АРХЕОЛО́ГИЯ (от греч. ἀρχαῖος – древ­ний и ...ло­гия)

0 комментариев

От­расль ис­то­рич. нау­ки, изу­чаю­щая про­шлое че­ло­ве­че­ст­ва по ве­ще­ст­вен­ным ис­точ­ни­кам.

Пред­мет А. обу­слов­лен так­же на­ли­чи­ем пе­рио­дов, сто­рон или яв­ле­ний ис­то­рии, не от­ра­жён­ных в пись­мен­ных и изо­бра­зит. па­мят­ни­ках или уст­ной ин­фор­ма­ции.

Объ­ек­том А. яв­ля­ют­ся в пер­вую оче­редь ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ки, но им мо­гут быть прак­ти­че­ски лю­бые сле­ды че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти. К па­мят­ни­кам А. от­но­сят­ся ос­тат­ки древ­них по­се­ле­ний (сто­ян­ки, се­ли­ща, тел­ли, го­ро­ди­ща, го­ро­да), фор­ти­фи­ка­ци­он­ные, про­из­вод­ст­вен­ные со­ору­же­ния и др. сле­ды хо­зяйств. дея­тель­но­сти, мо­гиль­ни­ки, свя­ти­ли­ща и др. куль­то­вые объ­ек­ты, кла­ды и отд. на­ход­ки древ­них ве­щей.

А. как вид на­уч. дея­тель­но­сти вклю­ча­ет по­ле­вые ис­сле­до­ва­ния, ка­ме­раль­ные (ла­бо­ра­тор­ные) ра­бо­ты, ана­лиз (кри­ти­ку ис­точ­ни­ка), ре­конст­рук­цию ис­то­рич. яв­ле­ний и про­цес­сов. На­ря­ду с об­ще­ис­то­ри­че­ски­ми или при­вле­кае­мы­ми из др. на­ук, для А. ха­рак­тер­ны спе­ци­фич. ме­то­ды ис­сле­до­ва­ния.

Впер­вые тер­мин «А.» встре­ча­ет­ся у Пла­то­на («Гип­пий Боль­ший», гл. 285) в зна­че­нии «рас­ска­зы, све­де­ния о ста­ри­не». Ана­ло­гич­но это сло­во упот­реб­ля­ли в эл­ли­ни­сти­че­ской тра­ди­ции (Диодор Си­ци­лий­ский­, Дио­ни­сий Га­ли­кар­нас­ский, Ио­сиф Фла­вий и др.). По­сле дол­го­го пе­ре­ры­ва тер­мин воз­ро­дил проф. Гёт­тин­ген­ско­го ун-та Х. Г. Гей­не, при­ме­нив­ший его в 1767 для опи­са­ния и клас­си­фи­ка­ции па­мят­ни­ков клас­сич. ис­кус­ст­ва. В отеч. ис­то­рио­гра­фии 19 в. А. вклю­ча­ла раз­но­об­раз­ные све­де­ния о древ­но­сти, пре­им. о пред­ме­тах ста­рины. В ря­де совр. на­уч. школ под А. под­ра­зу­ме­ва­ют по­ле­вую и ка­ме­раль­ную прак­ти­ку, а так­же свя­зан­ные с ни­ми ана­ли­тич. про­це­ду­ры, то­гда как для обо­зна­че­ния нау­ки, ис­поль­зую­щей эти ре­зуль­та­ты, упот­реб­ля­ют тер­ми­ны «до­исто­рия», «про­тои­сто­рия», «ан­тро­по­ло­гия» и др.

Ме­то­ды и от­рас­ли ар­хео­ло­гии.

По­ле­вые ис­сле­до­ва­ния в А. вклю­ча­ют вы­яв­ле­ние (раз­вед­ку), опи­са­ние и не­по­сред­ст­вен­ное изу­че­ние па­мят­ни­ков. Кур­га­ны, го­ро­ди­ща, древ­ние со­ору­же­ния и не­ко­то­рые др. па­мят­ни­ки мож­но вы­явить по внеш­ним при­зна­кам, в др. слу­ча­ях – по кон­цен­тра­ции на­хо­док или об­на­же­ни­ям слоя. Ино­гда при изу­че­нии па­мят­ни­ков ис­поль­зу­ют при­бо­ры, фик­си­рую­щие в зем­ле сле­ды че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти по на­ли­чию по­ка­за­тель­ных хи­мич. эле­мен­тов или по плот­но­сти ис­кусств. со­ору­же­ний, ко­то­рая от­ли­ча­ет­ся от ок­ру­жаю­щих на­пла­сто­ва­ний (гео­ра­да­ры, элек­тро­мет­рия), аэ­ро­фо­то­съём­ку и др. Осн. спо­соб изу­че­ния па­мят­ни­ков – рас­коп­ки ар­хео­ло­ги­че­ские. К важ­ней­шим ме­то­дам, при­ме­няе­мым в их хо­де, от­носит­ся стра­ти­гра­фи­че­ский, со­стоя­щий в вы­яв­ле­нии на­пла­сто­ва­ний, об­ра­зо­ван­ных в ре­зуль­та­те че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти (куль­тур­ный слой), на­блю­де­нии за их по­сле­до­ва­тель­но­стью и взаи­мо­свя­зью (см. Стра­ти­гра­фия). Осо­бых ме­то­дик тре­бу­ет под­вод­ная ар­хео­ло­гия. В хо­де по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний спе­циа­ли­сты стре­мят­ся по­лу­чить ар­хео­ло­гич. ком­плек­сы, т. е. груп­пы од­но­вре­мен­ных ма­те­риа­лов. Ком­плек­сы мо­гут быть за­кры­ты­ми, ко­гда од­но­вре­мен­ность на­хо­док фик­си­ру­ет­ся в не­по­тре­во­жен­ном по­гре­бе­нии, кла­де, объ­ек­те, пе­ре­кры­том за­ва­лом, и т. д. На­ход­ки од­но­го стра­тигра­фич. слоя трак­ту­ют­ся как ус­лов­но за­кры­тые ком­плек­сы. До­ку­мен­та­ция о по­ле­вых ис­сле­до­ва­ни­ях и по­лу­чен­ные кол­лек­ции пе­ре­да­ют­ся на хра­не­ние в со­от­вет­ст­вую­щие гос. уч­ре­ж­де­ния и яв­ля­ют­ся важ­ней­ши­ми но­си­те­ля­ми ин­фор­ма­ции о па­мят­ни­ках. С по­ле­вой А. свя­за­ны ох­ра­на и му­зее­фи­ка­ция па­мят­ни­ков, про­ти­во­дей­ст­вие не­за­кон­ным, гра­би­тель­ским рас­коп­кам. Ма­те­ри­ал, по­лу­чен­ный в хо­де по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний, ста­но­вит­ся ис­точ­ни­ком А., ря­да дис­ци­п­лин (ну­миз­ма­ти­ка, эпи­гра­фи­ка, сфра­ги­сти­ка и др.) и от­рас­лей ис­то­рич. зна­ния.

Ка­ме­раль­ная и ла­бо­ра­тор­ная ра­бо­та вклю­ча­ет рес­тав­ра­цию, ат­ри­бу­цию, спец. изу­че­ние на­хо­док. Фор­маль­но-ти­по­ло­гич. ме­тод име­ет це­лью ор­га­ни­за­цию ар­хео­ло­гич. ма­те­риа­ла, он со­сто­ит в вы­де­ле­нии и сис­те­ма­ти­за­ции ти­пов на­хо­док по ма­те­риа­лу, на­зна­че­нию, фор­ме. Функ­ции ору­дий тру­да по сле­дам ра­бо­ты на них и на объ­ек­тах, под­верг­ших­ся об­ра­бот­ке эти­ми ору­дия­ми, по­мо­га­ет оп­ре­де­лить тра­со­ло­гия. Ме­тал­ло­гра­фич. ана­лиз вы­яв­ля­ет тех­но­ло­гич. приё­мы из­го­тов­ле­ния ме­тал­лич. из­де­лий на ос­но­ве ана­ли­за их струк­ту­ры, изу­чае­мой по сре­зам (шли­фам). Спек­траль­ный ана­лиз ис­поль­зу­ет­ся для изу­че­ния хи­мич. со­ста­ва, ре­кон­ст­рук­ции тех­но­ло­гич. ре­цеп­тов (ти­пов спла­вов), вы­яс­не­ния ис­точ­ни­ков сы­рья и др. ха­рак­те­ри­стик изде­лий из ме­тал­лов, стек­ла, ре­же – кера­ми­ки. Ряд ме­то­дов пет­ро­гра­фии по­мо­га­ет вы­явить ме­сто­ро­ж­де­ния, где до­бы­ва­ли ка­мень для из­де­лий; при изу­че­нии ке­рами­ки пет­ро­гра­фич. ана­лиз по­зво­ля­ет вы­яс­нить тех­но­ло­гию её про­из-ва, ха­рак­тер и ре­цеп­ты под­го­тов­ки фор­мо­воч­ной мас­сы. На ос­но­ве ря­да ла­бо­ра­тор­ных ме­то­дов офор­ми­лись спец. на­прав­ле­ния ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний, час­то на­хо­дя­щие­ся на сты­ке на­ук, напр. ис­сле­до­ва­ние древ­них про­из­водств (ме­тал­лур­гии, стек­ло­де­лия и т. д.). Для ре­кон­ст­рук­ции хо­зяйств. и эко­ло­гич. сис­тем древ­но­сти при­вле­ка­ют­ся па­лео­бо­та­ни­ка, па­лео­зоо­ло­гия (см. Па­ле­он­то­ло­гия), ланд­шаф­то­ве­де­ние и др. нау­ки. Па­лео­ан­тро­по­ло­гия да­ёт ин­фор­ма­цию о по­ло­воз­ра­ст­ном со­ста­ве, бо­лез­нях, трав­мах, об­ра­зе жиз­ни, ан­тро­по­ло­ги­ческих (ра­со­вых) осо­бен­но­стях групп древ­не­го на­се­ле­ния. 

