит» (1573), «Тра­ги­че­ские по­эмы» Т. А. ­д’Обинье (созд. в 1577–79, опубл. в 1616), по­эма Т. Тас­со «Ос­во­бо­ж­дён­ный Ие­ру­са­лим» (1581). Стиль уга­са­ет во 2-й пол. 17 в. (хро­но­ло­гич. гра­ни­цей Б. для Ита­лии счи­та­ет­ся ос­но­ва­ние ака­де­мии «Ар­ка­дия» в 1690), од­на­ко в слав. ли­те­ра­ту­рах про­дол­жа­ет удер­жи­вать­ся и в эпо­ху Про­све­ще­ния.

Фор­мо­твор­че­ское экс­пе­ри­мен­таль­ное на­ча­ло, тя­га к но­виз­не, к не­обыч­но­му и не­при­выч­но­му в лит-ре Б. свя­за­ны со ста­нов­ле­ни­ем но­во­ев­ро­пей­ской кар­ти­ны ми­ра и во мно­гом по­ро­ж­де­ны тем же об­нов­ле­ни­ем по­зна­ват. па­ра­дигм, что и на­уч. и гео­гра­фич. от­кры­тия ру­бе­жа 16–17 вв. Влия­ние но­во­ев­ро­пей­ско­го эм­пи­риз­ма ска­зы­ва­ет­ся в ак­тив­ном ис­поль­зо­ва­нии пи­са­те­ля­ми жиз­не­по­доб­ных и да­же на­ту­ра­ли­стич. форм (не толь­ко в про­зе, но и в по­эзии), по за­ко­ну кон­тра­ста со­че­таю­щих­ся с ги­пер­бо­лиз­мом сти­ля и кос­миз­мом об­раз­но­го строя (по­эма Дж. Ма­ри­но «Адо­нис», опубл. в 1623).

Важ­ней­шая со­став­ляю­щая Б. – стрем­ле­ние к раз­но­об­ра­зию (лат. «varietas»), ко­то­рое рас­смат­ри­ва­лось как один из кри­те­ри­ев ху­дож. со­вер­шен­ст­ва по­эзии (в т. ч. Б. Гра­си­ан-и-Мо­ра­ле­сом, Э. Те­зау­ро, Три­ста­ном Л’Эрмитом и осо­бенно Ж. П. Ка­мю, соз­да­те­лем мо­ну­мен­таль­но­го 11-том­но­го тру­да «Пё­ст­рая смесь», 1609–19). Все­ох­ват­ность, стрем­ле­ние к сум­ми­ро­ва­нию зна­ний о ми­ре (с учё­том но­вей­ших от­кры­тий и изо­бре­те­ний) – ха­рак­тер­ные осо­бен­ности Б. В иных слу­ча­ях эн­цик­ло­пе­дизм обо­ра­чи­ва­ет­ся хао­тич­но­стью, кол­лек­цио­ни­ро­ва­ни­ем курь­ё­зов, по­сле­до­ва­тель­ность об­зо­ра уни­вер­су­ма при­ни­ма­ет край­не при­хот­ли­вый, ин­ди­ви­ду­аль­но-ас­со­циа­тив­ный ха­рак­тер; мир пред­ста­ёт как ла­би­ринт слов, со­вокуп­ность за­га­доч­ных зна­ков (трак­тат ие­зуи­та Э. Би­не «Опыт о чу­де­сах», 1621). В ка­че­ст­ве уни­вер­саль­ных сво­дов раз­но­го ро­да ис­тин и пред­став­ле­ний о ми­ре поль­зу­ют­ся ши­ро­кой по­пу­ляр­но­стью кни­ги эмб­лем: влия­ние эмб­ле­ма­ти­ки ощу­ща­ет­ся в по­эзии Дж. Ма­ри­но, Ф. фон Це­зе­на, Я. Мор­шты­на, Си­ме­о­на По­лоц­ко­го, в ро­ма­не Б. Гра­си­ан-и-Мо­ра­ле­са «Кри­ти­кон» (1651–57).