Важ­ней­шей про­це­ду­рой ис­сле­до­ва­ний в А. яв­ля­ет­ся от­но­си­тель­ная и аб­со­лют­ная (ка­лен­дар­ная) да­ти­ров­ка на­хо­док. Ис­ход­ные дан­ные для от­но­си­тель­ной хро­но­ло­гии да­ют по­ле­вые на­блю­де­ния в рам­ках стра­ти­гра­фич. ме­то­да. Од­но­вре­мен­ность или по­сле­до­ва­тель­ность сме­ны ти­пов ве­щей и отд. при­зна­ков (эво­лю­ци­он­ные ря­ды) ис­сле­ду­ет­ся в рам­ках ти­по­ло­гич. ме­то­да. Ме­то­ды пе­ре­крё­ст­ной да­ти­ров­ки и срав­ни­тель­ный по­зво­ля­ют оп­ре­де­лить од­но­вре­мен­ность ком­плек­сов по на­ли­чию оди­на­ко­вых ве­щей. При груп­пи­ров­ке ком­плек­сов и ве­щей, в т. ч. по хро­но­ло­гич. прин­ци­пу, ис­поль­зу­ют ме­то­ды ста­ти­сти­ки и ком­би­на­то­рики. Пла­ни­гра­фич. ме­тод ос­но­ван на вы­де­ле­нии раз­но­вре­мен­ных зон па­мят­ни­ка. Аб­со­лют­ная хро­но­ло­гия ус­та­нав­ли­ва­ет­ся по на­ход­кам мо­нет, над­пи­сей и др. ве­щей, где есть ука­за­ние на ка­лендар­ную да­ту, при со­пос­тав­ле­нии па­мят­ни­ков А. с ис­то­рич. яв­ле­ния­ми, ве­щей – с да­ти­ро­ван­ны­ми изо­бра­же­ния­ми и т. д. При­ме­ня­ют­ся и ес­те­ст­вен­но-на­уч. ме­то­ды, та­кие, как ден­д­ро­хро­но­ло­гия, ра­дио­уг­ле­род­ные ме­то­ды да­ти­ро­ва­ния, па­лео­маг­нит­ный ме­тод, ме­то­ды тер­мо­лю­ми­нес­цен­ции, ра­дио­мет­рии и др. 

Кар­то­гра­фи­ро­ва­ние рас­про­стра­не­ния ве­щей по со­от­вет­ству­ю­щим ти­пам по­зво­ля­ет изу­чать эко­но­мич., куль­тур­ные, по­ли­тич. свя­зи. Вы­де­ле­ние групп па­мят­ни­ков со сход­ны­ми чер­та­ми да­ёт воз­мож­ность ре­кон­ст­руи­ро­вать древ­ние хо­зяй­ст­вен­но-куль­тур­ные и ис­то­ри­ко-куль­тур­ные общ­но­сти, оха­рак­те­ри­зо­вать мн. сто­ро­ны их жиз­ни (см. Куль­ту­ра ар­хео­ло­ги­че­ская). Со­пос­тав­ле­ние ха­рак­те­ри­стик и ареа­лов этих групп де­ла­ет воз­мож­ным про­сле­дить раз­ви­тие и др. из­ме­не­ния в куль­ту­ре, пре­ем­ст­вен­ность или сме­ну на­се­ле­ния, на­прав­ле­ние ми­гра­ций и т. д. Срав­не­ние с дан­ны­ми письм. ис­точ­ни­ков по­зво­ля­ет ус­та­но­вить эт­но­ни­мы и др. на­зва­ния фик­си­руе­мых А. общ­но­стей, свя­зан­ные с ни­ми со­бы­тия и в то же вре­мя да­ёт уни­каль­ную ин­фор­ма­цию для до­пол­не­ния и уточ­не­ния этих све­де­ний. Рет­ро­спек­тив­ный ме­тод по­зво­ля­ет про­сле­дить в глубь ве­ков це­поч­ку от куль­тур, ото­жде­ст­в­ляе­мых с из­вест­ны­ми по письм. ис­точ­ни­кам на­ро­дами, к их пред­ше­ст­вен­ни­кам. Це­лые пе­рио­ды че­ло­ве­че­ской ис­то­рии ре­кон­струи­ру­ют­ся на ос­но­ве А. в со­труд­ни­че­ст­ве с язы­ко­зна­ни­ем, эт­но­ло­ги­ей, фи­зи­че­ской ан­тро­по­ло­ги­ей и др. нау­ка­ми. 

Не­об­хо­ди­мость спе­циа­ли­за­ции при­ве­ла к оформ­ле­нию в рам­ках А. на­прав­ле­ний, изу­чаю­щих отд. ре­гио­ны и пе­рио­ды. Ар­хео­ло­гич. пе­рио­ди­за­ция ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва ос­но­ва­на на сис­те­ме трёх «ве­ков» (ка­мен­ный век, брон­зо­вый век, же­лез­ный век), со­от­вет­ст­вую­щих сме­не осн. ма­те­риа­лов, ис­поль­зо­вав­ших­ся при про­из-ве ору­дий тру­да и ору­жия. Эти про­цес­сы со­про­во­ж­да­лись из­ме­не­ния­ми в эко­но­ми­ке, со­ци­аль­ной и по­ли­тич. ор­га­ни­за­ции, идео­ло­гии древ­них об­ществ. Гра­ни­цы ме­ж­ду эпо­ха­ми дос­та­точ­но ус­лов­ны, вы­де­ля­ют пе­ре­ход­ные пе­рио­ды ме­ж­ду ни­ми, на разл. тер­ри­то­ри­ях их сме­на шла с раз­ной ско­ростью. Прин­цип де­ле­ния на эпо­хи по на­зва­ни­ям пре­об­ла­даю­щих ма­те­риа­лов вос­хо­дит к ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ни­ям, под­хо­ду к ис­то­рии не в куль­тур­но-тех­но­ло­ги­че­ском, а в фи­ло­соф­ско-эти­че­ском смыс­ле. В по­эме Ге­сио­да «Тру­ды и дни», «Ме­та­мор­фо­зах» Ови­дия и у др. ан­тич­ных ав­то­ров в по­ве­ст­во­ва­нии о сме­не брон­зо­во­го ве­ка же­лез­ным учи­ты­ва­ют­ся и тех­но­логич. по­ка­за­те­ли. Они ста­ли ре­шаю­щи­ми в кон­цеп­ции Лук­ре­ция, пи­сав­шего о сме­не ка­мен­но­го, мед­но­го и же­лез­но­го ве­ков («О при­ро­де ве­щей»). Ана­ло­гич­ные на­блю­де­ния вы­ска­зы­ва­лись и в Древ­нем Ки­тае (напр., Юан Кан, 1 в. н. э.). Сис­те­му трёх ве­ков в А. пред­ло­жил в 1836 дат. учё­ный К. Ю. Том­сен при сис­те­ма­ти­за­ции му­зей­ных кол­лек­ций, под­твер­дил и раз­вил его уче­ник Е. Я. Вор­со. В рам­ках этих эпох вы­де­ля­ют­ся бо­лее дроб­ные пе­рио­ды, ло­каль­ные хро­но­ло­гич. шка­лы, ис­поль­зу­ют­ся об­ще­ис­то­рич. или, напр., гео­ло­гич. пе­рио­ди­за­ции. 

В осо­бые на­прав­ле­ния офор­ми­лись ис­сле­до­ва­ния ме­то­до­ло­гии и ис­то­рио­гра­фии А., тес­но свя­зан­ные с фи­ло­со­фи­ей, ис­то­ри­ей нау­ки и об­ществ. мыс­ли. 

Ис­то­рия за­ру­беж­ной ар­хео­ло­гии.

Осо­бое вни­ма­ние к древ­ним пред­ме­там из­дав­на ха­рак­тер­но для че­ло­ве­че­ской куль­ту­ры, не­ред­ко они име­ли и са­краль­ное зна­че­ние. В 6 в. до н. э. ва­ви­лон­ский царь На­бо­нид рас­ка­пы­вал фун­да­мен­ты древ­них хра­мов в по­ис­ках над­пи­сей пред­ше­ст­вен­ни­ков. В рам­ках др.-кит. и ан­тич­ной тра­ди­ций па­мят­ни­ки про­шло­го спе­ци­аль­но опи­сы­ва­лись и со­по­став­ля­лись с др. ис­точ­ни­ка­ми (Кон­фу­ций, Ге­ро­дот, Сы­ма Цянь, Стра­бон, Пав­саний­ и др.). С эпо­хи эл­ли­низ­ма древ­но­сти ин­те­ре­со­ва­ли кол­лек­цио­не­ров про­из­ве­де­ний иск-ва, со­би­ра­те­лей ред­ко­стей и в Древ­нем Ри­ме обо­зна­ча­лись тер­ми­ном antiquitates. В ср.-век. Ки­тае на­ча­ла скла­ды­вать­ся спец. нау­ка Цзиньши сюэ (уче­ние о ме­тал­лах и кам­нях), изу­чаю­щая древ­ние на­ход­ки и над­пи­си на них. Осо­бое вни­ма­ние к ан­тич­ным древ­но­стям и их спец. до­бы­че ха­рак­те­ри­зу­ет эпо­ху Воз­ро­ж­де­ния и по­сле­дую­щий пе­ри­од раз­ви­тия гу­ма­ни­стич. ми­ро­воз­зре­ния в Ита­лии, Фран­ции, Анг­лии (15–18 вв.). Вни­ма­нию ев­роп. нау­ки к древ­но­стям др. ци­ви­ли­за­ций спо­соб­ст­во­ва­ли Ве­ли­кие гео­гра­фи­че­ские от­кры­тия и по­сле­до­вав­шие экс­пе­ди­ции сол­дат, тор­гов­цев, мис­сио­не­ров, пу­те­ше­ст­вен­ни­ков, ос­та­вив­ших опи­са­ния па­мят­ни­ков, мно­гие из ко­то­рых позд­нее бы­ли ут­ра­че­ны. При­вле­ка­ют вни­ма­ние и ев­роп. древ­но­сти (напр., Бир­ка). В нач. 18 в. ря­дом ис­сле­до­ва­те­лей, со ссыл­кой на эт­но­гра­фич. дан­ные, был обос­но­ван те­зис о при­над­леж­но­сти на­хо­ди­мых в Ев­ро­пе ка­мен­ных ору­дий древ­ним лю­дям. Од­ним из пер­вых анг­лий­ское «Об­ще­ст­во ди­ле­тан­тов» с 1750-х гг. ор­га­ни­зо­вы­ва­ло спец. экс­пе­ди­ции для рас­ко­пок Афин, об­сле­до­ва­ния Паль­ми­ры, Ба­аль­бе­ка. Во­ен. экс­пе­ди­цию На­по­ле­о­на I в Еги­пет (1799) со­про­во­ж­да­ли учё­ные и ри­со­валь­щи­ки. Со 2-й пол. 18 в. на­ча­лось сис­тема­тич. изу­че­ние па­мят­ни­ков Ин­дии. Кни­га Дж. Брю­са (1790) от­кры­ла учёным ци­ви­ли­за­цию Ак­сум­ско­го цар­ст­ва в Эфио­пии. Рас­коп­ки в Гер­ку­ла­ну­ме (с 1711) и Пом­пе­ях (с 1748) сти­му­ли­ро­ва­ли ин­те­рес к бы­то­вым древ­но­стям. Из­да­ют­ся сво­ды ан­тич­ных на­хо­док (напр., Б. де Мон­фо­ко­на, т. 1–15, 1719–24).

Ин­те­рес к на­цио­нальному про­шло­му, раз­ви­тие ес­теств. и ис­то­рич. наук спо­соб­ст­во­ва­ли рас­ши­ре­нию кру­га и но­во­му ка­че­ст­ву ис­сле­до­ва­ний в А. В 1824–31 про­во­ди­лись пер­вые рас­коп­ки Галь­шта­та, с 1820-х гг. на­ча­лись мас­со­вые рас­коп­ки гроб­ниц эт­ру­сков, сис­те­ма­ти­зи­ро­ва­лись коллекции ря­да му­зе­ев Ев­ро­пы. Ж. Бу­ше де Перт и др. ис­сле­до­ва­те­ли ста­ли свя­зы­вать на­ход­ки древ­ней­ших ка­мен­ных ору­дий с людь­ми, ко­то­рые бы­ли со­вре­мен­ни­ка­ми ма­мон­тов и др. ис­ко­пае­мых жи­вот­ных. До­ка­за­тель­ст­ва это­му да­ли ис­сле­до­ва­ния Э. Лар­те гео­ло­гич. сло­ёв древ­них пе­щер­ных стоя­нок (с 1830-х гг.). Дж. Л. Сте­фенс в хо­де экс­пе­ди­ций 1839 – нач. 1840-х гг. ­от­крыл па­мят­ни­ки древ­них ци­ви­ли­за­ций Аме­ри­ки (майя). Франц. кон­сул на Ближ­нем Вос­то­ке П. Э. Бот­та в 1843–46 про­вёл рас­коп­ки ас­сир. го­ро­да Дур-Шар­ру­кин, вско­ре О. Г. Лей­ард на­чал ра­бо­ты в Ни­не­вии, об­сле­до­ва­лись др.-перс. рель­е­фы и над­пи­си в Бе­хи­сту­не, в 1844 опуб­ли­ко­ван Астра­бад­ский клад. С 1844 К. Р. Леп­си­ус рас­ка­пы­вал па­мят­ни­ки Ме­ро­ит­ско­го цар­ст­ва в Су­да­не. На­ча­ли соз­да­вать­ся спец. на­уч. цен­тры ис­сле­до­ва­ния ан­тич­ных па­мят­ни­ков (в 1848 – франц. ар­хео­ло­гич. шко­ла в Афи­нах и др.). С 1848 про­во­ди­лись рас­коп­ки «ра­ко­вин­ных ку­хон­ных куч» позд­не­го ка­мен­но­го ве­ка на се­ве­ре Ев­ро­пы. За­су­ха 1853–54 спо­соб­ст­во­ва­ла об­на­ру­же­нию в озё­рах Швей­ца­рии свай­ных по­се­ле­ний ка­мен­но­го и брон­зо­во­го ве­ков с хо­ро­шо со­хра­нив­ши­ми­ся ор­га­нич. ос­тат­ка­ми и стра­ти­гра­фи­ей, эта­лон­ной кол­лек­ции Ла­те­на. В 1860-х гг. на­ча­лись це­ле­на­прав­лен­ные рас­коп­ки кельт­ских оп­пи­дов, опи­сан­ных Г. Ю. Це­за­рем (Але­зия, Биб­рак­та). В 1870-е гг. стал из­вест­ным Аму­дарь­ин­ский клад, об­сле­до­ва­лись па­мят­ни­ки древ­ней­ше­го иск-ва (Аль­та­ми­ра). Па­мят­ни­ки древ­не­го ка­мен­но­го ве­ка бы­ли от­кры­ты в Юж. Афри­ке (1850-е гг.), в Ин­дии (1863). Од­ним из пер­вых об­раз­цов на­уч. ра­бо­ты с ве­ществ. па­мят­ни­ка­ми явил­ся кор­пус др.-греч. над­пи­сей нем. ис­то­ри­ка А. Бё­ка (вып. 1–10, 1825–59), со­дер­жа­щий ре­кон­ст­рук­цию ут­рат, оп­ре­де­ле­ние под­де­лок, ти­по­ло­гию ис­точ­ни­ков, раз­но­сто­рон­ний ком­мен­та­рий. В 1866 в Не­в­ша­те­ле по ини­циа­ти­ве уче­ни­ка Э. Лар­те Г. де Мор­ти­лье про­ве­дён пер­вый Ме­ж­ду­нар. кон­гресс дои­сто­рич. ан­тро­по­ло­гии и ар­хео­ло­гии. При­вле­че­нию об­ществ. вни­ма­ния к А. в 1870-х гг. спо­соб­ст­во­ва­ли рас­коп­ки Г. Шли­ма­на в Трое, Ми­ке­нах и др. цен­трах, опи­сан­ных Го­ме­ром. 

В по­след­ней тре­ти 19 – нач. 20 вв. про­и­зо­шло оформ­ле­ние А. как нау­ки. С 1863 Дж. Фио­рел­ли и его уче­ни­ки при рас­коп­ках Пом­пей уде­ля­ли специальное вни­ма­ние фик­са­ции и ре­кон­ст­рук­ции на­хо­док. С 1870-х гг. В. Дёрп­фель­дом при рас­коп­ках Олим­пии, про­во­див­ших­ся под рук. Э. Кур­циу­са (уче­ни­ка А. Бёка), соз­да­ва­лась ме­то­ди­ка ра­бо­ты с куль­тур­ным сло­ем и мас­со­вым ма­те­риа­лом. Ана­ло­гич­ные раз­ра­бот­ки бы­ли и в др. экс­пе­ди­ци­ях. Скла­ды­ва­лась ме­то­ди­ка рас­ко­пок и ра­бо­ты с па­мят­ни­ка­ми др. ти­пов и эпох (О. Г. Питт-Ри­верс и др.). У. М. Пит­ри об­ра­тил вни­ма­ние на на­ли­чие ми­кен­ских ве­щей в Егип­те, а еги­пет­ских – в Ми­ке­нах и син­хро­ни­зи­ровал ком­плек­сы, за­ло­жив ос­но­ву ме­тода пе­ре­крё­ст­ной да­ти­ров­ки (1889). Ши­рокий ре­зо­нанс с кон. 19 в. име­ли раз­ра­бот­ки О. Мон­те­лиу­са в об­лас­ти типо­ло­гич. ме­то­да. На­ча­лось ак­тив­ное исполь­зо­ва­ние кар­то­гра­фич. ме­то­да, изу­че­ние эт­но­ге­не­за и ми­гра­ций до­письм. на­ро­дов на ос­но­ве рет­ро­спек­тив­но­го ме­то­да (О. Мон­те­ли­ус, Г. Кос­си­на). По­яви­лись став­шие клас­си­че­ски­ми ве­ще­вед­че­ские раз­ра­бот­ки: О. Альм­гре­на о фи­бу­лах (1898), Б. Са­ли­на о гер­ман­ском зве­ри­ном сти­ле (1904) и др. На­ча­лась сис­те­ма­тич. пуб­ли­ка­ция ис­точ­ни­ков по ка­те­го­ри­ям (напр., свод рас­пис­ных ан­тич­ных ваз – с 1920-х гг.). С пер­вых де­ся­ти­ле­тий 20 в. при­ме­ня­ет­ся аэ­ро­фо­то­съём­ка, про­во­дят­ся под­вод­ные ис­сле­до­ва­ния, но­вые пер­спек­ти­вы ко­то­рым да­ло вне­дре­ние ак­ва­лан­га (Ж. И. Кус­то). С 1930-х гг. по­лу­чи­ла раз­ви­тие «ланд­шафт­ная А.», под­ра­зу­ме­ваю­щая изу­че­ние ком­плек­са па­мят­ни­ков в их при­родном ок­ру­же­нии. Раз­мах ис­сле­до­ва­ний по­зво­лил пред­ста­вить в кон. 19 – нач. 20 вв. обоб­ще­ния по А. и древ­ней­шей ис­то­рии прак­ти­че­ски всех круп­ных стран Ев­ро­пы.

К нач. 20 в. сло­жи­лись ба­зо­вые сис­те­мы хро­но­ло­гии. В 1865 Дж. Леб­бок вы­де­лил в ка­мен­ном ве­ке эпо­хи па­лео­ли­та и не­оли­та, на­ме­тив их под­раз­де­ле­ние. В 1869–83 Г. де Мор­ти­лье дал пе­рио­ди­за­цию па­лео­ли­та (шелль, ашель, му­стье, со­лют­ре, мад­лен), позд­нее А. Брёйль до­ба­вил оринь­як. Вы­де­ле­на эпо­ха ме­ж­ду па­лео­ли­том и не­оли­том – ме­зо­лит. К кон. 19 в. до­ка­за­но на­ли­чие пе­ре­ход­ной эпо­хи ме­ж­ду ка­мен­ным и брон­зо­вым ве­ка­ми – эне­о­ли­та. В кон. 19 – нач. 20 вв. поя­ви­лись де­таль­ные сис­те­мы пе­рио­ди­за­ции и хро­но­ло­гии брон­зо­во­го и же­лез­но­го ве­ков ря­да ре­гио­нов Ев­ро­пы (О. Тиш­лер, О. Мон­те­ли­ус, Ж. Де­ше­летт, Н. Оберг и др.). В 1894 У. М. Пит­ри опуб­ли­ко­вал пер­вые ито­ги ис­сле­до­ва­ния и пе­рио­ди­за­ции до­ди­на­стич. Егип­та. В 1902 В. Дёрп­фельд, пред­ло­жив да­тиро­ван­ную стра­ти­гра­фию Трои, за­ло­жил ос­но­ву хро­но­ло­гии брон­зо­во­го ве­ка Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья, ра­бо­та в этом на­прав­ле­нии бы­ла про­дол­же­на А. Эван­сом. 