Для лит-ры Б. ха­рак­тер­но стрем­ле­ние к ис­сле­до­ва­нию бы­тия в его кон­тра­стах (мра­ка и све­та, пло­ти и ду­ха, вре­ме­ни и веч­но­сти, жиз­ни и смер­ти), в его ди­на­ми­ке и на разл. уров­нях (ма­ят­ни­ко­вое дви­же­ние ме­ж­ду сту­пе­ня­ми со­ци­аль­ной ие­рар­хии в ро­ма­не Х. фон Грим­мельс­хау­зе­на «Сим­пли­цис­си­мус», 1668–1669). По­эти­ка Б. от­ме­че­на по­вы­шен­ным вни­ма­ни­ем к сим­во­лам но­чи (А. Гри­фи­ус, Дж. Ма­ри­но), те­ме брен­но­сти и не­по­сто­ян­ст­ва ми­ра (Б. Пас­каль, Ж. Дю­пер­рон, Л. де Гон­го­ра-и-Ар­го­те), жиз­ни-сно­ви­де­ния (Ф. де Ке­ве­до-и-Виль­е­гас, П. Каль­де­рон де ла Бар­ка). В ба­роч­ных тек­стах час­то зву­чит экк­ле­зиа­стов­ская фор­му­ла «су­ет­но­сти ми­ра» (лат. va­nitas mundi). Экс­та­тич­ность, спи­ри­ту­аль­ное на­ча­ло не­ред­ко сли­ва­ют­ся с бо­лез­нен­ной за­во­ро­жен­но­стью смер­тью (трак­тат Дж. Дон­на «Био­та­на­тос», опубл. в 1644; по­эзия Ж. Б. Шас­си­нье). Ре­цеп­том про­тив этой за­во­ро­жен­но­сти мо­жет стать как стои­че­ское рав­но­ду­шие к стра­да­ни­ям (А. Гри­фи­ус), так и суб­ли­ми­ро­ван­ный эро­тизм (Ф. Де­порт, Т. Кэ­рью). Тра­гизм Б. от­час­ти име­ет со­ци­аль­но-ис­то­рич. де­тер­ми­ни­ро­ван­ность (вой­ны во Фран­ции, Гер­ма­нии и др.).

От­ме­чен­ная сти­ле­вой изо­щрён­но­стью и на­сы­щен­ная ри­то­рич. фи­гу­ра­ми (по­вто­ра­ми, ан­ти­те­за­ми, па­рал­ле­лиз­ма­ми, гра­да­ция­ми, ок­си­мо­ро­на­ми и пр.), по­эзия Б. раз­ви­ва­лась в рам­ках нац. ва­ри­ан­тов: гон­го­ризм и кон­сеп­тизм (в ко­то­ром с осо­бой си­лой вы­ра­зи­лась при­су­щая Б. на­ро­чи­тая смы­сло­вая за­тем­нён­ность) в Ис­па­нии, ма­ри­низм в Ита­лии, ме­та­фи­зи­че­ская шко­ла и эв­фу­изм в Анг­лии. На­ря­ду с со­чи­не­ния­ми свет­ско­го, при­двор­но­го и са­лон­но­го (В. Вуа­тюр) ха­рак­те­ра важ­ное ме­сто в по­эзии Б. за­ни­ма­ют ду­хов­ные сти­хо­тво­ре­ния (П. Фле­минг, Дж. Хер­берт, Дж. Луб­ра­но). Наи­бо­лее по­пу­ляр­ные жан­ры – со­нет, эпи­грам­ма, мад­ри­гал, са­ти­ра, ре­лиг. и ге­ро­ич. по­эма и пр.

Для зап.-ев­роп. Б. чрез­вы­чай­но зна­чим жанр ро­ма­на; имен­но в этом жан­ре Б. с наи­боль­шей пол­но­той вы­яв­ля­ет се­бя как ин­тер­на­цио­наль­ный стиль: так, ла­ти­ноя­зыч­ный ро­ман Дж. Барк­лая «Ар­ге­ни­да» (1621) ста­но­вит­ся мо­де­лью для по­ве­ст­во­ват. про­зы всей Зап. Ев­ро­пы. На­ря­ду с ре­аль­но-бы­то­вой и са­ти­рич. мо­ди­фи­ка­ция­ми ба­роч­но­го ро­ма­на (Ш. Со­рель, П. Скар­рон, А. Фю­реть­ер, И. Мо­ше­рош) боль­шим ус­пе­хом поль­зо­ва­лась его га­лант­но-ге­ро­ич. раз­но­вид­ность (Ж. де Скю­де­ри и М. де Скю­де­ри, Дж. Ма­ри­ни, Д. К. фон Ло­эн­штейн). Т. н. вы­со­кий ро­ман Б. при­вле­кал чи­та­те­лей не толь­ко за­пу­тан­ны­ми пе­ри­пе­тия­ми, оби­ли­ем лит. и по­ли­тич. ал­лю­зий и хит­роум­ным со­еди­не­ни­ем «ро­ма­ни­че­ско­го» и по­зна­ват. на­чал, но и сво­им зна­чит. объ­ё­мом, ко­то­рый мож­но счи­тать од­ним из про­яв­ле­ний ба­роч­ной «по­эти­ки изум­ле­ния», стре­мя­щей­ся ох­ва­тить мир во всём его при­чуд­ли­вом раз­но­об­ра­зии. По струк­тур­ным осо­бен­но­стям к га­лант­но-ге­рои­че­ско­му бли­зок ре­лиг. ро­ман Б. (Ж. П. Ка­мю, А. Дж. Бринь­о­ле Са­ле).

В куль­ту­ре Б., от­ме­чен­ной по­вы­шен­ной те­ат­раль­но­стью, важ­ное ме­сто за­ни­ма­ют дра­ма­тич. жан­ры – как свет­ские (ели­за­ве­тин­ская дра­ма в Анг­лии, пас­то­раль­ная тра­ги­ко­ме­дия, «но­вая ко­ме­дия» в Ис­па­нии), так и ре­ли­ги­оз­ные (ис­пан­ские ау­то, биб­лей­ские дра­мы Й. ван ден Вон­де­ла). К Б. от­но­сит­ся и ран­няя дра­ма­тур­гия П. Кор­не­ля; его «Ко­ми­че­ская ил­лю­зия» (1635–36) – эн­цик­ло­пе­дия те­ат­раль­ных жан­ров 16–17 вв.

Лит-ра Б., вслед за лит-рой мань­е­ризма, тя­го­те­ет к жан­ро­вым экс­пе­ри­мен­там и сме­ше­нию жан­ров (воз­ник­но­ве­ние жан­ра эс­се, и­рои­ко­ми­че­ской и бур­ле­ск­ной по­эм, опе­ры-тра­ги­ко­ме­дии). В «Сим­пли­цис­си­му­се» Х. фон Грим­мельс­хау­зе­на со­еди­ня­ют­ся эле­мен­ты плу­тов­ско­го, ал­ле­го­рич., уто­пич., пас­то­раль­но­го ро­ма­нов, а так­же сти­ли­сти­ка шван­ков и лу­боч­ных кар­ти­нок. Учё­ная хри­сти­ан­ская эпо­пея «По­те­рян­ный рай» Дж. Миль­то­на (1667–74) вме­ща­ет в себя и це­лый ряд мел­ких жан­ров – оду, гимн, пас­то­раль­ную эк­ло­гу, ге­ор­ги­ку, эпи­та­ла­му, жа­ло­бу, аль­бу и т. д.

Ха­рак­тер­ная осо­бен­ность Б., па­ра­док­саль­ным об­ра­зом со­че­таю­щая­ся с тен­ден­ци­ей к анор­ма­тив­но­сти, – склон­ность к тео­ре­тич. са­мо­ос­мыс­ле­нию: трак­та­ты «Ост­ро­мыс­лие и ис­кус­ст­во изощ­рён­но­го ума» Б. Гра­сиан-и-Мо­ра­ле­са (1642–48), «Под­зор­ная тру­ба Ари­сто­те­ля» Э. Те­зау­ро (опубл. в 1655). Ряд ро­ма­нов Б. вклю­ча­ют в се­бя лит.-эс­те­тич. ком­мен­та­рий: «Су­ма­сброд­ный пас­тух» Ш. Со­ре­ля (1627), «Пёс Дио­ге­на» Ф. Ф. Фру­го­ни (1687–89); «Ас­се­нат» Ф. фон Це­зе­на (1670).