В нач. 20 в. поя­вил­ся це­лый ряд уточ­не­ний в об­лас­ти пе­рио­ди­за­ции па­лео­лита Ев­ро­пы, на­ча­лось изу­че­ние его ло­каль­ных групп (Г. Обер­май­ер, А. Брёйль и др.), офор­ми­лась схе­ма сме­ны оле­де­не­ний и меж­лед­ни­ко­вых пе­рио­дов в Аль­пах, сыг­рав­шая важ­ную роль в изу­че­нии и да­ти­ров­ке куль­ту­ры древ­ней­ших лю­дей. По ма­те­риа­лам рас­ко­пок 1919–1920 в Ланг­ман­н­ерс­дор­фе (Ав­ст­рия) впер­вые бы­ли опи­са­ны ос­тат­ки ста­цио­нар­но­го па­лео­ли­тич. жи­ли­ща. Сис­те­ма­тич. ис­сле­до­ва­ния Д. Гар­род (с 1929) в Па­ле­сти­не за­ло­жи­ли ос­но­ву изу­че­ния па­лео­ли­та Ближ­не­го Вос­то­ка, свя­зан­но­го с древ­ней­ши­ми на­ход­ка­ми Homo sapiens. С 1920-х гг. ис­сле­ду­ет­ся па­лео­лит Ки­тая (Чжо­уко­удянь и др.). В 1944 Х. Мо­виу­сом бы­ла вы­дви­ну­та кон­цеп­ция на­ли­чия куль­тур­ных зон уже в аше­ле. В фор­ми­ро­ва­нии но­во­го эта­па изу­че­ния па­лео­ли­та важ­ную роль сыг­ра­ли обоб­ще­ния Ф. Бор­да, раз­ра­бо­тан­ный им и др. спе­циа­ли­ста­ми ста­ти­стич. ме­тод опи­са­ния ин­ду­ст­рий. От­кры­тия в Вост. и Юж. Аф­ри­ке открыли новые пер­спек­ти­вы в изу­че­нии ан­тро­по­ге­не­за (Р. Дарт, Р. Брум, Л. Ли­ки).

С 1880-х гг. на Бал­ка­нах и в По­ду­на­вье был от­крыт ряд зем­ле­дельч. куль­тур эпо­хи эне­о­ли­та (Вин­ча, Бо­ян, ли­ней­но-лен­точ­ной ке­ра­ми­ки куль­ту­ра, Ку­ку­тень, Ка­ра­но­во, гу­мель­ниц­кая куль­ту­ра) и на­ча­ла брон­зо­во­го ве­ка (ба­ден­ская куль­ту­ра и др.). В нач. 20 в. ста­ли из­вест­ны­ми древ­ние зем­ле­дельч. куль­ту­ры Ме­со­по­та­мии (Ха­лаф, Са­марра­, Убейд и др.). В 1929 на кон­грес­се вос­то­ко­ве­дов в Ба­гда­де пред­ло­же­на пе­рио­ди­за­ция их даль­ней­ше­го раз­ви­тия (Убейд – Урук – Джем­дет-Наср), по­сле рас­ко­пок 1943–44 бы­ла вы­де­ле­на ещё бо­лее древ­няя куль­ту­ра Хас­су­на. С от­кры­тия в 1948 Р. Брейд­ву­дом по­се­ле­ния древ­них зем­ле­дель­цев Джар­мо на­чалось изучение за­ро­ж­де­ния зем­ле­де­лия и про­из­во­дя­ще­го хо­зяй­ст­ва в це­лом, пер­вые признаки которого датировали 8–7-м тыс. до н. э. Рас­ко­па­ны па­мят­ни­ки древ­ней­ших зем­ле­дель­цев (Ие­ри­хон в Па­ле­сти­не; Ча­тал-Хю­юк, Хад­жи­лар, Чай­ю­ню в Ана­то­лии; Гу­ран в го­рах За­гро­са; Сот­то на Синд­жар­ской рав­ни­не; Али-Кош в Юго-Зап. Ира­не), вхо­дя­щие в т. н. зо­ну «пло­до­род­но­го по­лу­ме­ся­ца» (от За­гро­са до юго-вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья). Для пе­ре­хо­да от при­сваи­ваю­ще­го хо­зяй­ст­ва к про­из­во­дя­ще­му Г. Чайл­дом был пред­ло­жен тер­мин не­о­ли­ти­че­ская ре­во­лю­ция.

В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия 19 в. в Ме­со­по­та­мии бы­ли най­де­ны ос­тат­ки ас­сир. го­ро­дов, от­кры­та шу­мер­ская ци­ви­ли­за­ция с древ­ней­ши­ми го­ро­да­ми Ур, Урук, Ла­гаш (Л. Вул­ли, Э. де Сар­зек), изу­ча­лись па­мят­ни­ки др. куль­тур (А. Па­ро и др.), об­на­ру­же­ны бо­га­тей­шие ар­хи­вы кли­но­пис­ных до­ку­мен­тов. На ру­бе­же 19 и 20 вв. от­кры­та хетт­ская ци­ви­ли­за­ция со сто­ли­цей Хаттусас (Г. Винк­лер). В ходе работ Р. Кольдвея в Вавилоне были заложены основы методики изучения структуры и последовательно­сти застройки городов Древнего Восто­ка. Рас­коп­ки Ж. де Мор­га­на в Су­зах, Р. Гирш­ма­на на Гис­са­ре, Э. Шмид­та на Си­ал­ке да­ли стра­ти­гра­фич. ос­нову изу­че­ния древ­ней ци­ви­ли­за­ции в Ира­не и её ис­то­ков (Ба­кун). А. Эванс от­крыл эгей­скую куль­ту­ру брон­зо­во­го ве­ка на Кри­те со сто­ли­цей в Кнос­се. С 1920-х гг. на­ча­лись сис­те­ма­тич. рас­коп­ки круп­ней­ших цен­тров в Па­ле­сти­не и Си­рии (Асор, Библ и др.). В 1930-х гг. ста­ла из­вест­на ана­то­лий­ская куль­ту­ра эпо­хи брон­зы (Алад­жа-Хю­юк). Рас­коп­ки в Си­рии вы­яви­ли про­цесс раз­ви­тия куль­тур эпо­хи брон­зы в бас­сей­не Ев­фра­та (М. Мал­ло­ван). Свод по стра­ти­гра­фии па­мят­ни­ков Ближ­не­го Вос­то­ка брон­зо­во­го ве­ка был опуб­ли­ко­ван К. Шеф­фе­ром в 1948. 

В 1920-х гг. бы­ла от­кры­та ци­ви­ли­за­ция Ха­рап­па и Мо­хенд­жо-Да­ро, за­тем – её пред­ше­ст­вен­ни­ки в Ин­дии и Па­ки­ста­не. С 1950-х гг. ста­ли из­вест­ны древ­ней­шие ци­ви­ли­за­ции Аф­га­ни­ста­на (Мун­ди­гак, Шор­ту­гай, Даш­лы). В 1920-е гг. на­ча­лось сис­те­ма­тич. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ние бо­га­тей­шей куль­ту­ры Ки­тая (Ю. Г. Ан­дер­сон, А. Стейн), фор­ми­ру­ют­ся ме­ст­ные на­уч. шко­лы, ор­га­ни­за­ци­он­ная струк­ту­ра кит. А. Пио­не­ра­ми изу­че­ния Мань­чжу­рии ста­ли рос. ар­хео­ло­ги В. Я. Тол­ма­чёв, В. В. Пон­сов и др. Важ­ную роль в ста­нов­ле­нии А. как нау­ки в Япо­нии сыг­ра­ло об­ра­зо­ва­ние Ан­тро­по­ло­ги­че­ско­го (1884) и Ар­хео­ло­ги­че­ско­го (1896) об­ществ, на­чав­ших сис­те­ма­тич. рас­коп­ки. С кон. 19 в. япон­ские и ко­рей­ские ар­хео­ло­ги ве­дут рас­коп­ки в Ко­рее. На­ча­ло ис­сле­до­ва­ниям в Мон­го­лии по­ложи­ла рос. ака­де­ми­че­ская экс­пе­ди­ция В. В. Рад­ло­ва, в 1899 Н. М. Яд­рин­це­вым бы­ли от­кры­ты ор­хо­но-ени­сей­ские над­пи­си, сто­ли­ца им­пе­рии монго­лов Ка­ра­ко­рум; мн. па­мят­ни­ки в нач. 20 в. иссле­до­ва­ли рос. и фин. учё­ные, с экс­пе­ди­ции Р. Ч. Эн­д­рю­са в 1920-е гг. на­ча­лось изу­че­ние ка­мен­но­го ве­ка.

С кон. 19 – нач. 20 вв. сис­те­ма­тич. раскоп­ки ста­ли про­во­дить­ся в цен­трах ци­ви­ли­за­ции до­ис­пан­ской Аме­ри­ки – Ме­зо­аме­ри­ке и Ан­дах (Те­ноч­тит­лан, Тео­тиу­а­кан, Па­ча­ка­мак, Тиау­а­на­ко и др.), поя­ви­лись пер­вые пе­рио­ди­за­ции раз­вития этих куль­тур (М. Га­мио, 1909; Г. Спин­ден, 1917; М. Уле, А. Л. Крё­бер, 1927). С 1920-х гг. рас­ши­ря­ет­ся тер­ри­то­рия ис­сле­до­ва­ний, оформ­ля­ют­ся шко­лы ла­ти­но­амер. ар­хео­ло­гов, бы­ли от­кры­ты ци­ви­ли­за­ции оль­ме­ков, Мон­те-Аль­ба­на и др., па­мят­ни­ки за­се­ле­ния Аме­ри­ки че­ло­ве­ком (Ми­до­ук­рофт, куль­ту­ра Кло­вис и др.), ран­не­зем­ле­дель­чес­ких куль­тур (Теу­а­кан, Валь­ди­вия, Ту­ма­ко, Ча­вин, Па­ра­кас и др.). Ны­не изу­че­на б. ч. кон­ти­нен­та, вы­де­ле­ны де­сят­ки ар­хео­ло­гич. куль­тур, уточ­няют­ся пе­рио­ди­за­ция и да­ти­ров­ка на ос­но­ве ес­те­ст­вен­но-на­уч. ме­то­дов. 