В слав. стра­нах Б. об­ла­да­ет ря­дом осо­бен­но­стей, по­зво­ляю­щих го­во­рить о «сла­вян­ском Б.» как осо­бой мо­ди­фи­кации сти­ля (тер­мин пред­ло­жен в 1961 А. Ан­дь­я­лом). В ря­де слу­ча­ев в нём ощу­ти­ма вто­рич­ность по от­но­ше­нию к зап.-ев­роп. об­раз­цам (Я. Мор­штын как про­дол­жа­тель ма­ри­низ­ма в польск. по­эзии), од­на­ко пер­вая польск. по­эти­ка М. К. Сар­бев­ско­го («Praecepta poetica», нач. 1620-х гг.) по вре­ме­ни опе­ре­жа­ет трак­та­ты Б. Гра­си­ан-и-Мо­ра­ле­са и Э. Те­зау­ро. Выс­шие дос­ти­же­ния слав. Б. свя­за­ны с по­эзи­ей (фи­ло­соф­ская и лю­бов­ная ли­ри­ка в Поль­ше, ре­лиг. по­эзия в Че­хии). В рус­ском лит. Б. ме­нее вы­ра­же­но тра­гич. ми­ро­ощу­ще­ние, ему при­сущ па­рад­ный, гос. па­фос, про­све­ти­тель­ское на­ча­ло, силь­но вы­ра­жен­ное у ос­но­во­по­лож­ни­ка по­этич. Б. в Рос­сии Си­ме­о­на По­лоц­ко­го, его уче­ни­ка Силь­ве­ст­ра (Мед­ве­де­ва) и Ка­рио­на Ис­то­ми­на. В 18 в. тра­ди­ции Б. бы­ли под­дер­жа­ны Фео­фа­ном Про­ко­по­ви­чем и Сте­фа­ном Явор­ским; по­ве­ст­во­ват. струк­ту­ры ба­роч­но­го ро­ма­на ис­поль­зо­ва­ны в ма­сон­ской про­зе («Кадм и Гар­мо­ния» М. М. Хе­ра­ско­ва, 1786).

Му­зы­ка.

Стиль Б. пре­об­ла­дал в ев­роп. проф. му­зы­ке 17 – 1-й пол. 18 вв. Гра­ни­цы эпо­хи Б., как и тра­диц. раз­де­ле­ние на эта­пы ран­не­го (1-я пол. 17 в.), зре­ло­го (2-я пол. 17 в.) и позд­не­го (1-я пол. 18 в.) Б., весь­ма ус­лов­ны, т. к. Б. ут­вер­жда­лось в му­зы­ке раз­ных стран неод­но­вре­мен­но. В Ита­лии Б. зая­ви­ло о се­бе на ру­бе­же 16–17 вв., т. е. при­мер­но на 2 де­ся­ти­ле­тия рань­ше, чем в Гер­ма­нии, а в рус. му­зы­ку оно про­ник­ло лишь в по­след­ней четв. 17 в. в свя­зи с рас­про­стра­не­ни­ем пар­тес­но­го пе­ния.