По­сле обоб­ще­ния Дж.  Бен­том (1893) ре­зуль­та­тов ви­зу­аль­ных об­сле­до­ва­ний в Сев. Эфио­пии, в нач. 20 в. в Ак­су­ме, Аду­ли­се и на др. па­мят­ни­ках на­ча­лись рас­коп­ки, с 1950-х гг. принявшие сис­те­ма­ти­че­ский характер и ох­ва­тив­шие со­пре­дель­ные тер­ри­то­рии. С 1-й пол. 20 в. на­ча­лось изу­че­ние древ­ней жи­во­пи­си Са­ха­ры (Тас­си­лин-Ад­джер), ци­ви­ли­за­ций Зап. Са­ха­ры (Га­на, Кум­би-Сале, Фец­цан). В ре­зуль­та­те раз­гро­ма брит. вой­ска­ми Бе­ни­на в 1897 бы­ло при­вле­че­но вни­ма­ние к ци­ви­ли­за­ци­ям Ни­ге­рии, с 1910 на­ча­лись рас­коп­ки Ифе, за­тем бы­ла от­кры­та бо­лее ран­няя куль­ту­ра Нок, па­мят­ни­ки ашан­ти. В Юж. Афри­ке ос­тат­ки го­ро­ди­ща Зим­баб­ве ста­ли из­вест­ны с 1868, но изу­чение го­су­дарств и куль­тур же­лез­но­го ве­ка в этой час­ти кон­ти­нен­та на­ча­лось в 1930-х гг. Рас­коп­ки на па­мят­ни­ках Вост. Аф­ри­ки (Аза­ния, Кил­ва, Мо­га­ди­шо) ве­дут­ся с 1920-х гг. С 1960-х гг. появля­ют­ся обоб­ще­ния по древ­ней ис­то­рии и А. Аф­ри­ки, на­ча­лись сис­те­ма­тич. ис­сле­до­ва­ния, при­вед­шие к от­кры­тию мн. куль­тур, их по­сле­до­ва­тель­но­сти на оп­ре­де­лён­ной тер­ри­то­рии. Изу­че­ние Древ­не­го Егип­та к кон. 19 – нач. 20 вв. вы­шло на но­вый уро­вень (У. М. Пит­ри, Г. Мас­перо­, Г. Франк­форт). Ши­ро­кий об­ществ. ре­зо­нанс име­ли от­кры­тие Г. Кар­те­ром в 1922 не­ог­раб­лен­ной гроб­ни­цы фа­рао­на Ту­тан­ха­мо­на, с 1956 – ме­ж­ду­нар. спа­са­тель­ные ра­бо­ты в зо­не за­то­п­ле­ния Асу­ан­ских пло­тин.

В кон. 19 – 1-й пол. 20 вв. сфор­ми­ро­ва­лась сис­те­ма на­уч. цен­тров и по­сто­янно дей­ст­вую­щих экс­пе­ди­ций по изу­че­нию ан­тич­но­сти Сре­ди­зем­но­мо­рья и Ближ­не­го Вос­то­ка. Круп­ней­шие франц. ис­сле­до­ва­ния про­во­ди­лись в Дель­фах, на ост­ро­вах Эгей­ско­го м., в Си­рии, Ли­ва­не, Ира­не, Сев. Аф­ри­ке, анг­лий­ские – на Ки­пре, в Ма­лой Азии, Егип­те, Па­лести­не, аме­ри­кан­ские – в Ко­рин­фе, Афи­нах, Се­лев­кии, Ан­ти­охии, Ду­ра-Ев­ро­посе, Олин­фе, не­мец­кие – в Олим­пии, Пер­га­ме, ав­ст­рий­ские – в Эфе­се и др. На па­мят­ни­ках Гре­ции, Ита­лии, Ис­па­нии ра­бо­та­ют так­же мно­го­числ. ме­ст­ные и ино­стран­ные экс­пе­ди­ции. Мас­со­во изу­ча­ют­ся ан­тич­ные па­мят­ни­ки кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы, осо­бен­но Гал­лии, Верх­не­го и Сред­не­го По­ду­на­вья. Пуб­ли­ку­ют­ся фун­дам. раз­ра­бот­ки осн. ка­те­го­рий мас­со­во­го ма­те­риа­ла: стек­лян­ной и крас­но­ла­ко­вой по­су­ды, ам­фор (Д. В. Гар­ден, Ф. Фре­мерс­дорф, В. Грейс, Дж. Хейс, И. Гор­лан, П. Дю­пон). С 1950-х гг. боль­шее вни­ма­ние уде­ля­ет­ся позд­не­ан­тич­ным, ви­зан­тий­ским, ср.-век. древ­но­стям Сре­ди­зем­но­мо­рья. 

К кон. 19 – нач. 20 вв. соз­да­ны фун­дам. обоб­ще­ния по ар­хео­ло­гии групп ев­роп. на­ро­дов: эт­ру­сков (М. Пал­ло­ти­но), кель­тов (К. Жюл­ли­ан), ге­тов и да­ков (В. Пыр­ван), гер­ман­цев (К. Мюл­лен­гоф, Г. Кос­си­на, К. фон Шу­хардт, Н. Оберг, Т. Ар­не), сла­вян (Л. Ни­дер­ле). Ба­зу для изу­че­ния ран­не­го Сред­неве­ко­вья в Центр. Ев­ро­пе дал труд Й. Хам­пе­ля (1900). В 1920–60-х гг. по­лу­чи­ли ха­рак­те­ри­сти­ку осн. груп­пы древ­но­стей эпо­хи Ве­ли­ко­го пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов, бы­ли про­сле­же­ны ис­то­ки ми­гра­ций ря­да на­ро­дов в Центр. Ев­ро­пу с вос­то­ка, их хро­но­ло­гия (А. Ал­фёл­ди, Д. Лас­ло, Н. Фет­тих, И. Вер­нер, И. Ков­риг), на­ча­лась сис­те­ма­тич. пуб­ли­ка­ция па­мят­ни­ков (се­рия «Гер­ман­ские древ­но­сти эпо­хи пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов» и др.). В ра­бо­тах Я. Пе­тер­се­на, Х. Арб­ма­на и др. раз­ра­бо­та­ны ос­но­вы ти­по­ло­гии и хро­но­ло­гии ря­да ка­те­го­рий на­хо­док, за­ложе­на ос­но­ва совр. А. ви­кин­гов эпо­хи. По­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны уси­лилось вни­ма­ние к А. сла­вян, осо­бен­но к па­мят­ни­кам эт­но­ге­не­за, пер­вых го­су­дарств, го­ро­дов (Й. По­улик, Я. Эйс­нер, Ю. Кост­шев­ский; см. так­же Праж­ская куль­ту­ра), в 1965 офор­ми­лась Ме­ж­ду­нар. уния слав. ар­хео­ло­гии (с 1960 про­во­дят­ся её кон­грес­сы). Соз­да­ны но­вые обоб­ще­ния по ар­хео­ло­гии Ев­ро­пы же­лез­но­го ве­ка (Я. Фи­лип, Я. де Фрис и др.). Чёт­кую фор­му­ли­ров­ку по­лу­чи­ла хро­но­ло­гия ме­ро­винг­ско­го пе­рио­да (К. Бёнер, Б. Шмидт), «вар­ва­ров» Ев­ро­пы рим. вре­ме­ни (Х. Ю. Эг­герс, К. Год­лов­ский). Ар­хео­ло­гич. рас­коп­ки да­ли но­вый ма­те­ри­ал для ис­сле­до­ва­ния многих сто­рон ев­роп. ис­то­рии вплоть до позд­не­го Сред­не­ве­ко­вья и на­ча­ла Но­во­го вре­ме­ни.

К нач. 21 в. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ох­ва­ти­ли прак­ти­че­ски все стра­ны. Во 2-й пол. 20 в. объ­ём до­бы­вае­мых ма­те­риа­лов уд­ваи­вал­ся ка­ж­дые 10–15 лет. С 1960-х гг. ве­дут­ся ра­бо­ты по фор­ма­ли­за­ции опи­са­ний (Ж. К. Гар­ден и др.), соз­да­нию баз дан­ных, вне­дре­нию ком­пь­ю­тер­ных ме­то­дов в А. Важ­ное зна­че­ние в фор­му­ли­ров­ке про­бле­ма­ти­ки ар­хе­оло­гич. ис­сле­до­ва­ний иг­ра­ли те­оре­тич. раз­ра­бот­ки ря­да на­уч. школ и на­прав­ле­ний 2-й пол. 20 в. («но­вая ар­хе­оло­гия», «кемб­рид­жская шко­ла», «про­цес­су­ализм» и др.). Тен­ден­ци­ей совр. А. ста­ла ин­тен­си­фи­ка­ция ра­бо­ты с па­мят­ни­ком, стрем­ле­ние по­лу­чить от не­го мак­си­мум ин­фор­ма­ции при ми­ним. раз­ру­ше­нии в хо­де изу­че­ния с при­вле­че­ни­ем ком­плек­са ес­теств. на­ук и их мето­дик. 

Ис­то­рия оте­чест­вен­ной ар­хео­ло­гии.