В совр. пред­став­ле­нии Б. – ком­плексный стиль, объ­е­ди­няю­щий мно­го­об­разные ма­не­ры ком­по­зи­ции и ис­пол­ни­тель­ст­ва, т. е. соб­ст­вен­но «сти­ли» в по­ни­ма­нии муз. тео­ре­ти­ков 17–18 вв. («цер­ков­ный», «те­ат­раль­ный», «кон­церт­ный», «ка­мер­ный»), сти­ли нац. школ и отд. ком­по­зи­то­ров. Мно­го­об­ра­зие Б. в му­зы­ке на­гляд­но про­яв­ля­ет­ся при срав­не­нии та­ких да­лё­ких друг от дру­га в сти­ли­стич. от­но­ше­нии со­чи­не­ний, как опе­ры Ф. Ка­вал­ли и Г. Пёр­сел­ла, по­ли­фо­нич. цик­лы Дж. Фре­ско­баль­ди и скри­пич­ные кон­цер­ты А. Ви­валь­ди, «Свя­щен­ные сим­фо­нии» Г. Шют­ца и ора­то­рии Г. Ф. Ген­де­ля. Они, од­на­ко, де­мон­ст­ри­ру­ют зна­чит. сте­пень общ­но­сти при со­пос­тав­ле­нии их с об­раз­ца­ми ре­нес­санс­ной му­зы­ки 16 в. и с клас­сич. сти­лем 2-й пол. 18 – нач. 19 вв. Как и в пред­ше­ст­вую­щие муз.-ис­то­рич. эпо­хи, му­зы­каль­ное в Б. тес­но свя­за­но с вне­му­зы­каль­ным (сло­вом, чис­лом, тан­це­валь­ным дви­же­ни­ем); од­на­ко воз­ни­ка­ет и но­вое яв­ле­ние – обо­соб­ле­ние су­гу­бо му­зы­каль­ных спо­со­бов ор­га­ни­за­ции, сде­лав­шее воз­мож­ным рас­цвет жан­ров ин­ст­ру­мен­таль­ной му­зы­ки.

Эпо­ху Б. в му­зы­ке не­ред­ко на­зы­ва­ют эпо­хой ге­не­рал-ба­са, от­ме­чая тем са­мым ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние и важ­ную роль этой сис­те­мы со­чи­не­ния, за­пи­си и ис­пол­не­ния му­зы­ки. Воз­мож­ность разл. рас­шиф­ров­ки ге­не­рал-ба­са сви­де­тель­ст­ву­ет о спе­ци­фи­ке ба­роч­ных со­чи­не­ний – их прин­ци­пи­аль­ной ва­ри­ант­но­сти и су­ще­ст­вен­ной за­ви­си­мо­сти от кон­крет­но­го ис­пол­ни­тель­ско­го во­пло­ще­ния, при ко­то­ром ис­пол­ни­те­лям (как пра­ви­ло, при от­сут­ст­вии под­роб­ных ав­тор­ских ука­за­ний в нот­ном тек­сте) при­хо­дит­ся са­мим оп­ре­де­лять темп, ди­на­мич. ню­ан­сы, ин­ст­ру­мен­тов­ку, воз­мож­ность ис­поль­зо­ва­ния ме­ло­дич. ук­ра­ше­ний и т. д. вплоть до зна­чит. ро­ли им­про­ви­за­ции в ря­де жан­ров (напр., в «не­так­ти­ро­ван­ных» пре­лю­ди­ях франц. кла­ве­си­ни­стов 17 в. Л. Ку­пе­ре­на, Н. Ле­бе­га и др., в ка­ден­ци­ях со­лис­тов в ин­ст­ру­мен­таль­ных кон­цер­тах 18 в., в ре­приз­ных раз­де­лах арий da capo).

Б. – пер­вый стиль в ис­то­рии ев­роп. му­зы­ки с оче­вид­ным гос­под­ством ма­жор­но-ми­нор­ной то­наль­ной сис­те­мы (см. Гар­мо­ния, То­наль­ность). Имен­но в рам­ках Б. впер­вые зая­ви­ла о се­бе го­мо­фо­ния (раз­де­ле­ние муз. фак­ту­ры на глав­ный ме­ло­дич. го­лос и со­про­во­ж­де­ние). То­гда же сфор­ми­ро­вал­ся и дос­тиг сво­ей вер­ши­ны (в твор­че­ст­ве И. С. Ба­ха) сво­бод­ный стиль по­ли­фо­нии и его выс­шая фор­ма – фу­га; в му­зы­ке Б. ис­поль­зу­ет­ся б. ч. сме­шан­ный тип фак­ту­ры, со­че­таю­щий эле­мен­ты по­ли­фо­нии и го­мо­фо­нии. Имен­но в это вре­мя скла­ды­ва­ет­ся ин­ди­ви­дуа­ли­зи­ров. муз. те­ма­тизм. Как пра­ви­ло, ба­роч­ная муз. те­ма со­сто­ит из яр­ко­го на­чаль­но­го ин­то­на­ци­он­но­го яд­ра, за ко­то­рым сле­ду­ет бо­лее или ме­нее про­дол­жит. раз­вёр­ты­ва­ние, при­во­дя­щее к крат­ко­му за­вер­ше­нию – ка­дан­су. Ба­роч­ным те­мам, как и це­лым со­чи­не­ни­ям, по срав­не­нию с клас­си­че­ски­ми, опи­раю­щи­ми­ся на до­воль­но жё­ст­кий пе­сен­но-тан­це­валь­ный кар­кас, свой­ст­вен­на го­раз­до боль­шая мет­ро­рит­ми­че­ская сво­бо­да.

В эпо­ху Б. му­зы­ка рас­ши­ри­ла свои вы­ра­зит. воз­мож­но­сти, в осо­бен­но­сти в стрем­ле­нии пе­ре­дать мно­го­об­ра­зие ду­шев­ных пе­ре­жи­ва­ний че­ло­ве­ка; они пред­ста­ва­ли в ви­де обоб­щён­ных эмо­цио­наль­ных со­стоя­ний – аф­фек­тов (см. Аф­фек­тов тео­рия). Од­на­ко гл. за­да­чей му­зы­ки в эпо­ху Б. счи­та­лось про­слав­ле­ние Бо­га. По­это­му в жан­ро­вой ие­рар­хии, за­фик­си­ро­ван­ной в тео­ре­тич. трак­та­тах то­го вре­ме­ни, пер­вен­ст­во не­из­мен­но от­во­ди­лось жан­рам цер­ков­ной му­зы­ки. Тем не ме­нее на прак­ти­ке свет­ская му­зы­ка ока­за­лась не ме­нее зна­чи­мой, осо­бен­но в об­лас­ти муз. те­ат­ра. Имен­но в эпо­ху Б. сло­жил­ся и про­шёл весь­ма дли­тель­ный пе­ри­од сво­ей ис­то­рии важ­ней­ший муз.-сце­нич. жанр – опе­ра, сте­пень рас­про­стра­не­ния и раз­ви­тия ко­то­ро­го во мно­гом яв­ля­лась по­ка­за­те­лем уров­ня муз. куль­ту­ры той или иной стра­ны. Цен­тра­ми опер­но­го иск-ва в эпо­ху Б. ста­ли Ве­не­ция (позд­ний К. Мон­те­вер­ди, Ф. Ка­вал­ли, М. А. Чес­ти), Рим (С. Лан­ди), Не­аполь (А. Скар­лат­ти), Гам­бург (нем. опе­ры Р. Кай­зе­ра, Г. Ф. Ген­де­ля), Вена (Чести, А. Каль­да­ра, И. Й. Фукс), Па­риж (Ж. Б. Люл­ли, Ж. Ф. Ра­мо), Лон­дон (Г. Пёр­селл, итал. опе­ры Ген­де­ля). Влия­нию опе­ры под­верг­лись как но­вые, воз­ник­шие в эпо­ху Б. во­каль­ные жан­ры (ора­то­рия и кан­та­та), так и тра­диц. жан­ры цер­ков­ной му­зы­ки (в позд­не­ба­роч­ных мес­сах, мо­те­тах, пас­сио­нах и т. д. ак­тив­но при­ме­ня­лись опер­ные фор­мы: ария, ду­эт, ре­чи­та­тив). Раз­ли­чия ме­ж­ду цер­ков­ной и свет­ской му­зы­кой в сти­ли­стич. от­но­ше­нии ста­но­ви­лись всё ме­нее су­ще­ст­вен­ны­ми, что по­зво­ля­ло ис­поль­зо­вать один и тот же муз. ма­те­ри­ал и в свет­ских, и в цер­ков­ных со­чи­не­ни­ях (мно­го­числ. при­ме­ры – в твор­че­ст­ве И. С. Ба­ха).