На раз­ви­тие А. в Рос­сии по­влия­ли ог­ром­ная тер­ри­то­рия, раз­но­об­ра­зие куль­тур, срав­ни­тель­ная уда­лён­ность от оча­гов древ­ней пись­мен­но­сти. Это оп­ре­де­ли­ло и осо­бое зна­че­ние А. в изу­че­нии отеч. ис­то­рии. В Рос­сии ин­те­рес к древ­но­стям пер­во­на­чаль­но про­яв­лял­ся в со­би­ра­нии ред­ко­стей и дра­го­цен­но­стей в кня­же­ских и цар­ских со­кро­вищ­ни­цах, цер­ков­ных риз­ни­цах. Пётр I пы­тал­ся по­ста­вить ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния на уро­вень гос. по­ли­ти­ки. В ука­зе о Кун­ст­ка­ме­ре (1718) на­зна­ча­лось воз­на­гра­ж­де­ние за най­ден­ные «ста­рые ве­щи», при­чём от­ме­ча­лось зна­че­ние кон­тек­ста на­ход­ки – «все­му де­лать чер­те­жи, как что най­дут». На­ча­лось со­би­ра­ние си­бир­ских древ­но­стей (Си­бир­ская кол­лек­ция Петра I­), про­ве­дены об­сле­до­ва­ние и об­ме­ры Бол­га­ра, Дер­бен­та. В хо­де ака­де­ми­че­ских экс­пе­ди­ций Д. Г. Мес­сер­шмид­та (1720–27), И. Г. Гме­ли­на (см. Гме­ли­ны) и Г. Ф. Мил­ле­ра (1733–43) ис­сле­до­ва­лись кур­га­ны в Си­би­ри, в 1763 А. П. Мель­гу­новым – «цар­ский» кур­ган ски­фов «Ли­тая мо­ги­ла» под Ели­са­вет­гра­дом. В. Н. Та­ти­щев в 1730-х гг. пред­ло­жил пер­вую ин­ст­рук­цию для сбо­ра све­де­ний по А., эт­но­гра­фии и гео­гра­фии. Опи­са­ния древ­но­стей со­став­ля­лись и во 2-й пол. 18 в., в хо­де ака­де­мич. экс­педи­ций под рук. И. К. Ки­ри­ло­ва, П. С. Пал­ла­са, И. И. Ге­ор­ги, П. И. Рыч­ко­ва, Н. П. Рыч­ко­ва, И. И. Ле­пё­хи­на и др.

С кон. 18 в., ко­гда в со­став Рос­сии во­шло При­чер­но­мо­рье, ста­ла ин­тен­сив­но раз­ви­вать­ся ан­тич­ная и скиф­ская А. На­ча­лись сис­те­ма­тич. опи­са­ние и пер­вые рас­коп­ки др.-греч. го­ро­дов, раз­ра­бо­та­на про­грам­ма их изу­че­ния (И. А. Стемп­ков­ский, 1827). Об­ществ. ин­те­ре­су к А. спо­соб­ст­во­ва­ла дея­тель­ность А. Н. Оле­ни­на. Ши­ро­кую из­вест­ность по­лу­чи­ли рас­коп­ки в 1830 кур­га­на Куль-Оба, с сер. 19 в. – «цар­ских» кур­га­нов ски­фов (Алек­сан­д­ро­поль­ский кур­ган, Чер­то­млык, Боль­шая Близ­ни­ца) и сар­матский ком­плекс Хох­лач (1864). Про­дол­жа­лось опи­са­ние древ­но­стей Азии (И. Г. Спас­ский, А. Гум­больдт). В 1823 К. Ф. Ка­лай­до­вич опуб­ли­ко­вал ис­сле­до­ва­ние о ря­зан­ских древ­но­стях, в т. ч. о зна­ме­ни­том кла­де зо­ло­тых ве­щей, най­ден­ном в Ря­за­ни Ста­рой. З. Хо­да­ков­ский и В. В. Пас­сек вы­дви­ну­ли про­грам­му изу­че­ния древ­но­стей сла­вян и др. на­ро­дов Вост. Ев­ро­пы. В сер. 19 в. П. С. Са­вель­ев и А. С. Ува­ров про­ве­ли рас­коп­ки па­мят­ни­ков Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской Ру­си. Наи­бо­лее яр­ки­ми фи­гу­ра­ми в рос. А. 3-й четв. 19 в. бы­ли  И. Е. За­бе­лин и Ува­ров. По­яви­лись ар­хео­ло­гич. му­зеи в го­ро­дах Ни­ко­ла­ев (1803), Фео­до­сия (1811), Одес­са (1825), Керчь (1826), бо­га­тей­шая кол­лек­ция па­мят­ни­ков А. со­сре­до­то­чи­лась в Эр­ми­та­же. Ор­га­ни­зо­ва­ны на­уч. об­ще­ст­ва – Ис­то­рии и древ­но­стей рос­сий­ских при Моск. ун-те (1804), Ис­то­рии и древ­но­стей в Ри­ге (1834), Дер­пте (1838), Одес­се (1839), Ар­хео­ло­го-ну­миз­ма­ти­че­ское в С.-Пе­тер­бур­ге (1846), ре­ор­га­ни­зо­ван­ное с вклю­че­ни­ем сла­вя­но-рус. от­де­ла в 1851, Мо­с­ков­ское ар­хео­ло­ги­че­ское об­ще­ст­во (1864), по ини­циа­ти­ве ко­то­ро­го с 1869 со­би­ра­лись Ар­хео­ло­ги­че­ские съез­ды, Об-во лю­би­те­лей кав­каз­ской ар­хео­ло­гии (1873). В 1859 бы­ло соз­да­но цен­траль­ное гос. уч­ре­ж­де­ние – Им­пе­ра­тор­ская ар­хео­ло­ги­че­ская ко­мис­сия. Важ­ны­ми цен­тра­ми А. ста­ли Ис­то­ри­че­ский му­зей го­су­дар­ст­вен­ный, ос­но­ван­ный в 1872 и от­кры­тый в 1883 в Мо­ск­ве, Ми­ну­син­ский му­зей (с 1877), Кав­каз­ский му­зей в Тиф­ли­се (ос­но­ван в 1853). 

К кон. 19 – нач. 20 вв. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ох­ва­ти­ли всю тер­ри­то­рию Рос­сии, вплоть до ок­ра­ин и со­пре­дель­ных го­су­дарств (В. В. Рад­лов, Г. Н. По­та­нин, Н. М. Яд­рин­цев, А. В. Ад­риа­нов, И. Р. Ас­пе­лин, С. Ф. Оль­ден­бург, П. К. Коз­лов, А. Ю. Яку­бов­ский, Н. И. Ве­се­лов­ский, В. В. Бар­тольд, Н. Я. Марр, П. С. Ува­ро­ва и др.). Го­то­ви­лись и пуб­ли­ко­ва­лись ар­хео­ло­гич. кар­ты – сво­ды па­мят­ни­ков по гу­бер­ни­ям. Сфор­ми­ро­ва­лась сис­те­ма ар­хео­ло­гич. об­ра­зо­ва­ния, вклю­чав­шая уни­вер­си­те­ты, об­ще­ст­вен­ные Мо­с­ков­ский ар­хео­ло­ги­че­ский ин­сти­тут и Пе­тер­бург­ский ар­хео­ло­ги­че­ский ин­сти­тут. Из­да­ны пер­вые учеб­ни­ки и по­со­бия по А. (лек­ции Н. И. Ве­се­лов­ско­го, В. А. Го­род­цо­ва, А. А. Спи­цы­на). 