Эпо­ха Б. яви­лась куль­ми­на­ци­он­ной для ор­ган­но­го иск-ва, ак­тив­но раз­ви­вав­ше­го­ся в Ни­дер­лан­дах (Я. П. Све­линк), в Ита­лии (Дж. Фре­ско­баль­ди), Фран­ции (Ф. Ку­пе­рен, Л. Мар­шан), но бо­лее все­го в про­тес­тант­ских зем­лях Гер­ма­нии, где ра­бо­та­ли С. Шейдт, И. Па­хель­бель, Д. Бук­сте­ху­де, И. С. Бах. Мн. жан­ры, свя­зан­ные с ре­лиг. сим­во­ли­кой и рас­счи­тан­ные на ис­пол­не­ние в церк­ви (фан­та­зия, ток­ка­та, пре­лю­дия, фу­га, хо­раль­ные ва­риа­ции и т. д.), име­ли, тем не ме­нее, не ли­тур­гич., а кон­церт­ное на­зна­че­ние. Ак­тив­но ис­поль­зо­ва­лись и др. жан­ры ин­ст­ру­мен­таль­ной му­зы­ки: трио-со­на­та (А. Ко­рел­ли, Г. Ф. Те­ле­ман и др.), тан­це­валь­ная сюи­та для разл. со­ста­вов – от кла­ве­си­на или скрип­ки со­ло до боль­ших ан­самб­лей (Ф. Ку­пе­рен, И. С. Бах, Г. Ф. Ген­дель и др.), кон­церт для со­ли­рую­ще­го ин­ст­ру­мен­та с ор­ке­стром (А. Ви­валь­ди, И. С. Бах и др.), кон­чер­то грос­со (Ко­рел­ли, Ген­дель). В кон­чер­то грос­со (ан­самб­ле­во-ор­ке­ст­ро­вом кон­цер­те с вы­де­ле­ни­ем груп­пы со­лис­тов) яр­ко про­яви­лись ха­рак­тер­ные ка­че­ст­ва Б. – ак­тив­ное ис­поль­зо­ва­ние прин­ци­па кон­цер­ти­ро­ва­ния, кон­тра­ст­ные со­пос­тав­ле­ния раз­лич­ных по плот­но­сти зву­ко­вых масс (по­доб­ны­ми ка­че­ст­ва­ми об­ла­да­ют и мн. во­каль­ные со­чи­не­ния эпо­хи Б., вклю­чая т. н. ду­хов­ные кон­цер­ты, по­лу­чив­шие осо­бое рас­про­стра­не­ние в Рос­сии в кон. 17–18 вв.).

Связь с ри­то­ри­кой вы­ра­жа­ет­ся как в об­щих прин­ци­пах рас­по­ло­же­ния муз. ма­те­риа­ла, так и в ис­поль­зо­ва­нии кон­крет­ных ме­ло­ди­ко-рит­мич. обо­ро­тов с ус­то­яв­шей­ся се­ман­ти­кой – т. н. муз.-ри­то­рич. фи­гур, ко­то­рые в во­каль­ной му­зы­ке уси­ли­ва­ли зна­че­ние сло­вес­но­го тек­ста, а в ин­ст­ру­мен­таль­ной – в оп­ре­де­лён­ной ме­ре по­зво­ля­ли «рас­шиф­ро­вать» об­раз­ное со­дер­жа­ние (впро­чем, для рас­кры­тия со­дер­жа­ния Ф. Ку­пе­рен, Ж. Ф. Ра­мо, Г. Ф. Те­ле­ман ин­ст­ру­мен­таль­ным со­чи­не­ни­ям не­ред­ко да­ва­ли ха­рак­тер­ные на­зва­ния, а И. Фро­бер­гер, И. Ку­нау, А. Ви­валь­ди да­же со­про­во­ж­да­ли их раз­вёр­ну­ты­ми лит. про­грам­ма­ми). Од­на­ко и ли­шён­ная под­держ­ки сло­ва ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка, во мно­гом со­хра­няв­шая свои при­клад­ные функ­ции (тан­це­валь­ная, за­столь­ная и т. п.), по­сте­пен­но при­об­ре­та­ла эс­те­тич. са­мо­цен­ность, пре­вра­ща­ясь в соб­ст­вен­но кон­церт­ную.