 В 1870–80-х гг. от­кры­ты па­лео­ли­тич. сто­ян­ки: Ка­ра­ча­ро­во под Му­ро­мом, Кос­тён­ки-1 под Во­ро­не­жем, а так­же на Ук­раи­не, в Кры­му, на Кав­ка­зе, в Си­би­ри. Ин­те­рес к пер­во­быт­ным древ­но­стям про­яви­ли ес­те­ст­во­ис­пы­та­те­ли (И. С. По­ляков, В. В. До­ку­ча­ев, А. А. Ино­стран­цев, И. Д. Чер­ский, А. А. Шту­кен­берг, Д. Н. Ану­чин и др.), в ре­зуль­та­те по­лучил раз­ви­тие ком­плекс­ный под­ход, со­от­вет­ст­вую­щий ми­ро­во­му уров­ню это­го на­прав­ле­ния А. Имен­но они на­ча­ли изу­че­ние ме­зо­ли­та и не­оли­та лес­ной по­ло­сы Вост. Ев­ро­пы (куль­ту­ра Кун­да, вол­го-кам­ская куль­ту­ра и др.). Ис­сле­до­ва­лись не­оли­тич. па­мятни­ки в Центр. Рос­сии (во­ло­сов­ская куль­ту­ра), При­ла­до­жье, у Бе­ло­го мо­ря. В 1890-х гг. В. В. Хвой­ка от­крыл эне­о­ли­ти­че­скую три­поль­скую куль­ту­ру. По ма­те­риа­лам рас­ко­пок 1901–03 В. А. Го­род­цов соз­дал пе­рио­ди­за­цию степ­ных куль­тур брон­зо­во­го ве­ка, в лес­ной зо­не Рос­сии вы­яв­ле­на фать­я­нов­ская куль­ту­ра. От­кры­тие в 1912 Сей­мин­ско­го мо­гиль­ни­ка и Бо­ро­дин­ско­го кла­да по­зво­ли­ло Го­род­цо­ву и А. М. Тальг­ре­ну сфор­му­ли­ро­вать про­бле­ма­ти­ку, свя­зан­ную с сей­мин­ско-турбин­ской куль­ту­рой­. Для ис­сле­до­ва­ния брон­зо­во­го и на­ча­ла же­лез­но­го ве­ков на Кав­ка­зе важ­ное зна­че­ние име­ло от­кры­тие ко­бан­ской куль­ту­ры, Май­коп­ско­го кур­га­на. Изу­ча­лись не толь­ко вы­даю­щие­ся, но и рядо­вые ски­фо-сар­мат­ские па­мят­ни­ки, го­ро­ди­ща (В. Г. Ти­зен­гау­зен, А. А. Боб­рин­ский, Н. Е. Бран­ден­бург, В. А. Го­род­цов). От­кры­ты куль­ту­ры ран­не­го же­лез­но­го ве­ка лес­ной зо­ны (анань­ин­ская куль­ту­ра, пья­но­бор­ская куль­ту­ра, дья­ков­ская куль­ту­ра, Мо­щи­но). Од­ним из пер­вых в ми­ре в 1899 В. А. Го­род­цов высту­пил с про­грам­мой изу­че­ния древ­ней ке­ра­мич. по­су­ды. Ак­тив­но изу­ча­лись фин­но-угор­ские древ­но­сти (И. Р. Ас­пелин, А. М. Тальг­рен, А. А. Спи­цын). Ис­сле­до­ва­ние ан­тич­ных ма­те­риа­лов при­об­ре­ло сис­те­ма­тич. ха­рак­тер, но­ва­тор­ским бы­ло их рас­смот­ре­ние в кон­тек­сте вар­вар­ско­го ок­ру­жения (В. В. Ла­ты­шев, С. А. Же­бе­лёв, М. И. Рос­тов­цев, Б. В. Фар­ма­ков­ский, впер­вые в Рос­сии на­чав­ший изу­чать па­мят­ни­ки ши­ро­ки­ми пло­ща­дя­ми, дав­ший об­ра­зец ис­сле­до­ва­ния древ­них го­ро­дов). Раз­ви­ва­лось, в осн. на сты­ке с ис­кус­ст­во­ве­де­ни­ем, ви­зан­ти­но­вед­че­ское на­прав­ле­ние, важ­ное и для по­ни­ма­ния рус. куль­ту­ры (Н. П. Кон­даков, Ф. И. Ус­пен­ский), наибо­лее ак­тив­но ви­зант. древ­но­сти ис­следо­ва­лись при рас­коп­ках Хер­со­не­са, в 1882 на­ча­ло ра­бо­тать Па­ле­стин­ское пра­во­слав­ное об­ще­ст­во, в 1895 – Рус­ский ар­хео­ло­гич. ин-т в Кон­стан­тино­по­ле. На ру­бе­же 19 и 20 вв. бы­ли от­кры­ты за­ру­би­нец­кая куль­ту­ра и чер­ня­хов­ская куль­ту­ра, от­ра­жаю­щие ла­тен­ское и рим. влия­ние в Вост. Ев­ро­пе, ран­не­сла­вян­ские древ­но­сти (С. С. Гам­чен­ко). В нач. 20 в. ис­сле­до­ва­ны эта­лон­ные па­мят­ни­ки эпо­хи Ве­ли­ко­го пе­ре­селе­ния на­ро­дов на Кав­ка­зе, в Кры­му, степ­ной и ле­со­степ­ной зо­не (Бо­ри­сов­ский мо­гиль­ник, Су­ук-Су, Но­во­гри­горь­ев­ка, Пе­ре­ще­пин­ский клад, Мар­ты­нов­ский клад). С 1860-х гг. на­ча­лось сис­те­ма­тич. ис­сле­до­ва­ние др.-рус. кур­га­нов, со­пок, го­ро­дов (А. П. Бо­гда­нов, Д. Я. Само­ква­сов, В. Б. Ан­то­но­вич, В. И. Си­зов). А. А. Спи­цын в 1899 пред­ло­жил кар­ти­ну рас­се­ле­ния вост.-слав. пле­мён, со­вмес­тив дан­ные А. и др.-рус. ле­то­пи­сей; Н. И. Реп­ни­ков дал куль­тур­ную стра­ти­гра­фию Ста­рой Ла­до­ги; был рас­ко­пан «кня­же­ский» кур­ган Чёр­ная мо­ги­ла. Я. И. Смир­нов соз­дал ос­ново­по­ла­гаю­щее опи­са­ние цен­траль­но­ази­ат., в осн. са­са­нид­ской, то­рев­ти­ки бо­га­тей­ше­го со­б­ра­ния этих древ­но­стей в Эр­ми­та­же, составлен­но­го пре­им. из нахо­док в При­ура­лье. На­ча­лось изу­че­ние па­мят­ни­ков Бул­га­рии Волж­ско-Кам­ской, ср.-век. ко­чев­ни­ков (сал­то­во-ма­яц­кая куль­ту­ра, Бе­ло­ре­чен­ские кур­га­ны и др.). Ис­клю­чи­тель­ное зна­че­ние для ос­мыс­ле­ния древ­но­стей Вост. и Центр. Ев­ро­пы, Бал­кан име­ло изд. «Рус­ские древ­но­сти в па­мят­ни­ках ис­кус­ст­ва» (Н. П. Кон­да­ков, И. И. Тол­стой, вып. 1–6, 1889–99).

Не­смот­ря на слож­но­сти по­сле­ре­во­лю­ци­он­ных лет, ги­бель или эмиг­ра­цию мн. вы­даю­щих­ся учё­ных, кос­тяк рос. А. со­хра­нил­ся. Имп. ар­хео­ло­гич. ко­мис­сия со­ста­ви­ла ос­но­ву Рос. гос. ар­хео­ло­ги­че­ской ко­мис­сии (1918) (с 1919 – Рос­сий­ская, с 1926 – Гос. ака­де­мия ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры в Ле­нин­гра­де, ГАИМК). В 1924 на ба­зе МГУ был соз­дан НИИ ар­хео­ло­гии и ис­кус­ст­во­зна­ния. Ар­хео­ло­ги до­ре­во­лю­ци­он­ной шко­лы осн. вни­ма­ние уде­ля­ли под­го­тов­ке но­вых кад­ров и обоб­щаю­щих ра­бот (в т. ч. учеб­ни­ков и об­зо­ров – С. А. Же­бе­лёв, В. А. Го­род­цов, А. А. Спи­цын, Б. С. Жу­ков, Ю. В. Го­тье), про­дол­же­нию по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний, обес­пе­чив пре­ем­ствен­ность раз­ви­тия отеч. А. Рас­ши­ре­нию фрон­та ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний спо­соб­ст­во­вал рас­цвет крае­ве­де­ния в 1920-е гг. С кон. 1920-х гг. по­ли­тич. реп­рес­сии за­тро­ну­ли мн. ар­хео­ло­гов. Опи­ра­ясь на со­цио­ло­гич. схе­мы и тео­рию ста­ди­аль­но­сти Н. Я. Мар­ра, в кон. 1920-х гг. не­ко­то­рые мо­ло­дые учё­ные пред­при­ня­ли по­пыт­ку по­строе­ния но­вой А., но с сер. 1930-х гг. вуль­гар­но-со­ци­оло­гич. на­прав­ле­ние в А. ста­ло се­бя из­жи­вать. На пер­вый план бы­ла вы­дви­ну­та за­да­ча изу­че­ния ис­то­рии кон­крет­ных на­ро­дов СССР. В 1937 ГАИМК бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в Ин-т ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры АН СССР (с 1959 – Институт ар­хео­ло­гии), сло­жи­лась сис­те­ма пе­рио­дич. и се­рий­ных пуб­ли­ка­ций по А. В кон. 1950-х – нач. 1960-х гг. на ос­но­ве дос­ти­же­ний сов. А. соз­да­ны раз­де­лы в ака­де­мич. из­да­ни­ях «Ис­то­рия куль­ту­ры Древ­ней Ру­си», «Очер­ки ис­то­рии СССР», «Все­мир­ная ис­то­рия». В 1960-е гг. на­ча­лась пуб­ли­ка­ция вы­пус­ков се­рии «Сво­да ис­то­ри­че­ских ис­точ­ни­ков», в 1980-е гг. – обоб­щаю­щей 20-том­ной «Ар­хео­ло­гии СССР» (с 1993 «Ар­хе­оло­гия»). 

По­ле­вые ис­сле­до­ва­ния в СССР дос­тиг­ли бес­пре­це­дент­ных объ­ё­мов, осо­бен­но на но­во­строй­ках. На­ча­ло бы­ло по­ло­же­но в 1927 ис­сле­до­ва­ния­ми при строи­тель­ст­ве Днеп­ро­гэса. В 1930-х гг. бы­ли про­ве­де­ны мас­штаб­ные рас­коп­ки по трас­се ка­на­лов Мо­ск­ва – Вол­га и Вол­га – Дон, в зо­не строи­тель­ст­ва Перм­ской, Яро­слав­ской, Су­хум­ской, Куй­бышев­ской ГЭС, Во­ро­неж­ской ГРЭС, Моск. мет­ро­по­лите­на, же­лез­ных до­рог на Юж. Ура­ле. В по­сле­во­ен­ные го­ды ис­сле­до­ва­ния на но­во­строй­ках про­во­ди­лись во всё воз­рас­таю­щих мас­шта­бах. В 1950–60-х гг. уда­лось опуб­ли­ко­вать ма­те­риа­лы Куй­бы­шев­ской, Ста­лин­град­ской, Кам­ской, Вот­кин­ской, Вол­го-Дон­ской, Ка­хов­ской и др. экс­пе­ди­ций, но в даль­ней­шем на­уч. об­ра­бот­ка и из­да­ние ма­те­риа­лов ста­ли всё за­мет­нее от­ста­вать от тем­пов рас­ко­пок. Со 2-й пол. 1980-х гг. тем­пы раскопок сни­зи­лись, но в по­след­ние го­ды вновь вы­рос­ли. На­ря­ду с но­во­стро­еч­ны­ми дей­ст­во­ва­ли экс­пе­ди­ции ря­да на­уч. и учеб­ных уч­ре­ж­де­ний, му­зе­ев. Пуб­ли­ка­ция по­лу­чен­ных ма­те­риа­лов – од­на из важ­ней­ших за­дач отечествен­ной археологии. 

В СССР ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ох­ва­ти­ли прак­ти­че­ски все ре­гио­ны и эпо­хи. Бы­ли за­ло­же­ны фун­дам. ос­но­ва А. Кав­ка­за (А. А. Мил­лер, Б. А. Куф­тин, А. А. Иес­сен, Б. Б. Пи­от­ров­ский, Е. И. Круп­нов и др.) и сис­те­ма ме­ст­ных ар­хео­ло­гич. цен­тров. От­крыт ряд стра­ниц ис­то­рии и куль­ту­ры Сред­ней Азии и Ка­зах­ста­на (М. Е. Мас­сон, С. П. Тол­стов и др.), уча­стие в ра­бо­тах экс­пе­диций из цен­тра сти­му­ли­ро­ва­ло фор­миро­ва­ние школ ме­ст­ных ар­хео­ло­гов. Ра­бо­та в Си­би­ри, на Даль­нем Вос­то­ке, в Мон­го­лии при­ве­ла к от­кры­тию ря­да яр­ких па­мятни­ков, куль­тур, пер­вым обоб­ще­ни­ям этих ма­те­риа­лов (Б. Э. Пет­ри, С. А. Те­п­ло­ухов, С. И. Ру­ден­ко, М. П. Гряз­нов, С. В. Ки­се­лёв, К. В. Саль­ни­ков, В. Н. Чер­не­цов, А. П. Ок­лад­ни­ков и др.), в этом на­прав­ле­нии всё боль­ший раз­мах при­об­ре­та­ют ис­сле­до­ва­ния си­бир­ских цен­тров ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний. На­ча­то сис­те­ма­тич. изу­че­ние Вол­го-Ураль­ско­го ре­гио­на (А. В. Шмидт, Д. Н. Эдинг, А. П. Смир­нов, В. Ф. Ге­нинг, А. Х. Ха­ли­ков и др.), про­дол­жае­мое их уче­ни­ка­ми в ря­де на­уч. цен­тров. Ис­сле­до­ва­лись куль­ту­ры Ев­ра­зий­ской сте­пи от брон­зо­во­го ве­ка до Зо­ло­той Ор­ды (Н. Е. Ма­ка­рен­ко, Б. Н. Гра­ков, К. Ф. Смир­нов, М. И. Ар­та­мо­нов, Г. А. Фё­до­ров-Да­вы­дов и др.). Сфор­ми­ро­ва­лись по­сто­ян­ные экс­пе­ди­ции по изу­че­нию ан­тич­ных цен­тров При­чер­но­мо­рья и При­азо­вья, а так­же их ок­ру́­ги (А. А. Мил­лер, В. Ф. Гай­ду­ке­вич, В. Д. Бла­ват­ский, Д. Б. Ше­лов, Н. И. Со­коль­ский и др.). Про­дол­жа­лось ис­сле­до­ва­ние Цен­траль­ной (П. П. Ефи­мен­ко, Б. А. Жу­ков, О. Н. Ба­дер и др.) и Сев.-Зап. Рос­сии (А. Я. Брю­сов, В. И. Рав­до­ни­кас, Н. Н. Гу­ри­на и др.). Изу­че­ние па­мят­ни­ков При­бал­ти­ки, на­ча­тое ещё в Рос. им­пе­рии, в 1920–30-е гг. раз­ви­ва­лось в тес­ном кон­так­те с на­уч. шко­ла­ми Гер­ма­нии и Фин­лян­дии, а по­сле вой­ны – с ря­дом на­уч. цен­тров СССР (Х. А. Мо­ора, М. Х. Шми­де­хельм, В. А. Лыу­гас и др.). 

Ис­сле­до­ва­ние ка­мен­но­го ве­ка в СССР свя­за­но с ря­дом от­кры­тий и фун­да­мен­тальных обоб­ще­ний (Г. А. Бонч-Ос­мо­лов­ский, П. П. Ефи­мен­ко, С. Н. За­мят­нин, П. И. Бо­ри­сков­ский, А. Н. Ро­га­чёв, М. В. Вое­вод­ский, А. Я. Брю­сов, М. Е. Фосс, О. Н. Ба­дер, А. П. Ок­лад­ни­ков и др.). Сис­те­ма­ти­че­ски­ми ста­ли ис­сле­до­ва­ния куль­тур эне­о­ли­та и брон­зо­во­го ве­ка (Т. С. Пас­сек, С. Н. Би­би­ков, С. А. Те­пло­у­хов, П. С. Ры­ков и др.). Бы­ли раз­ра­бо­та­ны ос­но­вы А. древ­них сла­вян и их со­се­дей (П. Н. Треть­я­ков, И. И. Ля­пуш­кин, М. А. Ти­ха­но­ва, В. П. Пет­ров, Ю. В. Ку­ха­рен­ко, В. В. Се­дов, И. П. Ру­са­но­ва и др.). В об­лас­ти др.-рус. А. сфор­ми­ро­ва­лись по­сто­ян­но дей­ст­вую­щие экс­пе­ди­ции в круп­ней­ших го­ро­дах, на­ча­то изу­че­ние се­ла, сде­ла­ны от­кры­тия и обоб­щающие исследования др.-рус. куль­ту­ры (А. В. Ар­ци­хов­ский, Б. А. Ры­ба­ков, Н. Н. Во­ро­нин, М. К. Кар­гер, Г. К. Ваг­нер, Б. А. Кол­чин, В. Л. Янин и др.). На­ча­ли скла­ды­вать­ся отеч. шко­лы ве­ще­ве­де­ния (Г. Ф. Кор­зу­хи­на, А. К. Ам­броз, И. Б. Зе­ест и др.). Ар­хео­ло­гич. ма­те­риа­лы да­ли но­вую ба­зу для раз­ви­тия ну­миз­ма­ти­ки (А. Н. Зо­граф, А. А. Бы­ков, В. В. Кро­пот­кин, В. М. По­тин и др.). С 1960-х гг. на­чи­на­ют ак­тив­но ис­поль­зо­вать­ся ес­те­ст­вен­но-на­уч. и ма­те­ма­тич. ме­то­ди­ки ра­бо­ты с мас­со­вым ар­хео­ло­гич. ма­те­риа­лом (Б. А. Кол­чин, С. И. Ру­ден­ко, В. И. Цал­кин, Г. А. Фё­до­ров-Да­вы­дов и др.). В 1970–80-е гг. дис­ку­ти­ру­ют­ся ме­то­до­ло­гич. про­бле­мы А. (В. Ф. Ге­нинг, Л. С. Клейн и др.). Но­вые пер­спек­ти­вы в изу­че­нии древ­ней и ср.-век. ис­то­рии да­ли ис­сле­до­ва­ния ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ков уни­каль­ной со­хран­но­сти и при­ме­не­ние ме­то­дик комп­лекс­но­го ис­точ­ни­ко­ве­де­ния (см. Ве­ли­кий Нов­го­род, Бе­ре­стя­ные гра­мо­ты, Кагалы, Укок и др.).

Сов. экс­пе­ди­ция­ми сде­лан ряд от­крытий и за пре­де­ла­ми СССР. С 1948 с пе­ре­ры­ва­ми ра­бо­та­ли со­вет­ско-монг. экс­пе­ди­ции, в 1957–59 – экс­пе­ди­ция в Ал­ба­нии, в 1969–79 – в Аф­га­ни­ста­не, в 1969–80, 1985 – в Ира­ке, а так­же экс­пе­ди­ции в Си­рии, Йе­ме­не, Венг­рии, Бол­га­рии, во Вьет­на­ме, на Ку­бе и в др. стра­нах. 

Ор­га­ни­за­ци­он­ная струк­ту­ра совр. рос. А. вклю­ча­ет ака­де­мич. Ар­хео­ло­гии ин­сти­тут (Мо­ск­ва), Ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры ин­сти­тут (С.-Пе­тер­бург), Ин-т ар­хео­ло­гии и эт­но­гра­фии (Но­во­си­бирск), Ин-т ис­то­рии и ар­хео­ло­гии (Ека­те­рин­бург), Ин-т ис­то­рии, ар­хео­ло­гии и эт­но­гра­фии на­ро­дов Даль­не­го Вос­то­ка (Вла­диво­сток). От­де­лы или ин­сти­ту­ты А. име­ют рес­пуб­ли­кан­ские фи­лиа­лы РАН и рес­пуб­ли­кан­ские ака­де­мии. Ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния осу­ще­ст­в­ля­ют ка­фед­ры А. и ар­хео­ло­гич. ла­бо­ра­то­рии в МГУ, СПбГУ, уни­вер­си­те­ты др. го­ро­дов, мн. му­зеи стра­ны, ряд иных гос. и имею­щих ли­цен­зию уч­ре­ж­де­ний. Пре­дос­тав­ле­ние пра­ва на про­ве­де­ние рас­ко­пок и др. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний на всей тер­ри­то­рии Рос­сии, а так­же кон­троль за их ка­че­ст­вом осу­ще­ст­в­ля­ет От­дел по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний, на­хо­дя­щий­ся в Мо­ск­ве; до­ку­мент, удо­сто­ве­ряю­щий это пра­во, – «От­кры­тый лист». 

Иллюстрации:

Фанагория (древнегреческий город на Таманском полуострове, Россия), участок района «Верхний город» (раскопки В. Д. Кузнецова). Фото Д. В. Кузнецова. Архив БРЭ;

Раскоп на «Романовом дворе» в Москве: на переднем плане – надворная печь из большемерного кирпича, на заднем плане, в борте раскопа, видна последовательность разных типов использования этой территории и следы пожаров (раскопки Н. А. Кренке). Фото Н. А. Кренке. Архив БРЭ;

Ос­но­ва­те­ли Рос­сий­ской ака­де­мии ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры. 6–7 ав­гу­ста 1919 в са­ду Эр­ми­та­жа (Пет­ро­град);

Мо­сков­ские ар­хео­ло­ги. Фо­то нач. 1930-х гг. 

Авторы статьи: Л. И. Ави­ло­ва, И. О. Гав­ри­ту­хин, А. Р. Кан­то­ро­вич, С. В. Кузь­ми­ных.

 

 

 

Литература
  • Го­род­цов В. А. Бы­то­вая ар­хео­ло­гия. Курс лек­ций. М., 1910
  • Го­род­цов В. А. Ар­хео­ло­гия. М.; П., 1923. Т.1: Ка­мен­ный пе­ри­од;
  • Же­бе­лев С. А. Вве­де­ние в ар­хео­ло­гию. П., 1923. Ч. 1–2
  • Мил­лер А. А. Ар­хео­ло­ги­че­ские раз­вед­ки. М.; Л., 1934
  • Ар­ци­хов­ский А. В. Вве­де­ние в ар­хео­ло­гию. 2-е изд. М., 1941
  • Фор­мо­зов А. А. Очер­ки по ис­то­рии рус­ской ар­хео­ло­гии. М., 1961
  • Мон­гайт А. Л. Ар­хео­ло­гия За­пад­ной Ев­ро­пы. М., 1974
  • Binford L. R. For theory bulding in archaeology. N. Y.; L., 1977
  • Сlarke D. L. Analytical archaeology. 2nd ed. L., 1978
  • Ге­нинг В. Ф. Очер­ки по исто­рии со­вет­ской ар­хео­ло­гии. К., 1982
  • Djin­djian F. Méthodes pour l’archéologie. P., 1991
  • Ле­бе­дев Г. С. Ис­то­рия оте­че­ст­вен­ной ар­хео­ло­гии, 1700–1917 гг. СПб., 1992
Статью разместил(а)

Редакция Федерального портала ИСТОРИЯ.РФ

Приглашаем историков внести свой вклад в Энциклопедию!

Наши проекты