Эле­мен­ты сти­ля Б. ис­поль­зо­ва­лись и в му­зы­ке клас­сич. пе­рио­да (вплоть до Л. ван Бет­хо­ве­на), а впо­след­ст­вии – в не­оклас­си­циз­ме 20 в. (у И. Ф. Стра­вин­ско­го, П. Хин­де­ми­та). В ис­пол­не­нии му­зы­ки Б. всё ши­ре ис­поль­зу­ют­ся ис­то­рич. муз. ин­ст­ру­мен­ты (под­лин­ные или их точ­ные ко­пии), вос­соз­да­ют­ся спе­ци­фические для неё аку­стич. ус­ло­вия, ис­пол­ни­тель­ские прин­ци­пы эпо­хи, за­фик­си­ро­ван­ные в муз.-тео­ре­тич. трак­та­тах и лит.-ху­дож. па­мят­ни­ках 17–18 вв. (см. Ау­тен­тич­ное ис­пол­ни­тель­ст­во).

Иллюстрация: 

Дж. Л. Бер­ни­ни. «Экс­таз св. Те­ре­зы». Мра­мор. 1644–52. Ка­пел­ла Кор­на­ров церк­ви Сан­та-Ма­рия-дел­ла-Вит­то­рия в Ри­ме. Архив БРЭ.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Schnurer G. Katho­lische Kirche und Kultur in der Barockzeit. Paderborn, 1937
  • Retorica e Barocco. Roma, 1955
  • Riegl A. Die Entstehung der Barockkunst in Rom. W., 1908
  • Weisbach W. Der Barock als Kunst der Gegenreformation. B., 1921
  • Male E. L’art religieux après le concile de Trente. P., 1932
  • Fokker T. H. Roman Baroque art. The history of the style. L., 1938. Vol. 1–2
  • Рус­ское ис­кус­ст­во ба­рок­ко. М., 1977
  • Сла­вян­ское ба­рок­ко. М., 1979
  • Са­зо­но­ва Л. И. По­эзия рус­ско­го ба­рок­ко (вто­рая пол. XVII – нач. XVIII в.). М., 1991
  • Вип­пер Б. Ар­хи­тек­ту­ра рус­ско­го ба­рок­ко. М., 1978
  • Вельф­лин Г. Ре­нес­санс и ба­рок­ко: Ис­сле­до­ва­ние сущ­но­сти и ста­нов­ле­ния сти­ля ба­рок­ко в Ита­лии. СПб., 2004.
  • Ба­рок­ко в аван­гар­де – аван­гард в ба­рок­ко. М., 1993
  • Ми­хай­лов А. В. По­эти­ка ба­рок­ко: за­вер­ше­ние ри­то­ри­че­ской эпо­хи // Ми­хай­лов А. В. Язы­ки куль­ту­ры. М., 1997
  • Же­нетт Ж. Об од­ном ба­роч­ном по­ве­ст­во­ва­нии // Фи­гу­ры. М., 1998. Т. 1
  • Ли­ва­но­ва Т. Н. За­пад­но­ев­ро­пей­ская му­зы­ка XVII–XVIII вв. в ря­ду ис­кусств. М., 1977
  • Ло­ба­но­ва М. За­пад­но­ев­ро­пей­ское му­зы­каль­ное ба­рок­ко: про­бле­мы эс­те­ти­ки и по­эти­ки. М., 1994
  • Си­лю­нас В. Ю. Стиль жиз­ни и сти­ли ис­кус­ст­ва: (Ис­пан­ский те­атр мань­е­риз­ма и ба­рок­ко). СПб., 2000
Статью разместил(а)

Редакция Федерального портала ИСТОРИЯ.РФ

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты